Дети аутисты форум: шесть подсказок родителям — Российская газета

Содержание

шесть подсказок родителям — Российская газета

Как меняется речь детей-аутистов? Почему их часто принимают за глухих? Есть ли у них указательный жест? Можно ли отдать такого ребенка в обычную школу? Читателям “РГ” об этом рассказывает кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Московского государственного психолого-педагогического университета, научный сотрудник Гётеборгского университета Елена Орехова.

Елена Владимировна, родители малышей больше всего боятся, вдруг с их ребенком будет что-то не так? Вдруг аутизм? Как его распознать?

Елена Орехова: Аутизм сейчас диагностируется исключительно по поведению. До года практически невозможно с уверенностью сказать есть ли у ребенка аутизм. До этого времени маленький ребенок может вести себя точно так же, как все остальные малыши, смотреть в глаза, реагировать на людей. Ученые на западе проводят исследования, пытаясь понять, каковы самые ранние признаки аутизма. В таких исследованиях приглашают принять участие родителей, у которых уже есть старшие дети с диагнозом аутизм. Риск аутизма у младших детей в таких семьях повышен, что дает ученым возможность проследить раннее развитие детей с этим диагнозом. В свое время я работала в Лондоне в одной из лабораторий, где проводилось такое исследование. Были предположения, что дети с аутизмом не испытывают потребности в общении с самого рождения. Но оказалось, что это не так. В три месяца они смотрели в глаза другого человека даже больше, чем обычные малыши. По мере взросления зрительного контакта становилось все меньше и меньше.

Какие признаки подскажут мамам и папам, что с ребенком что-то не так?

Елена Орехова:

1. Важный признак: задержка речи, которая наблюдается практически у всех детей с аутизмом. До года у ребенка должен быть лепет, после года он говорит отдельные слова, несколько позже – предложения. Если ничего этого нет до двух лет, это не обязательно аутизм, но есть повод побеспокоиться. Большинство детей с аутизмом, хотя и поздно, начинают говорить, но у них страдает интонация.

2. Обычные дети повышают или понижает тон, подчеркивая смысл сказанного, тогда как речь детей с аутизмом часто воспринимается как странная: они либо говорят монотонно, либо неверно расставляют акценты в речи. В МЭГ центре мы недавно провели исследование, в котором обнаружили, что левое ‘речевое’ полушарие у детей с аутизмом обрабатывает сложные звуки не так как у обычных детей. Сейчас мы хотим выяснить, как это нарушение влияет на развитие речи. Мы приглашаем поучаствовать в нашем исследовании как семьи детей с аутизмом, так и детей с типичным развитием.

3. Другой ранний признак аутизма, как ни странно, – подозрение на глухоту. Очень часто родителям кажется, что у ребенка есть нарушения слуха. Они к нему обращаются: “Коля! Петя! Посмотри…” А он не реагирует. В недавнем исследовании, проводившемся в МЭГ-центре, мы обнаружили, что половина родителей детей-аутистов в течение первых полутора лет жизни подозревали, что у ребенка не все в порядке со слухом. На самом деле со слухом у него все нормально. Но он не отзывается, потому что полностью погружен в занятие, которое его интересует.

Извините, а если рядом с ребенком-аутистом с грохотом упало ведро, он будет реагировать на этот шум?

Елена Орехова: Может да, а может – нет. Такие дети часто нетипичным образом реагируют на окружающее.

4. Ребенка может раздражать небольшой шум за окном, легкое прикосновение, яркий свет. В то же время он может не среагировать на грохот, быть нечувствительным к боли.

5. Еще подсказка родителям: ребенку трудно вас попросить о чем-то. Допустим, ему нужен карандаш. Он может взять вашу руку и ею попытаться достать карандаш.

6. У ребенка-аутиста нет указательного жеста. Он не будет показывать пальцем на любимую игрушку и просить дать ее.

До сих пор бывает, что мамам в роддомах иногда советуют: откажитесь от ребенка, он вас даже узнавать не будет. Ребенок с аутизмом понимает, что у него есть значимые взрослые – родители, испытывает к ним привязанность?

Елена Орехова: Да, ребенок испытывает привязанность к родителям. Он будет жалеть маму, потому что ей больно, но ему трудно понять чувства более “высокого порядка” – обиду, оскорбление.

В обычную школу можно отдать ребенка с аутизмом?

Елена Орехова: У таких детей часто бывают проблемы сенсорного плана – школьная обстановка для них может быть просто непереносимой. Мелькание, крики, шум, суета: все это может вызывать сильный стресс, вовсе не способствуя нормальному обучению. Чтобы успокоиться, ребенок может захотеть заткнуть уши, залезть под парту.

Другая проблема – непредсказуемость среды. Для ребенка с аутизмом важно, чтоб он знал, что за чем следует и в каком порядке. Если распорядок дня или череда событий непредсказуемым образом нарушаются, это тоже вызывает стресс. Быть среди людей для них сложно еще и потому, что люди часто непредсказуемы. Таким детям трудно осознать школьные правила, и они могут вести себя не так как хочется педагогу. Может быть, родителям и приятно, когда такой ребенок ходит в обычную школу, но, в конечном счете, надо ведь думать и о самом ребенке, создавать ему щадящие условия. Хотя, конечно, все индивидуально. Некоторые дети с аутизмом и хорошими речевыми и когнитивными способностями (раньше это называли синдромом Аспергера) могут ходить и в обычную школу. Но надо тщательно следить за тем, как ребенок себя чувствует в школе. Часто такие дети могут быть не только малообщительными, но и неуклюжими, становясь объектом насмешек и издевательств со стороны одноклассников.

Дети жестоки… И не только к особенным сверстникам

Елена Орехова: Необходимо рассказывать школьникам о том, что люди бывают разные и что это нормально. В Швеции, например, в обычных школах проводят уроки, на которых предлагают детям попробовать проехаться на инвалидной коляске, прочитать тексты для слепых, составленные шрифтом Брайля, выучить некоторые слова на языке глухонемых. Им рассказывают о том, что есть люди с особенностями развития и о том, что ко всем надо относиться с уважением и никого нельзя обижать. При этом там сохранены и коррекционные классы и школы. А еще в Швеции диагноз аутизм отнюдь не приговор. В Гетеборге был случай, когда девушка закончила технический вуз, потом – медицинский, получила работу на скорой помощи как врач. И тут у нее произошел нервный срыв: ей оказалось крайне тяжело работать с людьми. Она обратилась к психиатру, и тот поставил диагноз аутизм. Это оказалось для нее большим облегчением, поскольку она, наконец, поняла источник своих проблем. Надо сказать, что после этого она успешно занимается наукой, изучая работу мозга у людей с психическими расстройствами. Наш мозг – настоящая головоломка. Вот это ученые уже точно поняли.

“У моего ребенка аутизм. Ну и что тут такого?”

Тема инклюзии сегодня широко освещается СМИ — публикуются мнения врачей, социологов, общественных деятелей, волонтеров. И все говорят о том, что людям с особенными потребностями нужно помогать, поддерживать. Безусловно, это правильно, однако вы встретились, десять минут поговорили, передали какие-то необходимые вещи и… все? А мы хотели бы рассказать историю тех людей, которые 24 часа в сутки, ежедневно, год за годом воспитывают, поддерживают, лечат, учат детей с особенными потребностями. Историю их мам.

Щодня ми працюємо на інфофронті, виствілюючи подвиги українських жінок та впливаючи на світову спільноту інформаційно.

Ми просимо нас підтримати, аби ми й надалі могли виконувати нашу місію на шляху до української перемоги

Підтримати womo.ua

Героиня нашего интервью — Ольга Ладная, организатор и руководитель сообщества родителей детей с особыми потребностями «Мы вместе», мама Тимы (9 лет, аутизм), Стаса (5 лет) и Мирославы (6 месяцев), с которой мы познакомились благодаря фотопроекту Ольги Латий «Особенная мама».

Как вы узнали о том, что ваш сын аутист?

Я узнала, что у моего сына аутизм, когда ему было 3,2 года. До этого, конечно, были определенные «звоночки», но так как я была неопытной мамой, — он был моим первым ребенком, — я многого не видела или списывала на особенности характера. Допустим, он не говорил, и я думала «когда-нибудь заговорит»; он не хотел играть с другими детьми, я думала «может, испугался». На чужих взрослых людей он реагировал криком, когда кто-то из чужих близко к нему подходил, он начинал кричать, падал на пол, у него была истерика. И таких «звоночков» было очень много. Если бы я знала, как распознать ранние признаки аутизма, то я быстрее бы их идентифицировала.

В недавнем интервью медицинский психолог Оксана Усенко рассказала о том, что аутизм можно распознать благодаря так называемой триаде нарушений. А как было в случае с вашим сыном?

Да, основных признаков было три. Один из самых важных – отсутствие вербальной и невербальной коммуникации: когда ребенок произносит слова, но не использует их в качестве обращения, просьбы и т. п. То есть он говорит «банан», но это не значит, что он хочет его скушать, он просто его называет. Он не говорил «мама, дай», «мама, пить» — этого нет. Также практически исчез и визуальный контакт.

Когда у меня появился средний сын Стас, то уже с трехмесячного возраста я заметила, что он совсем не такой, как Тима. С ним была коммуникация на уровне взглядов, жестов, каких-то действий. Когда Стас подрос, то во время прогулки он мог что-то найти, принести мне и показать, мол, «смотри, что я нашел». Это уже коммуникация. Тима же так себя не вел.

Свежие новости

Второй признак – ребенок не использовал указательный жест. Дети с аутизмом часто используют мамину руку в качестве инструмента. Когда обычный ребенок хочет что-то достать, то показывает пальчиком, а ребенок с аутизмом берет мамину руку и направляет ее на ту вещь, которая ему интересна. Такой у него как бы «инструментальный» подход.

Третий признак – сын не реагировал на свое имя. Его можно было звать очень долго, но он не откликался. Мог убежать далеко, абсолютно не понимая того, что я испугалась, я его ищу.

В общем, диагноз был поставлен психиатром, когда Тиме исполнилось 3 года и 2 месяца. С одной стороны, я обрадовалась, потому что хоть что-то стало понятно. Но когда я начала читать про аутизм, это был шок, я испытала страх. На тот момент не было позитивной информации о людях с аутизмом. Я получила ужасное представление о том, что ребенок-аутист будто бы живет в своей раковине, и до него невозможно достучаться. Мне было, конечно, страшно.

На самом деле трехлетний возраст – это важный этап манифестации аутизма. Он самый критичный, и самый тяжелый, потому что ребенок находится в таком состоянии, что не отличает живого человека от предмета, он не осознает себя, не осознает границ своего тела, он плохо воспринимает обращенную речь и находится в ужаснейшем стрессе. Вот представьте, что вы попали в какой-то мир, где все вокруг абсолютно непонятны внешне, непонятно разговаривают, и вы не можете донести информацию о том, что вы хотите, как вы себя чувствуете, вы даже не можете додуматься до того, как эту информацию передать. И это большой стресс для ребенка.

К какой терапии вы прибегаете?

Первое, что нам посоветовал психиатр, — это безглютеновую и безказеиновую диету. Дело в том, что у многих, — не у всех, но у многих, — детей с аутизмом отсутствует фермент, отвечающий за расщепление глютена и казеина. Они в их организме недорасщепляются и образуют глютеноморфины и казоморфины, иными словами, опиаты. И эти вещества действуют на организм, как наркотики. Также они плохо перевариваются, поэтому страдает и желудочно-кишечный тракт, ребенку становится плохо – у него болит живот, у него болит все, он не спит, он истерит. Он, как грудной ребеночек, у которого колики, — ничего не может сказать, а просто кричит. Он просто не может по-другому сказать о своей боли. Ребенок с аутизмом не коммуницирует, поэтому не может сказать «мама, у меня живот болит». Также он может быть гиперактивным, потому что с коликами надо как-то справиться, как-то себя отвлекать, и он начинает бегать, шуметь. Диета очень помогла моему сыну – улучшилось физическое состояние, и это благоприятно сказалось на его поведении.

Также применялась АВА терапия — это интенсивная обучающая программа, которая основывается на поведенческих технологиях и методах обучения. В первую очередь, данная терапия дает понимание того, что ребенка с аутизмом нужно учить буквально всему. Это обычные дети просто копируют родителей и таким образом учатся. А ребенок с аутизмом так не может, поэтому его нужно учить. Учить, что если ты хочешь пить, то не  надо падать на пол и кричать, а показать пальцем или сказать «дай» или показать карточку с соответствующим изображением, если ребенок неречевой. Вот на таком уровне. АВА терапия дала понимание того, что все процессы обучения, коммуникации нужно «дробить» на маленькие этапы и каждому маленькому этапу отдельно его обучать.

Сейчас моему сыну девять лет и он уже научился знакомиться с другими детьми, он хочет с ними играть, они ему интересны, но когда он знакомится, то потом не знает, что делать дальше. Обычные дети начинают общаться, а он не знает, что нужно начать разговор. И его, опять же, необходимо учить, что в таком случае следует задать другому ребенку вопрос, назвать несколько вопросов на разные темы, которыми он мог бы потом завалить этого ребенка. И назвать такие вопросы, на которые он сам мог бы дать ответы. И вот в таком ключе нужно действовать касательно любых моментов жизни.

Научились ли вы видеть мир глазами своего сына и понимать его лучше?

Да, я научилась смотреть на мир его глазами. На самом деле, мамы деток с аутизмом лучше всех их понимают, потому что они находятся рядом с ними 24 часа в сутки. Как мама младенца, которая по тону крика может понять, хочет ли он кушать или он замерз, или у него режутся зубы, так же и мама ребенка с аутизмом может понять, почему ее малыш ведет себя определенным образом. Тут как раз и помогает АВА терапия, основой которой является анализ поведения ребенка и понимание, почему он себя ведет так, а не иначе в определенных условиях, и что для него изменится, если условия поменять.

Для понимания моего ребенка мне очень помог опыт других людей с аутизмом – я смотрела о них фильмы, читала книги, статьи, любые материалы, которые мне попадались, чтобы понять, как они мыслят. Да, все равно до конца вы не сможете понять другого человека, но мне кажется, что я многое понимаю.

Не боялись ли вы повторения ситуации с младшими детьми?

Так получилось, что когда Тиме поставили диагноз, я уже была на третьем месяце беременности, поэтому выбора у меня не было. И я считаю, что мне очень повезло, потому что я бы вряд ли в скором времени решилась на второго ребенка.

Средний сын очень помог – для Тимы он стал своего рода проводником к социализации, который все время находится рядом. Он постоянно его о чем-то спрашивает, хочет с ним играть, все время тянет его за собой, постоянно что-то с ним придумывает. И у Тимы, в принципе, нет выбора – он не может избежать этого общения. Поэтому Стас многое дал, дал много любви, братья очень привязаны друг к другу. Когда Стас был совсем маленьким, Тима учился за ним ухаживать, у него появились новые обязанности, своя зона ответственности, а также проявилась самостоятельность, потому что я уже не могла уделять Тиме все свое время. Тима научился самообслуживанию и все благодаря появлению в семье еще одного ребенка.

И я всем мамам детей с аутизмом рекомендую рожать еще одного ребенка – это принесет пользу как малышу, так и самой маме, поддерживая бодрость ее духа (смеется). Это новая любовь, новое счастье, новые отношения и новый источник энергии.

Как аутиста подготовить ко взрослой жизни? Вы представляете, где он будет учиться или работать?

 

Нет, не представляю. Мне кажется, что это очень сложно. Вообще, я научилась с Тимой решать проблемы по мере их поступления.

Когда рождается ребенок, то у его родителей есть какая-то примерная схема жизни – он подрастет и пойдет в садик, потом в школу, в институт, на работу и будет большим умницей. Но когда у тебя особый ребенок – вся эта картина рушится. И ты не знаешь вообще, пойдет ли он в школу, если да, то в какую. Про институт ты вообще не думаешь, не говоря уже о работе, семье. Так далеко мы не заглядываем. В этом тоже есть позитив – мы живем здесь и сейчас и наслаждаемся сегодняшним днем. Конечно, на ближайшее будущее мы строим планы, исходя из того, что у нас есть сейчас.

Где ваш сын учится сейчас?

Тима учился в школе для детей с тяжелыми нарушениями речи, а в следующем году он идет в инклюзивный класс обычной школы. Что касается жизненных навыков, то я знаю, что мне нужно научить ребенка жить самостоятельно, насколько это вообще возможно. Нужно по максимуму помогать ему, чтобы он учился самообслуживаться, чтобы он умел общаться, мог сходить в магазин и купить продукты, мог рассчитать, какую сумму денег нужно взять с собой, мог посчитать сдачу, знал, что делать, если денег вдруг не хватило или в магазине не оказалось того или иного продукта и т.д. Все эти простые жизненные ситуации человека с аутизмом могут поставить в тупик. Всему этому ребенок обучается по мере созревания.

 

Как пришла идея сообщества «Мы вместе»?

Идея возникла от дефицита информации, а еще потому, что я испытывала потребность найти друзей, понимающих людей. Я искала людей, в компании которых мне было бы комфортно ощущать себя особой мамой, с которыми было бы комфортно моему ребенку. Да, я до сих пор в хороших отношениях со своими старыми друзьями, никто из них не отвернулся от меня, однако они не полностью понимают всю проблематику. Все равно с ними другой уровень общения. А мне хотелось узнать об опыте таких же особенных мам, поделиться своими мыслями, помочь тем, кто нуждается в помощи.

Мы не только общаемся, но и поддерживаем друг друга, ведем активную социальную жизнь вместе с нашими детьми – посещаем разные интересные места, встречаемся, общаемся, проводим мероприятия, привлекаем специалистов. Когда есть поддержка, то чувствуешь себя намного легче, ведь один в поле не воин. Основной костяк сообщества состоит из 20 человек, а общее количество семей – около 300.

Как вы справляетесь с реакцией окружающих, и что вы научилась отвечать?

Много разного было. Но сейчас стало легче, потому что ребенок после коррекции мало чем отличается от своих обычных сверстников. Но в начале было очень тяжело. Когда у Тимы были истерики, то находилось сразу много «советчиков», много было осуждающих взглядов.

Сначала я пряталась, избегала контактов, потом стала огрызаться в ответ. А сейчас я реагирую спокойно, и если делают замечание, то я просто говорю, что у моего ребенка аутизм и он чего-то не понимает, чего-то делать не может. Просто говорю прямо, как есть.

Реакция бывает разная. Иногда принимают к сведению и больше ничего не говорят, иногда спрашивают, что такое аутизм, и за такую реакцию я благодарна. Я могу людям об этом рассказать, заодно и просветить их в этом вопросе. А был случай, когда человек, сделавший замечание и узнавший о том, что у Тимы аутизм, настолько растерялся, что начал просить прощения, извиняться. Я и сама растерялась, я сказала, что тут нет ничего страшного, не надо меня жалеть.

Реакция у людей такая, потому что большинство не знают и не понимают, что такое аутизм, они нечасто встречают таких детей, как мой Тима. Они не понимают, что он, к примеру, бегает, прыгает, машет руками перед глазами не потому, что он какой-то странный, а потому что у него аутизм. И что тут такого? Ну, машет руками, ну и что (смеется)? Если сегодня я слышу советы, то вежливо говорю «спасибо» и действую по-своему.

Что вы хотели бы сказать матерям, которые тоже столкнулись с подобным опытом?

В первую очередь я посоветую маме особенного ребенка собрать всю волю в кулак, искать информацию, искать людей, с которыми можно поделиться, у которых можно узнать, как помочь своему ребенку. А во-вторых, скажу — это не конец света. Да, бывают и тяжелые моменты, бывает так, что руки опускаются. Но самое главное, что вы есть друг у друга, — у вашего ребенка есть вы, а у вас есть ваш малыш, самый любимый и самый хороший. И со временем ваша душевная боль трансформируется в глубокую жизненную мудрость, и вы поймете, что можно радоваться, быть счастливой, жить здесь и сейчас, ценить каждый момент.

А что Тима делает сейчас, пока мы разговариваем?

Он занимается самым любимым своим делом – сидит за компьютером. Ольга: «Тима, что ты делаешь?». Тима: «Работаю».

Я вижу, что он ищет информацию о пираньях. Видимо, он где-то услышал о пираньях и решил узнать о них побольше. Вот так он сидит и работает (смеется). Когда он научился печатать на компьютере, то для него открылся целый мир — мир информации. Он задает самые разные поисковые запросы, он пишет разные слова в переводчике и слушает, как они звучат на разных языках. Он знает столько всего, сколько даже я не знаю!

Беседовала Ира Керст. Фото: Ольга Латий, из личного архива Ольги Ладной

— Читайте также: Слово на букву «А»: Жизнь семьи с особенным ребенком

“Жизнь нашей семьи похожа на жизнь в период карантина”

Восемь вопросов родителям детей с РАС, которые вы хотели бы задать, но стеснялись

Сегодня – Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. В этот день во всем мире проводятся мероприятия, посвященные проблемам аутизма, особенно ранней диагностики этого расстройства у детей.

Kramatorsk Post пообщался с четырьмя мамами из Краматорска и Славянска, воспитывающими детей с расстройствами аутистического спектра (РАС), и задал им восемь одинаковых вопросов, которые могут возникнуть у каждого, кто ранее с этим не сталкивался.

Женщины рассказали, как они восприняли диагноз их детей, как их семьи адаптировались к новой жизни, с какими трудностями приходится сталкиваться родителям ребенка, у которого аутизм.

Илона Оглезнева, мама 6-летнего Марка: «Мы очень любим сына и это помогает нам бороться»

Марк – второй ребенок в семье Илоны, на момент его рождения старшему сыну Данилу было 12 лет. Когда младшему исполнилось три года, Илона начала переживать, так как сын не разговаривал, был безразличен к сверстникам и гиперактивен.

Во время прохождения медосмотра для поступления в детский сад, врач посоветовала поскорее отдать сына в коллектив, где он «быстрее заговорит». Однако в детский сад Марка не приняли, отправили в логопедическое дошкольное учреждение, откуда уже направили на прием к психиатру. В психиатрической больнице Илона увидела плакат: «Увага, аутизм!». Когда начала сравнивать пункты, описывающие признаки аутизма, с поведением Марка, обнаружила ряд совпадений. Диагноз «аутизм» Марку поставили уже в возрасте 4 лет.

«Что такое аутизм? Это болезнь? Она лечится? Объясните своими словами, что такое аутизм, людям, которые ничего об этом не знают».

«Мое мнение, что аутизм – это болезнь, которая поддается коррекции специалистами. Такие дети нуждаются в постоянных коррекционных терапиях и занятиях со специалистами: логопедами, дефектологами, психологами, неврологами, психиатрами. Обязательным условием является нахождение ребенка с аутизмом в коллективе одногодок.

Аутизм проявляется у детей по-разному. Но есть одинаковые симптомы. Это дефицит внимания, слабая социализация, проблемы с речью, равнодушие к сверстникам и взрослым, гиперактивность, иногда неуправляемая, либо, наоборот, пассивность, частые истерики, отсутствие бытовых навыков, избирательность в еде. Иногда такой ребенок может наносить вред себе и окружающим его людям: кусаться, щипаться, наносить аутотравмы. Дети с аутизмом могут также страдать эпилепсией и умственной отсталостью».

Как и когда вы узнали, что у вашего ребенка аутизм? Как вы это восприняли?

«О том, что у Марка аутизм, мы узнали, когда сыну исполнилось 4 года и ему пришла пора посещать детский сад. В дошкольном учреждении Марка направили на осмотр к детскому психиатру, который подтвердил диагноз «аутизм».

Как мы это восприняли? Мы были в ужасе! Из-за того, что педиатры в Украине по большей части плохо осведомлены в отношении аутизма, они не могут поставить диагноз в раннем возрасте. Это приводит к тому, что родители и ребенок теряют время. Ведь чем раньше выявляют аутизм, тем больше надежды на улучшение».

Как изменилась жизнь вашей семьи после того, как вы узнали, что у ребенка аутизм?

«Жизнь изменилась радикально. Мы до сих пор находимся в шоке. Но мы очень любим Марка и это помогает нам бороться. Наш Марк – жизнерадостный и подвижный ребенок, любит играть мелкими игрушками и смотреть мультфильмы.

Есть особенности жизни с ребенком, у которого аутизм. Например, старшему брату всегда приходится убирать от Марка учебники, тетради и другие вещи, которые он может уничтожить или поломать».

Посещает ли ребенок школу или садик? Как к ребенку относятся окружающие его люди: одногодки, преподаватели, воспитатели?

«Марк посещает детский сад, в котором есть инклюзивные группы. Одногодки с Марком практически не общаются, так как он к ним безразличен. 

Преподаватели и воспитатели первое время привыкали к сыну, часто я выслушивала жалобы на поведение Марка. Сейчас, когда педколлектив привык к сыну, отношения улучшились. Однако есть моменты, которые меня расстраивают. Например, Марк не выходит на прогулки со всеми детьми, так как он может убежать.

В то время, пока Марк находится в детском саду, я могу убрать квартиру, приготовить еду для всей семьи, выкроить время для старшего сына, которому, к сожалению, я уделяю катастрофически мало внимания».

Может ли семья, воспитывающая ребенка с аутизмом, жить полноценной жизнью в общепринятом смысле?

«Из моего личного опыта – нет. Жизнь семьи, воспитывающей ребенка с аутизмом, очень сильно отличается от образа жизни «обычных» семей. Она полна переживаний, тревоги и душевной боли.

Родители детей с аутизмом практически все свое время отдают ребенку. Мама, как правило, не имеет возможности работать, уделять внимание себе и даже полноценно высыпаться.

Например, большая часть бюджета нашей семьи, в которой зарабатывает на жизнь только муж, уходит на покрытие базовых потребностей и арендную плату. На дорогостоящие специализированные занятия и терапии денег катастрофически не хватает».

Как стоит вести себя окружающим при случайной встрече с ребенком с РАС? Как корректно общаться с таким ребенком?

«Прежде всего нужно ориентироваться на информацию от родителей ребенка с аутизмом. Кроме того, окружающим стоит быть добрыми, уважительными, понимающими. Не нужно бояться или стесняться людей с аутизмом». 

Виктория Лысенко, мама 7-летнего Андрея: «Дети с аутизмом могут многому нас научить»

Виктория в своей очень занятой жизни мамы, воспитывающей ребенка в спектре аутизма, находит время не только для семьи. Она работает на полставки и занимается волонтерской деятельностью. Женщина является местной активисткой и возглавляет Общественную организацию “Родители детей с особенностями развития и инвалидностью” Сила родительских возможностей”. Организация поддерживает не только родителей детей с особенностями развития и инвалидностью, а и специалистов, которые работают с такими детьми. Про жизнь семей, которые воспитывают детей с расстройствами аутистического спектра, Виктория знает много и не понаслышке.

Что такое аутизм? Это болезнь? Он лечится? Объясните своими словами, что такое аутизм, людям, которые ничего об этом не знают.

«Я считаю, что расстройство аутистического спектра – это не болезнь. Спектр аутизма – это не линейная градация (от более до менее сильного расстройства), его скорее можно представить в виде круга с проявлениями аутизма. У одних людей эти проявления сильнее выражены, у других – слабее.

Если говорить коротко и простыми словами, то аутизм – это нарушение восприятия информации, подаваемой органами чувств. Лекарств от аутизма нет, но есть методы коррекции, позволяющие в сопутствующие расстройства и обучающие человека в спектре аутизма полноценно жить в обществе».

Как и когда вы узнали, что у вашего ребенка аутизм? Как вы это восприняли?

«До двух лет Андрей рос и развивался как обычный ребенок. В два года мы стали замечать, что у него страдает коммуникация: сын не играл с детьми, не разговаривал. Врачи обещали, что «мальчики развиваются позже» и «он скоро перерастет». В три года невролог, которого мы посещали постоянно, заподозрила у сына аутизм.

Первой реакцией был шок и непринятие. Уже позже пришло осознание того, что нужно делать дальше и к каким специалистам обращаться, ведь чем раньше это сделать, тем лучше».

Как аутизм проявляется?

«У людей в спектре аутизма прежде всего нарушены коммуникация и социальное поведение, они не используют речь и зрительный контакт. Людям с аутизмом также присущи расстройства сна, ритуальное и повторяющееся поведение, перфекционизм, передвижение по определенным маршрутам, проблемное поведение, которое выражается в кусании, протестных действиях, плевках, выкриках, щипках. В качестве самоуспокоения они могут бегать по кругу, качаться, ходить на цыпочках, вращаться.

Люди с расстройствами аутистического спектра могут страдать эпилепсией, синдромом дефицита внимания и гиперактивности, задержкой психо-речевого развития, умственной отсталостью, обсессивно-компульсивными расстройствами. Однако далеко не всегда. В мире вряд ли существуют два одинаковых человека с аутизмом».

Как поменялась жизнь вашей семьи после того, как вы узнали, что у ребенка аутизм?

«Наша жизнь потекла по другому сценарию, постоянными спутниками стали строгий режим дня и поиск специалистов и педагогов для Андрея. Спустя два года мы уже ставили перед собой другие, более глобальные вопросы, актуальные по сей день: как и где сын будет учиться, сможет ли получить специальность и найти работу, что будет с ним, когда нас не станет.

Детей с аутизмом нужно долго обучать простым бытовым навыкам – самостоятельно одеваться, принимать пищу, пользоваться туалетом. Нередки у таких детей проблемы с академической успеваемостью.

В целом, жизнь семьи, воспитывающей ребенка с расстройствами аутистического спектра, похожа на жизнь в период карантина. Это жизнь по другим правилам, жизнь в постоянном стрессе. У мам, которые день и ночь находятся в таком состоянии, сильное эмоциональное выгорание. Главное, в такие периоды поддерживать в семье позитивно эмоциональный фон».

Посещает ли ребенок школу или садик? Как к ребенку относятся окружающие его люди: одногодки, преподаватели, воспитатели?

«Сейчас Андрей посещает инклюзивную группу в детском саду. В группе трое детей с особенностями развития. У воспитателя есть специальный ассистент, который помогает ему организовать обучение и быт детей».

Может ли семья, воспитывающая ребенка с аутизмом, жить полноценной жизнью в общепринятом смысле?

«Может. Но, с одной стороны, для этого должны поменяться все члены семьи, научиться вести другой образ жизни. А с другой – общество должно быть готово принимать людей с аутизмом».

Как стоит вести себя окружающим при случайной встрече с ребенком с РАС? Как корректно общаться с таким ребенком?

«Тут действует правило «НЕ»: не комментировать, не давать советы, не трогать и не угощать ребенка без разрешения. Если считаете, что нужна помощь, сначала уточните, так ли это».

Что должен рассказать каждый родитель своему ребенку про аутизм, если впервые приходится с ним сталкиваться?

«Объяснить, что дети с аутизмом – другие. Они видят и воспринимают мир не так, как мы. С ними можно и нужно общаться, их не следует бояться. Даже если дети с аутизмом ведут себя не так, как от них того ожидают, это не потому, что они хотят кого-то обидеть или плохо воспитаны. Это просто их особенность.

Дети с аутизмом могут многому нас научить, например, быть терпимее и внимательнее друг к другу, делать добро и помогать окружающим.

Нужно помнить, что ребенок в спектре аутизма, который растет в обществе, имеет огромный шанс на успешное будущее».

Анна Дымова, мама 6-летнего Артема: «Наших детей спасет любовь!»

Семья Анны живет в Славянске, куда после нескольких переездов перебралась из Макеевки. Чтобы иметь возможность работать и быть рядом с сыном, женщина получила второе высшее образование по специальности психолог. Новая профессия позволила ей трудоустроиться на должность ассистентки воспитателя в детском саду, который посещает Артем.

Что такое аутизм? Это болезнь? Он лечится? Объясните своими словами, что такое аутизм, людям, которые ничего об этом не знают.

«Я считаю, что аутизм – это болезнь. Возможно, это повреждение мозга вследствие перенесенной болезни или генетической предрасположенности. При аутизме в организме человека также возникает много сопутствующих проблем со здоровьем, например, нарушение слуха, заболевания кишечника, частые инфекционные и вирусные болезни.

Думаю, что аутизм лечится и корректируется, как специалистами, так и родителями, которые самостоятельно занимаются с ребенком дома. Более того, я считаю, что львиная доля успешной социализации ребенка с аутизмом принадлежит именно родителям и зависит от степени их вовлеченности в коррекционный процесс».

Как и когда вы узнали, что у вашего ребенка аутизм? Как вы это восприняли?

«Роды прошли без патологий. Артем развивался нормально. Но в девятимесячном возрасте сын переболел ротавирусной инфекцией. С этого момента наша жизнь превратилась в ад. Из-за непонимания происходящего мы списывали поведение ребенка на его сложный характер. Это приводило к постоянным конфликтам в семье. Диагноз «аутизм» поставили только в четыре года. Наша семья его долго не принимала. Мы не верили, что у нас мог родиться ребенок с малоизученным тогда диагнозом «аутизм».

Как аутизм проявляется?

«Проявляется в поведении ребенка. Как правило, это расстройство сна, избирательность пищевых привычек и так далее. То есть, это расстройство во всех сферах жизнедеятельности человека».

Как поменялась жизнь вашей семьи после того, как вы узнали, что у ребенка аутизм?

«Сначала был протест и неприятие ситуации с нашей стороны, которые сильно усложняли жизнь. Но со временем все наладилось. Сын показал нам, что радоваться можно даже мелочам. Например, мы были счастливы, когда Артем сам начал пользоваться горшком, или стал улыбаться, или начал говорить, или же просто сам принес игрушку».

Посещает ли ребенок школу или садик? Как к ребенку относятся окружающие его люди: одногодки, преподаватели, воспитатели?

«Сначала мы пытались отдать Артема в обычный детсад, но нас попросили забрать ребенка. Затем сын посещал специализированное учреждение. Однако позитивных результатов от занятий в этом садике не наблюдалось. Сейчас сын посещает обычный детский садик с инклюзивной группой. Он второй ребенок с аутизмом в группе.

В целом, дети относятся к Артему хорошо, правда, бывает, пытаются разыграть. Например, угостить пластилином, выдав его за конфету. Но сын очень сообразительный ребенок, он быстро понимает, что к чему».

Может ли семья, воспитывающая ребенка с аутизмом, жить полноценной жизнью в общепринятом смысле?

«Конечно, может. Но в том случае, если есть бабушки-дедушки или деньги, чтобы оплачивать няню. Тогда родители могут выкроить время для себя, куда-нибудь сходить или просто побыть рядом. В конце концов, любым родителям нужна перезагрузка».

Как стоит вести себя окружающим при случайной встрече с ребенком с РАС? Как корректно общаться с таким ребенком?

«Вести себя нужно так же, как и при общении с любым человеком. Иногда ребенок с аутизмом может не ответить на вопрос. В таком случае не стоит давить на ребенка, который просто может не уметь говорить, плохо понимать чужую речь, быть не готовым вступить в контакт или растеряться, услышав вопросы от незнакомого человека.

В ситуации, когда нужно оказать помощь ребенку, который потерялся, я придерживаюсь правила, общего для всех: ребенок должен наизусть знать свое имя, имена родителей и домашний адрес. Это поможет при поиске родных. Если ребенок не говорит или не может выучить личные данные, он должен иметь при себе браслет, записку или нашивку на одежде с соответствующей информацией.

Я хочу сказать родителям, воспитывающим ребенка с аутизмом, что принятие диагноза и знание коррекционных методов вселяет уверенность, с которой приходит любовь. Главное – не закрываться в себе, искать ответы и знать, что вы не одни в этом мире.

Чем больше любви отдают родители, тем эффективнее социализируется их ребенок. А это означает только одно: наших детей спасет любовь!».

Алла Черноус, мама 11-летнего Ильи: «Сын научил нас радоваться его даже небольшим победам и достижениям»

Алла уже с рождения сына понимала, что с ним что-то не так. Илья много плакал, плохо спал, не смотрел в глаза, не отзывался на свое имя, не проявлял интереса к окружающим, его не привлекали игрушки. Врачи, у которых семья консультировалась, списывали все на беспокойство и характерологические особенности ребенка. Многие специалисты советовали ждать, пока ребенок перерастет.

Однако ситуация не изменилась, и в три года Илье официально поставили диагноз «аутизм». С тех пор семья Аллы прошла долгий и трудный путь. Несмотря на диагноз ребенка и неутешительные прогнозы врачей, Илья говорит и активно познает окружающий мир.

Благодаря сыну Алла увлеклась амигуруми (создание вязаных игрушек). В последствии хобби женщины переросло в любимую работу, которая позволяет ей самореализоваться, находясь практически все время рядом с ребенком.

«Что такое аутизм? Это болезнь? Он лечится? Объясните своими словами, что такое аутизм, людям, которые ничего об этом не знают».

«Я считаю, аутизм — не болезнь. Это состояние, с которым человек рождается. Аутизм вылечить невозможно, но можно скорректировать некоторые особенности поведения и адаптировать человека к социальной жизни.

Люди с аутизмом очень разные. У некоторых присутствует задержка в развитии речи, некоторые демонстрируют стереотипное (повторяющиеся) поведение. Есть люди с аутизмом, у которых хорошо развита речь, более того, они отлично поют, пишут стихи, являются талантливыми математиками и художниками. Вы не найдете двух одинаковых людей с аутизмом. Но я верю, что у каждого человека с аутизмом есть будущее. Они добрые и умные, просто видят этот мир иначе».

Как и когда вы узнали, что у вашего ребенка аутизм? Как вы это восприняли?

«Я поняла, что с сыном что-то не так, через пару часов после его рождения. Он очень много плакал, его невозможно было успокоить. Первые три года жизни Ильи я забыла о сне. Врачи все списывали на беспокойный нрав ребенка, прописывая успокоительные препараты, которые были малоэффективны в нашем случае.

Илья не интересовался игрушками, рисованием, книгами, он не разговаривал и не проявлял эмоций. Диагноз «аутизм» сыну поставили в три года. Когда я услышала диагноз, мой мир рухнул. От специалиста, который диагностировал аутизм у Ильи, я не получила поддержки, не дал он и плана дальнейших действий. Врач посоветовал принять реальность, как есть, и смирится с тем, что Илья не сможет говорить и общаться с окружающими. Понадобилось очень много времени, чтобы согласиться с диагнозом сына. Мне пришлось измениться и принять Илью таким, какой он есть, с его уникальным внутренним миром и особенным мировоззрением».

Как аутизм проявляется?

«В задержке развития и нежелании контактировать с внешним миром. К сожалению, аутизм сложно диагностировать в очень раннем возрасте. Это приводит к тому, что родители упускают драгоценное время.

В основном, аутизм проявляется годам к 3-5. Распознать его можно, наблюдая за поведением и реакциями малыша. Часто ребенок с аутизмом много плачет, плохо спит, привязан к одним и тем же вещам, негативно воспринимает перемены, избирателен в еде, не желает идти на контакт, его раздражают громкие звуки и непривычные запахи. Людям с аутизмом присущи резкие перепады настроения, они плохо распознают эмоции других людей, склонны к так называемым ритуалам».

Как изменилась жизнь вашей семьи после того, как вы узнали, что у ребенка аутизм?

«По сути, мы остались одни. Многие друзья отвернулись от нас из-за диагноза сына. Друзей, которые приняли нашу семью и продолжают общаться с нами, очень мало. Часто от родственников и близких людей мы выслушиваем замечания и обвинения в том, что у нас родился такой ребенок. Но мы сами не можем ответить на вопрос, почему так произошло».

Посещает ли ребенок школу или садик? Как к ребенку относятся окружающие его люди: одногодки, преподаватели, воспитатели?

«Когда пришло время Илье посещать детский сад, нам отказали из-за диагноза сына. Дошкольные учреждения просто не готовы принимать таких детей.

Чтобы заниматься с Ильей самостоятельно, я начала читать специальные книги, общаться на форумах, где родители и специалисты освещают тему аутизма, закончила курсы АВА-терапевта для родителей.

Сейчас Илья учится в 4-м классе обычной школы с использованием индивидуальной формы обучения. Администрация школы пошла нам навстречу, разрешив мне посещать занятия вместе с сыном. Сначала было очень трудно. Илья не понимал, зачем ему нужно заниматься.

Дети в школе относятся к Илье хорошо. На перемене сын играет с одноклассниками. Правда, не все понимают, почему Илья учится отдельно. Но я стараюсь корректно объяснять. Преподаватель ищет индивидуальный подход к сыну, подбирает задания, которые могли бы его заинтересовать. Это требует много усилий и терпения».

Может ли семья, воспитывающая ребенка с аутизмом, жить полноценной жизнью в общепринятом смысле?

«Исходя из личного опыта, могу сказать, что воспитание ребенка с аутизмом – большой труд родителей, вложение огромного терпения и любви. Зачастую жизнь родителей выстраивается вокруг потребностей такого ребенка. Много сил, здоровья и финансов уходит на помощь ребенку. Но нашу семью сын научил наслаждаться каждым днем, радоваться его даже небольшим победам и достижениям.

В самом диагнозе нет ничего страшного, с этим можно жить. Конечно, мне пришлось оставить работу, так как сын требует дополнительного ухода и не может оставаться дома один. Но в целом ребенок с аутизмом – это просто ребенок. Главная задача родителей – помочь ему развить свой потенциал до максимума. И это такое счастье видеть результат своих стараний».

Как стоит вести себя окружающим при случайной встрече с ребенком с РАС? Как корректно общаться с таким ребенком?

Например, у людей с аутизмом объятия могут вызывать дискомфорт. Так что не спешите их обнимать. Если вы видите плачущего ребенка или ребенка, у которого случилась истерика, не подавайте вида, не акцентируйте на этом внимание и никогда не упрекайте родителей в том, что они «плохая мать» или «ужасный отец».

При аутизме ребенку сложно выражать эмоции. Однако это совсем не значит, что он ничего не чувствует. Общайтесь с людьми с аутизмом прямо и без шуток, иначе есть шанс остаться непонятым. Ребенок с аутизмом – прежде всего личность, а уже потом диагноз».

Что должен рассказать каждый родитель своему ребенку про аутизм, если впервые приходится с ним сталкиваться?

«Объясните, что люди с диагнозом «аутизм» такие же, как и все, просто у них по-другому работает мозг. Они иначе воспринимают звуки, цвета, запахи и прикосновения. Некоторые дети с аутизмом не умеют говорить или говорят мало. Они все понимают, но не могут это выразить словами. Трудности с речью не означают, что люди с аутизмом глупые.

Проявляйте уважение, терпение и толерантность по отношению к людям с аутизмом. Иногда такие люди могут издавать разные звуки, качаться взад-вперед. Этого не нужно бояться. Такие движения и звуки помогают успокоиться и приносят удовольствие человеку с аутизмом. Часто люди с аутизмом избегают зрительного контакта. Это происходит, потому что им трудно одновременно смотреть вам в глаза и воспринимать вашу речь.

Помните: все мы разные и у каждого есть «странности». Нужно научится принимать тех, кто отличается от нас, независимо от диагноза». 

Лена Кудаева

«Дети дождя». Что нужно знать об аутизме

11 Апрель 2019 12:01

За поэтичным выражением «дети дождя» скрывается каждодневный подвиг людей, столкнувшихся с диагнозом аутизм. Детей, которые никогда не смогут воспринимать себя частью окружающего их мира, и родителей, для которых каждый день – это череда сражений и побед. Сначала – борьба с самим собой, принятие и осознание того, что их ребенок никогда не вылечится, а затем борьба с болезнью за каждый жест, каждую улыбку, каждый взгляд и слово ребенка – маленькие, но такие важные победы.

Ученым так и не удается достоверно установить причины заболевания. Известно о генетической предрасположенности: признаки аутизма чаще проявляются у людей, в семье которых уже есть аутист. Беременность у матерей таких детей протекает нормально, да и сами дети часто очень привлекательны внешне – аутизм, как правило, никак не влияет на физическое развитие ребенка. Однако развитие аутизма все же в некоторых случаях связно с проявлением других заболеваний:

  • ДЦП;
  • заражение краснухой матери в период беременности;
  • туберозный склероз;
  • нарушенный жировой обмен (риск рождения малыша с аутизмом больше у женщин, страдающих ожирением).

Все перечисленные состояния могут плохо отражаться на мозге и, как следствие, провоцировать симптомы аутизма. Однако, что такое аутизм, и какими являются причины его проявления, до сих пор до конца не ясны.

Важную роль в дальнейшем развитии ребенка – аутиста играет ранняя постановка диагноза. Аутизм у детей проявляется определенными признаками. Ранний детский аутизм – это состояние, которое может проявиться у детей уже в самом раннем возрасте – и в 1 год, и у 2-летнего. Что такое аутизм у ребенка, и имеет ли место это заболевание, определяет специалист. Но самостоятельно разобраться, что за болезнь у ребенка и заподозрить его, можно, опираясь на информацию о признаках такого состояния.

Ранние признаки аутизма у ребенка

Для этого синдрома характерно 4 основных признака. У детей с этой болезнью они могут определяться в разной степени.

Признаки аутизма у детей следующие:

  • нарушенное социальное взаимодействие;
  • нарушенная коммуникация;
  • стереотипное поведение;
  • ранние симптомы детского аутизма у детей до 3 лет.

Первые признаки детей-аутистов могут выражаться уже в возрасте до 2 лет. Могут проявляться как симптомы легкой формы, когда нарушен контакт глаза-в-глаза, так и более тяжелые, когда он полностью отсутствует. Как правило, аутизм проявляется очень рано – еще до 1 года родители могут его распознать. В первые месяцы такие дети менее подвижны неадекватно реагируют на раздражители извне, у них скудная мимика.

Ребенок не может воспринять целостным образ человека, который пытается с ним общаться. Даже на фото и видео можно распознать, что у такого малыша мимика не отвечает текущей ситуации. Он не улыбается, когда кто-то пытается его веселить, но может смеяться тогда, когда причина этого никому из близких людей не понятна. Лицо такого малыша маскообразное, периодически на нем проявляются гримасы.

Жесты малыш использует только для того чтобы обозначить нужды. Как правило, даже у детей до года резко проявляется интерес, если они увидят интересный объект, — малыш смеется, показывает пальцем, демонстрирует радостное поведение. Первые признаки у детей до 1 года можно заподозрить, если ребенок не ведет себя так. Симптомы аутизма у детей до года проявляются тем, что они применяют определенный жест, желая что-то получить, но не стремятся при этом захватить внимание родителей, включив их в свою игру.

Аутист не может понять эмоции других людей. Как проявляется у ребенка этот симптом, можно отследить уже в его раннем возрасте. Если у обычных детей мозг устроен так, что они могут легко определить при взгляде на других людей, расстроены они, веселы или напуганы, то аутист на это не способен.

Ребенок не интересуется ровесниками. Уже в 2 года обычные дети стремятся к компании – играть, знакомиться с ровесниками. Признаки аутизма у детей 2 лет выражаются тем, что такой малыш не участвует в играх, а погружается в собственный мир. Тем, кто хочет знать, как распознать у ребенка 2 лет и старше, следует просто присмотреться к компании детей: аутист всегда находится в одиночестве и не обращает внимания на других либо воспринимает их, как неодушевленные объекты.

Малышу трудно играть, применяя воображение и социальные роли. Дети в 3 года и даже младше играют, фантазируя и придумывая ролевые игры. У аутистов симптомы в 3 года могут выражаться тем, что они не понимают, что такое социальная роль в игре, и не воспринимают игрушки как целостные предметы. К примеру, признаки аутизма у ребенка 3 лет могут выражаться тем, что малыш часами крутит колесо у машинки или повторяет другие действия.

Ребенок не отвечает на эмоции и общение со стороны родителей. Ранее было принято считать, что такие дети вообще эмоционально не привязываются к родителям. Но сейчас ученые доказали, что когда мама уходит, такой ребенок в 4 года и даже раньше проявляет беспокойство. Если члены семьи рядом, он выглядит менее зацикленным. Однако при аутизме признаки у детей 4 лет выражаются отсутствием реакцией на то, что родители отсутствуют. У аутиста проявляется тревожность, но вернуть родителей он не пытается.

У детей до 5 лет и позже отмечается задержка речи или ее полное отсутствие (мутизм). Речь бессвязная, ребенок повторяет одни и те же фразы, лишенные смысла, говорит о себе в третьем лице. Он не реагирует и на чужую речь. Когда наступает «возраст вопросов», родители не услышат их от малыша, а если услышат, то эти вопросы будут однообразны и без практического значения.

Стереотипное поведение включает в себя зацикленность на одном занятии, повторение каждодневных ритуалов, развитие страхов и навязчивых идей. При этом, если последовательность ритуала нарушается, ребенок впадает в истерику или может проявлять агрессию или самоагрессию.

Можно ли вылечить аутизм и лечится ли он вообще? К сожалению, не лечится. Как можно помочь ребенку, зависит от каждого индивидуального случая. Медикаментозное лечение назначается только в случае деструктивного поведения маленького пациента. Но, несмотря на то, что недуг не излечим, поправить ситуацию можно. Самое лучшее «лечение» в этом случае – регулярные занятия каждый день и создание наиболее благоприятной среды для аутиста. Занятия проводятся поэтапно:

  • Сформировать навыки, которые нужны для обучения. Если ребенок не идет на контакт, постепенно его установить, не забывая, кто это – аутисты. Постепенно нужно развивать, по крайней мере, зачатки речи.
  • Устранить формы поведения, являющиеся неконструктивными: агрессию, самоагрессию, страхи, уход в себя и др.
  • Учить наблюдать, подражать.
  • Учить социальным играм и ролям.
  • Учить идти на эмоциональный контакт.

Наиболее распространенное лечение аутизма практикуется согласно с принципами бихевиоризма (поведенческая психология). Один из подтипов такой терапии – это АВА-терапия. Основа этого лечения состоит в том, чтобы наблюдать, как выглядят реакции и поведение малыша. После того, как все особенности изучены, подбираются стимулы для конкретного аутиста. Обязательна логопедическая практика: если малыш регулярно занимается с логопедом, у него налаживается интонация, произношение. Дома родители помогают ребенку в выработке навыков самостоятельного обслуживания и социализации. Так как у аутистов отсутствует мотивация играть, они тяжело привыкают к распорядку дня, повседневным делам, создаются карточки, где написан или прорисован порядок выполнения того или иного действия.

Почему так важна ранняя постановка диагноза? Есть состояния, которые имитируют аутизм, которые можно спутать с его симптомами. Но для их коррекции применяются другие методики.

ЗПРР с аутичными чертами

Симптомы этого заболевания связаны с задержкой психоречевого развития. Они во многом сходны с признаками аутизма. Начиная с самого раннего возраста, малыш не развивается в плане речи так, как это предполагают существующие нормы. В первые месяцы жизни он не лепечет, далее не учится говорить простые слова. В 2-3 года его словарный запас очень скуден. Такие дети часто слабо развиты физически, иногда гиперактивны. Окончательно диагноз устанавливает врач. Важно посещать с ребенком психиатра, логопеда.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Это состояние также часто принимают за аутизм. При дефиците внимания дети неусидчивы, им сложно дается обучение в школе. Возникают проблемы с концентрацией внимания, такие дети очень подвижны. Даже во взрослом возрасте отголоски этого состояния остаются, ведь таким людям сложно запоминать информацию, принимать решения. Нужно стараться диагностировать это состояние как можно раньше, практиковать лечение психостимуляторами и успокаивающими лекарствами, а также посещать психолога.

Тугоухость

Это разнообразные нарушения слуха врожденные и приобретенные. У слабослышащих детей отмечается и задержка речи. Поэтому такие дети плохо откликаются на имя, выполняют просьбы и могут показаться непослушными. При этом родители могут заподозрить у детей аутизм. Но профессиональный психиатр обязательно направит малыша на обследование слуховой функции.

Слуховой аппарат поможет решить проблемы.

Шизофрения

Ранее аутизм считали одним из проявлений шизофрении у детей. Однако сейчас понятно, что это – две совершенно разные болезни. Шизофрения у детей начинается позже – в 5-7 лет. Симптомы этой болезни проявляются постепенно. Такие дети имеют навязчивые страхи, разговаривают сами с собой, позже проявляются бред и галлюцинации. Лечат это состояние медикаментозно.

Важно понимать, что аутизм не является приговором. Ведь при условии правильного ухода, самой ранней коррекции аутизма и поддержке со стороны специалистов и родителей такой малыш может полноценно жить, учиться и обрести счастье, став взрослым.


Симптомы аутизма, тест на аутизм онлайн, вопросы про аутизм

ВОПРОС – ОТВЕТ

Как относиться к диагнозу?

Диагноз – это инструмент, помогающий перейти от размышления и гипотез относительно состояния человека к действиям. По общему правилу диагноз – понятие динамическое. И несмотря на то, что аутизм остается на всю жизнь, жизнь с аутизмом при совокупности факторов может быть вполне независимой. Именно поэтому диагноз для специалистов, ближайшего окружения семьи служит веским поводом для начала ранней работы с ребенком. Диагноз также помогает внести ясность в понимание поведения ребенка и характера тех трудностей, с которыми он сталикивается.

До трехлетнего возраста трудно понять в области каких нарушений лежат проблемы ребёнка. Как же ему тогда помогать?

Благодаря работам американских, канадских и английских специалистов к настоящему моменту разработан ряд поведенческих маркёров, которые с большой долей вероятности могут указывать уже с 6 месячного возраста на риск влияния аутизма на развитие ребёнка. Если риск аутизма в процессе диагностической работы с ребёнком подтверждается, то лучше начать работу, как если бы это был аутизм. Это важно, так как на первом этапе в любом случае будут решаться проблемы коммуникации. В дальнейшем, если аутизм не подтверждается, то с ребёнком легко сможет заниматься специалист по профилю уточненных проблем, а проделанные специальные занятия пойдут лишь на пользу данной задаче. Если же впоследствии аутизм подтверждается – то рано начатая работа с ребенком увеличит шанс его самостоятельной и независимой взрослой жизни.

Почему лучше не затягивать с обращением к специалистам и начинать работать как можно раньше? 

Во-первых, потому что психика любого человека развивается благодаря информации, поступающей извне, а аутизм блокирует поступление полной адекватной информации об окружающем. При обычном развитии ребенка не нужно ничему учить целенаправленно, все запускается от природы само: ребенок гулит, лепечет, обращается, выделяет близких, подражает, играет, шутит. При аутизме всему этому нужно специально учить, иначе потенциально сохранные сферы развития ребенка могут так и остаться непригодными для его самостоятельной жизни. Другими словами, чем раньше ослабить влияние аутизма на развитие ребенка, тем лучше.

Во-вторых, в раннем возрасте психика ребенка обладает такими свойствами как гибкость и пластичность. Это позволяет делать обучение наиболее успешным и эффективным.

Чем руководствоваться при выборе места для занятий?

  • избегайте предложений, связанных с “полным излечением” от аутизма

  • решения о фармакотерапии, медикаментозной поддержке ребёнка принимаются только опытным врачом детским психиатром, который обследовал ребенка (видел его очно!)

  • в работе с детьми с аутизмом очень важна индивидуализированность помощи – специалист должен сначала изучить вашего ребёнка, ваши трудности, а затем предлагать способы работы с ним

  • осторожно подходите к новым или экспериментальным методам коррекции и лечения, полагайтесь на научно-обоснованные подходы

  • как родитель вы лучше всего знаете своего ребёнка, а значит, являетесь “правой рукой” для специалистов и непосредственно включены в коррекционный процесс

Какова роль ближайшего окружения? Что могут делать бабушка, дедушка, другие близкие?

В вопросах обращения за помощью право представления интересов ребенка лежит на его законных представителях. Как правило, это родители ребенка. Иногда это могут быть другие близкие ребенка или опекуны. В таком случае должны быть соответствующие документы, которые подтверждают право законного представительства. При обращении в наш Центр договор заключается с законным представителем ребенка. Такова юридическая сторона вопроса.

Одновременно, если абстрагироваться от правовых моментов, роль ближайшего окружения очень велика. В первую очередь, чрезвычайно важна поддержка родителей самого ребенка, которым приходится работать в десять раз больше, тогда как окружающим кажется, что они работают в десять раз меньше. На этапе озвучивания диагноза или риска диагноза, как правило, любая семья чувствует растерянность, обиду, страх, “обреченность”, вину, и очень нуждается в поддержке. Решение о том, что делать дальше, может откладываться, не приниматься, в силу того, что семья не чувствует, что может справиться с вызовом, не находит мест, где она бы получила помощь, не хочет верить, что у ребенка трудности. Любовь, понимание и забота со стороны близких могут дать дополнительный ресурс родителям и помочь им поверить в свои возможности. Действуя “большой семьей”, последовательно выполняя рекомендации специалистов, можно добиться значительно больших успехов в работе с ребенком, чем поодиночке.

Каков прогноз?

Аутизм на сегодняшний день неизлечим. Вопрос заключается в качестве взрослой жизни. В этой связи прогноз может сильно варьировать: от самостоятельной и независимой жизни в обществе при небольшой поддержке по мере необходимости до полной зависимости от постоянного сопровождения и непосредственной помощи других людей в выполнении повседневных дел. На прогноз влияет множество факторов: тяжесть и глубина нарушений, возраст начала вмешательства, его комплексный характер, достаточный объем и продолжительность, правильный выбор основного и вспомогательных методов, тесное сотрудничество специалистов и семьи.

Именно в силу множества факторов, влияющих на прогноз, мы рекомендуем в работе с детьми с аутизмом ставить конкретные маленькие цели на ближайшие 4-6 месяцев и их достигать, одновременно находясь “здесь и сейчас”.

Сколько нужно занятий и как часто?

С одной стороны, лечебной постепенно становится жизнь. С другой, ребёнок нуждается в специальных занятиях во время которых отрабатываются навыки и умения, позволяющие ему решать повседневные задачи и, в идеале, осваивать новые навыки самому. Объём этих занятий определяется индивидуально. При условии домашней работы работа со специалистами Центра начинается от 2 часов в неделю.

Когда мой ребенок станет “нормальным”? Аутизм у детей в вопросах и ответах

“Чтобы ответить на этот вопрос, нужно очень много знать о ребенке: ему может не нравиться не все блюдо целиком, а конкретный компонент. Нужно выяснить, пищу какой консистенции любит ребенок, даже какого цвета: дети с аутизмом могут, например, есть только красные продукты и отказываться от зеленых. Узнав специфику, ищите способ полноценно накормить ребенка”, – советует она.

Когда мой ребенок заговорит?

Дети с аутизмом часто начинают говорить позже, а некоторые – не начинают вовсе. Очень важно понять, что поведение для них – основной способ общения. “Они могут сообщить, как чувствуют себя: через крик, движения, взгляд. Задача взрослого – научиться читать эти знаки, что тоже непросто”, – делится Шварц.

По ее словам, родителям это практически всегда удается. Но иногда, научившись “читать”, они просто прекращают инициировать речевое общение с ребенком, в то время как ему нужно петь и читать вслух точно так же, как всем детям. Дети с аутизмом издают различные звуки, но их речевой аппарат работает по-особому; проблема в том, что мозг не дает команды мышцам, отвечающим за произнесение отдельных звуков. Но над этим тоже можно работать.

“Толчком к речевоспроизведению может являться чтение: очень часто эти дети начинают глобально читать еще до того, как произносят слова. Нужно постоянно говорить, показывать книги, писать слова на стикерах и клеить на все предметы – рано или поздно это сыграет свою роль”, – убеждена специалист.

Сенсорные особенности: откуда они и что с ними делать?

Аутизм часто сопровождают различные сенсорные особенности, влияющие на то, как ребенок реагирует на звуки, запахи, цвет и свет, движение, тактильные ощущения.

“Варианта два: повышенная чувствительность к чему-либо или пониженная. Задача родителей и специалистов – выявить, какие сенсорные особенности имеет ребенок, а после – помочь ему справиться с сенсорными нагрузками”, – рассказывает Галина Шварц.

Интервью отца подростка с аутизмом Александра Сидорова — Реальное время

Отец ребенка-аутиста о восстановлении сына после избиения спецназовцем, проблемах обучения и непонимании обществом потребностей особенных людей

Фото: Максим Платонов

Год назад Московский райсуд Казани отправил в колонию бывшего спецназовца Рустема Газизуллина, избившего на улице подростка с аутизмом Володю Сидорова. Мальчик получил шесть переломов на лице из-за неадекватной реакции 40-летнего мужчины на потерявшегося ребенка. Сейчас Володя — кандидат в мастера спорта России, член сборной Татарстана по плаванию среди спортсменов-ЛИН и уже выпускник средней школы. Через полтора года после инцидента корреспонденты «Реального времени» встретились с Александром Сидоровым — отцом парня, чтобы спросить, как Володя перенес травму, и не только. О главных ошибках родителей, чьим детям ставят диагноз аутизм, информационном вакууме, агрессии и непонимании окружающих, полном отсутствии системы социализации особенных детей и роковом пандусе у ТЦ «Кольцо» — Сидоров-старший рассказал в интервью нашему изданию.

«Нам всем должно быть за себя обидно»

— Александр, когда я готовилась к встрече, поймала себя на мысли, что сомневаюсь, корректно ли называть детей «аутистами», «особенными людьми», «людьми с психическими расстройствами»?

— Если это диагноз, как это может быть обидно? Диагноз — это определение состояния здоровья человека. Хотя, наверное, алкоголик — это тоже диагноз, но в данном случае… (смеется). Вы знаете, наверное, все нужно называть своими именами. По-настоящему обидно как раз, когда люди боятся назвать что-то своими именами, что сейчас мы и видим. Обидно — когда люди боятся признаться, что кто-то — не такой, как он. Нам всем должно быть за себя обидно потому, что мы за такое количество времени боимся поговорить о детях с аутизмом.

Вы будете удивлены — я сегодня ехал к вам, и соседка попросила довезти ее до города. Мы ехали, беседовали, и в процессе разговора она начала рассказывать о трехлетнем внуке, она описывала проблемы, которые нам уже знакомы. Рассказывала о действиях своих детей — родителей ребенка, и я понял, что они находятся на той же самой стадии напуганности, в которой и мы находились. Более того, они делают те же самые шаги, которые предпринимали мы, думая, что делаем их во благо ребенка, а впоследствии оказалось, что без определенной диагностики применять те или иные терапии было неправильно. Информации о том, как делать правильно, ее просто нет. Удивительно, как все совпало с этой женщиной, но первая проблема, которую она озвучила, — они не могут устроиться в садик. И мы тоже — мы прошли три разных садика…

— Вам приходилось забирать сына из сада по требованию руководства?

— Да. Обстановка такая: специальных садиков у нас в Казани нет, да и групп никаких тоже. Есть просто дошкольные учреждения, в которых работают высококлассные специалисты, которые понимают, что диагноз аутизм не проблема для отказа. Знаменитая «Егоза» (сеть частных детских садов в Казани, — прим. ред.) через 2 недели попросила нас уйти. Мало того, вы меня уж простите, но мне пришлось директору (Наталье Реснянской, — прим. ред.) два часа объяснять, что раз она через 2 недели приняла решение, что мы не подходим для ее детского сада, то и взнос, по тем временам немалый, она должна нам вернуть.

По-настоящему обидно как раз, когда люди боятся назвать что-то своими именами, что сейчас мы и видим. Обидно — когда люди боятся признаться, что кто-то — не такой, как он. Нам всем должно быть за себя обидно потому, что мы за такое количество времени боимся поговорить о детях с аутизмом

— Чем они аргументировали отказ: нехваткой персонала или условий?

— Нет. Как они говорили, он не желает контактировать с детьми. Я задаю вопрос: «Во время приема пищи он со всеми садится за стол?. — «Да, садится». — «Во время тихого часа он со всеми ложится?» — «Со всеми ложится». — «Во время тихого часа лежит или мешает?» — «Нет, не мешает». — «Что тогда?» — «Вот мы выходим на прогулку, он может идти не строем, а отдельно». Это, на всякий случай, позиция владелицы «Егозы», которая, я так понимаю, позиционирует себя как дошкольное учреждение, воспитывающее свободных людей. То есть «не ходит строем»… Дальше: «Он пытается нападать на другого ребенка». — «А в чем нападение?» — «Он обнимает его». Мне на полном серьезе отвечают, что дети между собой не обнимаются. А я говорю, что так он проявляет свою любовь, почему бы и нет. «Еще какие есть проблемы?» — «В принципе, никаких».

В конце концов ей пришлось признаться, поскольку в противном случае ей пришлось бы признаваться в своем профессиональном несоответствии… Другие родители на прогулке увидели ребенка с какими-то особенностями, пришли к ней и сказали: «Мы не хотим, чтобы он был с нами в группе». Так продолжалось до тех пор, пока мы не попали в группу педагога Гузель Габдулхаковны Миргалимовой, это была частная группа на базе обычного сада. Будете смеяться, но там совершенно случайно собралась группа, как я ее назвал: один — «ничего не слышу», другой — «ничего не вижу», а наш Володя — «никому ничего не скажу». Это был для нас уже третий садик, педагог начала заниматься с детьми, в том числе по методике Монтессори, и нашла подходы. Сейчас она уже руководит 39-м детсадом.

Так вот, оказалось, что дети, которые имеют те или иные особенности, очень спокойно относятся друг к другу. В этой группе — я не думаю, что это какой-то секрет — воспитывалась дочь одной из очень известных ваших коллег, я просто не буду называть ее имя, абсолютно здоровый ребенок. И то, что Володя не говорит, или что-то еще, не было проблемой для всех детей.

«К аутистам в комплекте идет ярлык, что они не нуждаются в коммуникации — это неправда»

— Я была свидетелем подобного спора родителей и руководства одного из детских садов. Заведующая детсадом говорила родителям о том, что у нее попросту нет достаточного штата людей, чтобы ухаживать за детьми с особенностями, нет возможности взять еще педагогов…

— Вы знаете, на самом деле, когда говорят, что не хватает рук, глаз, педагогов, я могу сказать одно — не хватает профессионализма. Ведь профессионализм педагога заключается не в том, чтобы суметь построить группу. Я хочу сказать, что всегда в любой группе детей находятся дети, непохожие на большую часть. И проблема в том, что, наверное, не хватает профессионализма, потому что очень многие считают, что быть, например, работником детского сада или учителем в школе — это настолько просто, что «оттарабанил» свои там 40 минут и все.

Для многих это смена, в которой самая главная задача — чтобы все строем сели кушать, строем вышли на улицу, строем зашли, строем сели покушать, строем пошли поспать, строем сели заниматься.

И самая главная задача для родителей: если у детей вдруг появились определенные признаки — ни в коем случае не ждать какой-то волшебной таблетки, какой-то особенной минуты или тем более какой-то волшебной бабки-знахарки, которая вам скажет: «О, ваша проблема решилась». Никакой волшебной таблетки не будет

— Если один ребенок выйдет из строя, выйти скорее всего захотят и остальные 29, именно для этого, насколько я знаю, нужен строй в детском саду.

— Я сейчас объясню, начну с другого конца. Меня больше всего поражает, что практически везде к аутистам идет в комплекте ярлык — о том, что они не нуждаются в коммуникации. Это неправда, на самом деле они в ней нуждаются значительно больше, чем здоровый ребенок. Занятия спортом, каким-то видом искусства, детский сад. Если ребенку без каких-либо особенностей достаточно два раза в неделю в бассейн сходить, этого ребенка нужно водить пять раз в неделю.

И самая главная задача для родителей: если у детей вдруг появились определенные признаки — ни в коем случае не ждать какой-то волшебной таблетки, какой-то особенной минуты или тем более какой-то волшебной бабки-знахарки, которая вам скажет: «О, ваша проблема решилась». Никакой волшебной таблетки не будет. Проблема в неинформированности, в том числе и у родителей. Они не могут понять, что случилось с их ребенком, куда бежать, к кому идти, бегут от проблемы вместо того, чтобы работать с ней, забирают детей из детсадов, запирают.

Когда мы только начинали ходить в бассейн, я познакомился с одним папочкой, его сын, как я их называю, ну явно «наш одноклассник», парень с теми же особенностями. Я подошел, предложил заниматься с нами, а он: «Мы вот хотим врачу показаться, может, его в интернат оформить». То есть даже родитель хочет в первую очередь изолировать ребенка от общества…

Поймите правильно, почему я про строй сказал. Я же не против строя, я за строй. Конечно, нужно отделять мух от котлет. Если у ребенка имеется умственная отсталость, то, скорее всего, правильнее его не мучить. И если ребенок пришел в школу и истерит, конечно, это больше вина родителей.

Но когда то, что ребенок якобы не ходит строем, становится единственным основанием, по которому мы должны уйти из садика… Могут быть и другие варианты. Например, если из 27 человек нашлись двое, которые ведут себя не так, как остальные 25, найдите из 25 тех двоих, которые смогут стать парой для них и возьмут над ними шефство. Поверьте мне, найдутся те двое. Я неоднократно видел, как «непослушный» Володя может слушаться друга на 2 года младше себя. Причем в ряде ситуаций ему важнее было не ослушаться друга, чем даже родителей.

Чтобы вы понимали, стартуют от звука сирены, стартового пистолета — от звуков, которые в привычной жизни для людей с аутизмом являются ужасными. Аутиста слишком громкие, пронзительные звуки могут привести к испугу, к панике. А он плывет и добивается успеха

Для особенных ребят общество важно — это первое. У нас же на сегодняшний день система образования — как дошкольного, так и школьного для этих детей — не приспособлена. И это редкий случай — найти хорошего педагога. Обычно же мы либо ставим на детях штамп умственной отсталости, что проще всего. Почему? Только потому, что он как-то ведет себя не так? Или кто-то пока решил не разбираться в том, нужно ему это общество или нет?

Извините меня, почему Володя выходит на старт и стартует? Чтобы вы понимали, стартуют от звука сирены, стартового пистолета — от звуков, которые в привычной жизни для людей с аутизмом являются ужасными. Аутиста слишком громкие, пронзительные звуки могут привести к испугу, к панике. А он плывет и добивается успеха. Мы выступаем в категории «Спорт для лиц с интеллектуальными нарушениями». Значит, определенный порядок в определенных обстоятельствах, которые ему каким-то образом понятны, они возможны. А раз они возможны, почему мы изначально лишаем его возможности получить те или иные понятия о жизни?

«Ребенок с ДЦП должен учиться с обычными детьми — они помогут ему справиться»

— Вы коснулись еще одного острого вопроса, который у многих вызывает споры — необходимости для особенных детей находиться среди обычных.

— Вчера я разговаривал с папой другого спортсмена, который является чемпионом России и серебряным призером чемпионата Европы, ему сейчас 25 лет. Он в 16 лет только начал плавать. Вы представляете? В 16 лет только начать плавать — не заниматься профессионально, а просто плыть. И он начал плавать именно с «опорниками», спортсменами с поражением опорно-двигательного аппарата — отсутствие тех или иных конечностей, ДЦП тоже входит в эту группу. Он рассказал, как на одной из тренировок в Саранске заметил, что сын плывет так, как плывут другие ребята, копирует. А у него-то техника должна быть иная и ее необходимо было ставить заново.

Я тут же вспоминаю нашу проблему, которая возникла еще в первом классе: Володя начал ходить в школу в класс с ребятками с ДЦП на базе одного реабилитационного центра. И в какой-то момент мы испугались — у него начались признаки ДЦП, каких-то скованных движений. Мы обратились к специалисту, он нас сразу спросил, если ли в семье дети с ДЦП. Мы сказали, что нет. Тут же вспомнили про школу. Единственное, что он нам сказал: «Я бы на вашем месте отказался от этого, у ребенка уже сейчас формируется поведение. Он думает, что именно так надо». А мы ведь даже подумать не могли, что он это имитирует.

И тут я начинаю сопоставлять — один учится плавать с опорниками и плывет так, как тот, кто плывет без руки и без ноги, другой начал ходить в школу с теми, кто с ДЦП, и начинает вести себя так же, как они. Почему? А потому что первый начинает плавать один среди большого количества тех, кто друг на друга похожи. А второй начинает ходить в школу среди тех многих, друг на друга похожих. Получается, что один всегда вынужден копировать тот социум, в котором он находится. О чем это говорит? Это говорит о том, что таких ребят нужно как раз-таки размещать в том обычном социуме, и тогда все будет замечательно. Если у ребенка ДЦП, он должен в обязательном порядке учиться в школе с обычными детьми, потому что эти обычные дети помогут ему справиться с этим ДЦП.

Получается, что один всегда вынужден копировать тот социум, в котором он находится. О чем это говорит? Это говорит о том, что таких ребят нужно как раз-таки размещать в том обычном социуме, и тогда все будет замечательно

Поэтому на первом месте для родителей деток с подобными проблемами я все-таки вижу необходимость как можно быстрее действовать и работать: если вы увидели, что есть какая-то проблема, по вашему мнению, ребенок долго не начинает разговаривать, начните сразу с хорошей диагностики и помощи ребенку в изучении мира.

— Во сколько лет вы пошли в школу? Там, насколько я понимаю, проблемы никуда не делись…

— В садик мы ходили, как я это называю, «до полдевятого» — до восьми с половиной лет. И опять же, это было нашей ошибкой. Мы думали, вот-вот что-то изменится. Сейчас я понимаю, что надо было его быстрее «погружать». В школе у нас возник вопрос, сильно напомнивший ситуацию с «Егозой». Оказалось, что родители детей с ДЦП, а тот класс целиком состоял из таких детей, это уже объединение подобных, похожих друг на друга. И им — именно родителям — перестал нравиться мальчик, который, в отличие от их детей, может встать посреди урока и подойти к окну. Против нас опять родительский комитет спровоцировал кампанию, что он не должен учиться в этом классе, что он мешает учиться. Володя был переведен на надомное обучение. И эта история еще один аргумент в пользу того, что дети должны расти среди непохожих на себя и друг на друга ребятишек.

«У нас есть срочная необходимость в разработке системы дошкольного и школьного образования особенных детей»

— Это была обычная средняя общеобразовательная школа?

— Это был реабилитационный класс на базе обычной школы. Мы очень благодарны в этой кампании господину Кафилю Амирову, который был на тот момент прокурором Татарстана. Он разрешил нашу проблему, сказав, что Володя будет учиться в этой школе. Мы обратились с жалобой на приеме, он сказал: «Не переживайте, все будет в порядке».

На фоне этого скандала очень грамотно выступила директор 78-й школы Альфия Гусмановна Урманчеева, которая, заняв должность, сразу увидела проблему: она изначально курировала в республике коррекционные школы и для нее была понятна проблема этих детей. Володя тогда учился в третьем классе, она отнеслась к нам с пониманием, поставив задачу создать инклюзивную школу. Делать специализированные школы, «воспитывать звезд» на самом деле легко. А вот делать лебедей из гадких утят намного сложнее. Мы очень долго разрабатывали и думали, как это все сделать, и в конце концов Володя смог вернуться в школу. Сумели найти хорошего преподавателя, который выстроил работу в классе, и все пошло как по маслу. Я им всем, школе, педагогам, очень благодарен, сын в итоге в прошлом году закончил девять классов школы.

Хочу немного подвести к выводам: в первую очередь у нас есть срочная необходимость в разработке системы как дошкольного, так и школьного образования таких особенных детей. Потому что, чем быстрее родители поймут, что проблему ни в коем случае нельзя держать втайне, нельзя ждать какой-то волшебной таблетки, тем проще будет всем. Жить в обществе и быть от него отделенным нельзя. Не будет и той проблемы, когда ребенок уже в школу пришел и истерит, в этом уже виноваты родители. Они виноваты, может быть, невольно, потому что не смогли понять. Ведь не хватает образования не только педагогам и родителям, не хватает, в том числе и медикам.

Хочу немного подвести к выводам: в первую очередь, у нас есть срочная необходимость в разработке системы как дошкольного, так и школьного образования таких особенных детей

Теперь вопрос о нехватке человеческих ресурсов в системе образования. Он реальный, соглашусь. Но до тех пор, пока мы не будем понимать, что в каждом классе должен быть ребенок с какими-то проблемами, пока этого не будет, ничего не изменится. Владимир Путин сказал, что общество пока не готово, отвечая одной из мамочек 2 года назад на этот вопрос. А что значит «общество не готово»? То есть общество готово на сегодняшний день с пониманием отнестись к тому, что 1 января нельзя ждать от людей каких-то трудовых рекордов? То есть, другими словами, возвращаясь к началу нашей беседы, алкоголизм — это же тоже диагноз. Получается, для нас алкоголики больше понятны, чем люди с какими-то другими особенностями? Наверное, в этом проблема. А дальше все по цепочке — есть школа, но вы же понимаете, что после школы, есть еще множество всего, других сфер, например, спорт, о котором я сказал…

«Мы больше зависим от федерации инвалидов, в которой есть понимающий наши проблемы человек»

— В какой момент и как начался спорт в жизни Володи?

— Просто плавать Володя начал в домашнем бассейне. В 5 лет сын начал ходить в бассейн напротив парка Горького, его тренером был Павел Волков. Он ни коим образом не увидел какой-то опасности — он увидел, что Володя ведет себя не так, как все, и нашел к нему подходы. Он нисколько не испугался, находит с ним общий язык, осознав какие-то Володины пунктики. Затем они вместе пошли в частный зал, «Планету Фитнес», причем сын и сейчас там тренируется, и сам на свою пенсию, оплачивает абонемент. Так вот, получилось так, что в новом зале Володю «подхватил» другой тренер, который, по счастливой случайности, оказался старшим братом Павла — это наш любимый Иван Феликсович Волков. Все эти годы он с ним занимается.

Когда Володя участвовал во внутренних соревнованиях «Планеты Фитнес», в какой-то момент вдруг Иван Феликсович предложил попробовать выехать на соревнования. В первый раз это случилось в ноябре 2016 года, поехали в город Салават на соревнования, которые проводит Вениамин Игоревич Таянович — заслуженный мастер спорта СССР, олимпийский чемпион.

— В 2016 году? Очень поздно для профессионального спорта. Это норма для особенных деток?

— Да, по сути дела, Володе было 15 лет. Здесь мы опять возвращаемся к проблеме информированности: никто из родителей не знает, что так тоже можно. Вы спрашиваете — а много групп в детских садах, а много школ, а все ли дети поздно приходят? Вопрос стоит в отсутствии информации, и мы опять возвращаемся к тому, что эта проблема на нашей территории имеет системный характер. И я не могу обвинить в этом лишь руководство республики, может быть, просто потому, что и руководство не знает, что такая проблема есть. Хотя, когда я понимаю, что у нас сегодня есть специальная федерация для лиц с интеллектуальными нарушениями… Опять-таки, она есть, но это как машина без механизма… Мы в итоге больше зависим от федерации для инвалидов, в которой есть понимающий наши проблемы человек. Мы практически со всеми проблемами идем туда.

Я этой проблеме придал такую формулировку — мы долгое время выходили на старт с вязаным флагом Татарстана. Бабушка нам вязала флаг. Мы сами создавали имитацию того, что мы выступаем за Татарстан. И когда нас спросили, чем помочь, я рассмеялся — хотя бы дайте возможность, флаг в руки! Флаг-то вроде дали, но, видимо, я зря запятые не поставил после флага, надо было еще что-то вставить в списке. На этом все и закончилось. Правда, очень хорошее отношение к нам и у федерации, и у Министерства спорта Татарстана — я очень им благодарен, помогают нам заниматься.

Мы долгое время выходили на старт с вязаным флагом Татарстана. Бабушка нам вязала флаг. Мы сами создавали имитацию того, что мы выступаем за Татарстан. И когда нас спросили, чем помочь, я рассмеялся — хотя бы дайте возможность, флаг в руки!

— В чем выражается помощь, и насколько она покрывает ваши потребности?

— Нам компенсируют расходы по пребыванию на соревнованиях, в определенном количестве, конечно, не на всех. И даже за это я благодарен. Выезд на каждое соревнование — это недешево: все соревнования проходят не меньше четырех дней, а это и проживание, и питание. Иногда лучше приехать заранее. На сегодняшний день Володя является членом сборной Татарстана среди спортсменов-ЛИН, это все замечательно. Но к чему я веду — отсутствие информации есть, потому что нет слаженной системы. Вы говорите — а везде ли так поздно приходят? Конечно, нет. Наш чемпион России тоже в 16 лет пришел по той причине, что там, где они жили раньше, никто этим не занимался.

Мы пришли случайно, нам тренер предложил выставиться на всероссийский кубок. На этих соревнованиях мы узнали, что, оказывается, есть еще такие соревнования, такие и такие. Мы практически сразу после Салавата поехали с Володей в Петербург на специальные спартакиаду и Олимпиаду, где Володя тогда в первый раз занял первое место в заплыве. После этого мы поехали в Киров — там Володя в 2017 году выступил в первый раз, для первого раза, я считаю, неплохо — он стал 7-м в рейтинге. Впоследствии уже в 2018 году он выполнил первый разряд в Кирове. А в прошлом году Володе было присвоено звание кандидата в мастера спорта России.

«У нас до сих пор во взрослую жизнь детки-аутисты выходят с диагнозом шизофрения. Это же страшно»

— И сейчас, насколько я понимаю из ваших рассказов, большинство детей с диагнозом аутизм попадают в спорт случайно.

— В этом-то и проблема, что дети с такими проблемами являются детьми случая. Если честно, я на сегодняшний день не могу никого посоветовать, кроме Ивана Феликсовича, потому что ему, по крайней мере, понятна эта проблема. Он с Володей прошел и огонь, и воду, и медные трубы. Я вам еще про один случай расскажу, насколько я благодарен Константину Хабенскому и специалистам его казанской студии: 2 года туда ходил Володя. Это та самая студия, которая ставила «Маугли». Мы благодарны и Татьяне Лядовой, и Елене Ненашевой, которые работали с Володей. Я в этот момент даже не предполагал, что нахождение Володи в этой студии тоже возможно.

Я вел туда своего крестника, мы пришли все вместе, нас встретила Татьяна Лядова со словами: «Оставляйте мальчика», и показывает на Володю. Я говорю: «Нет, мы привели другого мальчика», она говорит: «И этого тоже оставляйте». Я ей объяснил, что у нас есть проблемы, мы не очень хорошо разговариваем, а на тот момент он действительно не очень хорошо говорил. Сейчас он разговаривает, двух- и трехсложными предложениями, но не более того, только-только начинает выходить из «отраженной речи».

Володя начал ходить два раза в неделю, отходил полгода, мне позвонила Татьяна Анатольевна и сказала: «Александр, у меня большая просьба, чтобы вы приходили на занятия. Я хочу, чтобы Володя продолжал заниматься, но что-то есть такое — я это вижу и не могу уловить, как его в рамки поставить. Хочу, чтобы он продолжал». Я начал ходить, вместе с ним заниматься, и в итоге через 2 года был поставлен спектакль по мотивам произведений Агнии Барто, в котором у Володи была не просто главная роль, а была роль со словами, где он играл «Вовку-добрая душа» и говорил именно в том месте в сценарии, где это было нужно. Я так благодарен Хабенскому, которому приходится несладко, поддерживая все эти студии на российском пространстве. И все это для нас тоже было делом случая.

Задача — не излечить, задача — дать возможность находиться в комфорте, но при этом, находиться в обществе. А у нас до сих пор во взрослую жизнь детки-аутисты выходят с диагнозом шизофрения. Это же страшно

Дети с диагнозом аутизм находятся в зоне уязвимости, весь мир для них непонятен. А наша задача — помочь им понять. И, наверное, да, можно рассуждать на тему того, что аутизм неизлечим или излечим. Задача — не излечить, задача — дать возможность находиться в комфорте, но при этом, находиться в обществе. А у нас до сих пор во взрослую жизнь детки-аутисты выходят с диагнозом шизофрения. Это же страшно. Это только из-за того, что не принято считать, что у взрослых может быть аутизм. Потому что не принято, что взрослому можно оставить этот же диагноз. Считается, что для детей этот диагноз возможен, а у взрослых это уже не аутизм, а шизофрения.

И дальше — в никуда. Когда мне начинают говорить о том, что с этим диагнозом можно хотя бы работать, я говорю — кем? В родном колхозе сторожем? Шизофреников такими делают обстоятельства: с шизофренией не рождаются, ей помогают развиться, если не найти правильных педагогов детям, не погрузить их в среду. Вот и получается, что в любом деле должен быть просто высокообразованный специалист.

«Очень большое количество людей приходит в полудикое состояние, когда незнакомый человек предлагает им поздороваться»

— Мы подходим к еще одному «неудобному» вопросу, и это, на мой взгляд, важно. Вы можете рассказать, что может, а что не может ребенок с аутизмом? Как его узнать на улице, как понять? Ведь, чтобы правильно реагировать, необходимо понимать, кто перед тобой…

— Они настолько все разные… Они выделяются непохожестью поведения в первую очередь. Если мы присмотримся, мы все вроде бы разные, но мы все достаточно одинаково себя ведем. Надо понимать, что для них стрессом является весь мир, и весь мир его вызывает — все то, что не предсказуемо, не как обычно. Резкие громкие звуки и движения чего-либо. Щелчок и человек замыкается.

У одного — это может выражаться как неусидчивость, а второй, наоборот, сядет как истукан и сидит. А третий ходит, вздрагивает ручками, другой играет с пальчиками, пытается в них что-то увидеть. И он в этот момент как-то пытается справиться с внутренним дискомфортом, подавить стресс.

Я наблюдаю — Володя как спортсмен в ночь перед соревнованиями плохо спит. А это говорит о чем? Он понимает, что будет завтра. Более того, ему наоборот нужно проговорить, что будет потом, чтобы он сложил для себя пазл. Он хочет знать: «Завтра все дома, брат в садик, мама с папой на работу, а я в бассейн». Спрашивает: «Сегодня все дома?» Да, сегодня выходной, воскресенье, мы все дома. И он успокаивается, он понимает — завтра вот такой день. Как только он понимает, что завтра все дома, он может позволить себе и поспать подольше, он строит себе программу, значит, он способен к анализу. Просто он анализирует в тех пределах, которые необходимы ему.

У меня возникает вопрос — так кто с особенностями? Он, который хочет поздороваться с тобой, или ты, который для себя решил, можешь ты позволить себе поздороваться с тем или не можешь. Представляете, какой у него простой анализ к жизни — идет человек, он говорит: «Привет». А тот стоит и думает: «А я хочу тебе говорить привет или не хочу»

Что он может? Например, громко вскрикнуть. Почему он громко кричит? Не потому, что хочет напугать, а потому что в голове вдруг что-то ему стало понятно. С одной стороны, «Эврику» Архимеда мы сочли нюансом открытия. Откуда мы знаем — может быть, такая же эврика в его голове происходит? Может, у него в глазах действительно кубик Рубика сложился? Причем, мгновенно он все понял для себя. Почему мы этого не видим? Когда слушает музыку, может подпевать, но со стороны это больше похоже на мычание. Мы начинали в детстве с ним, когда у нас было глухое отсутствие речи, он соглашался петь «Сюрприз, сюрприз», она ему нравится, и до сих пор он ее поет. Мы с ним шли в садик, по дороге пели эту песню, это единственное, на что он был согласен с точки зрения «вербального извержения».

— Как большинство людей реагирует?

— Уже когда он стал взрослым, важнейшим элементом общения для него стало приветствие людей, он начал с людьми здороваться. И здороваться он начинал по-разному. Одной из важных задач на определенном этапе развития, особенно на маленьком, считается обнять аутиста, поскольку он тяжело переносит тактильность… Но как приучить обниматься? Только обнимать, по-другому никак. И как обнять, на каком этапе? Просто так нельзя, сошлись на том, что будем обниматься при встрече. К чему мы пришли? Он приходил в детский садик и начинал обнимать всех детей. Кто-то визжал, кто-то думал, что он так пытается обидеть. А он здоровался.

Когда он стал старше, он стал обниматься с людьми, с которыми мы разговариваем. Мы говорим: «Привет», а он начинает обниматься. Кто-то дергается, потому что он в этот же момент пытается поцеловать. Потом мы объяснили, что ты уже взрослый, надо здороваться за руку. Очень большое количество людей приходит в полудикое состояние, когда совершенно незнакомый человек предлагает им поздороваться. Я делю людей на тех, кто на его «Привет» могут с юмором ответить «Привет», и на тех, кто шарахается, и мне приходится их приводить в чувство фразой «Володь, ничего страшного, просто дядя не умеет здороваться». И только после моей фразы человек понимает, реально понимает.

Мы настолько стали считать себя все какими-то особенными, для нас атрибутика жизни важнее, чем сама жизнь — нам важно, в чем мы, с чем мы, и не дай бог те, кого мы таковыми не считаем, приблизятся к нам. В свое время мне один очень хороший адвокат сказала, что, как правило, такие моменты происходят с людьми, которые чуть-чуть поднялись над общей серой массой и решили, что они перестали ею быть. Мне эта фраза настолько в свое время ударила по мозгам, настолько заставила переосмыслить как свое поведение, так и вообще взгляды на жизнь. Я всем людям благодарен, с кем я общаюсь по жизни, и понимаю, что люди действительно шарахаются. С ними здороваться пытаются! И у меня возникает вопрос — так кто с особенностями? Он, который хочет поздороваться с тобой, или ты, который для себя решил, можешь ты позволить себе поздороваться с ним или не можешь. Представляете, какой у него простой анализ к жизни — идет человек, он говорит: «Привет». А тот стоит и думает: «А я хочу тебе говорить привет или не хочу».

«Я больше всего боялся агрессии его ровесников — что в поведении Володи что-то покажется им смешным»

— Кто в большей степени такое поведение демонстрирует, подростки?

— Вы знаете, полтора года назад, когда с сыном все это случилось, первое, что я сказал — я больше всего боялся агрессии его ровесников — я боялся, что в поведении Володи что-то покажется им смешным. В итоге это произошло со стороны практически моего ровесника… Помню и свое детство, когда смеялись над каждым, кто хоть чуточку был непохож на остальных. У меня до сих пор перед глазами стоит картинка из детства: парень с моего двора, у которого, как уже сейчас я понимаю, была та же проблема. И каждому, проходя мимо, обязательно нужно было его обозвать и ткнуть, а с возрастом все это заканчивалось закидыванием камнями. То есть в моем детстве все это тоже было, но в то время таких детей от нас просто прятали.

Вся проблема только в одном — отсутствии информации о проблеме. Либо мы признаем проблему и начинаем ее системно развивать, создавать определенные условия

В 2013-м мы с супругой и сыном ездили отдыхать в Испанию, меня так поразили слова одной из мамочек. В автобусе наша туристка кричала: «Сколько детей-инвалидов!». Я повернулся и сказал: «Да столько же, просто здесь их не прячут». В России я в принципе знаю только один город, где инвалиды могут беспрепятственно жить, это даже район города, а не целый город, Адлер. В том виде, в который его привели к Олимпиаде, Адлер просто город без границ. Там нет ни одного поребрика. Я смотрю на подземный переход у ТЦ «Кольцо», и понимаю, как сильно все у нас отличается. Элементарно один из пандусов со стороны «часов» сразу же упирается в киоск. Того, кто ввел в эксплуатацию этот пандус, надо бы самого заставить спускаться по нему в коляске. Неработающие лифты для инвалидов…

Вся проблема только в одном — отсутствии информации о проблеме. Либо мы признаем проблему и начинаем ее системно развивать, создавать определенные условия. Почему мы сегодня папочек учим рожать с женами, но не учим особенностям поведения разных людей? Мы были на Шри-Ланке и нас настолько поразили некоторые нюансы их системы среднего образования: бесплатные полные 11 классов, два раза в год новая школьная форма за счет государства, причем шикарная. Плюс на протяжении всех 11 лет обучения вся суббота посвящена изучению религий, дети знают, что существуют мусульмане, христиане, буддисты, иудеи и с уважением относятся к каждой. Ребята, в этой стране обувь носят не всегда, но и там со школы учат детей уважению к иному, другому, не такому, как мы. У нас отсутствует целая система информированности об особенных людях. Отсюда и идет отторжение таких людей.

— Как дети реагируют на это «отторжение», они чувствуют, осознают скрытую агрессию, неприязнь?

— Конечно, они очень хорошо все это осознают. Начинается на повторе: «Мне это нельзя». Он попереживает, запомнит, а в следующий раз в подобной ситуации остановится и скажет: «Мне нельзя». Нельзя — брать что-то, идти куда-то, здороваться с кем-то, подходить к кому-то и так далее. Все это довольно сложно: тут — нельзя, там — нельзя, и здравствуй, наша родная «шизя»… И обратной дороги уже не будет.

Я своей задачей считаю «расшатывать» проблему со всех сторон, говорить об этом, ставить вопросы, обсуждать. Может быть, тогда что-то и сдвинется. Готовясь к нашему разговору, я много общался с другими родителями, хотел услышать об их сложностях и проблемах, чтобы дать вам больше информации, но оказалось, что они у нас всех одни и те же. Сформулировали проблемы, которые необходимо решать в первую очередь.

Первая — родителям: не ждать чудо-таблетки, которая вылечит, не пугаться. Вторая — точно знать, что он такой же член общества, как и все остальные детки, а значит, он должен находиться только в социуме, это однозначно. Третья — этот социум не должен состоять только из таких особенных ребят, он должен быть реальным, ребенка должны окружать разные люди. Эти дети должны в хорошем смысле слова «раствориться» в обществе, не «растаять». Казалось бы, Володя только начал ездить в метро, но тут… Больше не ездит. После той ситуации мы и сами боимся его далеко отправлять.

Система сейчас не заточена под таких ребят, и помочь им могут только отдельные неравнодушные люди, готовые работать, такие как наш тренер, некоторые учителя, врачи. Об этом нужно говорить, чтобы что-то изменилось

«У него было шесть переломов на лице, одна кость вообще «оторвалась», все было очень непросто и небыстро»

— После травм как скоро Володя вернулся в привычный для него ритм жизни, в спорт?

— У него было шесть переломов на лице, одна кость вообще «оторвалась», все было очень непросто и небыстро. Учитывая, что он спинист (стиль плавания, кроль на спине, — прим. ред.), на тренировках, подплывая к борту, он начал все время закидывать голову — бояться столкновения, удара. То есть через каждый гребок он пытался посмотреть, не скоро ли подплывет. Из-за этого он терял время, сами понимаете, это был «якорь», тормоз.

По какому-то случайному стечению обстоятельств в тот момент нам помогало много людей, но особенно забавно, что вокруг Володьки сложился целый «круг Морозовых»: мой знакомый адвокат Дмитрий Морозов согласился бесплатно нас представлять в суде. И я очень хочу поблагодарить Санкт-Петербургского предпринимателя Сергея Морозова, который практически сразу отозвался, вышел с нами на связь через ваших коллег. Он тогда пригласил сына со всей семьей в Петербург. Вовка два дня подряд ходил в музей «Гранд-макет Россия». Ко всему прочему, у нас старший сын живет и учится в Петербурге. Эта поездка позволила и с братом пообщаться, и погулять вдоволь.

В этот период проходил кубок в Салавате, но травма не позволяла нам выступать. После этого он худо-бедно начал поправляться, выступил в Саранске на первенстве по короткой воде (25-метровая дистанция). Потом они с Иваном Феликсовичем начали подготовку к Кирову, к чемпионату на длинной воде. В апреле 2019 года в Кирове, он сумел перебороть свои страхи, показать хороший результат и взять КМС (спортивный разряд — кандидат в мастера спорта).

А в мае мы поехали на соревнования в Смоленск, на спартакиаду специальной олимпиады, где он взял два первых места. Та поездка отметилась еще одним важным для нас событием — Володя научился улыбаться для фото, мы, наконец, нашли волшебное слово. Для него это было маленьким достижением. Ребятки все хотят сфотографироваться после стартов, но он понимает, что выглядел не так, как все, стеснялся. В Смоленске мы это преодолели. В ту поездку мы каждый день гуляли, исходили весь город — красивый, цветущий, хорошее настроение. И я понял, мальчишка после этого восстановился.

Знаете, смысл сказки «Цветик-семицветик» я понял, только столкнувшись с этой проблемой в своей семье. Система сейчас не заточена под таких ребят, и помочь им могут только отдельные неравнодушные люди, готовые работать, такие как наш тренер, некоторые учителя, врачи. Об этом нужно говорить, чтобы что-то изменилось. И те же врачи не могут сладить с системой, но, когда попадаются настоящие люди, какие-то моменты срабатывают и дают возможность выйти из этого привычного шаблона. А мы все-таки должны понять, что может быть только один шаблон: мы все вместе и все одинаковые.

В тот момент, когда случилась эта ситуация, вокруг Володи собралось очень много хороших людей, оказалось, что их на самом деле много. Я думаю, все были бы такими, если бы всем с детства показывали, приучали, что бывает еще и так

К сожалению, этих детей становится все больше. И что это — наказание или испытание? Я думаю, что это награда, которая дает возможность нам все-таки вернуться в человеческое состояние и увидеть в рядом идущем человека. В тот момент, когда случилась эта ситуация, вокруг Володи собралось очень много хороших людей, оказалось, что их на самом деле много. Я думаю, все были бы такими, если бы всем с детства показывали, приучали, что бывает еще и так. Чтобы что-то поменялось, с самого детского сада надо ставить вопрос о том, что все мы разные — один — «ничего не вижу», второй — «ничего не слышу», третий — «ничего не скажу». Но мы все одинаковые, и мы должны друг другу помогать.

Ольга Голыжбина, фото Максима Платонова

Общество Татарстан

Autistic детей – NetMums Forum:

3

страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 16Last Страница в ThreadNext

предыдущие

первая страница

потоков в аутистые дети Последняя страница темы Тема начата Количество:

Ответов

просмотров

Дата последнего сообщения
Аутизм и задержка речи – 3 года   Надин М(32) 3 23
Никола В(3658)
Звонок родителям детей с аутизмом 2 Корпус S(8) 21 166
Тиа Б(46)
Маленькая девочка постоянно поет   Лора А(858) 0 1 06.08.2021 в 6.24:00
Кто-нибудь пробовал АВА с детским аутизмом в Великобритании?   Тайсир Э 0 13 06.07.2021 в 17:40
Я слеп от аутизма или они что-то видят?   млн лет R(39) 2 15
млн лет назад R(39)
Сможет ли мой сын когда-нибудь жить нормальной жизнью?   Натали Л(528) 7 103
Натали Л.(528)
Папа сына не хочет слушать о своем аутизме   Джоди А(23) 1 11
Jen71ei
3-летний малыш намеренно ударяется головой   Katie C(1117) 3 20
Jen71ei
Мой сын постоянно пачкается в школе   Дженнифер Х(95) 1 13
Jen71ei
Борьба с моим двухлетним ребенком (ожидает диагноза)   Шаннель Л. 6 69
Jen71ei
возможный диагноз аутизм   Ланах С 4 35
Бетти С.
Передвижная зона с 2 детьми, 1 с РАС   GE7 0 5 25 мая 2021 г., 20:34
Оценка опросника CAST? Аспергер?   Джен В(212) 5 19
Джен В(212)
Помогите или посоветуйте 🙂   Звезда M(11) 1 14
Джесс Х(219)
Время ожидания диагностики   Zenifar leea R 0 7 05.10.2021 в 10.25 PM
направление моего ребенка в общеобразовательную школу или школу с особыми потребностями   Шарон В.(957) 3 33
Эмма Л.(581)
Аутизм и сверхчувствительный слух   Linda W(115) 0 2 05.08.2021 в 12.00.55 PM
совет   Джесс Х(219) 2 15
Джесс Х(219)
portage   Кейт А(542) 1 6
апрель K(18)
возможный аутизм   Кейт А(542) 1 7
Джесс Х(219)
Обычный подросток?   Хейли Т(399) 3 24
Саре Y
Пожилая мать и риск РАС   Шерил П(235) 0 2 21-04-2021 в 10.40:00
приучение к горшку   Katie C(1117) 5 20
Katie C(1117)
Моему ребенку 3 года, он может повторять слова, когда его спрашивают, но не будет говорить, пока не повторит.   Райан О(18) 2 11
Апрель К(18)
Возможный аутизм   Сара Л(27)24960​0 2 90
Луиза Б.(201)
как поговорить с малышом об аутизме?   Кэти Б(1582) 2 37
Луиза С(4)709989
помоги мне перестать беспокоиться   Кэтрин Ф(186) 1 47
Луиза С(4)709989
Делитесь опытом   Миш Л(4) 1 18
Луиза С(4)709989
Посоветуйте, пожалуйста!   Екатерина М(1120) 1 12
Луиза С(4)709989
Аутичный сын – неполный рабочий день   Em 3 21
Jody A (23)
страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 16last Страница в Threadnext

предыдущие

Первая Page

Мама акция для родителей, которым только что поставили диагноз аутизм у их ребенка:

Ким также является автором блога о двух своих детях с аутизмом. Она является автором книги «Воспитание аутизма: выживание в ранние годы», доступной на Amazon

.

Если вы только начинаете свой путь аутизма со своим сыном или дочерью, я полагаю, вы чувствуете себя, по крайней мере, немного (преуменьшение года) подавленным.

Возможно, вам удалось записаться на неуловимую встречу, чтобы поставить вашему ребенку правильный диагноз. Может быть, вы прошли через эту преграду и уже планируете встречи с Центром раннего вмешательства для себя и своего ребенка.Возможно, вы находитесь на более позднем этапе и находитесь в разгаре оценки со школьным округом вашего ребенка, чтобы зачислить его или ее в то, что, как вы надеетесь, будет подходящей (и отличной) программой.

Я представляю себе, что где бы вы ни находились в этом процессе, во время него или после него, вы очень, очень устали.

Я уже пятнадцать лет в нашем путешествии по аутизму с двумя детьми в спектре аутизма, но я помню те дни, как будто они были вчера. Казалось, годами мы жили от одного визита к врачу к другому, от одного осмотра/встречи к другому.Это был неустанный раунд спешки и ожидания, пока, наконец, мы не переехали и не перевели нашего сына Джастина в его местный школьный округ.

И да, я тоже очень, очень устал.

Нам повезло в том, что большинство терапевтов и учителей Джастина были замечательными, однако большинство людей не имеют дело с десятками практиков, не имея хотя бы одного паршивого яблока в куче.

Для нас это был специалист по раннему вмешательству, который с абсолютной уверенностью сообщил мне, что мой двадцатимесячный ребенок никогда не заговорит и не будет жить самостоятельно.На самом деле она оказалась права.

Но не в этом дело.

Я скажу тебе это. В нежном возрасте восемнадцати месяцев у моего старшего сына был диагностирован аутизм от умеренной до тяжелой степени. У него не было слов, у него были частые срывы, непрекращающаяся бессонница, проблемы с желудочно-кишечным трактом, сенсорные проблемы, и он был самым привередливым едоком на планете. Это был 2004 год, и диагноз в этом возрасте, как правило, был неслыханным, но нам повезло, что педиатр, специализирующийся на развитии, смог распознать его проблемы, и мы смогли начать с ним различные методы лечения.Ему не было и двух лет, когда он начал заниматься АВА и логопедом, и едва ходил, когда этот конкретный терапевт украсил наш порог.

Она не имела права говорить то, что говорила. Никто абсолютно не может предсказать траекторию будущего вашего ребенка, когда он так мал. И хотя мои внутренние инстинкты подсказывали мне, что Джастин может оставаться на более серьезном конце спектра, неуловимая возможность того, что у него есть какое-то подобие функциональной речи и некоторая степень независимости, поддерживала меня в те мрачные дни, когда я был основным терапевтом моего сына.Одной этой фразой его терапевт лишила меня надежды и погрузила в дни отчаяния, прежде чем я смог осознать, что она не всеведущая и далеко не на все ответы.

Ей не следовало говорить то, что она сказала. И мне жаль, что у меня не хватило сил сказать ей это в лицо.

Спустя четырнадцать лет после того леденящего душу момента у моего сына есть несколько слов, но, что более важно, он может красиво общаться со своим iPad. Он никогда не будет жить самостоятельно, но прекрасно справляется со своими потребностями, отлично справляется с выполнением задачи.Он ест (даже несколько овощей!), спит, и у него больше нет сенсорных проблем.

Самое главное, он один из самых счастливых детей, которых я знаю.

Десять лет назад у нашего второго ребенка был диагностирован регрессивный аутизм, и поначалу его траектория, казалось, отражала траекторию его брата. Заку было восемнадцать месяцев, когда он перенес две последовательные болезни, которые, казалось, лишили его речи, аппетита и погасили свет в его глазах, сделавший его нашим мальчиком. Помню, в то время я подумал, что один из его терапевтов мог бы сказать о нем то же самое, что и о нашем старшем мальчике, но, к счастью, все молчали.

А десять лет спустя он больше не имеет статуса специального образования, у него есть друзья, он попал в список почетных званий в свой первый выпускной период в средней школе и, самое главное, любит свою жизнь.

По сей день оба моих сына удивляют меня приобретением навыков, способностью приспосабливаться к разным условиям и кипучей душой. Пятнадцать лет назад я и подумать не могла, что окажусь в такой ситуации с двумя моими мальчиками, и мои надежды на их счастливое, безопасное и продуктивное будущее поддерживали меня в наши самые мрачные дни.Никто не может предсказать будущее вашего ребенка, даже самый блестящий врач или самый опытный терапевт. Никогда не позволяйте никому лишать вас надежды на то, что ваш ребенок тоже когда-нибудь будет счастлив.

И никогда, никогда не сдавайтесь в этом стремлении.

Пожалуйста, прекратите жаловаться на своих детей-аутистов

Распространите информацию!

(Внутри: Дорогие мамы, страдающие аутизмом… Пожалуйста, перестаньте жаловаться на своих детей-аутистов… Это вредно для ваших детей и всего сообщества аутистов.У всех бывают плохие дни, но в этом посте рассказывается, почему нужно перестать жаловаться на своих детей-аутистов и что вы можете сделать вместо этого!)

В Фейсбуке гуляет видео, на котором мать плачет.

Она пыталась отвести своего ребенка на «Улицу Сезам в прямом эфире» и была смущена тем, что ее 6-летний ребенок-аутист стимулировал во время встречи с Элмо, и она увидела всех «очаровательных малышей» в очереди.

Она плачет в своей машине, на видео для сотен тысяч людей, , потому что ее сын страдает аутизмом, и это усложняет ей жизнь.

Она плачет, что ее сын не будет врачом. Она плачет, что хотя ее сын счастлив и в безопасности , он не тот ребенок, которого она ожидала.

И она плачет, потому что, если она умрет раньше него, она не верит, что кто-то пойдет на похороны ее ребенка.

Предположительно, потому что никто никогда не будет любить ее сына настолько, чтобы горевать, когда он умрет.

Это видео стало ВИРУСНЫМ. Так много родителей аутичных детей лайкнули, прокомментировали и поделились этим…

«ДА.ВОТ ТАКАЯ МОЯ ЖИЗНЬ».

И я понял. Острая нехватка ресурсов для детей-аутистов и их семей. Страшно подумать о будущем, когда вашему ребенку может понадобиться пожизненный уход.

Но я скажу кое-что, может быть, немного непопулярное…

Как аутичный человек и родитель аутичного ребенка, умоляю вас.

Пожалуйста, перестаньте жаловаться на своих детей-аутистов.

Пожалуйста, перестаньте жаловаться на своих детей-аутистов

Теперь, прежде чем вы начнете бросаться в меня вещами, позвольте мне уточнить.

Я понимаю, что аутизм — это не всегда солнце и радуга.

Я понимаю, что воспитание аутичного ребенка (как и любого другого ребенка) может быть разочаровывающим, утомительным, ошеломляющим и временами просто пугающим.

Я обещаю, что объясню, что должны делать родители, когда испытывают такие большие (и обоснованные) чувства к аутизму и своему ребенку. Просто держись крепче.

И прежде чем кто-нибудь скажет «но вы не можете понять, потому что вы и ваш ребенок «высокофункциональны», а это совершенно разные вещи.

Прошу прочитать этот пост о вреде функционирующих этикеток.

Дело в том, что защитники аутизма с разным уровнем способностей соглашаются… Никто не должен публично жаловаться на своего аутичного ребенка.

Теперь, когда мы разобрались с этим, давайте перейдем к сути…

Вы бы так говорили о других своих детях?

Это первый шаг к тому, чтобы узнать, выходит ли за рамки то, чем вы собираетесь поделиться.

Представьте на минуту, что вы всегда хотели, чтобы ребенок стал врачом.

Я имею в виду целых девять ярдов. Мечтать о том, чтобы они стали отличниками и поступили в отличный колледж…

Поступление в медицинский институт… Выбор специальности… Вы мечтали обо всем этом еще до рождения ребенка…

А потом родился ваш ребенок, плохо учился в школе, и они решили, что никогда не хотят поступать в колледж.

Вы бы публично пристыдили своего ребенка за то, что он не такой, каким вы его представляли?

Вы бы плакали в машине о том, что будущее вашего ребенка ужасно, потому что это не то, чего вы хотели?

Вы бы предположили, что никто, кроме вас, никогда не позаботится о вашем ребенке?

Не думаю.А если бы вы это сделали, то весь мир не сочувствовал бы вам, они бы сказали вам перестать быть таким злым и любить своего ребенка таким, какой он есть .

Родители часто внимательно относятся к тому, что они рассказывают в Интернете о своих детях, но по какой-то причине эта линия конфиденциальности исчезает, когда их ребенок становится инвалидом.

Родители без колебаний делятся сокровенными подробностями о нервных срывах своего ребенка-инвалида, проблемах с туалетом, историях болезни и многом другом.

Они говорят о том, что их дети-инвалиды тяготят их и усложняют им жизнь.

Но родители ничего подобного не рассказывают о своих нейротипичных или здоровых детях.

Итак, первое практическое правило: не публикуйте ничего публично о своем аутичном ребенке, чего бы вы не опубликовали о своем нейротипичном ребенке .

Будет ли ваш супруг так говорить о вас?

Теперь следующий слой… Ваш супруг так о вас говорил?

Подумайте об этом… Если бы пара пошла на концерт, а жена была бы подавлена ​​и перевозбуждена, и у нее случилась бы паническая атака…

Затем муж выложил в Facebook видео, в котором рассказывает о том, как СМУЩАЕТ его жена и как тяжело это усложняет ему жизнь…

Как никто не полюбит ее, потому что она другая… Как обидно, что ему пришлось «отказаться» от жены и ее будущего…

Никто не будет на его стороне.

Многие назвали бы его эмоционально оскорбительным, и это правильно…

Если мы не хотим, чтобы наш супруг говорил о нас определенным образом, мы не должны так говорить о нашем ребенке. Это просто элементарное уважение.

Что, если ваш ребенок прочитает это?

Можете ли вы представить, что читаете это вслух своему ребенку?

«Но мой ребенок не понимает»

Возможно, в один прекрасный день никто не знает будущего вашего аутичного ребенка.

И даже если они не будут, вы искренне думаете, что, поскольку они, возможно, не понимают, что вы сказали, это позволяет вам говорить?

Отсутствие речи или умственная отсталость (кстати, это ОЧЕНЬ разные вещи) не отменяет основного права этого человека на неприкосновенность частной жизни, достоинство и уважение.

Мир наблюдает за тобой

Это один момент, который, я думаю, не учитывают многие родители, но факт в том, что мир наблюдает за вами.

Возможно, вы являетесь единственным связующим звеном в сообществе аутистов.

Возможно, они никогда не знали аутичных людей до знакомства с вашим ребенком.

Если вы жалуетесь на своих аутичных детей в Интернете, чтобы их увидел весь мир, это впечатление, которое эти люди производят на аутистов и аутичных людей в целом.

Когда вы говорите, что не думаете, что у вашего ребенка когда-либо будут друзья, вы говорите миру, что аутизм делает кого-то непривлекательным.

Когда вы говорите, что аутизм так усложняет вашу жизнь, вы говорите миру, что от аутичных людей больше проблем, чем пользы.

Когда вы говорите, что аутизм разрушил ваш брак, вы призываете людей бояться аутичных людей.

Вам нужно изобразить аутизм как радугу и солнечный свет? Точно нет.

Но не жалуйтесь на то, как ужасно растить аутичного ребенка.

Что делать родителям, когда им нужно выговориться?

Теперь, как и было обещано, есть способы выговориться, не причиняя вреда своему ребенку и другим аутичным людям.

Я понял. Иногда вы боретесь, и вам просто нужно выговориться, иначе вы взорветесь.

Так что же делать, если вы не можете выйти на весь интернет-мир?

Вот несколько идей:

  • Выразите свою супругу.
  • Вент со своим лучшим другом.
  • Позвоните своей маме и сообщите об этом по телефону (если только ваша мама не поддерживает аутизм и вашего аутичного ребенка!)
  • Высказывайтесь в закрытой частной группе Facebook других понимающих родителей.
  • Выпейте кофе в Starbucks, чтобы проветрить голову.
  • Напишите о своих разочарованиях в личном дневнике.
  • Запишитесь на сеанс к терапевту.
  • Отправьте сообщение другому родителю аутичных детей, с которым вы дружите.
  • Пообедайте с другом и расскажите о жизни.
  • Наймите няню и запланируйте свидание с супругом.

При любом из этих предложений убедитесь, что ваш ребенок находится вне пределов слышимости и что вы разговариваете с кем-то в безопасности.

Подводя итог, у вас есть множество способов рассказать о своих больших страхах и чувствах, когда вы расстроены аутизмом или вашим аутичным ребенком.

Выходя из машины и плача о том, как ужасен для вас аутизм, это неправильный способ…

Пожалуйста, перестаньте жаловаться на своих детей-аутистов.

Если вы согласны с этим и хотите безопасное пространство в Интернете, где вы можете учиться и развиваться как защитник аутизма, нажмите здесь, чтобы рассказать мне немного о своей ситуации и присоединиться к группе Embracing Autism в Facebook!

Если вам понравился этот пост, вам также может понравиться…

АУТИЧНЫЕ ЧИТАТЕЛИ: В разделе комментариев к этому посту много ненависти и эйблизма, а также много комментариев, которые оскорбляют и/или провоцируют.Читайте с осторожностью.

О Кайлин
Кейлин Джордж — аутичный самоадвокат, писательница и мать пятерых детей, в том числе одного аутичного ребенка. Она осознала свой аутизм во взрослом возрасте вскоре после того, как ее сыну поставили первоначальный диагноз. Внезапно те ее части, которые казались обществу такими «странными», нашли ответ. С тех пор Кайлин страстно делится своим опытом с аутизмом по обе стороны большой пропасти между родителями и аутичными самозащитниками на AutisticMama.ком.

Форум детей с особыми потребностями | Мамснет

Субъект Ответов Последний
Создать новую тему в этой теме
1 ЧеддерГордж99 04.10.22 00:41
8 МакенСыр 04.09.22 22:38
2 Хелс20 04.09.22 22:02
332 закрыть 04.09.22 19:28
4 черновая печать 04.09.22 19:00
17 Паула2211 04.09.22 16:39
847 РайлиДжейсмомми 04.09.22 12:05
9 НинаМаниана 04.09.22 08:48
19 Сиськилетают на юг 04.09.22 07:48
5 Сиськилетают на юг 04.09.22 07:39
10 Пасифика44 04.09.22 07:09
5 спрогонтетин 04.08.22 21:48
14 Подражание 04.08.22 21:15
8 ХоллиХоббиПлейс 04.08.22 16:34
1 колокольчики 04.08.22 10:55
15 Подражание 04.08.22 09:24
27 10187мумия2 04.07.22 21:48
2 Cnic29x 04.07.22 19:06
8 КофеССыром 04.07.22 15:17
5 Крисси71 04.07.22 15:00
3 попугай 04.07.22 07:20
7 Вибс21 04.06.22 21:14
68 мумоф22020 04.06.22 16:14
7 Вик99 04.06.22 08:19
130 пони 04.06.22 07:27
5 миссрозетта 04.05.22 19:33
5 Yxzl 04.05.22 18:49
20 ДанаБ 04.05.22 13:09
2 НовыйДеньНоваяЖизнь 04.05.22 02:35
4 Подражание 04.04.22 21:16
1 ЭйлонвиСР… 04.04.22 15:24
6 456сезо 04.04.22 12:09
2 мегамам 04.03.22 07:52
12 терфдсасд 04.03.22 01:56
4 Рубин110 04.03.22 01:47
6 НинаМаниана 04.02.22 08:29
7 LightTripper 04.01.22 16:25
7 Мисспакорабанн 04.01.22 15:43
1 Лаура1295 04.01.22 12:03
7 ЭтельМукозуб 04.01.22 09:47
4 Подражание 31.03.22 19:58
3 Архепсих 31.03.22 18:04
10 Бесконечный… 31.03.22 17:29
94 майак 31.03.22 15:36
9 Полли421 31.03.22 13:11
5 АктонБелл 31.03.22 09:11
8 ЭйлонвиСР… 30.03.22 14:49
3 Слишком много минифигурок 30.03.22 13:18
8 Подражание 30.03.22 11:10
1 isaidwhatisaid 29.03.22 18:18
Создать новую тему в этой теме

Эксперт делится тем, что родители детей-аутистов должны знать об этом расстройстве

Ребенка с аутизмом и судорожным расстройством можно лучше вылечить, назначив ему кетогенную диету.

Родители часто задаются вопросом, что делать с поведенческим расстройством, поскольку доступной информации очень мало.

Может ли человек с расстройством аутистического спектра жить независимой взрослой жизнью? Простой ответ на этот вопрос — да, но каждый аутичный ребенок не способен достичь такого уровня независимости. Некоторые нуждаются в пожизненной заботе и поддержке. Аутизм влияет на все аспекты жизни ребенка, начиная от школьного и высшего образования и заканчивая перспективами трудоустройства.Родители часто задаются вопросом, как поступить с поведенческим расстройством, поскольку о нем доступно очень мало информации, несмотря на то, что Всемирная организация здравоохранения утверждает, что примерно один из 160 детей страдает аутизмом. Это не очень маленькое число, и все же немногие люди знают о деталях, связанных с аутизмом. Родители часто не знают, что делать.

Прамод Мишра, основатель Форума родителей, страдающих аутизмом, изо всех сил старается заполнить информационный пробел. В беседе с ETimes он рассказал о том, как родители должны следить за ранними признаками аутизма, такими как плохой зрительный контакт, отвращение к текстуре, задержка речи, повторяющаяся игра в одиночку и игнорирование опасности, и немедленно обращаться к педиатру, если у них возникнут какие-либо симптомы. замечены.Он посоветовал опекунам присоединиться к его собственному Форуму родителей, страдающих аутизмом, чтобы взаимодействовать с другими родителями, имеющими детей с аутизмом после постановки диагноза.

На вопрос о том, является ли текущий сценарий обучения детей с аутизмом достаточно инклюзивным, он ответил, что существуют специальные школы, как инклюзивные, так и эксклюзивные. В соответствии с требованиями закона инклюзивное образование проводится параллельно с обычным образованием при дополнительной поддержке со стороны обычных школ. Однако недостатки заключаются в отсутствии специализированных инструкторов и инклюзивной инфраструктуры.Он также добавил, что сотрудники в основном не обучены заботиться о студентах с особыми потребностями. Он обвинил в этом социальную стигму вокруг психического здоровья.

Прамод обратился к родителям с призывом сделать своих аутичных детей как можно более самостоятельными и упростить их обучение повседневным задачам. Он рассказал о том, как на его форуме проводятся регулярные вебинары опытных специалистов и психотерапевтов для родителей через www.autismparentsforum.com. Форум также организовал онлайн-консультации для родителей, проживающих в отдаленных районах, и подключенных родителей через различные платформы социальных сетей, где они могут свободно обсуждать свой личный опыт со своими детьми без каких-либо опасений.Он сказал, что около 15 000 родителей из Индии и других стран присоединились к его форуму.

Читайте все последние новости, экстренные новости и новости о коронавирусе здесь.

Где получить поддержку, если вы страдаете аутизмом

Друзья и семья

Если вы расскажете своим близким о диагнозе аутизм у вас или вашего ребенка, это поможет им понять, что это значит.

Они могут помочь с:

  • повседневными вещами, чтобы у вас было больше времени посвятить себя или своего ребенка аутичные люди и аутичные взрослые.

    Амбициозные об аутизме

    Для детей и подростков с аутизмом, их родителей и опекунов.

    Информация:

    Также может быть полезно послушать рассказы других людей об аутизме на сайте healthtalk.org.

    Местные группы поддержки

    Группа оценки, которая диагностировала вас или вашего ребенка, должна предоставить вам информацию о местных группах поддержки.

    Вы также можете искать местные группы, используя:

    Социальные сети и форумы

    Многие люди с опытом аутизма предлагают поддержку и делятся своими историями на форумах и в социальных сетях.

    Вам не обязательно разговаривать с другими в онлайн-группах, но может быть полезно посмотреть, что они говорят.

    Хорошим местом для начала являются группы, организованные благотворительными организациями по борьбе с аутизмом. Но имейте в виду, что NHS не отслеживает эти сайты.

    Важный

    Комментарии в социальных сетях и на форумах часто основаны на личном опыте и не должны восприниматься как совет, который поможет вам или вашему ребенку.

    Facebook

    Как пользоваться Facebook, если вы новичок.

    Twitter

    Как пользоваться Twitter, если вы новичок.

    Форумы и сообщества

    Ваша школа, колледж или место работы

    Вы можете получить поддержку, чтобы облегчить жизнь вам или вашему ребенку.

    Узнайте, какая помощь доступна по телефону:

    • детский сад или школа – обратитесь к учителям или персоналу специального образования (SENCO)
    • колледж или университет – обратитесь в службу поддержки учащихся
    • работа – обратитесь к своему менеджеру и в отдел кадров (HR)

    Ваш местный совет

    Вы можете получить некоторую поддержку и финансовые пособия от вашего местного совета.

    Доступность зависит от вашей ситуации.

    Для детей и молодежи

    Для лиц моложе 25 лет: узнайте в своем совете об их «местном предложении».

    Так называется поддержка, которую они оказывают молодым людям с особыми образовательными потребностями.

    Каждый совет должен иметь местное предложение.

    Вы также можете получить консультацию о местных предложениях в местной консультационной службе по особым образовательным потребностям.

    Для взрослых

    Если вы взрослый с аутизмом или ухаживаете за взрослым с аутизмом, обратитесь в свой совет для оценки потребностей.

    Это оценка, чтобы выяснить:

    • какие проблемы у вас возникают в повседневной жизни
    • какую поддержку или финансовые пособия вы можете получить

    для родителей и опекунов

    аутистом, обратитесь в свой совет за оценкой опекуна.

    Это оценка, чтобы выяснить, какую поддержку или финансовые льготы вы можете получить, чтобы помочь вам ухаживать за аутичным человеком.

    Врачи общей практики и бригады по оценке аутизма

    Если вы считаете, что вам или вашему ребенку нужна помощь медицинского работника, поговорите с врачом общей практики или группой по оценке, поставившей вам диагноз.

    Они могут направить вас к специалисту, который может помочь, например:

    • трудотерапевту
    • логопеду
    • специалисту по психическому здоровью

    Когда не стоит беспокоиться об аутизме

    At в какой-то момент все родители сравнивают то, что делают их дети, с тем, что делают дети их двоюродных братьев или друзей. «Соревнующееся воспитание» — это заставляет нас всех чувствовать себя немного сумасшедшими — и это очень трудно остановить.

    Не слишком ли мы беспокоимся? Слишком мало? Что является достаточным основанием для беспокойства?   Доверяйте своим инстинктам.Вы лучше всех знаете своего ребенка.

    Если вы заметили, что ваш ребенок развивается не так, как другие дети, или что-то кажется неправильным, важно поговорить с надежным источником.

    Обнадеживающие вехи развития для младенцев и детей ясельного возраста


    В своей книге Mama Doc Medicine: обретение спокойствия и уверенности в воспитании детей, здоровье ребенка и баланс между работой и личной жизнью , доктор Венди Сью Суонсон перечисляет следующие признаки того, что ваш ребенок вовремя развивает отличные коммуникативные навыки:

    • Ответы на нее имя в возрасте от 9 до 12 месяцев

    • Улыбается в возрасте 2 месяцев; смеется и хихикает в возрасте от 4 до 5 месяцев; выражает зрительный контакт, улыбается или смеется в такт вашему юмору около 6 месяцев

    • Играет и думает, что ку-ку — это забавно в возрасте около 9 месяцев.Делится с вами удовольствием во время этой игры

    • Устанавливает зрительный контакт с людьми в младенчестве

    • Пытается произносить слова, которые вы произносите в возрасте от 12 до 18 месяцев

    • Использует 5 слов к 18 месяцам 906 месяцев 5

    • Копирует ваши жесты, например, указывая пальцем, хлопает в ладоши или машет рукой

    • Имитирует вас, т. е. делает вид, что размешивает смесь для блинов, когда вы даете ему ложку и миску, или делает вид, что разговаривает по телефону с помощью игрового мобильного телефона

    • Качает головой “нет”

    • Машет до 15 месяцев

    • Очки, чтобы показать вам что-то интересное или привлечь ваше внимание к 18 месяцам

      808 908 Дополнительные ресурсы: 6

       

      Примечание редактора: У детей с РАС могут быть другие проблемы со здоровьем, которые могут потребовать дальнейшего обследования и лечения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.