Дифтероиды в мазке на флору что это: Бакпосев на флору и чувствительность к антибиотикам – из ЗЕВА

Содержание

Бакпосев на флору и чувствительность к антибиотикам – из ЗЕВА

Универсальное микробиологическое исследование, позволяющее определить наличие и основные культуральные свойства (титр, количество), чувствительность к основным группам антибактериальных препаратов) большинства аэробных микроорганизмов, растущих на обычных питательных средах. Для исследования подходит практически любой вид биологического материала. Анализ используют для микробиологической диагностики неспецифических инфекционных заболеваний, выявления возбудителей хронических инфекций, определения наиболее подходящего препарата для антибактериальной терапии. Чувствительность к антибиотикам для нормальной микрофлоры не определяется.

Список нормальной микрофлоры:

  1. Зев и нос:- Streptococcus viridians – Staphylococcus epidermidis – Staphylococcus saprophyticus – Staphylococcus haemolyticus – Дифтероиды – Neisseria spp (кроме Neissria meningitidis)
  2. Мазки урогенитальные (женские) – Lactobacillus – Сorynebacterium urealytica (дифтероиды) – Staphylococcus epidermidis (в титре ниже 1х10^4) – Staphylococcus saprophyticus(в титре ниже 1х10^4)

Указанные выше микроорганизмы относятся к постоянной нормальной микрофлоре и не требуют лечения антимикробными препаратами, т.к. при их отсутствии могут возникнуть проблемы «дисбактериоза» в указанных органах (снижение местного иммунитета, рецидивы хронических заболеваний) . Лечение этих микроорганизмов антибиотиками сравнимо, с лечением антибиотиками лакто- и бифидобактерий в кишечнике. При обнаружении микробиологическим методом микроорганизмов, составляющих нормальную микрофлору, или условно-патогенных микроорганизмов в титре менее диагностического не определяется чувствительность к антибиотикам и бактериофагам, так как это количество не является значимым и не требует лечения противомикробными препаратами. 

Стоимость исследования

Дифтероиды

В отличие от C. diphtheriae дифтероиды имеют не два зерна волютина, расположенные по полюсам, а или несколько, расположенных по всему протяжению бактериальной клетки, или одно, или вовсе лишены зерен волютина. В мазке дифтероиды располагаются не попарно, а частоколом. И, как уже говорилось, культуры дифтероидов не обладают цистиназной и обладают уреазной активностью.

Все дифтероиды можно разделить на две группы, в зависимости от их роли в патологии человека.

К сапрофитным видам относятся, например, C. pseudodiphtheriticum (C. hofmannii) и C. xerosis. Первый является нормальным обитателем носоглотки, у детей – влагалища, может присутствовать на раневой поверхности. Второй вид колонизирует конъюнктиву, раньше считался возбудителем конъюнктивита.

К условно-патогенным видам относятся: C. ulcerans (вызывает дифтериеподобные поражения зева и поражения кожи), C. jeikeium (вызывает госпитальные инфекции с развитием бактериемии, чаще встречается у мужчин), C. cistitidis (вызывает урологическую патологию, чаще встречается у женщин), C. minutissimum (возбудитель эритразмы – заболевания, проявляющегося в виде красновато-коричневой сыпи, преимущественно в подмышечной и паховой областях).

Листерии и листериоз

Листерии относятся к роду Listeria. Патогенный для человека вид – L.monocytogenes.

Это грамположительные полиморфные коккобактерии. Перитрихи. В мазке располагаются поодиночке, палочковидные формы могут располагаться попарно, под углом друг к другу (напоминая букву V).

Выращиваются преимущественно на сложных питательных средах, хотя особой требовательности к питательному субстрату не отличаются. Вырастают через 1-2 дня при 370С в любых условиях аэрации. Образуют на жидких средах муть, а на плотных – мелкие S- и R-формы колоний с голубовато-сероватым оттенком, на кровяных средах – с узкой зоной β-гемолиза. Для культур листерий характерен запах творога или молочной сыворотки.

В качестве селективных сред для выделения листерий используются кровяной агар с трипафлавином и налидиксовой кислотой и глюкозо-глицерино-сывороточный агар (или бульон) с теллуритом калия; последняя среда используется для выделения листерий чаще всего.

Ферментативная активность листерий невысокая.

Листерии обладают О- и Н-антигенами, которые, однако, мало специфичны и схожи с другими бактериями, что затрудняет серологическую диагностику заболевания.

К факторам патогенности листерий относятся токсин, гемолизин (листериолизин), вызывающий разрушение мембраны фагосомы, мембранный белок интерналин, обуславливающий проникновение листерий внутрь клеток, и фосфолипазы, разрушающие мембраны клеток. Свое название патогенный для человека вид листерий получил благодаря своему моноцитозстимулирующему действию.

Листерии чувствительны к дезинфектантам, а вот при 100оС погибают лишь через 3-5 минут, поэтому сохраняются в пастеризованном молоке. Хорошо переносят низкие температуры; при 4оС на мясе и в молоке не только не гибнут, но и размножаются.

Источником инфекции при листериозе могут быть животные, хотя для листерий внешняя среда является главным местом обитания, в силу чего листериоз можно рассматривать как сапроноз. Передача инфекции происходит через желудочно-кишечный тракт, дыхательные пути, поврежденную кожу.

Листериоз – полиморфное заболевание с преобладающим поражением нервной ткани или с развитием ангиозно-септических форм. Если не поражается ЦНС (смертность от листериозного менингоэнцефалита без лечения достигает 50%), то исход заболевания благоприятный. Следует иметь в виду, что инфицирование беременных, как правило, приводит к гибели плода.

В результате бактериемии листерии обсеменяют паренхиматозные органы и ЦНС. В пораженных органах формируются листериомы (узелки, состоящие из измененных клеток органов и мононуклеарных фагоцитов, а также скоплений возбудителя). Некротизирование листериом обуславливает формирование в соответствующей ткани дистрофических изменений. При гибели листерий высвобождается токсин и развивается интоксикация.

Постинфекционный иммунитет при листериозе непрочный, обусловлен в основном клеточными факторами. Известную роль в противолистериозном иммунитете играют фагоциты (внутри которых листерии теряют способность к размножению) и состояние аллергии.

Микробиологическая диагностика основана на идентификации выделенной из патологического материала (или на питательной среде или посредством биопробы) чистой культуры возбудителя. Обнаружение листерий в патологическом материале возможно также и с помощью ПЦР. В сыворотке крови определяют нарастание титра специфических антител. При низком титре последних ставят аллергическую пробу для выявления ГЗТ.

В качестве патологического материала при микробиологической диагностике листериоза используют кровь, ликвор, слизь из зева, пунктат увеличенных лимфатических узлов, околоплодные воды; у новорожденных – меконий, пупочную кровь, секционный материал. Идентификацию чистой культуры проводят по следующим признакам: состоит из маленьких грамположительных палочек, подвижных, ферментирует углеводы только до кислоты (без образования газа), каталазоположительна, при заражении морской свинки в конъюнктивальный мешок у лабораторного животного развивается конъюнктивит, агглютинируются специфической сывороткой. Из материала, сильно загрязненного посторонней микрофлорой, выделяют культуру биологическим методом: заражаются белые мыши, иммуносупрессированные кортизоном, или морские свинки, для выделения культуры берут печень и селезенку павших животных.

Антитела в сыворотке крови обнаруживают в РА, РНГА, РСК с использованием метода парных сывороток. У лиц со слабоположительными серологическими реакциями подтвердить диагноз помогает положительная кожно-аллергическая проба.

Специфическая профилактика листериоза не разработана. Профилактические меры заключаются в соблюдении правил личной гигиены при контакте с животными, раннее выявление, изоляция и лечение больных листериозом домашних животных. Антимикробная терапия листериоза (хороший эффект дает применение антибиотиков пенициллинового ряда) при беременности может предотвратить заражение плода или перинатальное заболевание и его последствия.

Для этиотропной терапии листериоза используют антибиотики и сульфаниламиды.

Мазок на микрофлору, норма, расшифровка анализа мазка на микрофлору у женщин

Нарушение микрофлоры влагалища и заболевания

Мазок на микрофлору — это самый первый и распространенный анализ, который сдают женщины на приеме у гинеколога. Это делается как с профилактической целью, так и с целью последующего назначения лечения. Почему возникает нарушение микрофлоры влагалища и как оно лечится?

В норме во влагалище здоровой женщины репродуктивного возраста «живут» лактобактерии. Они защитники от вредоносных микроорганизмов, инфекции. Микрофлора палочковая в мазке — идеальный вариант, когда повода для беспокойств нет. При этом иногда есть небольшое количество условно-патогенных микроорганизмов (стафилококки, гарднерелла грибки кандида и пр.), которые анализ мазка на микрофлору может показать, но они не несут урона здоровью и не приводят к появлению неприятных симптомов, если находятся там в небольшом количестве. Если у женщины смешанная микрофлора в мазке и при этом есть такие симптомы, как зуд, жжение, обильные выделения с неприятным запахом — может понадобиться противомикробное лечение, нередко для подбора наиболее эффективного препарата сдается также бак. посев.

Но если мазок на микрофлору норма, но определенные симптомы, указывающие на патологию есть, врач может назначить в качестве профилактики препараты, нормализующие баланс между полезными и условно-патогенными микроорганизмами. Популярны сейчас препараты с лактобактериями, назначаемыми перорально, и местно. Также существуют БАДы в виде вагинальных таблеток с аскорбиновой кислотой. И те и другие могут использоваться, если исследование мазка на микрофлору не показывает вагинальный кандидоз (молочницу), иначе возможно обострение грибковой инфекции.

Если женщину беспокоят необычные выделения, зуд, жжение, врач может заподозрить два диагноза. Первый – кольпит (вагинит), то есть воспаление слизистой оболочки влагалища, вызванное одним или несколькими из этих микроорганизмов: клебсиеллы, энтеробактерии, кишечная палочка, грибы кандида, трихомонады, гонококки, гемолитические стрептококки группы В, дифтероиды. При кольпите обычно бывают обильные выделения, влагалище при осмотре выглядит воспаленным. Результаты мазка на микрофлору показывают наличие большого количества лейкоцитов, макрофагов, условно-патогенную или патогенную микрофлору. Врач должен определить микроорганизм, вызвавший воспалительный процесс, чтобы правильно назначить лечение. Например, в случае вагинального кандидоза (кандидозного вагинита) назначаются противогрибковые препараты и лечится одна женщина, если у ее полового партнера нет патологической симптоматики. А если мазок на микрофлору влагалища у женщин выявил гонококки (гонорею) лечатся оба партнера, так как это заболевание, передающиеся половым путем.

Второй возможный диагноз — бактериальный вагиноз. При этом заболевании «атакующими» являются следующие микроорганизмы: гарднерелла, анаэробные бактерии (пептококки, пептострептококки, бактероиды, мобилункус). При этом женщина может ощущать небольшой зуд, жжение, выделения также могут быть, но не столь обильные как при кольпите (вагините). И главный симптом — неприятный запах из влагалища, он многократно усиливается после полового акта, если он был законченным. Когда во влагалище попадает сперма, там происходит химическая реакция, при которой выделяются летучие амины, поэтому и появляется неприятный запах, схожий с тем, что бывает от тухлой рыбы.

А если посмотреть на мазок на микрофлору расшифровка его показывает малое количество или полное отсутствие лактобацилл, кокковую флору, «ключевые клетки», много эпителия. Количество лейкоцитов, как правило, соответствует норме или немного ее превышает.

Обычно взятие мазков на микрофлору дополнительного не проводится, только контрольные уже после лечения. А оно заключается в использовании вагинальных суппозиториев, содержащих метронидазол, иногда с противогрибковым компонентом, чтобы не провоцировать вагинальный кандидоз. Мужчины, как правило, в лечении не нуждаются.

Мазок из зева на микрофлору, из вагины, из уха и других мест покажет достоверный результат только при соблюдении правил подготовки к нему. Что касается гинекологии это:

  • не заниматься сексом за 1-2 дня до исследования;
  • не спринцеваться, не лечиться народными и традиционными средствами.

Мазок из уха

Мазок из уха – один из методов диагностики воспалительных процессов, применяемых в медицинском центре «Медлайн Сургут».

Мазок из уха назначается, когда врач подозревает развитие острого или хронического отита инфекционной и грибковой этиологии. Лабораторные исследования дают возможность отоларингологу поставить диагноз, подобрать соответствующее лечение, предотвратив переход заболевания в хроническую форму.

Как правило, мазок проводится до начала антибактериальной терапии.


Что выявляет?

Часто мазок из уха выявляет такие патогенные микроорганизмы:

  • энтеробактерии;
  • протей;
  • золотистый стафилококк;
  • стрептококки;
  • непатогенные дифтероиды и грибы рода кандида.

Кроме того, данный анализ показывает микрофлору слизистой уха, дает возможность определить чувствительность патогенных микроорганизмов к основным группам антибиотиков.


Причины развития инфекции в ухе:

  • переохлаждение;
  • микротравмы, например, при чистке уха;
  • снижение иммунитета;
  • вода, попавшая в ухо и долго там находящаяся;
  • авитаминоз;
  • сахарный диабет;
  • повышенное выделение ушного секрета;
  • грибы;
  • неправильное самолечение.

При развитии отита к основному возбудителю заболевания часто добавляется вторичная микрофлора, распознать которую помогает мазок. Чтобы правильно подобрать антибактериальное лечение, нужно сначала дифференцировать патогенную микрофлору.


Взятие мазка и результаты

  • Мазок из уха лучше сдавать до начала приема антибактериальных препаратов, чтобы результат отображал реальную картину заболевания.
  • Для бакпосева берется мазок из наружного уха или аспират из среднего уха.
  • Мазок на флору берется из наружного уха ватной палочкой или ушным крючком и наносится на предметное стекло перекатыванием по нему ватной палочкой. Каждое стекло промаркировано, чтобы можно было различить исследование мазка, взятого из правого и левого уха, так как результаты анализов могут отличаться. Мазок на микрофлору и чувствительность к антибиотикам делается в пробирке.

В результате исследования могут выявиться:

  • кишечная и синегнойная палочки – не являются нормой и требуют лечения;
  • энтеробактерии – свидетельствуют о воспалительном процессе;
  • нейтрофилы – разновидность лейкоцитов, наличие которых говорит о патологическом состоянии и об интоксикации тканей уха микроорганизмами;
  • дрожжеподобные грибки – считаются нормой, так как они присутствуют в небольшом количестве в здоровой слизистой уха. Однако резкое увеличение их числа приводит к заболеванию, поэтому важную роль играет количественный показатель;
  • процесс фагоцитоза (захват и переваривание патогенных микроорганизмов) – является подтверждением наличия патогенной микрофлоры в полости уха.

Анализ, диагностику и лечение всех ЛОР-заболеваний может проводить только специалист-отоларинголог! Обращайтесь за квалифицированной помощью в клинику «Медлайн Сургут»!

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 4 0 obj /ModDate (D:20160712135418+03’00’) /Subject >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Вестник Витебского государственного медицинского университета. – 2008. – Т. 7, № 2
  • Библиотека УО “ВГМУ”
  • Библиотека УО “ВГМУ”2016-07-12T13:54:18+03:002016-07-12T13:54:18+03:002016-07-12T13:54:18+03:00uuid:3d345c98-a261-4e57-9cb8-dd4672f2c90fuuid:5fcf7d23-9e0f-46fe-b32a-d035d891430c endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > >> /Rotate 0 /Type /Page /Annots [20 0 R] >> endobj 6 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 7 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 8 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 9 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 10 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 11 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 12 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 13 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 14 0 obj > /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 15 0 obj > stream x]q.1 s#[‘j7Zel hKlkP€Q{gh Ya]_%TjƁ݀ y-ht:i{LhD /,)q*%KԹT)E/ϟRtj#YW>{L$2Xj_*\opZX3>BB|Q”)GLx(l’c49LTu6’zJRO: alN09E1hza[qVx%$’ x#DRlBgu

    Мазок на флору при беременности — что показывает, расшифровка и норма лейкоцитов

    Данное словосочетание не должно вызывать у современной женщины недоумения или удивления. Ведь каждая девушка, пекущаяся о своем здоровье, с началом половой жизни обязана проходить регулярные осмотры у гинеколога, включающие и этот анализ. Тем не менее, с наступлением беременности мы многие вещи воспринимаем по-другому. И мало интересующий нас прежде мазок сейчас вызывает кучу вопросов, сомнений и страхов. Давайте послушаем, что о нем рассказывают гинекологи. 

    Хорошая и плохая флора

    Микрофлора влагалища – это совокупность микроорганизмов, его населяющих. У каждой женщины она своя, поэтому чужими предметами гигиены пользоваться строго-настрого запрещено (этому нас учат с детства). Но законы природы для всех действуют одинаково, и вот о чем они говорят.

    В норме влагалище женщины (а также шейку матки и уретру) заселяют лактобактерии, вырабатывающие молочную кислоту. Кислая среда является неблагоприятной для размножения и жизни других (патогенных) микроорганизмов и является естественной защитой от подобных нежелательных факторов. Лактобактерии называют еще палочками Додерляйна, лактобациллами или лактоморфотипами, и в анализе (мазке на флору) они определяются просто как палочки. Однако в нашей флоре они не одиноки.

    В каждом влагалище обитает также условно патогенная флора. Это потенциально опасные микроорганизмы, которые активизируются лишь при определенных обстоятельствах: стрессах, снижении иммунных функций организма, приеме некоторых лекарств (антибактериальных препаратов, противозачаточных таблеток), изменении гормонального фона женщины (при беременности, сахарном диабете или инфекционных заболеваниях) и прочих. К условно патогенной флоре относятся различные Кокки (стафилококки, стрептококки, энтерококки, пептококки, пептострептококки), Гарднереллы (вызывают бактериальный вагиноз), грибы рода Кандида (вызывают кандидоз, или молочницу), Энтеробактерии, Бактероиды, Дифтероиды, Фузобактерии и прочие.

    Но наиболее опасны для женщины, особенно в период беременности, патогенные организмы, которые попадают во влагалище извне (чаще всего вследствие инфицирования при половом акте) и начинают здесь быстро размножаться. Наиболее известные из таких вражеских бактерий – Трихомонады (вызывают развитие трихомониаза), Гонококки (провоцируют гонорею), вирус папилломы человека, герпес и другие вирусы. И вот как раз их ищут в первую очередь (а также проверяют количество условно патогенных микроорганизмов), когда берут мазок на флору при беременности. Он помогает определить вид и количество бактерий, что является решающим фактором при лечении.  

    К слову, микоплазмы, уреаплазмы и хламидии можно определить только при посеве на скрытые инфекции. Мазок на флору при беременности не выявляет данных заболеваний. И вообще он является предварительным исследованием, после которого, в случае обнаружения патогенной флоры, необходимо сдавать посев. 

    Почему при беременности так важно сдавать мазок на флору?

    Мазок на флору при беременности в обязательном порядке сдается, по меньшей мере, дважды за весь период вынашивания малыша. Первый раз – при постановке беременной на учет в женскую консультацию, чтобы удостовериться в ее «чистоте». И дело здесь не только в том, что будущая мать должна быть максимально здоровой во всех смыслах, чтобы произвести на свет крепкое потомство. Влагалищные инфекции и заболевания часто становятся причиной невынашивания ребенка и провоцируют преждевременные роды. В случае сохранения плод может поддаваться патогенному воздействию микробов и вирусов, то есть происходит его внутриутробное инфицирование. А во время прохождения родовыми путями – заразиться болячкой от матери. Высокому риску в период беременности и после родов подвергается и сама женщина. Поэтому в третьем триместре (обычно, на 30-ой неделе) мазок на флору при беременности берут повторно. 

    Если же беременная женщина испытывает дискомфорт и боль в области половых органов (жжение, зуд, отечность, покраснение), наблюдает «подозрительные» влагалищные выделения или повышение температуры, а также испытывает неприятные ощущения внизу живота, то мазок на флору при беременности необходимо срочно сдать внепланово. 

    Как проводится анализ?

    Если вы знаете (а теперь знаете) о том, что гинеколог будет брать у вас мазок на флору, то должны подготовиться к анализу. Сделать это очень просто: нужно лишь воздержаться от секса в течение двух суток перед сдачей мазка и не применять в это время никаких средств в этой области: свечей, таблеток, мазей, кремов, щелочных моющих средств (очень пенящихся гелей для мытья).  

    Также учтите, что лучше воздержаться от мочеиспускания за 2 часа до взятия мазка, но при полном мочевом пузыре идти на осмотр к гинекологу тоже не стоит. 

    Во время осмотра врач снимет соскоб влагалищной слизи при помощи стерильной палочки (ложечки Фолькмана) и нанесет ее на так называемое предметное стекло. Затем в лаборатории после полного высыхания секрета его покроют специальными красителями и изучат под микроскопом. Такая процедура позволяет увидеть флору вашего влагалища и оценить степень его чистоты.

    Как расшифровать мазок на флору и какова норма основных показателей?

    Насколько нормальной является ваша микрофлора, микробиологи делают выводы, указывая состояние биоценоза или «степень чистоты влагалища» – от первой до четвертой.

    Первая говорит о практически идеальной влагалищной среде, в которой, как и положено, живут полезные лактобактерии. Такой анализ обнаружит в мазке только палочки, клетки эпителия в небольшом количестве и, возможно, единичные лейкоциты. 

    При второй степени обнаруживаются некоторые грамотрицательные (условно патогенные) бактерии в небольших количествах. При третьей степени болезнетворные бактерии преобладают над естественными кисломолочными. А при четвертой степени флора влагалища состоит только из патогенных микроорганизмов и большого количества лейкоцитов – воспалительный процесс в разгаре.  

    По мере перехода от первой к четвертой степени чистоты влагалища изменяется его среда – от кислой к щелочной. Это говорит о снижении количества благотворных лактобактерий.  

    Пусть вас не смущает обнаружение в мазке единичных лейкоцитов: в норме они присутствуют в слизи в небольшом количестве (до 15 лейкоцитов в поле зрения, либо же до 10 – во влагалищной слизи и до 30 – в шеечной). Поводом для беспокойства должно стать повышение их уровня, поскольку лейкоциты всегда устремляются в очаг поражения для борьбы с инфекцией. То есть возрастание количества лейкоцитов в мазке на флору при беременности говорит о течении воспалительного процесса.  

    Еще одно подтверждение этому – наличие большого количества плоского эпителия, поскольку при инфекциях клетки отмирают быстрее обычного. 

    Также об инфицировании скажут так называемые «ключевые клетки», которые образовываются при развитии ЗППП. 

    Нити мицелия в мазке говорят о развитии молочницы. Но окончательный диагноз гинеколог поставит вам только после получения результатов дополнительного исследования – посева. 

    Дальнейшая тактика

    Если мазок на флору при беременности обнаружил патогенные микроорганизмы, их придется истреблять, причем не исключено, что при помощи антибиотиков. В таком случае врач направит вас на дополнительные исследования – посев на определение чувствительности к антибактериальным препаратам. 

    Конечно, лечение не обязательно будет столь агрессивным – все зависит от вида заболевания и стадии его развития. Но все же пройти его следует в любом случае, поскольку риски при не вылеченных половых инфекциях во время беременности очень высоки.  

    Специально для beremennost.net – Елена Кичак

    Общий мазок  | Тонус Лаборатория

    ОписаниеПодготовкаПоказанияИнтерпретация результатов

    Исследование отделяемого мочеполовых органов у женщин позволяет определить состав микрофлоры этих органов.

    Бактериологический мазок берется из цервикального канала (C), влагалища (V), мочеиспускательного канала (U), а также из прямой кишки (R).

    Общий мазок на флору берется при помощи специальных инструментов (шпателя или лопаточки), которыми собираются выделения в просвете данных органов. Врач — гинеколог перед взятием общего мазка на флору вводит во влагалище гинекологическое зеркало, который позволяет ему увидеть влагалище и шейку матки. У девочек/девственниц гинекологическое зеркало не используется.

    После этого мазок наносится на предметное стекло. В лаборатории бактериологический мазок окрашивается красителями, и препарат фиксируется специальными методами. Лаборант осматривает препарат под микроскопом и описывает характеристики выделений из каждого органа (количество слизи, клеток (эпителий, лейкоциты), количество микроорганизмов и их виды и т.д.).

    У здоровой женщины микрофлора мочеполовой системы представлена в основном лактобактериями (они подавляют размножение патогенных микроорганизмов, выделяя молочную кислоту и перекись водорода) и в меньшей степени аэробами, микроаэрофильными, незначительным количеством грибов рода Кандида, цервикальный канал стерилен.

    До пубертатного периода у девочек флора представлена в основном кокками и  дифтероидами.

    Снижение количества лактобацилл приводит к нарушению баланса микрофлоры и росту и размножению условно-патогенных микроорганизмов (E.Coli, стрептококки и стафилококки). Результатом этих процессов является дисбиоз влагалища. Он является фактором риска для болезней мочеполовой системы — бесплодия, воспалительной патологии, невынашивания беременности. К нему могу приводить: несоблюдение личной гигиены, гормональные нарушения, нарушение обмена веществ, прием антибактериальных препаратов.

    Микроскопия общего мазка на флору позволяет оценить состояние эпителия, наличие воспаления (при подсчете лейкоцитов), состав микрофлоры, выявить такие заболевания как: вагинит, уретрит, цервицит, молочницу, трихомониаз, гонорею и другие.

    Микроскопия общего мазка на флору является «золотым стандартом» в диагностике бактериального вагиноза.

    Дифтероиды – важные нозокомиальные патогены

    J Clin Diagn Res. 2016 декабрь; 10 (12): DC28–DC31.

    , 1 , 2 , , 2 , 30004 3 и 4 20004 6 и 4

    Reshmi Chandran

    1 Ex аспирант, кафедра микробиологии, Медицинский колледж Капурба, Университет Манипал, Мангалор, Карнатака, Индия.

    Динжу Радж Путуккичал

    2 Бывший аспирант кафедры микробиологии Медицинского колледжа Кастурба Манипальского университета, Мангалор, Карнатака, Индия.

    Этель Суман

    3 Адъюнкт-профессор, кафедра микробиологии, Медицинский колледж Кастурба, Манипальский университет, Мангалор, Карнатака, Индия.

    Шашидхар Котиан Мангалор

    4 Преподаватель отделения общественной медицины, Медицинский колледж Кастурба, Манипальский университет, Мангалор, Карнатака, Индия.

    1 Бывший аспирант кафедры микробиологии Медицинского колледжа Кастурба Манипальского университета, Мангалор, Карнатака, Индия.

    2 Бывший аспирант кафедры микробиологии Медицинского колледжа Кастурба Манипальского университета, Мангалор, Карнатака, Индия.

    3 Адъюнкт-профессор, кафедра микробиологии, Медицинский колледж Кастурба, Манипальский университет, Мангалор, Карнатака, Индия.

    4 Преподаватель отборочного класса, кафедра общественной медицины, Медицинский колледж Кастурба, Манипальский университет, Мангалор, Карнатака, Индия.

    Автор, ответственный за переписку.ИМЯ, АДРЕС, E-MAIL ID АВТОРА, КОТОРЫЙ ПЕРЕПИСЫВАЕТСЯ: Д-р Этель Суман, доцент, кафедра микробиологии, Медицинский колледж Кастурба, Манипальский университет, Мангалор-575001, Карнатака, Индия. Электронная почта: [email protected] /[email protected]

    Поступила в редакцию 27 января 2016 г.; Запрошены исправления 26 февраля 2016 г .; Принято 14 октября 2016 г.

    Copyright © Журнал клинических и диагностических исследований, 2016 г. Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Введение

    Дифтероиды определяются как аэробные, не образующие споры, плеоморфные грамположительные палочки, которые окрашиваются более равномерно, чем Corynebacterium diphtheriae , лишены метахроматических гранул и расположены в виде палисада.Обычно это комменсалы кожи и слизистых оболочек. Они отличаются от C.diphtheriae биохимическими реакциями, а также образованием токсинов. Поскольку они обычно обнаруживаются в виде комменсалов на коже, их часто считают простыми загрязнителями при выделении из клинических образцов. Однако появляется все больше сообщений о том, что эти организмы связаны с различными инфекциями. Следовательно, мы почувствовали необходимость изучить обычные виды, связанные с инфекциями, и узнать свойства этих организмов, которые иначе считались бы простыми лабораторными загрязнителями.

    Цель

    Идентифицировать различные виды дифтероидов, выделенных в чистом виде из клинических образцов, мазок Грама которых выявил многочисленные воспалительные клетки с грамположительными бациллами и имел клинические признаки.

    Материалы и методы

    В данном исследовании в период с декабря 2013 г. по декабрь 2014 г. было рассмотрено в общей сложности 100 изолятов грамположительных бактерий из 16 242 клинических образцов, полученных на кафедре микробиологии Кастурбинского медицинского колледжа. обнаруженные в мазке вместе с клетками гноя, выделенные как чистый рост и отмеченные как « Corynebacterium spp., имеющие клиническое значение», были взяты для этого исследования, в то время как те, которые были указаны как «Вероятные загрязнения кожи», были исключены из этого исследования.Видовую идентификацию грамположительных палочек проводили с помощью биохимических реакций. Тест на чувствительность к антибиотикам проводили диско-диффузионным методом Кирби-Бауэра. Производство биопленки осуществлялось с помощью микротитрационного метода О’Тула и Колтера, а статистический анализ выполнялся с использованием теста пропорции и теста хи-квадрат.

    Результаты

    Различные виды дифтероидов были выделены из различных клинических образцов. C. псевдотуберкулез, C. почечная, C. язвенная, C. striatum, C.minutissimum, Corynebacterium haemolyticum , выделенные из кончиков катетеров, мокроты, трахеостомических выделений и раневых инфекций, были высокорезистентны ко многим антибиотикам, в то время как изоляты из крови, а именно C. pseudotuberculosis, C. minutissimum, C.ulfans и C.renale , были почти чувствительны большинству из них. Также было интересно отметить, что у этих изолятов наблюдалась повышенная скорость образования биопленки.

    Заключение

    Corynebacterium pseudotuberculosis, Corynebacterium linears, Corynebacterium renale, Corynebacterium bovis, Corynebacterium striatum, Corynebacterium minutissimum, Corynebacterium pseudodiphtheriticum и Corynebacterium haemolyticum могут сохраняться в виде биопленок в виде биопленок.Следовательно, нам необходимо разумно идентифицировать эти организмы, определить их чувствительность к противомикробным препаратам, лечить их и, таким образом, предотвращать инфекции в больницах.

    Ключевые слова: Наконечники катетеров, Мультирезистентные, Трахеостомические выделения, Раневые инфекции в виде палисада. Хотя они обычно являются комменсалами кожи и слизистых оболочек, о них часто сообщается в связи с внутрибольничными инфекциями, и подавляющее большинство из них проявляют устойчивость к антибиотикам [1-4].В исследованиях сообщалось о полирезистентном C. striatum , который иначе считался сапрофитом кожи и слизистых оболочек, вызывающим давние инфекции открытых ран, а в последнее время – причиной септического артрита нативного коленного и плечевого суставов. [5–7]. Аналогичным образом было показано, что C. pseudotuberculosis вызывает лимфаденит у людей, и из-за возможности вызывать зоонозные инфекции потребители молока и мяса подвергаются большему риску [1]. C. pseudodiphtheriticum чаще всего вызывает инфекции дыхательных путей, нозокомиальную пневмонию, трахеит, бронхит и ряд других инфекций [8,9], C.minutissimun выделяют при поверхностных кожных инфекциях и очень редко при инфекций [10,11], C.ulfans токсигенных штаммов выделено при инфекциях носоглотки; В конъюнктивальном мешке, на коже и слизистых оболочках обнаружено видов C. xerosis [12].Настоящее исследование было проведено для выявления различных видов дифтероидов, выделенных в виде чистого роста из клинических образцов, мазок Грама которых выявил многочисленные воспалительные клетки с грамположительными бациллами и имел клинические признаки.

    Дифтероиды, выделенные из инфекций кровотока, считались клинически значимыми, если клиническое состояние благоприятствовало инфекции и если наблюдался чистый рост дифтероидов (в течение 48 часов).

    Исследование также было направлено на поиск картины чувствительности к антибиотикам различных видов дифтероидов и определение способности различных видов дифтероидов образовывать биопленки.

    Материалы и методы

    Это исследование проводилось на кафедре микробиологии Медицинского колледжа Кастурба, Мангалор. Для этого исследования было получено разрешение институционального этического комитета. Это было перекрестное исследование in-vitro , проводившееся в течение одного года с декабря 2013 по декабрь 2014 года. исследование. Это в общей сложности 100 изолятов из 16 242 различных образцов, полученных в лаборатории, в основном от стационарных пациентов больницы.Образцы включали мокроту и эндотрахеальные наконечники от пациентов с инфекцией нижних дыхательных путей, вентилятор-ассоциированной пневмонией, мазки из ушей от хронического гнойного среднего отита, наконечники катетеров и кровь от катетер-ассоциированных инфекций кровотока. Другие образцы включали гной из различных поражений, раневые мазки из диабетических язв стопы, хирургические раневые инфекции и высокие вагинальные мазки от пациентов с выделениями.

    Следующие критерии учитывались при регистрации образцов:

    1. В случае мокроты, мазков и гноя: наличие гнойных клеток и грамположительных бацилл в мазке и культуре, дающих сильный рост только грамположительных бацилл (дифтероидов) [1].

    2. В случае кончиков внутривенных катетеров: прямой мазок, показывающий наличие клеток гноя и чистый рост >15 колоний грамположительных бацилл (дифтероидов) с помощью метода полуколичественного культивирования Maki et al., [13].

    3. В случае эндотрахеальных выделений: прямой мазок, показывающий наличие клеток гноя и чистый рост >10 5 КОЕ/мл грамположительных бацилл (дифтероидов) с помощью количественного посева [14].

    4. В случае посева крови: наличие грамположительных бацилл в прямом мазке из флакона с культурой, взятом после индикации роста системой BacT-Alert и системой BACTEC TM 9050, выделение того же, что и в чистом виде, вместе с сравнение с графиком прибора и корреляция с клиническим состоянием [15]

    Микроскопическое исследование включало окрашивание образца по Граму.Грамположительные бациллы, которые были обнаружены в мазке вместе с клетками гноя и выделены в виде чистого роста, были зарегистрированы как « Corynebacterium spp., имеющие клиническое значение». Эти изоляты были взяты для этого исследования, в то время как те, которые были отмечены как «Вероятные загрязнения кожи», были исключены из этого исследования. Видовую идентификацию грамположительных бацилл проводили с помощью каталазного теста, подвижности, ОФ-теста, теста восстановления нитратов, теста ферментации сахаров (глюкозы, сахарозы, мальтозы, ксилозы, маннита), уреазного теста и теста гидролиза эскулина [16].Тест на чувствительность к антибиотикам проводили диско-диффузионным методом Кирби-Бауэра. Испытанные антибиотики: ампициллин (10 мкг/диск), цефаперазон-сульбактам (75/30 мкг/диск), хлорамфеникол (30 мкг/диск), клиндамицин (2 мкг/диск), ципрофлаксацин (5 мкг/диск), эритромицин (10 мкг/диск), Гентамицин (10 мкг/диск), имипенем (10 мкг/диск), линезолид (30 мкг/диск), нитрофурантоин (300 мкг/диск), оксациллин (1 мкг/диск), пенициллин (10 мкг/диск), тетрациклин (30 мкг/диск) и ванкомицин. (30 мкг/диск). Поскольку рекомендации CLSI по методу дисковой диффузии дифтероидов отсутствуют, мы следовали методу, использованному Reddy BS et al., [16], которые приняли рекомендации Британского общества по антимикробной химиотерапии (BSAC) для ципрофлоксацина, пенициллина и ванкомицина [17], в то время как для других антибиотиков были соблюдены рекомендации CLSI 2014 для Staphylococcus aureus . В качестве контроля использовали S.aureus ATCC 25923 [18]. Производство биопленки производили на всех изолятах с помощью микротитровального метода О’Тула и Колтера [19–21]. Микроорганизмы выращивали в настое сердечно-мозговой жидкости в течение 24 часов. Культуры разбавляли 1:100 свежим настоем сердечно-мозговой жидкости и 200 мкл инокулировали в плоскодонные 96-луночные планшеты для тканевых культур и инкубировали при подходящей температуре (37°C) отдельно в течение 48 часов.Содержимое каждой лунки осторожно отсасывали, постукивая по планшету и помещая кончик микропипетки в самый нижний угол лунки. С помощью микропипетки лунки промывали 200 мкл фосфатно-солевого буфера (PBS, pH-7,2). Адгезивные микроорганизмы фиксировали фиксатором Буэна и окрашивали кристаллическим фиолетовым по Хакеру. Затем пластину промывали водой. После высушивания оптическую плотность (OD) окрашенных прилипших бактериальных пленок считывали с помощью микропланшета для ELISA и спектрофотометрически регистрировали OD 570.

    Статистический анализ выполнен с использованием теста пропорций и критерия хи-квадрат. Уровень достоверности теста составил 95%, а мощность теста – 80%.

    Результаты

    Среди видов Corynebacterium . выделены из гноя, 5 из 19 (26,31%) были C. pseudotuberculosis , в то время как C. renale составлял 21,05%, за ними следовали C. bovis 15,78%, C. ulcanans , C. minutissimum и 6. C. псевдодифтерийный 10.52% []. В то время как 14 из 43 изолятов (32,5%) от раневых инфекций были C.ulfrans , остальные были C. pseudotuberculosis и C.renale (23,25%), C. striatum (9,30%), C. minutissimum (4,65%), C. haemolyticum (2,32%) и C. pseudodiphtheriticum (2,32%). Следовательно, наибольшее количество изолятов было от раневых инфекций, а максимальное количество составило Coryebacterium pseudotuberculosis (26%).

    Выделение Corynebacterium spp. .из различных клинических образцов.

    из 100 Изолятов 26% составляли Corynebacterium pseudotubacerculosis , 23% Corynebacterium Elteranans , 20% Corynebacterium Renale , 10% CORYNEBACTERIUM BOVIS и остальные из них были Corynebacterium Bratiatum , Corynebacterium Minutissimum , Corynebacterium pseudodiphtheriticum и Corynebacterium haemolyticum [].

    Процентное выделение различных Corynebacterium spp. .

    C. pseudotuberculosis , C. Renale , C. leecerans , C. Striatum , C. striatum , C. minu-Tissimum , CORYNEBACTERIUM HAEMOLYTICUM Изолированные от катетерных наконечников, мокрозащиты, выделения трахеостомии и раневых инфекций были высокоустойчивы к ампициллину, гентамицину, цефаперазону сульбактаму, ципрофлоксацину, клиндамицину, эритромицину, нитрофурантоину, оксациллину, пенициллину и тетрациклину, а изоляты из крови, а именно C. pseudotuberculosis, C.minutissimum, C.ulfans и C.renale были почти чувствительны к большинству противомикробных агентов. Почти все изоляты были чувствительны к ванкомицину, имипинему, линезолиду и хлорамфениколу [].

    Характер чувствительности изолятов к антибиотикам.

    Что касается продукции биопленки, то наблюдалась повышенная скорость образования биопленки в организмах, выделенных из раневых инфекций (среднее значение OD 570 0,512), за которым следовали изоляты кончика катетера (среднее значение OD 570 0,512).465) и изоляты из трахеостомического секрета (средняя OD 570 0,300) [].

    [Таблица/Рис-4]:

    Значения абсорбции (OD 570 ) биопленок, полученных из изолятов из разных образцов.

    +
    Образцы ОД 570
    мазки и гной из раневой инфекции 0,512
    Катетер наконечник от инфекции кровотока 0,465
    секреции Трахеостомия от вентилятора ассоциированной пневмонии 0.300
    мокрота из инфекции дыхательных путей 0.280
    0.200
    Высвобождение из язвы 0.130
    Высокий вагинальный Мазок 0,090

    Обсуждение

    В рутинной диагностической практике дифтероиды обычно рассматриваются как контаминанты с кожи [1–3].Обычно их не идентифицируют до видового уровня, а определение чувствительности к противомикробным препаратам не проводят. В некоторых исследованиях сообщается об устойчивости к противомикробным препаратам видов Corynebacterium , таких как C. amycolatum, C. jeikeium, C. minutissimum, C. pseudodiphtheriticum, C. резистенс, C. striatum, C. tuberculostearicum, C. urealyticum [22–24]. В противном случае множественная лекарственная устойчивость среди редко выявляемых видов Corynebacterium наблюдается редко. Одно исследование показало, что C.jeikeium и C. urealyticum более чувствительны к тейкопланину и ванкомицину, а также к тетрациклинам [21], тогда как в нашем исследовании изоляты были устойчивы к тетрациклинам. Однако дифтероиды, выделенные из культур крови, были чувствительны к большинству антибиотиков, в то время как другие проявляли высокую степень устойчивости, что, в свою очередь, могло осложнить ведение пациентов. Это было интересное открытие, и это, вероятно, могло быть связано с тем, что дифтероиды, будучи менее инвазивными, могли меньше подвергаться воздействию антибиотиков в кровотоке.Резистентность к линезолиду и ванкомицину практически не встречается, но недостатком является ограниченное использование ванкомицина из-за его потенциальной нефротоксичности. Некоторые более ранние исследования показали, что большинство дифтероидов были чувствительны к тигециклину, что позволяет предположить, что его можно использовать для эмпирического лечения [25]. Однако в настоящем исследовании изоляты продемонстрировали высокий уровень устойчивости к тигециклину. Предыдущие исследования выявили способность изолятов катетерных и предстательных инфекций продуцировать биопленку и тем самым вызывать рецидивирующие инфекции, что делает биопленку устойчивой к антибиотикам [26–28].Очень интересно отметить, что образование биопленки было максимальным у изолятов с кончиков катетеров, трахеостомических выделений, мокроты, раневых инфекций, и, как упоминалось ранее, именно они проявляли множественную лекарственную устойчивость. Природа и структура биопленки ответственны за устойчивость к антибиотикам, и это объясняется любым из возможных механизмов, а именно замедленным проникновением антибиотика через матрикс биопленки, изменением скорости роста организмов в биопленке и физиологическими изменениями, происходящими в организмах из-за к биопленочному способу роста [29].

    Ограничение

    Основным ограничением нашего исследования было отсутствие определения минимальной ингибирующей концентрации (МПК) антибиотика, а также изучение генотипа, ответственного за образование биопленки.

    Заключение

    Растущая множественная лекарственная устойчивость дифтероидов обуславливает необходимость тестирования чувствительности этих организмов к противомикробным препаратам, а также способов предотвращения инфицирования этими кожными колонизаторами. Высокий уровень множественной лекарственной устойчивости, проявляемый изолятами кончиков катетеров, также показывает, что эти микроорганизмы являются преимущественно внутрибольничными патогенами.Следовательно, при рассмотрении вопроса о профилактике инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, очень важно учитывать риск заражения при контакте с больничным персоналом, который может быть колонизирован дифтероидами с множественной лекарственной устойчивостью. Тем не менее, дифтероиды также могут вызывать эндогенные инфекции, что очень важно для пациентов, перенесших различные процедуры и находящихся в отделениях интенсивной терапии. Основным фактором риска, связанным с этими организмами, как показано в нашем исследовании, является образование биопленок.Отсюда можно сделать вывод, что внутрибольничные штаммы дифтероидов выживают в виде биопленок и вызывают полирезистентные инфекции. Если их изначально рассматривать как просто кожные загрязнители, существует больший риск того, что они могут приобретать все большую и большую резистентность. Поскольку они обычно присутствуют в виде колонизаторов кожи, необходимо судить об изоляции этих организмов, идентифицировать их с использованием новых методов, таких как масс-спектрометрическая идентификация, и определять чувствительность к противомикробным препаратам, чтобы коррелировать с клинической значимостью.Кроме того, необходимо строго соблюдать методы предотвращения распространения внутрибольничных инфекций, учитывая роль дифтероидов как потенциальных внутрибольничных возбудителей. Таким образом, основная идея этого исследования заключается в том, что эти организмы нельзя игнорировать, но им необходимо уделять должное внимание в зависимости от клинического состояния.

    Примечания

    Финансовые или другие конкурирующие интересы

    Нет.

    Ссылки

    [1] Funke G, Bernard KA. Руководство по клинической микробиологии.Девятое издание. Вашингтон, округ Колумбия: ASM Press; 2007. Коринеформные грамположительные палочки. В: Мюррей П.Р., Барон Э.Дж., Йоргенсен Дж.Х., Лэндри М.Л., Пфаллер М.А., ред.; стр. 485–514. [Google Scholar][2] Funke G. Topley and Wilson’s Microbiology and Microbial Infections, Bacteriology. Десятое издание. Том 2. АСМ Пресс; 2010. Коринебактерии и редкие коринеформы. В: Borriello SP, Murray PR, Kunke G, Eds; стр. 977–97. [Google Scholar][4] Пурбаша Г., Кхушбу Кама М., Югал Кишор С., Рабиндра Натх М., Кедар Натх Д. Коинфекция генитального герпеса с Corynebacterium amycolatum : отчет о редком случае из района Западной Махараштры, Индия. .JCDR. 2012;6(7):1298–300. [Google Scholar][5] Бисвал И., Давар Р., Деб М., Гейнд Р., Мохапатра С. Corynebacterium striatum: Новый нозокомиальный патоген в случае карциномы гортани. Индийская J Med Microbiol. 2014;32(3):323–24. [PubMed] [Google Scholar][6] Westblade LF, Shams F, Duong S, Tariq O, Bulbin A, Klirsfeld D, et al. Септический артрит нативного коленного сустава, вызванный Corynebacterium striatum . Дж. Клин Микробиол. 2014; 52:1786–88. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][7] Feced Olmos CM, Alegre Sancho JJ, Ivorra Cortés J, Roman Ivorra JA.Септический артрит плеча, вызванный Corynebacterium striatum . Ревматол. клин. 2013;9:383. [PubMed] [Google Scholar][8] Бастос Б.Л., Портела Р.В. Диас, Дорелла Ф.А., Рибейро Д., Сейфферт Н., Кастро Т.Л. де Паула и др. Corynebacterium pseudotuberculosis : Иммунологические реакции на животных моделях и зоонозный потенциал. J Clin Cell Immunol. 2012; С4: 005. [Google Scholar][9] Camello TCF, Souza MC, Martins CAS, Damasco PV, Marques EA, Pimenta FP и др. Corynebacterium pseudodiphtheriticum , выделенный из соответствующих клинических очагов инфекции: человеческий патоген, на который в развивающихся странах не обращают внимания.Lett Appl Microbiol. 2009;48(4):458–64. [PubMed] [Google Scholar][10] Далал А., Ликхи Р. Corynebacterium minutissimum бактериемия и менингит: отчет о клиническом случае и обзор литературы. J заразить. 2008;56(1):77–79. [PubMed] [Google Scholar][11] Shin JY, Lee WK, Seo Y-H, Park YS. Послеоперационная абдоминальная инфекция, вызванная Corynebacterium minutissimum . Заразить Чематер. 2014;46(4):261–63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][12] Нагассар Р.П., Николсон А.М., Уильямс В., Бриджлал-Нагассар Р.Дж.Дифтероиды как причина эндокардита у гемодиализного больного. Отчеты о случаях болезни BMJ. 2012 г.: 10.1136/bcr.10.2011.4894. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][13] Maki DG, Weise CE, Sarafin HW. Полуколичественный культуральный метод выявления инфекции, связанной с внутривенным катетером. N Engl J Med. 1977; 296(23):1305–09. [PubMed] [Google Scholar][14] Camargo LFA, De Marco FV, Barbas CSV, Hoelz C, Bueno MAS, Rodrigues M, et al. Вентилятор-ассоциированная пневмония: сравнение количественных и качественных культур трахеальных аспиратов.Критический уход. 2004;8(6):R422–30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][15] Кирн Т.Дж., член парламента Вайнштейна. Обновленная информация о культурах крови: как получить, обработать, сообщить и интерпретировать. Клин Микробиол Инфект. 2013;19(6):513–20. [PubMed] [Google Scholar][16] Редди Б.С., Чаудхури А., Калават У., Джаяпрада Р., Редди ГСК, Рамана Б.В. Выделение, видообразование и антибиотикограмма клинически значимых недифтерийных коринебактерий Corynebacteria (дифтероиды) Indian J Med Microbiol. 2012;30(1):52–57. [PubMed] [Google Scholar][17] Эндрюс Дж. М.Для рабочей группы BSAC по тестированию чувствительности. Стандартизированный BSAC метод тестирования чувствительности дисков (версия 8) J Antimicrobial Chemother. 2009; 64: 454–89. [PubMed] [Google Scholar]

    [18] M100-S24. Стандарты эффективности тестирования чувствительности к противомикробным препаратам Двадцать четвертое информационное приложение CLSI. 2014; 34:1–226.

    [19] Суман Э., Хосе Дж., Варгезе С., Котиан М.С. Изучение продукции биопленок в Escherichia coli , вызывающих инфекцию мочевыводящих путей. Ind J Med Microbiol.2007;25(3):305–06. [PubMed] [Google Scholar][20] Суман Э., Сингх С., Котиан М.С. Pseudomonas aeruginosa Биопленки в больничных системах водоснабжения и влияние субингибирующей концентрации хлора. Джей Хосп заражает. 2008;70:199–201. [PubMed] [Google Scholar][21] Суман Э., Варгезе Б., Джозеф Н., Ниша К., Шашидхар Котиан М. Бактериальные биопленки в системах диализной воды и влияние на них субингибирующих концентраций хлора. JCDR. 2013;7(5):849–52. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][22] Alatoom AA, Cazanave CJ, Cunningham SA, Ihde SM, Patel R.Идентификация недифтерийных Corynebacterium с использованием масс-спектрометрии с лазерной десорбцией и ионизацией с использованием матрицы. Дж. Клин Микробиол. 2012;50:160–63. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][23] Ортис-Перес А., Мартин-де-Хихас Н.З., Эстебан Дж., Фернандес-Натал М.И., Гарсия-Сиа Дж.И., Фернандес-Роблас Р. Высокая частота резистентности к макролидам механизмов в клинических изолятах видов Corynebacterium. Устойчивость к микробам. 2010; 16: 273–77. [PubMed] [Google Scholar][24] Whitman WB, Bernard KA, Funke G.В руководстве Whitman WB Bergey по систематической бактериологии, том 5. The Actinobacteria. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер; 2012. Род Corynebacterium; стр. 245–89. [Google Scholar][25] Stein GE, Craig WA. Тигециклин: критический анализ. Клин Инфекция Дис. 2006; 43: 518–24. [PubMed] [Google Scholar][26] Де Паскаль Г., Монтини Л., Пенниси М.А., Бернини В., Мавилья Р., Белло Г. и др. Высокие дозы тигециклина у пациентов в критическом состоянии с тяжелыми инфекциями, вызванными полирезистентными бактериями. Критический уход. 2014;18(3):R90.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][27] Квашевская А.К., Бревчинская А., Шевчик Э.М. Гидрофобность и биопленкообразование липофильных коринебактерий кожи. Пол Дж Микробиол. 2006; 55: 189–93. [PubMed] [Google Scholar][28] Порте Л., Сото А., Андригетти Д., Дабанч Дж., Браун С., Сальдивия А. и др. Катетер-ассоциированная инфекция кровотока, вызванная Leifsonia aquatica у пациента на гемодиализе: отчет о клиническом случае. J Med Microbiol. 2012;61:868–73. [PubMed] [Google Scholar][29] Донлан Р.М., Костертон Дж.В.Биопленки: механизмы выживания клинически значимых микроорганизмов. Clin Microbiol Rev. 2002;15(2):167–93. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Новый внутрибольничный возбудитель инфекции кожи и мягких тканей

    J Clin Diagn Res. 2015 декабрь; 9 (12): DC19–DC21.

    , 1 1 , , 2 , 3 , 4 , 5 и 60004 5 и 6

    Shoorashetty Manohar Rudresh

    1 Помощник доцента, кафедра микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    GS Ravi

    2 Доцент кафедры микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    Энн Мэри Алекс

    3 Аспирант кафедры микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    KR Mamatha

    4 Аспирант кафедры микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    L Sunitha

    5 Аспирант кафедры микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    K Thangam Ramya

    6 Аспирант кафедры микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    1 Доцент, кафедра микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    2 Доцент кафедры микробиологии ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    3 Аспирант кафедры микробиологии ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    4 Аспирант кафедры микробиологии ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    5 Аспирант кафедры микробиологии ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    6 Аспирант кафедры микробиологии ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор, Карнатака, Индия.

    Автор, ответственный за переписку. ИМЯ, АДРЕС, E-MAIL ID АВТОРА, КОРРЕПТИРУЮЩЕГОСЯ КОРРЕПЦИЕЙ: Д-р Шурашетти Манохар Рудреш, доцент кафедры микробиологии, ESIC MC & PGIMSR, Раджаджинагар, Бангалор-560010, Карнатака, Индия. Электронная почта: [email protected]

    Поступила в редакцию 6 июля 2015 г.; Запрошенные изменения 2015 г. 7 сентября; Принято 30 октября 2015 г.

    Copyright © 2015 Journal of Clinical and Diagnostic ResearchЭта статья цитировалась в других статьях PMC.

    Реферат

    Введение

    Недифтерийные коринебактерии являются нормальными обитателями кожи и слизистых оболочек.При выделении из клинических образцов они часто рассматриваются как контаминанты. Недавние сообщения предполагают их роль в качестве новых нозокомиальных патогенов.

    Цель

    Определить недифтерийные коринебактерии , выделенные из образцов раны, сопоставить их клиническую значимость и определить их антимикробную чувствительность in vitro к 9 противомикробным агентам.

    Материалы и методы

    Двадцать пять недифтерийных коринебактерий от инфекций кожи и мягких тканей были отобраны для исследования.Изоляты идентифицировали с помощью набора тестов, а минимальную ингибирующую концентрацию (МИК) определяли с помощью метода микроразведений в бульоне, описанного Институтом клинических и лабораторных стандартов (CLSI). MIC интерпретировали в соответствии с рекомендациями CLSI и Британского общества антимикробной химиотерапии (BSAC).

    Результаты

    C. amycolatum был преобладающим видом (20%), за ним следовал C. striatum (16%). Пенициллин оказался наименее эффективным in vitro, за ним следовали клиндамицин и ципрофлоксацин.Отличную активность показали ванкомицин, линезолид и имипенем. У всех видов обнаружена множественная лекарственная устойчивость.

    Заключение

    Недифтерийные коринебактерии являются потенциальными внутрибольничными возбудителями острых/хронических осложненных инфекций кожи и мягких тканей. Ванкомицин или линезолид можно использовать эмпирически для лечения таких инфекций до тех пор, пока не будут доступны результаты определения чувствительности in vitro.

    Ключевые слова: C. amycolatum , Дифтероиды, Множественная лекарственная устойчивость .Их также называют дифтероидами из-за их морфологического сходства с Corynebacterium diphtheriae . Флора кожи человека очень богата коринеформными бактериями [1]. Следовательно, при выделении из клинических образцов ими часто пренебрегают как загрязнителями кожи. Но недавние сообщения об увеличении частоты выделения свидетельствуют об их потенциале в качестве новых нозокомиальных патогенов среди пациентов с ослабленным иммунитетом (злокачественные новообразования), пациентов, находящихся на медицинском оборудовании, пациентов, получающих противомикробную терапию широкого спектра действия и после инвазивных процедур [2–4].Некоторые виды, такие как C. jeikeium и C. urealyticum , могут вызывать инфекции у иммунокомпетентных людей и являются истинными патогенами.

    Возникновение антимикробной резистентности у различных видов дифтероидов требует их видовой идентификации [5]. Но идентификация дифтероидов до видового уровня в обычных, а также в референс-лабораториях затруднительна даже после ознакомления со всеми доступными схемами идентификации [2]. Большинство исследовательских работ сосредоточено на описаниях клинических случаев и отдельных видах дифтероидов [5].

    Цель

    Целью настоящего исследования было выделение недифтерийных коринебактерий , выделенных из образцов раны, сопоставление их клинической значимости и определение их антимикробной чувствительности in vitro к 9 противомикробным агентам.

    Материалы и методы

    Проспективное исследование клинических образцов инфекций кожи и мягких тканей (гной, мазок из раны и кусочки ткани), представленных на кафедру микробиологии медицинского колледжа третичной медицинской помощи на юге Индии в период с августа 2014 г. по январь 2015 г. изучал.Был собран подробный клинический анамнез с акцентом на предшествующее лечение антибиотиками, сопутствующие заболевания, продолжительность пребывания в больнице и предыдущие госпитализации.

    Образцы высевали штрихами на кровяной агар и агар МакКонки. Окрашивание по Граму проводили на прямых мазках для оценки качества образцов и наличия микроорганизмов. Дифтероиды считались клинически значимыми и подвергались дальнейшей обработке при выделении их в чистом росте или их преобладании при обнаружении в ассоциации с другими микроорганизмами [6].Идентификацию изолятов проводили на основании морфологии колоний, пигментации, гемолиза, наличия метахроматических гранул в окраске Альберта, подвижности и биохимических тестов, таких как каталазный тест, окислительно-ферментативный тест Хью-Лейфсона, тест VP, гидролиз аргинина, восстановление нитратов, образование уреазы, гидролиз эскулина, САМР-тест, ферментация глюкозы, мальтозы, сахарозы [7–10].

    Определение МИК: МИК была определена рекомендованным CLSI Методом микроразведения с использованием бульона Мюллера-Хинтона, обогащенного 5% лизированной лошадиной крови, в микротитровальных планшетах против ванкомицина, линезолида, имипенема, гентамицина, цефтриаксона, цефотаксима, ципрофлоксацина, клиндамицина и пенициллина.Контрольные точки [] были взяты из CLSI M45-A [11], а антибиотики, для которых CLSI не определил какие-либо критерии чувствительности, были взяты из руководств BSAC [12]. Точки останова для восприимчивости и сопротивления представлены в []. Контроль качества осуществляли с помощью Staphylococcus aureus ATCC 25923 и Escherichia coli ATCC 25922.

    Антибиотик чувствительный Устойчивый к Устойчивость к
    Penicillin ≤1 мкг / мл ≥4 μ / мл ≥4 μ / мл
    Ciprofloxacin ≤1 ≥4 μ ≥4 μ / ML
    CEFOTAXIME ≤1 μ / мл ≥4 μ / мл
    Cheftriaxone ≤1 μ / мл ≥4 μ / мл
    Imipenem ≤4 μ / ML ≥16 μ / мл
    Гентамицин ≤4 μ / мл ≥16 мкг / мл
    ванкомицин ≤4 μ / мл
    LineZolid 0.06 μ / мл
    Клиндамицин ≤0,5 мкг / мл ≥4 μ / мл
    75

    Обнаружение бета-лактамазы было выполнено с использованием нитроцефиновых дисков (Fluka Analytical, Sigma-Aldrich, Швейцария) в соответствии с инструкциями производителя. Вкратце, нитроцефиновые диски смачивали одной каплей деионизированной воды и с помощью стерильной палочки-аппликатора наносили на поверхность несколько хорошо изолированных и похожих колоний. Появление красного цвета в течение 5 минут считается положительным для продукции бета-лактамаз.

    Статистический анализ

    Статистический анализ был выполнен с использованием программного обеспечения Epi Info” 7.1.4, разработанного Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC) в Атланте, Джорджия (США). Простые частоты были сведены в таблицу. Для определения статистической значимости был проведен критерий хи-квадрат. Значение p <0,05 считалось статистически значимым.

    Результаты

    Всего было исследовано 634 клинических образца инфекций кожи и мягких тканей. В исследование были включены 25 изолятов Corynebacterium рода от одного пациента (15 мужчин и 10 женщин; средний возраст 47 лет с диапазоном от 22 до 76 лет).Микроорганизмы были выделены из хронических незаживающих язв, послеоперационных участков кожного трансплантата, диабетической стопы и раневой инфекции после LSCS []. Все пациенты перед взятием проб длительно получали антибиотики широкого спектра действия. Средняя продолжительность пребывания пациентов в стационаре составила 14,5 дней (от 7 до 30 дней). Диабет был обнаружен в 8 из 25 случаев.

    [Таблица/Рис-2]:

    Распределение случаев заражения дифтероидами в разных отделениях и их клиническое состояние.

    антибиотик чувствительный Устойчивый к
    хирургия мужской палаты 8 целлюлит конечностей с нежильными язвыми язвами, диабетическими ногами, дорожно-транспортными происшествиями.
    Пластическая хирургия 6 Post Skin Graft рана инфекция
    гинекологический пакет 6 Post LSCS раненая инфекция
    Medical Ward 2 Cellulitis Limbe с раной
    ICU ICU 2 послеоперационные рану раны, диабетический кетоацидоз с карбунлом
    хирургия женского прихода 1 целлюлит

    среди 25 изолятов, 6 были получены как чистый рост и остальные были получены в виде смешанного роста с преобладанием дифтероидов. изолировать [].Прямые мазки, окрашенные по Граму, показали воспалительные клетки с грамположительными бациллами в 28% образцов. Было выделено двенадцать различных видов коринебактерий []. C. amycolatum был преобладающим видом (20%), за ним следовал C. striatum (16%).

    [Таблица/Рис-3]:

    Организмы, выделенные вместе с дифтероидами.

    0
    Тип роста Организм вырос номер %
    Чистый рост дифтероидов 6 24
    Diphtheroids Наряду с другими бактериями 6 24
    Klebsiella 3 12
    синегнойной 3 12
    стафилококковой стафилококк 3 12
    Moraxella SPP 2 8
    Enterococcus 1 4
    Группа C стрептококк 1 4
    Итого 25 100

    [Таблица/Рис-4]:

    Анти биотическая восприимчивость структуры изолятов.

    (3) 90 (33) 18 9 С. Sanguinis (1) 8 5 902Уреалитикум (1) (1) 8
    Организм (n) процентный восприимчивый {N (%)} бета-лактамаза положительный
    VA LZ IPM GEN CTX CTR CIP CD P P
    C. amycolatum (5) 5 (100) 5 (100) 5 (100) 4 (80) 4 (80) 3 (60) 3 (60) 3 (60) 0 (0) 2 (40)
    С.Striatum (4) 4 (100) 4 (100) 4 (100) 4 (100) 3 (75) 3 (75) 3 (75) 3 (75) 3 (75) 0 (0) 1 (25)
    C. Simulans (3) 3 (100) 3 (100) 3 (100) 2 (67 ) 2 (67) 2 (67) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 2 (67)
    CDC Group G (3) 3 (100) 3 (100) 2 (67) 1 (33) 1 (33) 1 (33) 1 (33) 70 ) 1 (33)
    С. Confusum (2) 2 (100) 2 (100) 2 (100) 2 (100) 2 (100) 2 (100) 2 (100) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 2 (100)
    C. GlucuronolyTicum (2) 2 (100) 2 (100) 2 (100) 0 ( Сargentoratense (1) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 0 (0) 0 ( 0) 0 (0) 1 (100) 1 (100)
    C. Riegelii (1) 1 (100) 0 (0) 1 (100) 1 (100) 0 (0) 0 (0) 1 (100) 0 (0) 0 (0) 0 (0)
    1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0)
    C. Accolens (1)

    0
    1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 100) 1 (100) 1 (100) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0)
    1 (100) 1 (100) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0)
    C. Aurinucosum (1) 1 (100) 1 (100) 1 (100) 1 (100 ) 1 (100) 1 (100) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0) 0 (0)
    Всего (25) 25 (100 ) 24 (96) 23 (92) 17 (68) 16 (64) 15 (60) 8 (32) 7 (28) 0 (0) 10 (40)

    Общая картина устойчивости изолятов к антибиотикам показала высокую частоту устойчивости к пенициллину, затем к клиндамицину и ципрофлоксацину.Отличную активность показали ванкомицин, линезолид и имипенем []. Продукция бета-лактамаз обнаружена у 40% изолятов.

    Обсуждение

    Corynebacterium spp. может вызывать как острую, так и хроническую раневую инфекцию [4,13]. Когда недифтерийные коринебактерии выделяются из клинического образца, необходимо провести подробный профиль пациента и повторить микробиологический анализ, прежде чем сообщать о них как о контаминанте [2,10]. Характер чувствительности к противомикробным препаратам коринебактерий непредсказуем, поэтому для получения наилучших терапевтических результатов может потребоваться определение чувствительности к противомикробным препаратам.

    В настоящем исследовании все дифтероиды были выделены от стационарных больных. Двадцать четыре процента образцов росли дифтероидами в чистом виде, и 76 % изолятов были получены вместе с другими бактериями. E coli (24%) была наиболее распространенной бактерией, связанной с дифтероидами, за ней следуют Klebsiella spp (12%), Pseudomonas aeruginosa (12%), Staphylococcus aureus (12%), Moraxella spp (12%). %), Enterococcus spp (4%) и Streptococcus группы C spp (4%).Первоначально случаи лечили в соответствии с моделью восприимчивости ассоциированных бактерий, рассматривая дифтероиды как возможные кожные комменсалы. После полного курса антибиотиков в ране не было признаков заживления, и повторный посев получил те же дифтероиды. Индивидуальные терапевтические комбинации были разработаны в соответствии с характером чувствительности дифтероидных и ассоциированных микроорганизмов для каждого пациента. Лечение по такой схеме дало очень хороший ответ. Выделение видов Corynebacterium из клинически очевидной инфекции кожи и мягких тканей и заживление поражений после соответствующей антибактериальной терапии предполагает патогенную роль этих организмов у наших пациентов.

    Текущие руководства CLSI рекомендуют определение МПК в качестве стандартного метода определения чувствительности к антибиотикам. Хотя BSAC рекомендует МИК в качестве стандартного метода, он также рекомендует использовать диско-диффузионный тест для некоторых антибиотиков [12]. CLSI рекомендует определять МИК с использованием бульона Мюллера-Хинтона, обогащенного 5% лизированной лошадиной крови, в микротитровальных планшетах в качестве стандартного метода [11]. Многие лаборатории не могут определить МИК из-за сложной процедуры и отсутствия технических знаний. Автоматизированные системы, такие как Vitek 2/Phonix/API, могут определять чувствительность к дифтероидам [14].Но очень немногие лаборатории имеют это оборудование.

    В настоящем исследовании ванкомицин (100%) был наиболее активным препаратом против дифтероидов in vitro, за ним следовали линезолид (96%) и имипенем (92%). Пенициллин (0%) был наименее активным препаратом, за ним следовали клиндамицин (28%) и ципрофлоксацин (32%). Аналогичные выводы были сделаны Soriano et al. и Camello et al. [5,15]. Хотя ванкомицин является наиболее активным лекарственным средством, устойчивость к нему зарегистрирована у C. aquaticum и группы CDC B1 [15].Изолят C. riegelii показал МИК 16 мкг/мл по отношению к линезолиду. Пороговая точка резистентности к линезолиду для дифтероидов не определена, поэтому в клинической практике необходимо разумное использование этого препарата. Резистентность к имипенему была отмечена у одного изолята CDC группы G от случая инфицирования раны после щелевого кожного лоскута и у одного изолята C. urealyticum от диабетического кетоацидоза с карбункулом. Оба пациента ранее лечились карбапенемами по поводу незаживающих язв, что привело к селекции резистентных к имипенему коринебактерий.Множественная лекарственная устойчивость была обнаружена у всех Corynebacterium spp. Недавно сообщалось о внутрибольничной вспышке клональной множественной лекарственной устойчивости Corynebacterium spp [16].

    В этом исследовании факторами риска дифтероидной инфекции были хронические незаживающие язвы, пожилой возраст, диабет, более длительное пребывание в больнице и длительная антибактериальная терапия. Большинство случаев были из мужских и женских хирургических отделений (n = 9), отделений пластической хирургии (n = 6), гинекологических послеоперационных отделений (n = 6), отделений интенсивной терапии (ОИТ) (n = 2) и медицинских отделений. (п=2).Более высокая заболеваемость в отдельных отделениях и множественная лекарственная устойчивость штаммов позволяют предположить вероятное внутрибольничное происхождение этих бактерий. Coyle et al., используя плазмидное профилирование в качестве эпидемиологического инструмента, показали распространение дифтероидов в больницах от человека к человеку и воздушно-капельным путем [2]. Распространенным источником инфекции может быть загрязнение окружающей среды палат. Для борьбы с такими инфекциями необходимы надлежащий инфекционный контроль и эпиднадзор.

    Ограничение

    Ограничением настоящего исследования был меньший размер выборки.Необходимо провести дальнейшее исследование изолятов, полученных из более обширных географических районов, чтобы узнать точную распространенность инфекций кожи и мягких тканей, вызванных недифтерийными коринебактериями.

    Заключение

    Сделан вывод, что недифтерийные коринебактерии являются потенциальными внутрибольничными возбудителями острых/хронических осложненных инфекций кожи и мягких тканей. Инфицирование ран таким микроорганизмом вызывает замедленное заживление, повышенные затраты на лечение и ресурсоемкие методы лечения ран.Мы рекомендуем эмпирически использовать ванкомицин или линезолид для лечения сложных инфекций кожи и мягких тканей, вызванных недифтерийными коринебактериями , а окончательный терапевтический режим против этих организмов следует выбирать в соответствии с результатами чувствительности in vitro, местом инфекции и ассоциированными микроорганизмами.

    Примечания

    Финансовые или другие конкурирующие интересы

    Нет.

    Ссылки

    [1] Fernandez-Roblas R, Prieto S, Santamaria M, Ponte C, Soriano F.Активность девяти антимикробных препаратов в отношении штаммов коринебактерий группы d2, выделенных из клинических образцов и кожи. Противомикробные агенты Chemother. 1987;31(5):821–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][2] Койл М.Б., Липский Б.А. Коринеформные бактерии при инфекционных заболеваниях: клинические и лабораторные аспекты. Clin microbiol rev. 1990;3(3):227–46. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][3] Schiffl H, Mucke C, Lang SM. Инфекция места выхода недифтерийными коринебактериями при ПАПД.Перит набрать внутр. 2004; 24:454–9. [PubMed] [Google Scholar][4] Ifantidou AM, Diamantidis MD, Tseliki G, Angelou AS, Christidou P, Papa A, et al. Бактеремия Corynebacterium jeikeium у пациента, находящегося на гемодиализе. Int J Infect Dis. 2010; 14S(3):265–8. [PubMed] [Google Scholar][5] Camello TCF, Mattos-Guaraldi AL, Formiga LCD, Marques EA. Недифтерийные виды Corynebacterium , выделенные из клинических образцов пациентов университетской больницы, Рио-де-Жанейро, Бразилия. Браз Джей Микробиал.2003; 34:39–44. [Google Scholar][6] Лагроу К., Верхэген Дж., Янссенс М., Уотерс Г., Вербист Л. Проспективное исследование каталазоположительных коринеформных организмов в клинических образцах: идентификация, клиническая значимость и чувствительность к антибиотикам. Диагноз микробиол инфицируют дис. 1998; 30:7–15. [PubMed] [Google Scholar][7] Райли П.С., Холлис Д.Г., Аттер Г.Б., Уивер Р.Э., Бейкер К.Н. Характеристика и идентификация 95 культур дифтероидов (группа JK), выделенных из клинических образцов. J клин микробный. 1979;9(3):418–24.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][8] Barrow GI, Feltham RKA, редакторы. Руководство Cowan and Steels по идентификации медицинских бактерий. 3-е изд. Лондон: Издательство Кембриджского университета; 1993. [Google Scholar][9] Гревениц А.В., Бернард К. Прокариоты. Справочник по биологии бактерий. Том 3-Археи. Бактерии: фирмикуты, актиномицеты. 3-е изд. Нью-Йорк: Springer Science+Business Media, LLC; 2006. Род Corynebacterium — медицинский. В: Дворкин М., Фальков С., Рзенберг Э., Шлейфер К. Х., Штакебрандт Э., редакторы.[Google Scholar][10] Funke G, Graevenitz A, Clarridge III JE, Bernard KA. Клиническая микробиология коринеформных бактерий. Clin microbiol rev. 1997;10(1):125–59. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    [11] Институт клинических и лабораторных стандартов (CLSI). М45-А. Методы антимикробного разбавления и тестирования чувствительности диска редко выделяемых или прихотливых бактерий. Уэйн, Пенсильвания: CLSI; 2006.

    [13] Bowler PG, Duerden BI, Armstrong DG. Минкробиология ран и связанные с ними подходы к лечению ран.Clin microbiol rev. 2001;14(2):244–69. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][14] Ренни Р.П., Бросникофф С., Тернбулл Л., Реллер Л.Б., Мирретт С., Янда В. и др. Многоцентровая оценка идентификационной карты Vitek 2 Anaerobe и Corynebacterium . Джей Клин микробиал. 2008;46(8):2646–51. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][15] Сориано Ф., Запардиэль Дж., Ньето Э. Чувствительность к противомикробным препаратам видов Corynebacterium и других неспорообразующих грамположительных бацилл к 18 противомикробным агентам.Противомикробные агенты Chemother. 1995;39(1):208–14. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar][16] Baio PVP, Mota HF, Freitas AD, Gomes DLR, Ramos JN, SantAnna LO и др. Клональная полирезистентная коринебактерия Corynebacterium полосатого тела в нозокомиальной среде, Рио-де-Жанейро, Бразилия. Мем инст Освальдо Круз. 2013;108(1):23–29. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Coryneform Bacterium — обзор

    Staphylococci

    S . epidermidis является важным обитателем кожи.Этот грамположительный кокк можно отличить от других стафилококков по чувствительности к десфериоксамину, отсутствию образования трегалозы из кислоты, образованию небольших белых или бежевых колоний (диаметром 1–2 мм) и коагулазонегативным характеристикам. Хотя многие другие коагулазонегативные стафилококки были выделены из кожи; считается, что ни один из них не является таким распространенным, как S . эпидермис . Эта бактерия, как правило, доброкачественно обитает на коже, при этом инфекции чаще всего возникают у пациентов с ослабленным здоровьем, включая потребителей инъекционных наркотиков, пациентов, получающих иммуносупрессивную терапию, пациентов со СПИДом, недоношенных новорожденных и пациентов с постоянными устройствами, такими как катетер или имплантат.После системного применения S . epidermidis может вызывать сепсис и ряд других серьезных состояний, включая эндокардит нативного клапана или другие подострые или хронические состояния у восприимчивых пациентов.

    Обработка для S . Инфекция epidermidis обычно связана с системными антибиотиками. Однако эта бактерия может образовывать биопленки на поверхности имплантатов, которые часто невозможно уничтожить с помощью антибиотиков и которые могут быть защищены от иммунной системы хозяина.Удаление постоянного устройства часто необходимо для успешного лечения инфекции. С . Белки epidermidis , такие как аутолизиновый белок AltE, были идентифицированы как вероятные факторы адгезии, позволяющие бактериям связываться с поверхностями, такими как катетеры или протезы. Действительно, сообщалось, что нарушение гена altE приводит к нарушению прикрепления мутанта S . epidermidis к поверхности полистирола.

    Вирулентность S . epidermidis также связывают с другими факторами вирулентности, включая полисахаридную межклеточную адгезию (PIA) и поли- N -сукцинил-глюкозамин (PNSG), которые опосредуют процесс, известный как межклеточная адгезия. В соответствии с этими выводами гены PIA и PNSG были обнаружены только у нескольких штаммов S . epidermidis , в основном выделенные из катетерных инфекций, а не из нормальной здоровой кожи.

    В отличие от S . epidermidis , коагулазо-положительный Staphylococcus aureus является ведущим патогеном человека, ответственным за заболевания, варьирующиеся от незначительных и самокупирующихся кожных инфекций до инвазивных и опасных для жизни заболеваний. Фенотипически его можно отличить от других стафилококков по образованию золотисто-желтых колоний и полному лизису эритроцитов в пластинках с кровяным агаром (β-гемолиз). Хотя он обычно классифицируется как транзиторный болезнетворный патоген, колонизация S . aureus не является синонимом инфекции, и исследования показали, что до 20% населения постоянно колонизированы, в то время как другие 60% периодически переносят бактерии. Однако широкий спектр кожных инфекций, включая импетиго, фолликулит, фурункулы и подкожные абсцессы ( Таблица 1 ), а также стафилококковый синдром ошпаренной кожи, может быть вызван S . aureus , и инфекции особенно распространены у пациентов с катетеризацией или у лиц с АД.В дополнение к этим локализованным инфекциям, инвазивные S . aureus может вызывать серьезные заболевания, включая септический артрит, остеомиелит, пневмонию, менингит, септицемию и эндокардит.

    S . Инфекции, вызванные aureus , обычно лечат антибиотиками, хотя эффективность такого лечения была ограничена появлением устойчивых штаммов, в том числе устойчивых к метициллину S . aureus (MRSA), а также промежуточные и устойчивые к ванкомицину S .Штаммы aureus (VISA и VRSA).

    В дополнение к генам, способным придавать устойчивость к антибиотикам, S . aureus может также экспрессировать многие секретируемые и ассоциированные с клеткой факторы вирулентности. Например, белок, ингибирующий хемотаксис стафилококка (CHIPS), связывается со специфическими рецепторами на нейтрофилах, препятствуя, таким образом, их хемотаксису, а другой белок, Eap, связывается с молекулой внутриклеточной адгезии (ICAM)-1 на нейтрофилах, чтобы предотвратить адгезию и экстравазацию лейкоцитов. . С . aureus также защищен от гибели нейтрофилов за счет поглощения свободных радикалов золотым каротиноидным пигментом, в честь которого назван штамм. Помимо уклонения от нейтрофилов, эта бактерия также использует ряд стратегий для противодействия защите, возникающей непосредственно из кожного эпителия. С . aureus относительно устойчив к уничтожению посредством катионных антимикробных пептидов (AMP). Одним из механизмов, с помощью которого достигается эта устойчивость, является нейтрализация отрицательно заряженной поверхности бактериальной клетки белком Dlt, который управляет заменами аминокислот в белках, присутствующих в клеточной стенке, и ферментом MprF, который добавляет L-лизин, положительно заряженный белок. заряженной аминокислоты к другому компоненту клеточной стенки.Помимо нейтрализации клеточной поверхности для предотвращения связывания АМП, S . aureus также экспрессирует стафилокиназу, которая связывает дефензины и защищает от них, и ауреолизин, расщепляющий кателицидин LL-37 человека. Эти факторы вирулентности явно играют центральную роль в S . aureus инфекции кожи, и вносят свой вклад в классификацию S . aureus как важный кожный патоген.

    Коринебактерии

    Коринеформы представляют собой грамположительные анаэробные актинобактерии, обычно встречающиеся на коже человека, и их можно разделить на Corynebacterium diphtheriae и дифтероиды (недифтерийные коринебактерии). С . diphtheriae можно дополнительно разделить на токсигенные и нетоксигенные штаммы. Токсигенные штаммы продуцируют сильнодействующий токсин дифтерии, экзотоксин, который препятствует синтезу белка в подвергшихся воздействию клетках-хозяевах. Нетоксигенные штаммы также могут вызывать ряд потенциально вредных состояний, включая септицемию, септический артрит, эндокардит и остеомиелит. Иммунизация снизила распространенность дифтерии, хотя это заболевание по-прежнему вызывает озабоченность у непривитых и частично иммунизированных лиц, а также у лиц, пострадавших от социально-экономических лишений.

    Corynebacterium jeikeium , коринебактерия, не относящаяся к дифтерии, является нормальным обитателем кожи человека. Очень похоже на S . эпидермис , С . jeikeium практически безвреден для кожи, хотя C . jeikeium также стал источником внутрибольничных инфекций, особенно у пациентов с ослабленным иммунитетом, у пациентов с постоянными устройствами или у пациентов с дефектами кожного барьера.

    Один раз C . jeikeium преодолел барьер, обеспечиваемый кожей, бактерия может вызвать состояния, включая сепсис и эндокардит. Хотя эти бактерии могут быть устойчивыми к некоторым системным антибиотикам из-за приобретения генов устойчивости к антибиотикам, чувствительность бактерий к гликопептидным антибиотикам можно использовать при лечении ванкомицином или тейкопланином.

    Вирулентность также может быть связана с рядом других факторов. Геном C . jeikeium содержит множество последовательностей со значительной гомологией с факторами вирулентности других грамположительных патогенов, и эта бактерия также обладает механизмами противодействия выработке активных форм кислорода клетками-хозяевами.

    Corynebacterium macginleyi: возбудитель, специфичный для конъюнктивы

    Бактериальный конъюнктивит составляет небольшой процент всех конъюнктивитов, составляя менее 10% всех клинически очевидных случаев.

    Некоторые бактериальные реагенты, обычно самоограничивающиеся, иногда вызывают тяжелый конъюнктивит. Патогенные микроорганизмы включают видов Haemophilus , Staphylococcus aureus , Streptococcus pneumoniae и все чаще грамотрицательные палочки — например, у тех, кто носит контактные линзы.Быстрота возникновения и тяжесть воспаления конъюнктивы и выделений свидетельствуют о возможном возбудителе. Случаи легкой и средней степени тяжести обычно проявляются медленным началом изменений и часто являются результатом инфекций, вызываемых видами Staphylococcus aureus , Branhamella lacunata или Proteus . В более тяжелых случаях было выделено видов Haemophilus , а также Streptococcus pneumoniae . Взрывное начало тяжелого гнойного конъюнктивита может быть вызвано видами Neisseria .

    Семейство коринеформных бактерий включает организмы из рода Corynebacterium и Propionibacterium и других родов, культивируемых реже. Дифтероиды, названные из-за их морфологического сходства с C diphtheria , определяются как группа грамположительных плеоморфных палочек семейства коринеформ. и глазное заболевание.2-4

    Мы сообщаем о 10 случаях конъюнктивита C macginleyi . C macginleyi был только недавно идентифицирован как специфический патоген в тканях глаза.5-7 С тех пор в литературе было зарегистрировано 18 случаев.8 Неизвестно, может ли C macginleyi вызывать эндофтальмит или бактериальный кератит; однако его следует учитывать при дифференциальной диагностике бактериальных инфекций глазных поверхностей.

    Пациенты и микробиологический анализ

    Нами исследованы конъюнктивальные мазки 181 пациента с клинически диагностированным бактериальным конъюнктивитом.Часть материала конъюнктивального мазка использовали для световой микроскопии. Для обогащения микроорганизмами материал больных культивировали на колумбийском агаре с добавлением 5% овечьей крови, на шоколадном агаре, оба на воздухе с 3% углекислым газом. Для выявления грамотрицательных палочек использовали агар Эндо, культивируемый на воздухе. Анаэробные культуры выращивали на кровяном агаре Шедлера в бескислородной, обогащенной углекислым газом атмосфере. В качестве среды для обогащения жидкости использовали тиогликолатный бульон. Аэробные культуры впервые исследовали после инкубации в течение ночи.Общее время инкубации для всех сред составило 48 часов. Биохимическую идентификацию проводили с использованием коммерческой системы API-Coryne (bioMerieux Marcy l’Etoile France). В длительном инкубационном периоде необходимости не было. Для оценки результатов мы использовали данные, предоставленные Funke и др. ,7 8 и базу данных API-Coryne 2.0. Тесты на чувствительность проводили в соответствии со стандартами для тестов на диффузию в агар, опубликованными DIN, на агаре Мюллера-Хинтона с добавлением 5% овечьей крови, инкубировали на воздухе.9

    Результаты

    Обследован 181 больной с клиническим диагнозом бактериальной инфекции конъюнктивы. В 107 случаях в культуре был обнаружен один или несколько микроорганизмов. Мы обнаружили патогенные бактерии со следующей частотой: 18,7% Staphylococcus aureus , 12,1% C macginleyi , 10,3% Streptococcus pneumoniae , 8,4% Haemophilus influenzae .

    Нами обнаружены патогенные виды Arcanobacterium haemolyticum , Branhamella catharrhalis , Neisseria meningitidis , Pseudomonas aeruginosa , культивированные по одному экземпляру.

    Бактерии с очевидно низкими патогенными характеристиками были выделены следующим образом: 40,1% Staphylococcus epidermidis , 13,1% Staphylococcus epidermidis группа.

    Кроме того, были обнаружены Acinetobacter spp и Enterobacteriaceae и, редко, видов Micrococcus , негемолитические Streptococcus видов и Aeromonas hydrophila.

    C macginleyi был выделен в общей сложности у 10 пациентов из конъюнктивальных мазков в 13 отдельных случаях.У троих пациентов была двусторонняя инфекция, у двух других – рецидив заболевания через 2–4 мес после первичного обнаружения C macginleyi . Возраст этих больных колебался от 33 до 86 лет, в среднем 64,5 года. Пять пациентов были женщинами, пять мужчин. Все они появились с односторонним конъюнктивитом, ухудшающимся в течение нескольких дней, без какой-либо инфекции в анамнезе. Острота зрения не изменилась, как и внутриглазное давление. У большинства пациентов наблюдалась гиперемия конъюнктивы с умеренной фолликулярной реакцией (рис. 1А).У семи пациентов были беловатые выделения. Ни у одного пациента не было признаков кератита, внутриглазной инфекции или воспаления. C macginleyi был единственным бактериальным микроорганизмом, выделенным в пяти из 13 мазков. Из этих больных у одного была бактериальная суперинфекция вирусной этиологии. В восьми из 13 мазков с C macginleyi совместно культивировались другие бактериальные микроорганизмы. Даже C pseudodiphthericum был выделен в одном случае.

    фигура 1

    (A) Конъюнктивит Corynebacterium macginleyi — клиническая картина.(B) Corynebacterium macginleyi — вид под микроскопом (исходное увеличение × 1000, окраска по Граму).

    Тесты на Chlamydia trachomatis или посев на грибы проводились только при наличии клинического подозрения. Положительных результатов не было.

    Световая микроскопия мазка с конъюнктивы перед посевом иногда выявляла грамположительные палочки и лишь в единичных случаях значительное увеличение лейкоцитов. В культурах на колумбийском агаре с добавлением 5% овечьей крови почти не наблюдалось роста после 1 ночи инкубации.В анаэробных условиях рост не наблюдается после 48 часов культивирования. Даже обогащенный углекислым газом воздух замедляет рост C macginleyi . Размер колоний после 48 часов инкубации на воздухе оставался менее 0,2 мм в диаметре. Эти колонии окрашивали реактивами Грама и анализировали под микроскопом. Они состояли из коринеформных стержней с четко выраженным полосатым рисунком, образующих неправильные конструкции, похожие на китайские буквы (рис. 1Б).

    Было проведено

    Тесты на чувствительность к антибиотикам, которые обычно применяются местно при наружных инфекциях (таблица 1).Все пациенты были чувствительны к гентамицину. При лечении гентамицином 0,5% глазными каплями 4 раза в день и гентамициновой мазью на ночь восемь из 10 пациентов выздоровели без осложнений через 8 дней. Оставшееся раздражение конъюнктивы успешно лечили глазными каплями, содержащими сульфат цинка (0,2%), в течение 2–3 недель.

    Таблица 1

    Характеристики чувствительности 10 выделенных видов Corynebacterium macginleyi

    Обсуждение

    Более специфические методы обнаружения в последние годы позволили провести дальнейшее исследование коринеформных бактерий. C macginleyi был впервые идентифицирован в 1995 году Ригелем и др. . 5-7 при исследованиях на липофильных коринебактериях. Он был уникальным образом выделен с глазных поверхностей. Первые 18 случаев конъюнктивита C macginleyi были обнаружены в Швейцарии.8 В недавнем прошлом мы обнаружили у 10 пациентов 13 случаев конъюнктивита C macginleyi в Германии, что указывает на то, что присутствие этого микроорганизма не ограничено географически. .

    Thiel et al сообщают об увеличении доли пациентов с положительным результатом на коринебактерии.10 11 Мы обнаружили у наших пациентов 18,7% Staphylococcus aureus , 12,1% Corynebacterium macginleyi и 8,4% Haemophilus influenzae . Fahmi и соавт. , однако, обнаружили коагулазонегативные стафилококки у 82% и коринебактерии у 58% преимущественно пожилых пациентов.12 В нашей исследовательской группе мы обнаружили C macginleyi преимущественно у пациентов среднего возраста без каких-либо предпочтений в отношении пола. Это соответствует случаям, описанным Funke и др. .8 Дети младшего возраста не анализировались; однако инфицирование C macginleyi можно ожидать согласно Weiss et al .13

    Многие системы не могут правильно идентифицировать штаммы C macginleyi . Идентификация C macginleyi описана в обзоре Funke et al . 7 — положительное восстановление нитратов, отрицательное значение пиразинаминидазы, положительное значение щелочной фосфатазы, образование кислоты из глюкозы и сахарозы, но не из мальтозы. наемный содержит информацию о C macginleyi.

    Сообщается, что C macginleyi чувствителен почти ко всем местным антибиотикам.8 Это может быть одной из причин лишь редких сообщений в литературе, поскольку большинство пациентов успешно лечатся. Однако с появлением более чувствительных систем обнаружения диагноз, вероятно, станет более частым. Здесь мы впервые показываем более устойчивые виды этой бактерии, особенно к эритромицину и канамицину, что делает целесообразным тестирование чувствительности у этих пациентов.

    До сих пор неизвестна причина исключительного инфицирования глазной поверхности. По нашим данным, а также по данным Funke et al. ,8 C macginleyi преимущественно поражает уже поврежденную конъюнктиву. У наших пациентов только в трех случаях C macginleyi был единственным инфекционным агентом. У всех пациентов были явные признаки инфекции. Дальнейшие исследования должны проанализировать нормальную флору здоровой конъюнктивы на наличие C macginleyi .

    Роль C macginleyi в возникновении тяжелых глазных инфекций также неизвестна.Это еще не было показано при язвах роговицы, но другие низкопатогенные агенты, такие как Mycobacterium cheloniae , могут имитировать коринебактериальный кератит, так что C macginleyi , вероятно, также способен вызывать серьезное повреждение роговицы.14 Все случаи подозрительны. поэтому на C diphtheriae следует также проверять на C macginleyi. 15 16

    C minutissimum , а также Propionibacterium acnes, , принадлежащие к малопатогенным коринеформным бактериям, могут вызывать внутриглазные инфекции, такие как эндофтальмит, после проникающей травмы глаза, кератопластики и экстракции катаракты.17 Подобные явления потенциально могут вызывать эндофтальмит C macginleyi .

    Сравнение окраски по Граму и посева для характеристики вагинальной микрофлоры: определение отдельной степени, напоминающей микрофлору степени I, и пересмотренная классификация микрофлоры степени I | BMC Microbiology

    Важность правильной диагностики бактериального вагиноза и более подробной характеристики вагинальной микрофлоры

    Хотя бактериальный вагиноз не вызывает вагинальной воспалительной реакции, он считается наиболее частой причиной вагинита у беременных и небеременных женщин. и распространенность между 4.9% и 36,0% были зарегистрированы в европейских и американских исследованиях [23]. Несколько исследований предполагают возможность того, что бактериальный вагиноз увеличивает риск заражения ВИЧ [24, 25] и что бактериальная флора, связанная с бактериальным вагинозом, увеличивает выделение ВИЧ половыми путями [26]. Недавний метаанализ Leitich et al . [27] установили отношение шансов 8 для преждевременных родов в связи с бактериальным вагинозом на ранних сроках беременности. Самопроизвольные преждевременные роды происходят в 7–11% беременностей, но на их долю приходится три четверти перинатальной заболеваемости и смертности и половина отдаленных неврологических нарушений у детей [28, 29].

    Бактериальный вагиноз характеризуется замещением нормальной микрофлоры влагалища лактобациллами Gardnerella vaginalis и анаэробными микроорганизмами. Недавно различные группы показали, что строгий анаэроб Atopobium vaginae является еще одним микроорганизмом, тесно связанным с бактериальным вагинозом [12, 13, 16, 17]. Связь между A. vaginae и бактериальным вагинозом может помочь объяснить, почему некоторые женщины страдают рецидивирующим бактериальным вагинозом.Например, недавнее исследование показало высокую эффективность метронидазола in vitro, поскольку этот антибиотик ингибировал рост 99% вагинальных изолятов из образцов бактериального вагиноза [30], но, скорее всего, упустили из виду прихотливую резистентность к метронидазолу A. vaginae , как показано в этом исследовании, присутствует в 86,4% образцов бактериального вагиноза при обнаружении с помощью видоспецифичной ПЦР.

    Принимая во внимание возможность того, что некоторые еще не охарактеризованные подгруппы в предположительно гетерогенной клинической группе женщин с бактериальным вагинозом могут быть определены как группа с более высоким риском преждевременных родов, чем женщины с бактериальным вагинозом в целом, и что адекватное лечение женщин с этим более высоким риском группа может обеспечить более целенаправленную профилактику преждевременных родов, лучшее понимание состава и динамики микрофлоры влагалища и точную диагностику бактериального вагиноза.Также наши данные свидетельствуют о том, что уточненная характеристика микрофлоры влагалища может быть необходима для более точной интерпретации результатов клинических исследований. Например, до сих пор Atopobium vaginae игнорировался в клинических исследованиях, и, кроме того, не принимался во внимание тот факт, что разные виды Lactobacillus могут придавать разную устойчивость к колонизации [10, 11], отчасти потому, что в большинстве лабораторий отсутствует доступ к быстрым и точным методам идентификации лактобацилл до видового уровня.Другими словами, несколько исследований, касающихся связи между состоянием микрофлоры влагалища и различными гинекологическими и акушерскими заболеваниями и их лечением, к настоящему времени могли прийти к необъективным выводам из-за недостаточно точной характеристики микрофлоры.

    Критерии микробиологической классификации состояния микрофлоры влагалища

    Spiegel et al . [31] определили систему оценки, основанную на некоторых типах бактериальных клеток, которые можно увидеть в окрашенных по Граму мазках вагинального секрета.Позже это было уточнено Nugent et al. [1], которые представили систему баллов, которая оценивает изменения микрофлоры влагалища, от нормального состояния до статуса бактериального вагиноза, как континуум. Хотя критерии Nugent получили широкое признание для оценки состояния микрофлоры влагалища [2, 32], дальнейшее уточнение оправдано по нескольким причинам. Во-первых, не было описано никаких определенных критериев, позволяющих отличить типы клеток Lactobacillus от типов клеток Gardnerella и Bacteroides Prevotella .На практике и по нашему опыту «морфотипы» часто трудно отнести к одной из этих групп. Кроме того, некоторые роды и виды, которые явно связаны с бактериальным вагинозом, такие как Peptostreptococcus spp. [32] и A. vaginae [12, 17, 13] не учитываются в шкале Nugent. Кроме того, Forsum и др. . [2] обнаружили серьезные расхождения в оценке, когда количество типов лактобациллярных клеток было небольшим, а Larsson et al . [33] сообщили о нескольких проблемах в интерпретации мазков.Например, при использовании критериев Nugent наличие разных типов клеток Lactobacillus в мазках от больных бактериальным вагинозом может привести к отнесению ко II степени, тогда как у пациентов без бактериального вагиноза, но с мазками с более чем 300–500 плеоморфных Lactobacillus клетки можно рассматривать как содержащие G. vaginalis , также потому, что некоторые из этих клеток очень малы. Кроме того, система оценки Nugent объединяет женщин с потенциально очень разной вагинальной микрофлорой в одну категорию [3].

    В этом исследовании клинический микробиолог (GC) не смог оценить некоторые мазки из-за наличия типов клеток, не подсчитанных в системе, разработанной Nugent [1], и классифицировал эти образцы как I-подобные. Дальнейшее детальное наблюдение привело к разделению образцов класса I на подкатегории, обозначенные как класс Ia, класс Ib и класс Iab. После слепой классификации вагинальных мазков на степени Ia, Ib, Iab, I-подобные, II, III и IV эту классификацию сравнивали с результатами посева и с видоспецифичными ПЦР.

    Степень Ia и Iab: Согласие с присутствием

    L. crispatus

    Из этого сравнения стало очевидно, что можно распознать присутствие L. crispatus с помощью окраски по Граму, поскольку этот вид был культивирован в 81,9 % образцов класса Ia и 76,7 % образцов класса Iab. Тем не менее, L. crispatus не был выращен из 21 из 162 образцов сорта Ia. Это можно объяснить тем, что L. crispatus не так легко культивировать, как другие лактобациллы.Действительно, колонии L. crispatus довольно часто наблюдались как спутники других бактерий, а в некоторых случаях в образцах с многочисленными L. crispatus -подобными лактобациллами при окраске по Граму не наблюдалось никакого роста. С помощью не зависящего от культуры t-RFLP-анализа (данные не представлены) были протестированы образцы Ia, отрицательные в отношении культуры L. crispatus , и 16 образцов оказались положительными в отношении L. crispatus , что привело к совпадению между классификацией окраски по Граму как степени Ia и наличие л.crispatus до 96,9%. Точно так же, принимая во внимание результаты t-RFLP-анализа, соответствие между классификацией Iab и положительным t-RFLP-анализом для L. crispatus составило 92,9%, тогда как L. crispatus был обнаружен с помощью t-RFLP-анализа. только в 27,3%, 20,0%, 22,5% и 0% для Ib, I-подобной, II и III степени соответственно. Эти результаты показывают, что для подготовленного микробиолога возможно распознать бактерий L. crispatus по клеточной морфологии, что важно, поскольку этот вид явно связан со здоровой микрофлорой и, возможно, лучше обеспечивает стабильную здоровую микрофлору, чем другие. лактобациллы [9].Образцы оценивались как класс Ib, когда не наблюдались типы клеток L. crispatus , но преобладали другие типы клеток Lactobacillus . Согласие с результатами культивирования было высоким: только 13,3% содержали L. crispatus при культивировании, тогда как L. gasseri , L. iners и L. jensenii присутствовали соответственно в 32,0, 39,8 и 24,3% образцов марки Iб. Это явно были образцы I степени, поскольку микроорганизмы, связанные с бактериальным вагинозом, в основном отсутствовали.

    Устойчивость к колонизации различается между видами

    Lactobacillus

    В целом частота выделения всех видов Lactobacillus вместе взятых была сопоставима для разных классов в нашей популяции, поскольку лактобациллы культивировались из 96,9% класса Ia, 94,5% класса Ib, 96,7% класса Iab, 78,9% класса I-подобных, 93,5% класса II, 59,1% класса III и 62,5% образцов класса IV. Это согласуется с предыдущими сообщениями [32, 34].Тем не менее, мы наблюдали явную разницу в частотном распределении видов Lactobacillus для разных сортов. В то время как L. crispatus , известный как высокопродуцирующий H 2 O 2 вид [7, 8], был культивирован из 87,0% образцов класса Ia, он отсутствовал в образцах класса III и присутствовал только в 2,8 % экземпляров класса I. Напротив, L. iners , о котором сообщается, что он слабопродуцирует H 2 O 2 [7, 8], присутствовал только у 3.7% образцов Ia, но 39,8% образцов класса Ib и 31,8% образцов класса III. Является ли продукция перекиси водорода L. crispatus причиной устойчивости к колонизации, остается предметом дискуссий, поскольку корреляция между наличием продукции перекиси водорода и типом вагинальной микрофлоры была обнаружена некоторыми [35], но не исследователями. другие [36]. Возможны другие видоспецифические характеристики, присутствующие у L. crispatus , но отсутствующие у таких видов, как L.gasseri и L. iners придают устойчивость к колонизации. Также было высказано предположение, что начало пертурбации, ведущей к бактериальному вагинозу, может быть связано с конкуренцией между видами Lactobacillus [36], что, возможно, отражается в образцах степени Iab.

    Grade I-like: отдельная категория состояния вагинальной микрофлоры или

    типов клеток Mobiluncus .Эти образцы были отнесены к отдельной категории из-за наличия грамположительных палочек, либо очень маленьких и коротких, либо иной неправильной формы с булавовидными краями, изогнутыми краями и неравномерным окрашиванием и часто расположенных в виде китайских букв («дифтероидные типы клеток»). Поскольку вполне вероятно, что большинство микробиологов оценили бы этот тип клеток как « Lactobacillus -подобный» и, следовательно, в большинстве случаев он был бы оценен как класс I, мы обозначили его как «класс I-подобный».Культуральная и видоспецифическая ПЦР подтвердили, что эти образцы действительно представляют собой отдельный вид вагинальной микрофлоры. Об этом свидетельствует повышенное видовое разнообразие 0,83, что значительно выше, чем у сортов Iа, Iб и Iаб (0,15–0,30) и сравнимо с таковым у сорта II (0,76), но тем более практическим отсутствием L. crispatus (культивируется только из одного из 36 образцов), а также G. vaginalis и A. vaginae (культивируется соответственно из 1 и 0 образцов) и присутствие Bifidobacterium spp.в 19 ​​из 36 образцов – гораздо более высокая распространенность, чем в образцах из всех других сортов. Это было подтверждено клонированием двух образцов класса I, которые содержали только L. delbrueckii , L. gasseri и B. breve .

    Розенштейн и др. . [34] упомянули категорию вагинальных мазков с аберрантной морфологией, которые они обозначили как ревертанты I степени. На первый взгляд, их категория показывает сходство с категорией, которую мы описываем здесь как I-подобную, из-за низких чисел G.vaginalis и увеличилось количество бифидобактерий, но, с другой стороны, они сообщили о еще большем количестве бифидобактерий в образцах степени II и степени III, и они обозначили эту категорию как ревертанты степени I, потому что вагинальная микрофлора всех 41 женщин с такими мазками вернулась к степени I. , чего не было в нашем исследовании (данные будут представлены в другом месте).

    Важно отметить, что, поскольку категоризация на основе окрашивания по Граму может привести к интерпретации образцов класса I как подлинных образцов класса I (в соответствии с их обозначением), этот класс образцов может поставить под угрозу – и, вероятно, делал это в прошлом – интерпретацию результаты клинических исследований.

    Степень II: микробиологически промежуточная стадия между здоровой микрофлорой и бактериальным вагинозом

    Наши результаты подтверждают, что образцы степени II представляют собой микробиологически явно промежуточное состояние между стадиями I и III. L. crispatus по-прежнему присутствует в 10,9 % проб (по сравнению с 59,0 % проб I степени и 0 % проб III степени), тогда как количество проб с L. gasseri (54,3 %) увеличено по сравнению с I степень (21,3%) и III степень (9.1%). Видовое разнообразие степени II является промежуточным между таковым для степени I и степени III и видами, обычно связанными с бактериальным вагинозом, такими как A. neuii , A. christensenii , A. vaginae , B. ureolyticus , F .magna , G. vaginalis , Peptoniphilus sp . и V. cambriense , присутствуют, но опять же в меньшем количестве образцов, чем в образцах класса III.

    Степень III: Характеристика микроорганизмов, связанных с бактериальным вагинозом

    Следующие виды обычно считаются анаэробами, связанными с бактериальным вагинозом: Anaerococcus (Peptostreptococcus) tetradius , A.(Peptostreptococcus) влагалищной , атопобиум vaginae , , Bacteroides ureolyticus , Finegoldia (Peptostreptococcus) магна , G. влагалищной , Gemella (Peptostreptococcus) morbillorum , Mobiluncus curtisii , микоплазмы Hominis , Peptoniphilus sp., Peptostreptococcus sp., Prevotella bivia , Prevotella ruminicola и Prevotella sp. [37, 38]. Используя тДНК-ПЦР, мы смогли идентифицировать 87.8% культивируемых изолятов до видового уровня и обнаружили, что наши результаты в основном совпадают, но, кроме того, мы культивировали Actinomyces neuii , Aerococcus christensenii , Dialister sp. и Varibaculum cambriense , тогда как Mobiluncus spp., Mycoplasma hominis и Ureaplasma urealyticum не культивировались или культивировались лишь спорадически из образцов степени II и степени III. Отсутствие последнего вида в нашем исследовании можно объяснить тем, что мы не использовали специфические методы культивирования этих прихотливых организмов.

    В этом исследовании мы подтвердили сильную связь, установленную ранее [12, 13, 17], между A. vaginae и бактериальным вагинозом.

    (PDF) Дифтероиды – важные нозокомиальные патогены

    Введение: Дифтероиды определяются как аэробные, не образующие споры, плеоморфные грамположительные палочки, которые окрашиваются более равномерно, чем Corynebacterium diphtheriae, лишены метахроматических гранул и расположены в виде палисада. Обычно это комменсалы кожи и слизистых оболочек.Они отличаются от C.diphtheriae биохимическими реакциями, а также образованием токсинов. Поскольку они обычно обнаруживаются в виде комменсалов на коже, их часто считают простыми загрязнителями при выделении из клинических образцов. Однако появляется все больше сообщений о том, что эти организмы связаны с различными инфекциями. Следовательно, мы почувствовали необходимость изучить обычные виды, связанные с инфекциями, и узнать свойства этих организмов, которые иначе считались бы простыми лабораторными загрязнителями.Цель: Для идентификации различных видов дифтероидов, выделенных в виде чистого роста из клинических образцов, мазок Грама которых выявил многочисленные воспалительные клетки с грамположительными бациллами и имел клинические проявления. Материалы и методы: В общей сложности 100 изолятов грамположительных бацилл из 16 242 клинических образцов, полученных на кафедре микробиологии Кастурбинского медицинского колледжа, были рассмотрены для этого исследования с декабря 2013 г. по декабрь 2014 г. Грамположительные бациллы, которые были обнаружены в мазке вместе с клетками гноя, выделенные как чистый рост и отмеченные как «Corynebacterium spp, имеющие клиническое значение», были взяты для этого исследования, в то время как те, о которых сообщалось как «Вероятные загрязнения кожи», были исключены из этого исследования.Видовую идентификацию грамположительных палочек проводили с помощью биохимических реакций. Тест на чувствительность к антибиотикам проводили диско-диффузионным методом Кирби-Бауэра. Получение биопленки осуществляли методом микротитровальных планшетов О’Тула и Колтера, а статистический анализ проводили с использованием теста пропорций и теста хи-квадрат. Результаты: Из разных клинических образцов были выделены различные виды дифтероидов. C. pseudotuberculosis, C.renale, C.ulfans, C.striatum, C.minutissimum, Corynebacterium haemolyticum, выделенные из кончиков катетеров, мокроты, трахеостомических выделений и раневых инфекций, были высокорезистентны ко многим антибиотикам, в то время как изоляты из крови, а именно C.pseudotuberculosis, C. minutissimum, C.ulfans и C.renale были почти чувствительны к большинству из них. Также было интересно отметить, что у этих изолятов наблюдалась повышенная скорость образования биопленки. Заключение: Коринебактерии псевдотуберкулеза, коринебактерии язвы, коринебактерии почки, коринебактерии бовис, коринебактерии стриатум, коринебактерии минутиссимум, коринебактерии псевдодифтеритикум и коринебактерии гемолитические могут сохраняться в виде биопленок в больницах и вызывать полирезистентные инфекции.Следовательно, нам необходимо разумно идентифицировать эти организмы, определить их чувствительность к противомикробным препаратам, лечить их и, таким образом, предотвращать инфекции в больницах.

    Биоразнообразие бактериальной флоры на поверхности сырного мазка

    | Опубликовано в разделе сыр и молочные продукты Бронвен Персиваль

    Бреннан и др., Appl. Окружающая среда. микробиол. 2002, 68(2): 820-830. Какие организмы растут на поверхности полумягкого пастеризованного сыра с мытой коркой в ​​процессе его выработки? Как влияет инокуляция коммерческим штаммом Brevibacterium linens на развитие микробного сообщества кожуры? Эта статья проливает некоторый свет на эти весьма актуальные вопросы.

    Метод

    сыра из одной партии сыра Губбин были разделены на две подпартии; один из них был первоначально обработан через 3 дня раствором соли и коммерческой культурой льна B (называемой «BL2»), в то время как другие сыры были только промыты раствором соли. Во всем остальном сыры обрабатывались одинаково и регулярно промывались солевым раствором для обеспечения нормального развития корки. Отбор проб проводили в четырех точках созревания (в возрасте 4, 16, 23 и 37 дней).С каждого образца удаляли тонкий слой кожуры и подсчитывали общее количество присутствующих бактерий и дрожжей. Также было выделено 50 колоний, и были проведены тесты для их идентификации на основе их внешнего вида, метаболической активности и чувствительности к кислотам и солям. Для каждой культивируемой бактериальной колонии также был проведен ряд молекулярных тестов, что позволило обнаружить более мелкие различия между штаммами и нанести на карту их взаимосвязь. белье, BL1 и BL2, были исследованы.

    Краткое изложение результатов

    Команда обнаружила, что не было существенной разницы в общем количестве дрожжей или бактерий на сырах с инокулированными и неинокулированными прививками в любой момент их созревания.[ii],[iii] Бактерии на поверхности сыров были идентифицированы. в первую очередь коринеформы (включая роды Arthrobacter, Brevibacterium, Corynebacterium и Microbacterium), а также несколько коагулазонегативных (не токсин-продуцирующих) стафилококков. Несколько недавно идентифицированных видов составили большую часть популяции кожуры, в том числе два вида Corynebacterium и метко названный Microbacterium gubbeenense .Ни один из штаммов, выделенных из кожуры сыра, не был идентичен инокулированному культурному штамму B linens. Группа обнаружила, что все штаммы Staphylococcus и несколько штаммов Corynebacterium ингибируют рост штамма B linens, используемого в культуре мазка для инокулированного сыра, что может объяснить, почему инокулированная культура не могла успешно расти на корка сыра.

    Практические выводы

    В этой статье предлагается кое-что весьма интересное: естественные организмы, составляющие «микробиом» сыроварни, могут не только обеспечивать богатый и уникальный источник созревающих бактерий для сыров, вызревающих там, но и что эти организмы могут в некоторых случаях превзойти коммерческие штаммы, которые наносятся непосредственно на сыры.Все, что соприкасается с сыром (включая рассол, стеллажи и полки), может быть источником этих микробов. Коагулазоотрицательные стафилококки и коринеформы также являются обычными членами микробиома кожи человека, поэтому вполне возможно, что люди, занимающиеся созреванием, могут также одалживать некоторые из своих микробов поверхностному сообществу сыров. Количество каждого вида, обнаруженного в сообществе кожуры, не обязательно отражает количество, нанесенное на сыр вручную или с помощью оборудования.Скорее, состав коркового сообщества отражает взаимодействие организмов друг с другом и относительную приспособленность к преуспеванию в этой конкретной среде (включая такие факторы, как доступность питательных веществ, температура, соль, кислотность и уровень влажности). Небольшое изменение любого из этих факторов может склонить чашу весов в пользу другого набора микроорганизмов и существенно изменить состав сообщества кожуры. Авторы статьи считают, что препарат видов, уникальных для сыра Губбин, может быть более полезным инокулянтом, чем BL2.(С тех пор ученые разработали запатентованную смесь этих созревающих штаммов для использования в сыре Губбин.) Можно задаться вопросом, действительно ли такая прививка необходима, учитывая, что организмы процветали там уже без прививки. Кроме того, стоит изучить вопрос «эволюции»: как изменились окружающая среда и условия на молочном заводе Губбина за последнее десятилетие? Можем ли мы обнаружить, что M gubbeenense , выделенный в 2002 г., который в настоящее время используется для инокуляции, теперь полностью ингибируется или вытесняется другим нативным штаммом? Сколько денег может быть потрачено впустую на коммерческие созревающие культуры, когда важные микроорганизмы уже присутствуют в среде молочной фермы? Достигли ли сыроделы, которые проводили испытания, сравнивающие сыры поверхностного созревания с инокуляцией созревающими культурами и без нее, аналогичные результаты?

    Полный текст статьи доступен здесь.

    Сноски

    [i] Ученые ограничили свой анализ колониями, которые им удалось выделить с помощью культуральных методов в лаборатории. Использование более новых, так называемых «высокопроизводительных методов», которые стали более распространенными с 2002 года, может позволить более полную идентификацию обитателей сообщества сырной корки и всех его членов.

    [ii] На ранних стадиях созревания (до 10-го дня) дрожжи были самыми многочисленными обитателями кожуры.В конце созревания количество бактерий превышает количество дрожжей в 100 раз. Это классический пример сукцессии, когда ранние колонизаторы (в данном случае дрожжи) обескисляют поверхность, делая ее более гостеприимной для более поздних обитателей (бактерий).

    [iii] Поверхность зрелого сыра имела pH 5,7-6 и 2-2,5% соли. Уровень влажности на поверхности сыра составлял около 25% (по сравнению с примерно 45% внутри сыра).

    Сообщение написано Бронвен Персиваль

    К этой статье 2 комментария

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.