Как быстро люди забывают друг друга: Иногда. Или как люди забывают друг друга.

Содержание

Иногда. Или как люди забывают друг друга.

Иногда появляется желание больше не видеть какого-то человека в своей жизни.
Сегодняшний  вечер провела с девочками. И поняла, что все как-то не так. Или у меня просто претензии к ним, либо мы просто не так близки, а приходиться изображать влюбленных вдруг в друга милашек. Да, они мне дороги. Но на сколько? Как долго я смогла бы жить без них? От последнего вопроса хочется отказаться… Потому, что представляю как будет мне одиноко, откажись я от них. И нет, это не их у меня появилось желание больше никогда не видеть.Тот человек – своенравный, самоуверенны, самолюбивый. И еще много всяких само-. Год назад он было начал говорить мне, что я идеальная. Идеальная девушка. И что в 25 лет я стану его женой. Перед его переездом в другой город мы встретились наедине. Хорошо провели день, но мне было не совсем комфортно. Потому что не знала, на сколько все искренне с моей стороны. Уточняю – мы никогда не встречались как парень с девушкой и общались только на уровне друзей. Хотя был небольшой период, когда он пытался подбиться ко мне, а позже признался, что был тогда от меня без ума.

Мы не виделись около 7 месяцев, не общались около 5… Там в другом городе он нашел себе девушка, сейчас любовь, но были моменты, когда он поступал по-свински с ней. Но для него это обычное дело. Теперь она идеал девушки у него. Узнала уже давненько, такие его слова: “Вот я думал сначала, что Настя идеальная, но понял, что она ханжа”. Это про другую девочку, а про меня сказал, что я немного сумасшедшая. Честно?! Меня это порадовало безумно! Ну не хочу я быть идеалом и не готова верить в подобные слова. В них явно пахнет лестью. Еще ничего, если сказать, что я идеал, но немного  сумасшедшая.))
Сегодня встретились, он был с девушкой. Почти не разговаривали, да и не было желания. Если рассказывать причинах, то это займет еще один огромный абзац, так что упущу. Выкидывал такие фразы в адрес моей подруги, что она чуть не разревелась.

Даже не знаю, стоит ли пытаться объяснить всю эту ситуацию… Вы вот только скажите мне, зачем люди так?! Сначала они (мы) говорят о любви, кланяются в ноги… А потом, будто ничего не было, могут плюнуть в душу, а в лучшем случае, просто не замечать тебя. Я боюсь в людях многого, а этого особенно… Именно поэтому от меня можно долго не дождаться ласкового слова. Потому что я хочу, чтобы когда скажешь это, оно сладко таяло во рту, а не имело уже приевшийся вкус. И я боюсь быть идеалом, боюсь восторженной похвалы. Потому что терпеть не могу разочаровывать людей.
Чем выше взлетаешь – тем более падать.

10 странных друзей, которые есть у каждого из нас

Статью можно послушать. Если вам так удобнее, включайте подкаст.

Хорошо быть ребёнком, школьником, студентом. В юном возрасте не надо задумываться о дружбе и работать над отношениями. Друзья просто есть, потому что так получилось.

С рождения мы живём той жизнью, которую для нас выбрали родители. Так живут наши знакомые, а отличия не так существенны, чтобы помешать дружбе. Так что друзья обязательно появляются. В студенческие годы мы оказываемся в среде, идеально подходящей для формирования дружеских отношений. В ней легко соблюдать все необходимые условия для крепкой дружбы. Социологи считают, что их три:

  • Близость (в географическом смысле).
  • Постоянные незапланированные встречи.
  • Что-то, что позволяет расслабиться в присутствии другого человека и начать доверять ему.

Так что количество друзей в университетах и колледжах растёт. Может, они настоящие, может, эти отношения ненадолго. Но вы ничего особенно не делаете, чтобы их завести или поддерживать. Они складываются сами собой, вы только наблюдатель.

Однажды студенческая жизнь заканчивается. Люди, с которыми вы общаетесь, занимают свои места в вашем окружении, каждый в своём круге общения. Выглядит это примерно так:

Представьте, что ваша жизнь — это гора. На вершине стоите вы. В зелёном секторе — друзья первого круга. Те, кто стал вам братом или сестрой. Это самые близкие люди: они первыми узнают обо всех событиях в вашей жизни, их вы любите со всеми недостатками, они произносят речь на вашей свадьбе, их вы знаете от и до. Эти отношения вечны. Даже если вы не общаетесь месяцами, каждая встреча доказывает: ничего не изменилось.

К сожалению, жизнь такова, что в первый круг входят и ваши злейшие враги. Люди, которые могут испортить ваш день одним острым замечанием, потому что только они знают, куда нужно бить. Это люди, по отношению к которым вы чувствуете жгучее раздражение, зависть, с которыми вы соревнуетесь. В первом круге ставки высоки.

Ниже, в жёлтой зоне, находятся друзья второго круга. Это просто хорошие друзья. Отношения с ними куда спокойнее, чем с братьями и сёстрами из первого круга. Они могут пригласить вас на свадьбу, но не свидетелем. Если вы живёте в одном городе, вы встречаетесь раз-другой в месяц с большим удовольствием, но если кто-то уезжает, можете не разговаривать друг с другом год или два. А если в их жизни случилось что-то важное, вам об этом расскажут общие знакомые.

Ещё ниже по склону располагается оранжевая зона, где находятся ненастоящие друзья. Вы можете посидеть вместе в кафе за чашкой чая и решить, что надо бы встретиться ещё, но пройдёт лет пять и окажется, что за это время вы больше никакого чая вместе не пили. Такие отношения существуют в большой компании или в социальных сетях. Даже если кто-то из этого круга внезапно получит в наследство миллион, вас это мало будет волновать. Из оранжевой зоны появляются сексуальные партнёры на одну ночь.

Третий круг плавно перетекает в огромную категорию знакомых. В ней люди, с которыми вы остановитесь перекинуться парой слов, если столкнётесь на улице. Им вы посылаете деловые письма, но не станете встречаться в кино. Если вы услышите, что с кем-то из них случилась беда, то можете печально вздохнуть, хотя на самом деле вам вообще всё равно.

Наконец, знакомые растворяются в море чужих вам людей.

В зависимости от вашего характера и от того, как вы провели последние 25 лет, ваши горы могут выглядеть по-разному.

Например, так выглядит жизнь человека, который никого к себе близко не подпускает.

Или человека, который старается быть лучшим другом для каждого.

Даже у последнего социопата есть своя гора.

Как бы ни выглядела ваша гора, когда юность остаётся позади, рано или поздно (обычно в период с 25 до 30 лет) приходит день, когда вы понимаете: заводить друзей стало сложно.

Вне всякого сомнения, друзья ещё появятся (поможет работа, компания супруга, дети), но вряд ли вы добавите их в первый круг родных людей или даже во второй круг. Люди, которые знакомятся во взрослом возрасте, не могут проводить друг с другом все дни или болтать ночи напролёт. А это необходимо для рождения таких крепких отношений. Со временем вы осознаёте, что настоящие друзья появились в вашей жизни случайно, стихийно, а вы ничего особенного для этого не делали.

Вы познакомились с ними, во-первых, не специально, а во-вторых, в то время, когда ещё мало знали о себе. Поэтому самые близкие вам люди случайным образом распределяются по графику, представленному ниже.

С течением времени в квадратах 2–4 остаётся всё меньше людей. Мы взрослеем, начинаем больше себя уважать и устанавливать более высокую планку в общении с другими людьми.

Но факт остаётся фактом: многие отношения, завязанные в годы становления, прилипают к нам. И даже если дружба далека от идеала, среди наших близких друзей оказываются люди, общение с которыми не приносит больше радости и смысла в жизнь. Про идеальную дружбу поговорим позже, а пока разберём 10 типов странных друзей, которые есть в нашем окружении.

1. Друг, который не задаёт вопросов

У вас будет хороший день. Или плохой. Вы будете счастливы в работе или уволитесь. Вы влюбитесь. Или поймаете своего любимого на измене и убьёте обоих в состоянии неконтролируемой ярости. Неважно, потому что никакое событие нельзя обсудить с другом, который не задаёт вопросов. Никогда, ни за что, ни при каких условиях он не станет интересоваться вашей жизнью. Почему он так себя ведёт? Есть три объяснения.

  1. Он полностью сконцентрирован на себе и хочет обсуждать только свою персону.
  2. Он боится сближаться с людьми и не хочет говорить о личном (ни о своём, ни о вашем), согласен поддержать только отвлечённую беседу.
  3. Он знает, что вы запредельно эгоцентричны. Если задать вам вопрос, вы будете весь вечер говорить только о себе.

Чтобы такая дружба имела смысл, сделайте всего два шага.

Первый: если вам скучно с этим человеком, удалите его из первого круга общения. Это ваша зелёная зона, она священна, зацикленным на себе людям нечего там делать. Переместите такого друга на второй или третий уровень и радуйтесь редким встречам.

Второй: продолжайте общаться. Возможно, вы даже будете использовать такого друга «втёмную». Встречайтесь раз в пару месяцев, только не затрагивайте в разговоре личные темы. Поверьте, можно общаться с человеком в течение многих лет, но при этом даже не знать, есть ли у него братья и сёстры.

2. Друг в общей компании, с которым вы не останетесь вдвоём

В любой компании есть пара человек, которые не общаются между собой один на один. Не в том смысле, что они не разговаривают, потому что не любят друг друга. Они прекрасно ладят. У них просто нет ничего общего, кроме общих друзей. Стоит им остаться в комнате наедине, как они застывают, будто каменные статуи.

Нет ничего хуже для них, чем оказаться в одной машине, если компания куда-то добирается на автомобилях. Постоянно случаются и неприятности помельче. Например, если такие люди первыми пришли на место встречи или когда третий друг вышел в туалет. Вовсе не обязательно, что эти люди никогда не смогут подружиться. Иногда никто не решается сделать первый шаг и изменить текущее положение вещей.

3. Друг, который всегда смеётся

Это друг, который боится серьёзного общения, так что любая встреча с ним превращается в капустник, а вы должны быть всегда в приподнятом настроении, когда разговариваете.

Иногда капустник заключается в том, что вы всё время должны смеяться. И постоянно шутить, сыпать саркастическими замечаниями, иначе друга одолевает страх.

Другая версия всегда ироничного друга — это человек, который выходит из себя, стоит пробить его оболочку и сказать что-то честное. Такие люди ненавидят искренних собеседников, потому что те заставляют их выползать из-за брони сарказма и иронии и показывать своё истинное лицо.

Третья версия: ваше общение описывается фразой «ты крутой, я ещё круче, ну почему остальной мир не такой крутой». Конечно, друг не считает вас идеалом. Когда он разговаривает с кем-то другим, то препарирует уже вас. Фишка в том, что всегда надо быть в его команде. Единственный комфортный режим совместного существования — стоять на вымышленном пьедестале вдвоём и поливать грязью окружающий мир.

Можете подыгрывать такому другу и всё будет гладко, даже если в глубине души вы презираете друг друга и себя. Или же можете взять на себя смелость не согласиться с ним. Например, защитить человека от критики. Это разрушит вашу хрупкую команду и вызовет ответную реакцию. Ваш странный друг, скорее всего, с вами согласится, скажет что-то вроде: «Ну да, наверное, ты прав». Поздравляем, это значит, что вы впервые добились уважения этого человека. А ещё это значит, что за глаза он будет критиковать вас в пять раз сильнее, чем раньше.

Как ни крути, маска всегда весёлого человека — это стена, за которой прячется ваш друг, чтобы никого не подпускать к себе слишком близко. Если у вас хватит сил проломить лёд и успокоить такого социопата, он сможет стать настоящим другом. Если же человек полностью закрыт, то ничего не поделаешь, такая дружба обречена. Хотя если вам нравится постоянно зубоскалить, то почему бы и нет.

4. Друг по обязательствам

Подумайте о друге, с которым вы редко встречаетесь. Перед тем, как назначить встречу, вы долго созваниваетесь и переписываетесь, чтобы найти удобное для обоих время. Но когда вы просыпаетесь утром и понимаете, что сегодня в вашем расписании стоит дружеский ужин, вас это совсем не радует.

Может, вы не хотите дружить с этим человеком, он вас даже бесит. Скорее всего, вы не понимаете: этот друг тоже не хочет вас видеть.

Дружба со взаимными обязательствами предполагает, что обоим эти отношения в тягость. Но каждый думает, что другой человек действительно хочет его увидеть. Поэтому вы никак не можете выделить место в расписании для встречи.

Когда люди хотят общаться, они находят возможности и способы.

Эта дружба держится, потому что вы вообще не задумываетесь, что вам не нравятся такие отношения. Или вы считаете знакомство с этим человеком частью истории вашей жизни. Но даже если вы понимаете, что не хотите общаться, то не знаете о том, что ваши чувства взаимны. Тяжёлая дружба может существовать вечность.

5. Френдзонщик

Эта дружба могла бы превратиться в счастливый брак, вот только ваш друг или подруга не смотрят на вас как на партнёра. Не хватает самой малости. Вы также можете оказаться в ситуации, когда кто-то любит вас. Как ни крути, это не самые здоровые отношения в вашей жизни.

Если вы вляпались во френдзону, не пора ли из неё выбраться? Даже если придётся прекратить общение. Потому что пока вы тянете с такими отношениями, вы уничтожаете свою самооценку и выглядите, как маленький плачущий тюлень. Сделайте шаг, где ваше самоуважение? Возможно, именно смелое решение заставит объект любви посмотреть на вас другими глазами.

Если френдзоните вы, то знайте: в мире есть человек, который страдает, а вам это нравится. Потому что каждый раз, когда вы видите чужую боль, ваше мерзкое эго переполняется удовольствием. Вам так приятно, что вы даже готовы специально подогревать чужой интерес и не говорить ни да ни нет, чтобы питаться кровью раненного в самое сердце друга, как вампир.

Идите и займитесь чем-то другим.

6. Исторический друг

Исторический друг появился у вас одним из первых, потому что вы встретились, когда были детьми. Вы дружили годами, хотя и представляли собой странную парочку. Многие старые друзья попадают в эту категорию. Но исторический друг — этот тот человек, с которым вы ни за что не подружились бы, если бы встретились сейчас.

Вам не нравится, кем стал этот человек, и это взаимно. Вы больше не подходите друг другу. Увы. Вы близкие друзья с четырёх лет, и ничего с этим не поделаешь.

7. Друг, с которым вы идёте в разные стороны

В детстве и в студенчестве большинство людей вашего возраста находятся с вами на одном уровне. Но когда дело доходит до самостоятельного продвижения, люди идут по жизни разными путями, так что недавние друзья внезапно оказываются абсолютно другими людьми.

Все, кому около 30, проходят через такой этап. Кто-то думает о том, как будет жить в 50. А кто-то остаётся 20-летним. В какой-то мере тридцатилетие сродни периоду полового созревания, только в другом смысле.

Есть и скрытые ситуации, в которых дороги с друзьями расходятся. Допустим, Женя отказывается от материального благополучия частично из-за призвания художника, частично, чтобы не завидовать богатым людям. А Саша презирает всю богему, потому что считает творческих людей бездельниками или завидует их свободе самовыражения. У Саши и Жени проблемы. Может, они друг другу ещё нравятся, но они уже не могут быть так близки, как раньше. Жизненный путь каждого из них бросает вызов пути друга, что приводит к неловкости в общении. Так ещё бывает, когда не совпадают ваши моральные ценности.

8. Друг, с которым не нужны враги

«Вражба» вам сильно вредит. Речь не о тех случаях, когда друг испытывает укол удовольствия, если вы провалились или расстались с партнёром. И даже не о тех, кто завидует вашим успехам. Это ядовитые эмоции, но они могут иногда возникать даже у настоящих друзей.

Речь о настоящей «вражбе» — отношениях с таким другом, который искренне хочет вам навредить. Просто потому что хочет.

Скорее всего, с друговрагом вы общаетесь давно, проблемы тоже начались не вчера.

В ненависти скрываются сложные психологические причины. Она порождается от внутренней боли вашего друговрага, из его недостатков и сожалений. А вы одним своим существованием бьёте по больному.

Чуть менее тёмная, но от этого не менее опасная ситуация складывается, когда друговраг видит ваши слабости и чувствительные точки и постоянно на них нажимает из садистского удовольствия или для поднятия собственной самооценки.

Такой друг точно знает, как сделать вам больно, потому что вы в чём-то похожи или вас что-то связывает.

Причём портить вам жизнь он будет постоянно, при любом удобном случае, но так ловко, что вы даже не всегда это заметите.

Как бы то ни было, если такой человек появился среди ваших друзей, немедленно выбросьте его из круга общения. Чем более прохладными станут ваши отношения, тем лучше. С увеличением дистанции между вами отравляющая сила друговрага растворяется.

9. Друг — звезда социальных сетей

Этот человек не является звездой ни для кого, кроме вас. Вы понимаете, о чём я. Есть несколько человек, чьи страницы в социальных сетях вам слишком хорошо знакомы. И эти люди понятия не имеют, что вы ими так интересуетесь. Надо сказать, что наверняка есть и люди, которые знают, когда вы поменяли причёску, хотя вы не виделись уже лет семь.

Это друг из третьего круга или просто знакомый, который попал в список странных друзей, потому что вы умудрились сделать ваши отношения тягостными, даже не общаясь с человеком. Это надо было суметь.

10. Однобокая дружба

Дружбу может «перекосить» кучей способов. Кто-то находится в вашей пирамиде друзей на более высокой позиции, чем вы — в его пирамиде. Кто-то хочет общаться больше, чем другой.

Один из друзей в 90% случаев слушает и только в 10% говорит, а если речь идёт о трудностях, то общение больше напоминает приём у психотерапевта. В общем, нарушен баланс между тем, что вы даёте, и тем, что берёте от отношений.

Идеально, когда в дружбу вкладываются поровну. Но если соотношение получается примерно 65/35, тоже ничего страшного. В конце концов, разница может быть обусловлена личными особенностями. Иногда даже и больший разрыв в том, кто сколько вкладывает в отношения, не так уж плох. Но только в том случае, если это устраивает обе стороны.

Есть несколько вопросов, ответы на которые показывают, кто есть кто в дружбе. Когда один человек разговаривает дольше другого, перебивает ли «говоруна» его друг? Имеет ли мнение одного друга больший вес? Позволяется ли кому-то из друзей иногда вести себя мерзко по отношению к другому?

Ещё одна проверка на вшивость — выяснить, кто определяет настроение в компании. Допустим, друзья встречаются, но у них разный настрой. Рано или поздно настроение приходит к общему знаменателю. Чьё состояние обычно побеждает? Например, Саша не в духе, Женя, наоборот, на подъёме, а Валя подстраивается под Сашу и скучает, пока Саша не начнёт веселиться. Но если Саша радуется, а Женя хандрит, то Валя даже забывает о своём неважном настроении и пытается улыбаться, чтобы попасть на одну волну с Сашей. В этом примере у Саши самые сильные позиции среди друзей.

Не всё так плохо

Можно подумать, что всё плохо. Но давайте мысленно вернёмся к графику с квадратами. Мы обсуждали тех друзей, отношения с которыми не приносят удовольствия и пользы. Поэтому и перечислили не лучшие варианты. Но есть же ещё и такая дружба, которая стоит усилий.

Нет ничего идеального, но есть и настоящие друзья. Такие, от общения с которыми жизнь становится лучше у обеих сторон. И если друг попадает в первый квадрат графика и одновременно в первый круг общения — это один из краеугольных камней, на которых строится ваша жизнь.

Надёжные друзья делают нас счастливыми, инвестировать силы и время в такую дружбу — стратегия жизни на много лет вперёд.

Но ближе к 30 мы думаем, что у нас:

  • нет времени специально на друзей;
  • имеющееся время надо разделить поровну между людьми из первого и второго круга общения.

И мы попадем в вечную ловушку. Когда долго не видимся с друзьями, начинаем в первую очередь говорить о чём-то якобы важном. О карьере, браке, семейных проблемах. Теоретически, после того, как вы обсудите важные вопросы, можно переходить к шуткам, трёпу и собственно к дружбе. На самом деле, если мы не уделяем время друзьям, а потом начинаем спрашивать обо всех новостях за последние месяцы, то не остаётся ни минуты собственно на наслаждение дружбой и на обсуждение чего-то, кроме недавних событий.

Итак, есть два пункта на повестке дня:

  1. Подумайте о ваших друзьях, которые не входят в первый квадрат. Подвиньте их с вашей дружеской горы. Не в том смысле, чтобы вообще перестать с ними общаться. Относитесь к ним по-прежнему хорошо, не забывайте о них. Но если вас что-то не устраивает, не надо постоянно быть с этими людьми. В общем, проводите чистку окружения.
  2. Уделяйте больше времени настоящим друзьям. Если вам уже около 30, то вряд ли вы найдёте других настоящих друзей. Они достойны получать в пять, в десять раз больше внимания, чем другие знакомые. И просто пообедать в перерыве недостаточно. Настоящая дружба достойна близкой атмосферы. Вот сейчас возьмите и запланируйте вечер с лучшим другом.

Читайте также 🧐

психолог о институте брака, кризисе трех лет и студенческих семьях

«Брак – это ответственность»: психолог о институте брака, кризисе трех лет и студенческих семьях

Педагог-психолог СГУ им. Питирима Сорокина Ольга Балябина порассуждала о трансформации института брака, разнице восприятия у мужчин и женщин и прокомментировала актуальные вопросы семейной жизни. Все это – в интервью студентки Института социальных технологий Яны Прошиной.



— Что из себя представляет современная студенческая семья? Чем она отличается от более взрослой семьи?

— Раньше студенческие семьи были более самостоятельные, чем сейчас. Современная студенческая семья – обучающиеся молодые люди. От более взрослой семьи студенческая семья отличается отсутствием самостоятельности: финансовая зависимость от родителей в той или иной степени, отсутствие собственного жилья. Также в студенческой семье не всегда есть дети.

— Какие советы Вы можете дать молодым людям, которые подбирают себе спутника жизни? На что нужно обращать внимание?

— Когда только начинаешь общаться с человеком, ты его немного идеализируешь. Человек раскрывается только со временем, и тогда можно понять, какой человек перед вами на самом деле, как он ведет себя в разных ситуациях, как относится к тебе, как ведет себя в обществе. Я бы отодвинула на задний план «как он относится к тебе», потому что «я хочу тебе понравиться, я хочу, чтобы ты была со мной, и я сделаю все, чтобы тебе понравиться». Я бы больше наблюдала за тем, как он ведет себя с другими: с людьми старшего возраста, с людьми другого социального статуса и уровня. Важно, есть ли у вас общие интересы, общие точки соприкосновения. Брак – партнерство, жизнь равных людей.

— И все-таки всё сводится к тому, что изначально человек будет пытаться мне понравиться, и только со временем я смогу понять, какой он на самом деле?

— Можно устроить человеку легкую провокацию, проверку, как он ведет себя в определенной ситуации. Например, «пойдем поможем в приют собакам». Если человек отвечает «да зачем, там есть кому помогать», то его можно больше и не проверять, тут все понятно. Идете вы по улице, а он увидел бабушку и помогает ей дорогу перейти. Это тоже показатель. Нужно обращать внимание на спонтанные поступки.


— Какие, по вашему мнению, самые распространенные проблемы у семейных пар? По моему мнению, первые проблемы взаимоотношений возникают, когда происходит «притирка». Некоторые не знают, как с этим справляться, не знают, что нужно разговаривать друг с другом. Также существуют жилищные проблемы и финансовые, так как нужно учиться, не каждый может параллельно работать и не всем могут помогать родители.

— Да, я согласна, но добавила бы пару моментов. У студенческих пар существуют проблемы совмещения учебы и личных взаимоотношений. Нет четкого графика, нет четкого режима дня, в отличие от более взрослых семей. У одного супруга пары могут начинаться с утра, у другого днем и поэтому режим сбивается, из-за этого могут пойти какие-то мелкие разногласия. Если есть дети, то студенческим семьям сложнее совмещать учебу с работой. Финансовые проблемы действительно существуют, особенно на бытовом уровне.

— Существует ли такое понятие как кризис года, трех лет и т.д.? Или это просто миф?

— Такие понятия действительно существуют, это не миф. Кризис года – это когда прошел букетно-конфетный период, сыграли свадьбу и начинается быт, «притирки», ответственность, когда ваши устои могут не совпадать с устоями супруга. В любом браке присутствует элемент жертвенности, когда приходится от чего-то отказываться ради возлюбленного. Кризис трех лет – супруги сыграли свадьбу, уже «притерлись» и появляется ребенок. Меняется абсолютно все. Дети требуют много внимания, заботы и ласки, и муж думает, что он уходит на второй план. Многие жены забывают, что, приобретя новый статус «мама», статус «жена» она не теряет. Затем выход с декрета на работу, ребенок идет в первый класс и так далее.

— Наверное, большинство людей обращаются к психологам тогда, когда отношения в семье перестают напоминать романтические. До какого момента можно и нужно пытаться сохранить отношения, а когда уже все-таки пора закончить их?

— Очень мал процент людей, которые обращаются к психологу при возникновении проблем. Супруги не могут найти общего языка и первым делом проблемы «решаются» с помощью друзей, алкоголя, а иногда и с помощью наркотиков. Не нужно ждать определенного момента, чтобы обратиться к психологу. Изначально может обратиться только один супруг с теми вопросами, которые его волнуют. Потом может прийти второй супруг, и только после этого можно работать с семьей. Чтобы сохранить отношения на долгие годы, они должны быть партнерскими. Не нужно «тащить на себя одеяло». В семье вы должны думать не только о себе, но и о своем супруге и детях.

— В чем разница в восприятии брака у мужчины и у женщины?

— Для мужчин брак – это определенные ограничения, как «клетка». До брака абсолютная свобода действий, мужчина может себе позволить все. В браке если мужчине позвонил друг в три часа ночи, сорваться, поехать к нему уже вряд ли получится. И мужчины боятся этого. Но ведь всегда можно договориться, всегда можно решить вопрос. Другой вопрос, когда мужчина не хочет брать на себя ответственность. А для женщины очень важен статус «замужем». В их понимании это означает «я на одну ступеньку выше, чем другие». С детства любая девочка хочет быть принцессой, мечтает о принце и красивом платье. И, как минимум, один раз в жизни у нее есть такая возможность осуществить свою мечту.

— Сейчас многие девушки часто говорят «я не хочу свадьбу, свадьба для меня ничего не значит», как это объяснить?

— Это своего рода игра, и с возрастом любая девушка все равно придет к тому, что ей захочется свадьбу. Брак без свадьбы, это как «пойти в школу без 1 сентября».

— Есть мнение, что институт брака отмирает, что будущее за альтернативными видами сожительства. Как вы относитесь к сожительству без росписи?

— Я бы не сказала, что институт брака отмирает. Наверно, сейчас к нему просто другое отношение. Сожительство раскрепощает, и я бы даже сказала, развращает в плане поведенческих поступков. По статистике, 70% мужчин считают себя холостыми в сожительстве, тогда как 90% женщин считают, что они замужем. Брак – это ответственность, больше заботы, больше внимания и любви. Безусловно, это право каждого человека, нельзя загонять его в рамки. Но в то же время мне хочется задать вопрос: «а когда и кто скажет стоп?». С одним пожили, не сошлось, разбежались, с другим… А когда конец, как долго это будет продолжаться? В моем понимании, это неуважение к себе.

— Но ведь регистрация брака не дает гарантию того, что брак будет крепким, штамп в паспорте ничего не значит. И без росписи можно добиться гармонии во взаимоотношениях, также, как и брак может оказаться неудачным – ссоры, недопонимания, измены.

— Брак – это цель. Это «та жемчужина, которую мы должны очистить». Чтобы не было разводов, люди до брака должны узнать друг друга и понять, что готовы взять ответственность друг за друга, и сожительство тут совсем не обязательно. Брак – это ступенька выше.

— Многие люди считают, что существует «запрограммированность» в выборе партнера. Например, девушки тянутся к молодым людям, похожим на отца. Правда ли это?

— В той или иной степени, это действительно так. Речь идёт даже не столько о внешности, сколько об определенных чертах характера, модели поведения.

— А если, например, у девушки нет отца?

— Существует такое понятие, как «род». У каждого человека есть свои корни. И эта «запрограмированность» заложена в самом ДНК. Девушка будет искать мужчину, подобного своему роду. Мальчики в детстве чувствуют себя в безопасности с кем? С мамой, она дает больше всех ласки и заботы, поэтому они также ищут девушку, похожую на маму.

Яна Прошина, 341 – СРо
Фото с официального сайта университета

Как себя вести, чтобы сохранить отношения: О чём забывают пары

Как только заканчивается «конфетно-букетный» период, все может немного измениться. Начнется рутина, а внимание, которого было вдоволь в начале ухаживания, может смениться на самодовольство. В конечном счете возникает напряженность. Следующие простые советы могут показаться банальностью, но многие могут быть удивлены тем, как часто люди забывают о важных мелочах.

1. Общение жизненно важно

Никто не способен читать мысли друг друга, поэтому очень важно высказывать вслух все то, что влияет на нас, неважно, это позитивные моменты или негативные. Даже небольшие изменения в поведении, которые беспокоят, со временем могут стать более раздражающими, поэтому хорошо выяснить все задолго до того, как раздражение накопится до такой степени, что превратится в злость.

Точно так же недопонимание может привести к самым худшим последствиям, поэтому, если не уверены в чем-то, стоит постараться спокойно это обсудить. Всегда лучше разобраться, поскольку вполне возможно, что кто-то неправильно понял какой-то момент или «выдернул слова из контекста», а ссора и яйца выеденного не стоит. Несмотря на то, что многие считают, что хорошо знают своих партнеров после нескольких лет жизни с ними, нужно помнить, что все растут и меняются со временем, и методы общения тоже должны меняться по мере необходимости.

2. Никогда не воспринимать друг друга как должное

Нужно быть в курсе всего, что партнер делает для вас, и выражать свою благодарность, когда это возможно. Ведь несложно сказать банальное «спасибо» за помытую после ужина посуду или сказать партнеру, как много значит для вас, что он делает кофе или чай именно так, как вам нравится. Партнер будет чувствовать благодарность за любовь и доброту, которую ему показывают, и также будет выражать свою признательность.

3. Уважать время друг друга

Общение важно, но не менее важно (если не больше) способность проводить время в одиночестве. Если проводишь слишком много времени вместе, то это может вызвать раздражение, особенно если чувствуешь, что в личное пространство постоянно вторгаются. Время наедине всегда необходимо для личных размышлений, медитации или даже просто спокойного созерцания. Также нужно помнить, что отсутствие заставляет ценить своего партнера еще больше, поэтому стоит хоть какое-то время проводить порознь. Тем, кто живет вместе, было бы неплохо иметь личные комнаты, в которые можно побыть наедине.

4. Не «запускать» себя

Это неизбежно, что, когда достигается определенный уровень комфорта, а близость побеждает раннюю неловкость, образ поведения изменяется. Девушки больше не тратят час на подготовку перед обедом, чтобы убедиться, что их прическа идеальна, а мужчины могут спокойно носить одни и те же брюки два дня подряд, не беспокоясь о внешнем виде. Это совершенно нормально. Тем не менее, более близкий уровень комфорта не означает, что нужно пренебрегать личной гигиеной или отказываться от своего жизненного пространства. К примеру, хотя прекрасно знаешь, что никто не скажет свое «фе» по поводу коробки от пиццы на полу, все же не стоит оставлять ее там. Нужно постараться, чтобы все было аккуратно, а внешний вид был не неряшливым.

5. У обоих есть несколько увлечений, как общие, так и личные

Возможно, кто-то не разделяет любовь своего партнера к MMORPG, а в ответ тот не понимает, как можно любить старые французские фильмы, и это абсолютно нормально. Несмотря на то, что люди разделяют несколько совместных увлечений и интересов, важно также иметь собственные социальные группы и интересы. Так будет всегда много интересных вещей, о которых можно поговорить, когда находишься рядом.

6. Признавать, когда был не прав (или когда партнер был прав)

Подобное может быть трудно для некоторых людей, но это действительно важно. Если обнаружишь, что ошибся по поводу чего-либо, нужно признать это. Так можно легко добиться признания и уважения своего партнера, а если не делать этого, то и будут воспринимать, как настоящего придурка. Кроме того, когда пара обсуждает что-то, и один из партнеров оказывается прав, нужно признавать этот факт.

7. Верить в своего партнера

Доверять и верить другому человеку на самом деле может быть очень непросто, особенно если в прошлом обманывали другие. Если предыдущий партнер обманывал или предал, неудивительно, что можно беспокоиться о том, что то же самое произойдет и в текущих отношениях. Однако, подобное отношение без уважительной причины может очень обижать партнера. Если подобное все же происходит, стоит обратиться к психоаналитику. Если кто-то обидел, нельзя думать, что так будут делать все.

8. Оставить прошлое в прошлом

Если пара вместе успешно преодолела какие-то трудности, нужно забыть об этом и просто не повторять подобное. Не стоит возвращаться к непростым временам во время споров, а также не использовать это как причину обвинить партнера. Также нужно стараться не предполагать, что только потому, что что-то случилось однажды, это случится снова. То, что было, то прошло. Отпустите ситуацию.

9. Взаимные цели важны

Это просто замечательно – иметь цель или проект, над которым оба работают вместе, поскольку это может повлиять на многие аспекты жизни. Можно совместно работать над художественным произведением, копить на поездку, строить дачу или даже работать в саду. При этом будет лучше определить сильные стороны каждого, чтобы работалось в гармонии.

10.Быть честным

Некоторые люди лгут своим партнерам годами из-за страха причинить им боль или обидеть их, но это может привести к тому, что станет еще хуже. Тот, кому лгут, будет знать, что что-то не так, а тот, кто лжет, может испытывать все большее разочарование по поводу того, что сдерживается, и в результате отношения могут в итоге сильно пострадать. Речь идет о честности, связанной даже не с откровенной ложью, а скорее с личными интересами или предпочтениями, которые могли измениться за прошедшие годы.

Отношения в пожилом возрасте – Senior Group

Мы часто считаем старость одиноким временем, когда человек теряет большинство прошлых социальных связей. Отчасти это верно. Пожилые люди постепенно перестают общаться с коллегами по работе, круг друзей быстро сужается. Однако отношения как близкие, так и более поверхностные, очень важны для человека в любом возрасте. В любом доме для престарелых и инвалидов созданы все условия для того, чтобы гости могли общаться друг с другом, так как социальные связи становятся особенно важными тогда, когда человек выходит на пенсию или заболевает.

Одиночество в старости – неизбежность или выбор?

Одиночество – это частый спутник старости. Пожилые люди отходят от привычного активного образа жизни и уже не могут так часто навещать друзей или родственников, как раньше. Кроме того, постепенно теряются профессиональные контакты, слабеют родственные связи.

При этом одиночество – это еще и вопрос отношения самого человека и мира. Нередко пожилые люди сознательно выбирают изоляцию, с помощью которой они защищаются от непонимания и неприятия окружающих. Случается, что старики чувствуют себя более одинокими, когда живут в семье, бок о бок с родственниками, детьми и внуками.

Одиночество в старости усугубляется еще и тем, что современное общество ориентировано на молодых людей, а о потребностях пожилых, которых, кстати, становится все больше, как-то забывают. Выход из это ситуации в семье, где о пожилых людях заботятся, с их мнением считаются.

Какие отношения важны для пожилых людей?

Чувство одиночества возникает, когда человеку не хватает, как говорится, «родной души». У него может быть много контактов, но при этом он чувствует, что по-настоящему его никто не понимает. Нередко медсестра, которая осуществляет уход за престарелыми людьми на дому, становится близким человеком, благодаря тому, что она готова выслушивать своего пациента, не спорит с ним и внимательна к его состоянию.

Именно поэтому в старости очень важными становятся супружеские отношения. Чувства между мужем и женой словно бы обретают вторую жизнь. Два супруга, прожившие много лет бок о бок, могут стать более уважительными и внимательными друг к другу, их отношения становятся равными, исполненными понимания и терпения.

Неудивительно также и то, что пожилой возраст вовсе не является помехой для создания семьи. Количество браков, заключенных после 60 лет, неуклонно растет. Возможно, только в преклонном возрасте многие люди начинают испытывать настоящую потребность в близости и душевном тепле.

Супружеские связи становятся особо значимыми в пожилом возрасте. Смерть одного из партнёров нередко приводит к тяжелой болезни и смерти другого. Если же овдовевший мужчина справляется со своим горем, он находит друга или подругу для того, чтобы не быть в одиночестве.

Что касается женщин, то они испытывают в старости серьезную эмоциональную нагрузку, вызванную утратой привлекательности. Именно поэтому отношения с мужем становятся настоящей отдушиной и опорой. Кроме того, возможность заботиться о близком человеке придает смысл ее жизни.

Таким образом, отношения в пожилом возрасте не только желательны, но и необходимы. Они могут оттянуть наступление дряхлости и позволить человеку наслаждаться жизнью гораздо дольше.

Что надо знать друг о друге, прежде чем начинать отношения – Образ жизни – Новости Санкт-Петербурга

Нередко люди вступают в отношения, ничего не зная друг о друге. Проходит время, и вдруг открывается нечто такое… И начинается: «Как ты мог! Почему ты мне ничего не говорил!» – «Боялся тебя потерять…». Когда вы уже влюбились, поздно бросаться упреками. Поэтому, чтобы не было больно и не пришлось рвать отношения, о некоторых вещах надо договариваться «на берегу».

Рене Магритт/«Влюбленные», 1928Поделиться

Нередко люди вступают в отношения, ничего не зная друг о друге. Проходит время, и вдруг открывается нечто такое… И начинается: «Как ты мог! Почему ты мне ничего не говорил!» – «Боялся тебя потерять…» Когда вы уже влюбились, поздно бросаться упреками. Поэтому, чтобы не было больно и не пришлось рвать отношения, о некоторых вещах надо договариваться «на берегу».

Знакомство без информации

Итак, познакомились, влюбились, вступили в отношения. А затем, когда чувства бурлят и все уже зашло слишком далеко, вдруг выясняется, что возлюбленный женат и у него четверо детей (или у нее ребенок в деревне у мамы). Или он недавно вернулся из мест не столь отдаленных. Или вообще не тот, за кого себя выдает…

Как знакомились в прежние времена? Часто это происходило с помощью свах или родственников. А как сейчас? Чаще всего люди знакомятся один на один, поэтому и нет возможности сразу узнать что-то важное о человеке. Бывает, знакомство случается в Интернете. А там любой может скрыть подлинные сведения о себе или вообще выдать себя за кого угодно.

Конечно, так происходит не всегда: если человек порядочный, благонамеренный, то проблем не возникает. Но бывает и по-другому. Один партнер (чаще всего женщина) изначально настроен на нечто серьезное, мечтает о большой любви, хочет создать семью. А другой (чаще мужчина) не имеет таких далеко идущих целей. Его вполне устроят легкие отношения, ему достаточно иметь приятную, необременительную связь без обязательств.

Но ведь чувства-то развиваются по своему сценарию, им не прикажешь. Поэтому, прежде чем позволить им разгореться в полную силу, надо получить хоть какое-то объективное представление о человеке, иметь сведения о нем.

Удачные и неудачные места для знакомств

Если вы встретились на работе, у родственников, друзей, то это хороший способ. Там человек находится не сам по себе, он окружен связями, о нем можно многое узнать от людей, ему трудно что-то скрыть, спрятать. То же самое можно сказать, если вы узнаете друг друга через бюро знакомств. Там тоже собирают информацию о клиенте (по крайней мере, изучают его паспортные данные, платежеспособность и пр.).

А вот если вы узнаете друг друга через недобросовестные сайты знакомств, на улице, на курорте, в ночном клубе, кафе, ресторане — то это не назовешь особо удачными местами для завязывания отношений. Там человек, как правило, находится один: друзей, родственников, коллег рядом с ним нет. Благодаря этому он вполне может скрыть сведения о себе и даже выдать себя за кого-то другого.

Повторюсь: если партнеры начинают отношения с совершенно разными целями (она хочет замуж, а он мечтает о необременительной связи) и потом их отношения начнут развиваться и зайдут далеко, то это может быть чревато серьезными последствиями для обоих. Ведь чувства не подчиняются разуму. И если люди увидят, что их цели расходятся, и придут к тому, что надо разорвать связь, то оба могут испытать боль. Ну, и самый худший (к счастью, редкий) вариант, когда мужчина — мошенник, брачный аферист. Тогда последствия могут быть тяжелыми с материальной точки зрения.

Какая информация важна

Маргарет Кент в своей книге «Как выйти замуж» приводит список обязательной информации друг о друге. Вот что должны знать партнеры, прежде чем вступать в серьезные отношения (тем более создавать семью):

– возраст друг друга,

– обязательства, в том числе финансовые, перед другими людьми (родителями, детьми, бывшими супругами),

– семейный статус (свободен, женат, разведен),

– наличие детей (родные и приемные),

– религиозная принадлежность,

– сексуальные предпочтения и ожидания,

– материальное положение (доходы, долги, недвижимость),

– отношение к национальности или расе друг друга,

– отношение к семейной и супружеской верности,

– «скелеты в шкафу», которые могут компрометировать или вызывать неловкость среди других людей.

Получить подобную информацию бывает непросто. Но каждый из постоянных партнеров (тем более будущих супругов) вправе знать истинное положение дел любимого человека, чтобы осмыслить, удачным ли будет брак. Не стоит пытаться узнать эту информацию сразу, в начале знакомства. Это лучше делать постепенно, по мере развития и углубления отношений. Но и слишком затягивать с ее получением тоже не следует.

Как определить ложь

Как узнать, что человек обманывает? Это можно сделать по жестам и мимике.

Прежде всего наблюдайте за его эмоциональным состоянием. Если он с вами неискренен, то в выражении эмоций будет задействована только часть лица. Например, он будет улыбаться лишь ртом (растягивать губы), но не глазами. Тем более если при этом он будет избегать встречаться с вами взглядом.

Далее. Когда человек лжет, он психологически сжимается: непроизвольно старается ссутулиться, положить ногу на ногу или плотно сжать ноги, скрестить руки, втянуть голову в плечи. Также он бессознательно может поставить между вами какой-нибудь предмет, тем самым пытаясь создать для себя защитный барьер.

Хорошо известны жесты лгунов. Когда человек говорит неправду, он обычно прикасается к своему носу, уху, потирает глаз, лоб.

И еще. Обманывая, он непроизвольно начинает задавать вопросы, как бы давая себе время на обдумывание: «Что ты хочешь этим сказать?», «С чего ты это взяла?», «Почему ты задаешь такой вопрос?». При этом сам он не дает четкого ответа, уходит от темы. Либо, наоборот, отвечает чересчур детально, говорит больше, чем нужно.

Как узнать?

Понятно, что с помощью Интернета получение информации не составляет особой проблемы. Благодаря сведениям, размещенным в Сети, можно узнать имя, фамилию, отчество человека, дату и место его рождения, место жительства, электронный адрес, образование, место работы и должность, семейное положение и другое. Кроме того, можно сделать некоторые выводы о его характере и личных качествах.

Если имя и фамилия известны, то можно ввести их в поисковую строку Google, Яндекса и т. д. Вы получите ссылки на аккаунты человека в блогах и интернет-сообществах, на комментарии, которые он оставлял. Там можно будет узнать о нем более подробную информацию. На личных страничках человека в соцсетях (Vkontakte, Livejournal, Facebook, Twitter), скорее всего, вы увидите круг его общения, фотографии с близкими людьми. Вероятно, вы узнаете, есть ли у него постоянные отношения с кем-либо.

Эти способы поиска годятся для большинства людей, при условии, если они не ограничивают доступ к информации о себе. Ну а если интересующий вас человек — шпион, то, конечно, найти какие-либо сведения о нем будет сложнее…

Может, кто-то скажет: «Фу, как некрасиво — рыскать по Интернету в поисках сведений. Нельзя быть такими подозрительными, людям надо доверять! И знакомиться надо там, где велит судьба: на улице, на пляже, в общественном транспорте, да хоть где. Надо жить с открытым сердцем, а если суждено быть обманутым, ну и пусть!» Правильно, конечно. Уроки, которые мы проходим, нам тоже нужны. Но никогда не помешает информация о том, как предостеречь себя от ошибок.

Инна Криксунова, для «Фонтанки.ру»

VI. В дружбе так много любви, люди забывают об этом., impure — фанфик по фэндому «Harry Styles»

♬ Os Travessos — To Te Filmando (Sorria).

Стайлс правильно поступил, когда привез меня и показал, как на самом деле обстоят дела в этой стране. После той поездки, что подействовала на меня, как ремень на хулиганистого подростка, я стала буквально шелковая. Всю неделю, на протяжении которой каждый вечер в его дом приезжали гости, я приводила себя в порядок, хоть и безразлично, но все же поддерживала беседу с теми, кто говорил на ломаном английском. Вела себя скромно и почти ни с кем не контактировала, стараясь не навлекать на себя много внимания. По правде говоря, вечера были самым скучным временем в сутках, потому что я не могла заниматься ничем полезным, только сидеть на месте, вежливо улыбаться и кивать. А вот день был наполнен разного рода занятиями: я помогала Айрис с уборкой по дому, играла с двухлетним сыном и трехлетней дочуркой Гарри, читала сонеты Шекспира, что случайно нашла, когда убиралась в домашней библиотеке. Я перестала стремиться выйти за пределы дома и молча ждала, когда все документы будут готовы, чтобы я смогла сесть в самолёт на законных основаниях и улететь из страны, где мужчинам прощают все, а женщин судят за любую мелочь. — Вы отправляетесь на прогулку? Можете взять с собой Татин, ей полезно подышать свежим воздухом, — с расстановкой произнёс Гарольд во время очередного завтрака. — Прошу прощения, а это приказ или пожелание? — тихо спросила я без злорадства и надменности. — Это не приказ. — Могу я тогда остаться в доме? Гарри удивлённо взглянул на меня, нахмурил брови, пытаясь прочитать по моим жестам или мимике скрытый смысл мои слов, но их там не было, поэтому он остался с ничем. — Конечно, если ты не хочешь, можешь не идти. — Спасибо, — киваю, молча возвращаясь к еде, нанизывая на вилку хороший кусок рыбы. Он все ещё посматривал на меня иногда прищуренным взглядом, надеясь разгадать модель моего поведения. Наверное, думал, что это временное явление, и я лишь играю роль для какой-то своей выгоды или очередного бунта. А я в это время щедро наполняла тарелку вкусностями и, не теряя времени, пробовала самые изысканные деликатесы, раз уж за них все равно плачу не я. Мой желудок ликовал — после нескольких дней голодания, ему наконец-то дали возможность наполниться до отказа. Я не хотела навязывать себя ни Стайлсу, ни его женам, они и без того даже не смотрели в мою сторону. Каждой девушке предоставляется своя комната после свадьбы — я же продолжала спать в спальне хозяина дома. То, что мы не делим одну кровать на двоих, знали только мы, в глазах девушек же я наверняка выглядела, как заморская жрица, обладающая сверхнавыками орального секса, раз до сих пор оставалась с ним каждую ночь. Сам Гарольд будто нарочно издевался и специально никуда меня не отправлял, даже ни разу не заикнулся насчёт того, что мне бы лучше перебраться в крыло, где находились остальные женщины. Взгляды кололи мою спину копьями, сочившееся презрение не давало проходу ни в одном из уголков дома, я везде ощущала гнетущую ауру, нависающую надо мной грозовой тучей. Так что я сама себя переместила из спальни Гарри во внутренний дворик. Это было самое любимое мною место во всем доме: крохотная оранжерея, много зеленых растений и цветущий запах, живописные колонны, пустой фонтан, инкрустированный разного цвета камнями, что выложены национальным орнаментом. Там всегда свежо из-за отсутствия потолка, особенно ночью, когда по небу кто-то размазывает черничный джем и посыпает сухими сливками, вырисовывая рисунки созвездиями. Я обожала лунные ночи, встречая огромный холодный шар с трепетом и улыбкой. Мерцающий бледный луч касался моего тела, гладил кожу и переливался в зависимости от места положения — то на моем лице, то на плече, то спускался по телу ниже. Солнечный свет смягчает острые углы, делает кожу сверкающей, лунный же обладает особенным качеством — казалось бы, кожа выглядит мраморной, но такой идеальной, подтянутой, ровной. Каждый изгиб рисуется глубоким, значительным, важным. Если солнце приукрашивает, то луна обнажает настоящего тебя.

♬ Jazzy — Miracle.

Очередным для меня утром за чтением книжки, когда часть дома еще спала, а часть уже разъехалась на рынок за продуктами, ко мне присоединился Гарольд, отыскав на еще не застеленной после сна тахте с чашкой кофе в руках. Одна моя нога лежала поверх скомканного одеяла, а вторая — полусогнутая под ней. Он приземлился как раз в том месте, где находилась моя пятка, облокотился на спинку, подперев кулаком щеку, и сконцентрировал мутный взгляд на потрепанной обложке. — Интересно? — Познавательно, — киваю, делая глоток густого напитка, и облизываю губы. — Ты меня избегаешь? — Усердно стараюсь, — зарываюсь глубже в мягкую подушку за спиной, делая вид, будто сделала главным предметом своего внимания текст на бумаге, хотя глаза нехотя соскальзывают мимо и промахиваются, украдкой устремляя взгляд на изрисованную татуировками руку. — С чего вдруг? — недоуменно поднимает брови Стайлс, забирая из моих рук чашку, и делает глубокий глоток приготовленного на скорую руку напитка. Кривится, когда понимает, что он слишком сладкий, но сквозь недовольство все же проглатывает, игнорируя тот факт, что тот едва ли не становится поперек горла. Я осторожно улыбнулась, с любопытством наблюдая за реакциями его лица, когда он еще слишком сонный, чтобы контролировать свои эмоции. Опускаю открытую книгу по своему телу вниз, прижимая её к своему животу. — Твои жены ревнуют и следят за каждым моим шагом. Им не нравится, что ты с первых дней стал проводить со мной слишком много времени. Я решила не давать им поводов для беспокойства и поэтому провожу часы либо в одиночестве, либо на их глазах, чтобы они понимали, что я без тебя. Да и что толку мне с ними куда-то выходить, если я все равно не понимаю, о чем они говорят? Я бы с удовольствием погуляла по городу и осмотрела его, но со мной никто возиться не будет, пока я спохвачусь рассматривать каждый закоулок. Они не станут останавливаться и объяснять, почему у мужчины на голове крутящаяся шапочка и что означают его жесты, например. У них свои заботы, планы, им нужно быстро скупиться и вернуться домой. Так что мне легче просто посидеть дома, чтобы в очередной раз не заблудиться. — Сначала ты не говоришь со мной за завтраком, потом я почти не вижу тебя весь день, а теперь просыпаюсь и понимаю, что ты спишь в другом месте. Давно? — Где-то четыре дня, — неопределенно жму плечами, назидательно приказывая себе не пялиться на обнаженный мужской живот и грудную клетку. — Можно я задам приватный вопрос? Ты можешь не отвечать, если он будет слишком личным. Стайлс задумчиво почесал уголок губ подушечкой большого пальца и согласно кивнул, юркнув охлаждающим светло-зеленым взглядом по моей шее, вверх по горлу к губам, и только после этого рискнул подняться к глазам. — Почему только одна ночь? Они такие красивые девушки. — Мне психологически сложно спать с той, кто не хочет меня. Первая ночь обязывает и меня и их, но потом же никто не проверяет и не следит за такими вещами. Я освобождаю и их, и себя. — Только себя, — отрицаю, едва заметно качнув головой. — Им нравится быть с тобой, каждая считает тебя нежным и мягким. Он прищурился, сузив глаза на моем лице. — Ты говорила с ними? — Все они достойны твоей любви и внимания. — И смотрят снизу вверх покорно, — с непонятной мне враждебностью согласился Гарольд. — Уверена, многих мужчин это возбуждает, — неуверенно чешу заднюю часть шеи, чтобы скрыть кипу неловких ощущений, что испытываю прямо в этот момент. Он поднял на меня разъяренные глаза, холодно интересуясь: — Мы говорим обо мне или о других мужчинах? Я шумно сглотнула, будучи застигнутой врасплох его яростью, и поджала губы, чувствуя, как в моей груди сжимается воздух. Дышать становится труднее, кислород не поступает в нужной дозировке, с каждым последующим взглядом на взволнованно стучащие вены на жилистой шее. Длинные шоколадно-коричневые волосы едва заметно вьются и опадают на плечи, кончики теряются во впадинках глубоких ключиц. Чеканный профиль с ровным носом, твердым подбородком, широким лбом без особого труда притягивает к себе взгляд, как и выразительные розовые губы, прямая дуга бровей и гладкая кожа. Я уже не первый раз словила себя на теплом ощущении где-то посредине живота, когда я думаю о том, что обвожу кончиками пальцев каждую отточенную черту красивого лица. — Дело не в том, что они «не хотят» тебя. Ты не хочешь их. Он устало запрокинул голову назад, цокнув языком, всем своим видом показывая, что я ступила на запретную территорию и мне бы лучше прекратить прямо сейчас. Чувства множились, как в кинотеатре с бесчисленными D-эффектами. Я, блять, попала в очередное яблоко на его голове. — А если бы появилась та, кто думает о тебе постоянно? — пытаюсь поймать его взгляд, который он угрюмо отводит в сторону. Гарольд провел большим пальцем левой руки по раскрытой ладони правой, поглаживая линии на коже. Надсадно вздохнул, сосредоточенно ища выход из положения, в котором мы оказались. Посмотрел на меня. Зеленые глаза скользнули по лицу, задержавшись на губах. Те — мигом пересохли, и мне пришлось приложить небывалое усилие, чтобы не облизать их. Только не тогда, когда он следит за моими губами, как завороженный. — А она появилась? Киваю. Он переменился в лице, но перемена эта словно произошла глубоко под водой, поверхность которой осталась спокойной. — И чего она хочет? — Тебя. Это же очевидно. Мы потеряли всякий стыд, непристойно разглядывая друг друга из-под полуопущенных ресниц в лучах блеклого рассвета. Энергия, не находя выхода в действии, гаснет в лихорадочной дрожи, рассыпаясь по коже мурашками. — Ты все еще хочешь посмотреть окрестности? — глубоким грудным голосом спрашивает Стайлс и я понимаю причины, потому что чувствую нечто схожее сейчас. В который раз молча киваю, обдувая себя книжкой, потому что дышать под этим взглядом практически невозможно. Ну, или во всяком случае дышать без одежды было бы значительно легче. — Я могу провести экскурсию, если желание по-прежнему есть. Только выбери какую-нибудь светлую одежду, чтобы не сильно тяжело пришлось на открытом солнцепеке. — Тогда я оставлю Айрис записку, что уехала в… магазин, — уклончиво сочиняю на ходу. — Так они точно будут уверены, что-то, что мы одновременно не находимся в доме, никак не связано. — Тебя что, в самом деле беспокоит их мнение? — озадаченно изумился Стайлс. — Конечно. Не хочу, чтобы они думали, будто я пытаюсь отобрать тебя у них или буду всерьез бороться за твое внимание, — поднимаюсь, втискивая ноги в тапочки. Забираю подушку и одеяло, складывая их и засовывая во встроенный в тахту ящик. Отправляю туда же книгу, забираю чашку с пола и, уже направляясь на кухню, предупреждаю: — Через пятнадцать минут я буду готова.

♬ Mouzayek Arab Ensemble — Wraal Al Chajar.

Я оставила девочкам записку на клочке бумаги, вымыла посуду и быстро закончила утренние процедуры, надев на себя джеллабу кремового цвета из хлопка — длинный, с остроконечным капюшоном свободный халат с пышными рукавами, распространённый в Марокко, как среди мужчин, так и среди женщин. В данной ситуации он подходил мне больше, чем тяжёлое платье, в котором вдохнуть просто невозможно, ещё и на плечах своих такой груз таскать. Гарри смеялся с меня всю дорогу, что мы ехали по трассе, пока я не пнула его локтем, чтобы он прекратил. — Я бы тоже смеялась с тебя, если бы сама сидела в белой футболке и удлиненных шортах чуть ниже колена. — Ты теперь все время будешь напоминать о том, что у женщин меньше прав, чем у мужчин? — веселился Стайлс. — Буду, потому что взгляни на меня и посмотри на себя, — поддевала я его, дергая за короткий рукав футболки. — Куда это годится? Руки голые, все татуировки видны, шея открытая, грудь просвечивается сквозь ткань. Давай поменяемся? — Я тебе поменяюсь, — мрачно фыркнул Гарольд, но продолжал улыбаться, боковым зрением наблюдая, как я пытаюсь перекинуть ногу на ногу под огромным балахоном. — Зато не будет жарко. Он универсален. Воздух обжигает такой сухостью, словно глотаешь воздух фена. Я подхватила с заднего сидения бутылку воды, включила на всю мощность кондиционер и подняла стекло, отрезав нас от душных и «ароматных» запахов навоза вперемешку с пылью. Отпила несколько глотков и блаженно закрыла глаза, чувствуя, как несколько капель стекает по подбородку. Мне бы сейчас бассейн с прохладной водичкой, вот там бы мне была свобода. Я бы ныряла и ныряла. Помните сказки про Аладдина и Али-Бабу с его сорока разбойниками? Марокко — идеальная к ним иллюстрация. По улицам ходят уличные музыканты, играющие на традиционном инструменте кракеб, и таскают груз на своих спинах ишаки — газовые баллоны, корзины с продуктами и водой, чемоданы с одеждой, а иногда и людей, кому не жалко денег на такое такси. На стихийном рынке продаётся все от серебряных украшений до верблюжьих голов, старые дома не ремонтируют, а чтобы те не упали, подпирают их деревянными подпорками. Возле каждой двери оставляют бочки с водой, чтобы туристы и местные могли охладиться в сорокоградусную духоту. Мы осмотрели несколько основных рабочих районов. Гарри показал мне ткацкий квартал, квартал, где изготавливают шапки и традиционные здесь тапки. Наиболее «пахнущий» квартал кожевников, наверное, специально приберег напоследок, чтобы снова хохотать над моими реакциями на резкий запах и смрадные отходы животных. В местных красильнях чистят, вымачивают и красят кожу. И, действительно, по качеству коже в мире этой нет равных, ведь в разноцветных колодцах происходит эко-производство. Чтобы кожа стала мягкой, ее отмачивают в птичьем помете, потом красят в нужный цвет не краской, а цветочной пудрой. В чанах натуральные красители перемешивают не кисточками — ногами, счищают остатки плоти не на станке, а вручную, простым ножом. Но запах, Бог мой, запах… Представьте несколько сотен килограммов только что содранной кожи животных, что валяется прямо на песке, здесь же вымачивается, выжимается, очищается и манит на себя сотни мух, жуков и муравьев. Не спорю, эко-производство выглядит масштабно и интересно, однако тошнота, подступающая к горлу, того не стоит. Всю остальную дорогу я просто молча сидела и смотрела в окно, глотками поглощая воду. Экскурсия получилась необычной, мне понравилось, но следует помнить, что страна, в которой я оказалась, имела свои особенности, непривычные европейскому взгляду достопримечательности, совершенный взрыв цвета, эмоций, запахов и национального колорита. Мы пробовали гулять по длинным лабиринтам улочек, однако после прошлой «прогулки» я панически боялась потеряться, ведь названий улиц нет, карты не нарисовали, местные ориентируются по памяти. Недолго думая, Стайлс решил на правах экскурсовода немного изменить маршрут нашего путешествия и, закупившись на рынке несколькими объёмными полотенцами и бутылями воды, повез в неизвестность. Я доверяла ему наш путь, но пару раз все же переспросила, зачем нужна такая экипировка. Он только молча улыбнулся, сделал радио в салоне громче и продолжил таинственно поглядывать на меня, когда машина застревала в пробках. Выбравшись из города, дело пошло быстрее — мимо нас за все время проехало в лучшем случае десяток машин, и то, все ехали в город, а не из него. Я смогла наконец-то сбросить надоедливый капюшон, опустить стекла и высунуться из окна, отдавая волосы ветру. Вытянула вперёд руки, спиной легла на дверцу, жадно собирая потоки сухого воздуха кожей. — Давай сюда ноги, иначе точно вывалишься раньше, чем до пустыни доберемся. Стайлс поднял свободную руку, позволяя мне поставить обе ступни на кресло в пространство между его бедрами. Ладонью обхватил мои колени, отодвигая их от руля, и придвинул ближе к своему животу. — Мы едем в пустыню? — спохватилась я, переварив и усвоив его слова сквозь шум в ушах. — За тем и ехала в Марокко? — Да. Но мне еще было интересно увидеть людей, которые тоже живут на этой планете совершено иначе, нежели я. — И как впечатления? Я тихо вздохнула, закрывая глаза, и откинула голову назад, пропуская ветер сквозь пальцы. Он обволакивал каждый участок моей кожи, забирался под воротник халата, терзая хлопковую ткань на моей груди. Солнце обжигало мою шею, ключицы, руки, лоб и щеки, но я отказывалась залезать обратно в салон. Это было опасно и безумно глупо, и вместе с тем эмоции, что хлестали меня по щекам, кувыркались в животе, нельзя было сравнить даже с самым отвязным сексом, это совершенно другая вселенная чувств. Ощущения накрывали меня одно за другим, гормоны внутри прыгали, как попрыгунчики, отталкиваясь от стенок желудка. Кровь кипела с каждым новым поворотом по бескрайним пескам, настолько гладким, словно рассекаешь острым ножом масло. Проникнувшись быстрой ездой по красно-коричневым сугробам, я не сразу заметила, что машина остановилась, и продолжала глубоко поднимать и опускать грудь, пытаясь надышать и ухватить как можно больше воздуха. Адреналин настолько проглотил всю меня от макушки до кончиков пальчиков на ногах, что все моё тело не переставало вибрировать при любом движении. Мне хотелось забраться на крышу машины, переплыть широкую реку, громко закричать, чтобы весь имеющийся воздух и дух выбрался из моей груди на волю и полетел в неизвестность звонким эхом. Гарри выбрался из машины и обошёл капот, осторожно придерживая мою голову за затылок, одновременно открывая дверцу. Я открыла глаза и аккуратно села, потом перевернулась, спуская ноги на песок и, размяв шею, взглянула на него. — Раздевайся. Там под низом есть нижнее белье? Медленно киваю. — Вот его оставь, все остальное брось на заднее сидение, а сама иди за мной. Он поднялся, достал из багажника — самую маленькую — литровую пластиковую бутылку с водой, перебросил через плечо полотенце, платок, и побрел куда-то за пределы моей видимости. Я проследила за каждым его движением, потом посмотрела на свое лицо в зеркало заднего вида, поймав себя на том, что быстрая пульсация возобновилась. Стянула джеллабу через голову, замотала волосы на затылке в импровизированный пучок, поправила шлейки лифчика на плечах. Вылезла на послеобеденную натуральную баню, пошлепав по зыбучему песку прямо по следам Гарри. Если он сейчас скажет, что мы будем загорать и рассмеется, я ударю его той самой бутылкой так больно, насколько это будет возможно. К моему удивлению, парень остался полностью одетым. Он стоял на коленях спиной ко мне и рылся в песке. Одним словом, занимался какой-то необъяснимой для меня ерундой. Я неслышно подобралась к нему сзади, недолго наблюдая за тем, как взрослый человек копает глубокую яму посреди пустыни. Вскоре мне надоело и я (как можно безобиднее) полюбопытничала: — Что ты творишь? — Узнаешь, — уклончиво пробормотал Гарольд, вытер пот рукой, и поднял голову, запыханный и изрядно уставший. Заметил меня и слипшиеся ресницы расширились, язык облизнул губы, а глаза прошли долгий путь от моей шеи, вниз через грудь и живот к бедрам. — Ты сам говорил снять всё, — расставляю руки по бокам живота, тоже осмотрев свое загоревшее тело. Так странно, я всю неделю ходила бледная, а после одного дня в Рабате моя шея, руки и лицо превратились в поджаристую булочку коричневого цвета. Интересно, это сильно плохо влияет на кожу, если девушки каждый день под таким солнцем ходят? С другой стороны, они же в балахонах круглые сутки, наверняка не обгорают. — И чем только думал, да? — издевается сам над собой Стайлс, прогоняя от себя лишние мысли. Подвигается, открывая моему взгляду глубокую яму внутри песка. — Ложись. — Так вот, как ты решил меня прикончить! — восхищенно восклицаю, хлопая Гарри по плечу. — Спасибо, что хоть не насильно это делаешь, а позволяешь самой в гроб лечь. — Тебе понравится. Только попробуй и потом сама будешь меня просить повторить. — В постели ты так же говоришь? Он прыснул смешком, когда я вручила ему свои тапочки, и села на раскаленный песок, морщась от болезненных ощущений. Замотал мою голову платком, спрятав внутрь каждый волосок. Провел ладонью по ноге от колена вниз по голени, зарывая мои пальчики песком. Я глубоко вздохнула, смотря за его движениями, потом оглянулась вокруг и поежилась, видя вокруг себя только огромные валуны песка. В груди как-то внезапно защекотало с оттенком горечи и тоски. С грустью я думала о том, что даже когда меня не станет, все это продолжит существовать. Сколько этому лет? И оно все ещё здесь. Сколько людей пустыня видела? Сколько жизней забрала?

♬ Sting — Desert Rose.

Песок постепенно добрался до моего живота, и мне пришлось лечь, устремив глаза в безоблачное небо. Все, что мы можем — просто наблюдать за тем, что даровано нам природой, а повлиять на Вселенную никак не в состоянии. За что нам выпали эти испытания? Это плата за рождение? И что там, за этим огромным синим небом? Какие миры? Какие создания? Чем они заняты прямо сейчас, пока я лежу здесь без движения? Чувствую, как горячий песок касается моих плеч, и набираю в лёгкие воздуха. — Без резких движений и паники, — последовательно предупреждает Стайлс, склонившись надо мной, и поверх платка накрывает мою голову полотенцем, чтобы уберечь от жары и сохранить температуру тела в пределах допустимой нормы. — Я всего лишь вросла в песчаную гору, — едва шевелю языком из-за сухости во рту. — С чего бы мне паниковать? — Человеку достаточно получаса, чтобы откинуть коньки внутри такой ямы. Ты знала? — Как жаль, что у меня нет поблизости молотка, чтобы отбить твоё ужасное чувство юмора. Он откровенно забавляется с моих надутых щек и злобного взгляда, едва ли не корча рожицы. Ох, как же он доволен собой. Откручивает крышечку бутылки, поднося её к моим губам, и когда я оживаю, потянувшись к ней, проливает несколько драгоценных на песок. Стручок недальновидный, я же тебе отрежу все, что не нужно, как только выберусь. А я выберусь. — Закрой глаза и сконцентрируйся на ощущениях, — советует, спустя короткие секунды небольшими дозами вливая в рот уже нагретую жидкость. Впрочем, в моем положении жаловаться невозможно, оно стекает по горлу и на том спасибо. Боже, даже в моих мыслях это прозвучало жутко пошло. Это все этот стручок виноват, а не я. Облизываю губы, даже не собираясь представлять, как выгляжу сейчас, и захлопываю тяжёлые ресницы. Первую минуту не чувствую ровным счётом ничего, кроме раздражения на песок, что находится сейчас в каждом уголке и впадинке моего тела. Потом, когда сердцебиение ускоряется, все испытывается уже на другом уровне. Я буквально начинаю ощущать, как циркулирует кровь по моим венам, как пульсирует каждая клеточка кожи, обернутая в горячий источник. — Это нормально, что весь мой организм сейчас с ума сходит? — Так и должно быть, — успокаивает меня Стайлс, маленькими порциями поставляя воду в рот. — Псаммотерапия основана на замечательном свойстве песка сохранять тепло и медленно отдавать его поверхности человеческого тела. Сухой горячий песок оказывает на организм тепловое и механическое воздействие, способствует расширению сосудов, улучшению кровоснабжения тканей и органов и активизации биохимических процессов. — Очень приятное ощущение, как будто я в спа-салон заглянула, — слабо улыбаюсь, потихоньку выдыхая воздух. — Только сердце совсем чуть-чуть покалывает. — Не бойся, это скоро пройдет. Давление песка стимулирует работу кровеносных и лимфатических сосудов, является сильным раздражителем нервных окончаний кожи. Анатомически облегая части тела, он мягко массирует кожу и подлежащие ткани. — Ты же не забыл, что мне долго находиться в таком положении нельзя? — Я все равно собираюсь уезжать, так что мне эта информация ни к чему, — серьезным голосом оповещает Гарольд, заставляя меня испуганно открыть глаза. Лежит на боку рядом со мной, вытянувшись на локте, и неторопливо вертит между пальцев крышечку, отвечая улыбкой на мой взгляд. — Ты не прекратишь издеваться, да? — Не-а. Мне нравится, как ты сразу начинаешь дергаться и искать меня глазами, — бесстыдно облизывает губы, зубами сминая нижнюю, и жмурится от яркого солнца. — Чтобы удушить. — Детали не имеют значения, важен сам факт, — тихо посмеивается, пока я наблюдаю за изменениями эмоций на его лице. Никогда еще не видела столько улыбок, не слышала столько смеха от него, сколько было их за сегодняшний день. Мне нравится молча наблюдать за ним в такие моменты. Хотя бы потому, что он не выглядит тревожным или чем-то обеспокоенным, как это обычно бывает с нахмуренными бровями. Размеренно тяжесть стала волнами спадать с моего тела. Я поняла это, потому что дышать стало проще и масса, что давила на меня, стала значительно легче. Я опустила взгляд и увидела, как Гарри постепенно откидывает от меня песок, откапывая ноги. — Это так смешно выглядит, — двигаю пальчиками, что потешно торчат из-под общей горы песка, словно отдельно от моего тела. Когда бо́льшая часть тела оказалась на свободе, я согнула руки, стряхивая мокрые остатки с груди и живота, немного нелепо поднялась, пошатываясь, и тут же едва не шлепнулась обратно, когда Стайлс обхватил мое тело обеими руками, закутав в полотенце с головы до ног. Закинул на плечо и, забрав бутылку и мои тапочки, понес к машине. Он уверен, что меня не стошнит в такой позиции? Я вот не уверена.

♬ Marcus Viana — Areias.

Впрочем, что толку спорить? Я вновь чувствовала себя болтающейся куколкой на капоте, только теперь еще и голова кружилась из-за резкой смены температуры. Он выгрузил меня, как мешочек, на заднем сидении машины, укладывая поперек кресел. Сам сел возле открытой дверцы, уложив мою голову на свои ноги, отпаивая сладенькой водичкой, пока мое тело, замотанное в полотенце, приходило в себя после такой термальной встряски. Чувствуя себя лучше, я открыла глаза, снизу вверх смотря на изгиб ровной скулы, наблюдая, как закат окрашивает мужское лицо в охряные тона. — Тебе говорили, что у тебя потрясающие глаза? Они всегда разные, ты знаешь? — В детстве часто, а когда вырос, все перестали смотреть в глаза, — задумчиво тянет Гарри, большим пальцем стирая соскальзывающую струйку воды с моего подбородка, устремив взгляд в одну только точку на моем лице. — Все как-то больше на тело и кошелек. Я улыбнулась, удобно расположившись на его ногах. Осторожно высунула руку, поймав его ладонь, и поднесла её к своему лицу, изучая маленькие рисунки на гладкой коже. Чего там только не было: сердечки, замки, ключики, череп, гвозди, корабль, птичья клетка, якорь и даже непонятная мне фраза на иврите. — Если тело роскошное, смотреть на него одно удовольствие, — рассудительно подмечаю, обводя миниатюрные картинки пальчиком. — Жаль, что к тебе это не имеет никакого отношения. Гарольд ущипнул меня за плечо, вынудив встрепенуться от щекочущих ощущений на коже, и звонко рассмеяться. Похоже, мне тоже начинает нравиться его раздражение. Он выглядит уязвленным. — Нам пора посмотреть на твое тело и избавить его от песка, — бросает взгляд на циферблат часов на запястье, легонько стаскивая с моей головы платок, и запускает пальцы в рассыпающиеся волнами волосы. — Уже? Дай я тогда выберусь наружу. Робко выползаю из машины, выпрямившись, и несколько секунд стою, прижатая к дверце, отыскивая устойчивую позицию. Сбрасываю влажное полотенце и, встряхнув его несколько раз, оставляю обсыхать на крыше. Стайлс окинул взглядом каждый мой изгиб, наклонился, и принялся сухим песком «смывать» с меня остатки мокрого. Вот это система. Я ухватилась обеими руками за поясницу мужчины, чтобы не упасть, и чтобы не смотреть ему в глаза лишний раз. Широкие ладони бережно массировали мои икры и ямочки коленей, вычищая их от рассыпчатой консистенции, застрявшей буквально в каждом углублении моего тела. — А нам хватит воды, чтобы помыться? Я не смогу нормально высидеть несколько часов в машине, если маленькие крупинки постоянно будут перекатываться между моими ногами и руками, — передергиваю плечами от некомфортных ощущений, что заставляют меня смущаться. — Давай сначала разберемся с мокрым песком, — отмахивается Гарри, но я почти уверена, что смогу его уболтать дать мне хотя бы одну бутылку в пользование. Зачерпывает ладонью песок под ногами, проводя шершавыми пальцами по моему животу, счищая слой прилипающей субстанции к моей коже. Я глубоко вздохнула, терпеливо расставив руки в разные стороны, старательно пытаясь не мешать и не лезть со своими советами и просьбами. Так и стояла, время от времени разминая затекшую шею и стирая пот со лба, что неизменно появлялся снова и снова от жалящего солнца. — Думаю, на дорогу нам хватит двух литровых бутылок, тут ехать часа три, не больше, — вслух подсчитывает, открывая багажник, и прячет туда высохшее полотенце вместе с платком. — Пяти литров будет достаточно? — Мне же только песок смыть, а не грязь драить. Я забрала у него бутылку, поднимая её над своим телом, небрежно выливая воду на некоторые участки кожи, по второму кругу намачивая песок, но никак не смывая его с тела. Раздраженно закатила глаза, елозя ладонью по плечам, пытаясь сбросить песчинки, но только сильнее вгоняя их в тело. — Да-да, именно так, ты делаешь все правильно, не останавливайся, — насмешливо проворчал Гарольд сбоку, облокотившись на крышу. Прикусил подушечку большого пальца с наглой ухмылкой на губах, самодовольно наблюдая за моими попытками. — Либо помогаешь, либо стоишь и не мешаешь. — Пожалуй, второй вариант мне подходит. Сукин сын. Я на секунду прикрыла глаза, остывая от злости, а после продолжила свое прежнее занятие, как ни в чем не бывало. Избавилась от остатков песка на плечах, руках, шее и грудной клетке, на животе и бедрах, щедро выливая горячую воду на колени и лодыжку, что только-только стала затягивать заметный разрез. — Стой, сзади еще осталось, — Стайлс вытащил из моих влажных пальцев бутылку, плеснул жидкость на спину, ладонью отмывая лопатки и пересчитывая позвонки. Я склонила голову набок, чувствуя, как по пояснице стекают теплые струйки и опустила взгляд, понимая, что в мыслях мне представляется, как совсем другая жидкость проходит тот же путь по моему телу. Как же сильно я ненавидела Артура и его нестоибельность. Это он виноват в том, что сейчас я схожу с ума и не могу нормально дышать. — Поедем домой? — раздалось низкое предельно близко к моему уху, из-за чего я подпрыгнула, словно ошпаренная кипятком. Тихий смешок. — Я пошутил. — Это как-то эгоистично с моей стороны. Тебе же, наверное, работать нужно. Я, к слову, до сих пор понятия не имею, кем ты работаешь. Шагнув обратно к машине, я достала джеллабу, натягивая её на влажное тело, закатила рукава в три четверти, поправила воротник и капюшон. Обула тапочки и залезла обратно в машину, пристегиваясь ремнем безопасности, решив на ночь глядя не рисковать вывалиться из авто, гоняя по ухабистым горкам. — Кто и эгоист из нас двоих, так это я, — неохотно признался Гарольд, садясь за руль и заводя двигатель ловким поворотом ключа. — В городе, куда мы сейчас направляемся, у меня оформлен заказ. Мне нужно посмотреть местность и составить примерный план, чтобы потом разработать проект дома. — Архитектор? — недолго думая, произношу, пробуя давно позабытое для себя слово на языке. — Это необычно. — Что же в этом необычного? — У меня никогда не было архитекторов, — все еще пребывая в задумчивости, немного измотано объясняю. — Я имею в виду, знакомых приятелей. Тогда я спокойна. Мы не нарушаем твоих планов и не ломаем график. Стайлс поднял одну руку и поднес её к моему лицу, коснувшись открытой ладонью лба. Я сонно взглянула на него, повернув голову набок, и чуточку осела в кресле, поглощенная мягкостью сидения. — Устала? — Совсем чуть-чуть, — зеваю, прикрываясь тыльной стороной ладошки. Смотрю на остаток солнечных лучей на небе сквозь ресницы мужчины, вбирая в себя остаток этого длинного дня. Красный шар утопает за горизонтом и будто проваливается в глубину бесконечных песков, теряясь где-то далеко-далеко от нас. Потопал будить другую сторону планеты. — Никогда раньше не встречала закат в пустыне. Это магически красиво. Мы не заблудимся в темноте? — Об этом я не подумал, — расстроенно бормочет Гарри, с досадой поджимая губы. — Мы ведь и еды с собой не взяли совсем. Выходит, умирать будем мучительно и долго, пока организм полностью не истощится. Или начнем есть друг друга? Учти, я невкусный, так что дебютировать в качестве закуски придется тебе. Я вымученно закатила глаза, отталкивая его руку от себя, и отодвинулась к стеклу, уставившись в окно. — Только не говори мне, что обиделась, я ни за что не поверю. — Следи за дорогой, иначе в качестве закуски дебютировать будешь ты, причём уже сегодня, — глухо предупреждаю, отворачиваясь лицом к дверце, и закрываю глаза. Саркастичный отморозок.

Как часто люди забывают что-то друг о друге? Мы решили узнать

Новому знакомому нужно напомнить ваше имя во время разговора. Коллега забывает о вашем плане встретиться за чашкой кофе и назначает противоречивую встречу. Подруга заказывает столик для вас двоих в ресторане, но ей в голову не приходит, что вы не любите суши.

Все мы сталкивались с провалами памяти у других людей и сами забывали важные вещи о людях.Однако до недавнего времени мы не могли понять этот опыт и его последствия, если не считать анекдотов. Моя исследовательская группа решила это изменить.

Мы предприняли систематическое исследование опыта забвения. Мы хотели выяснить, как выглядит типичный опыт — кто участвует, что забывается и как часто это происходит с людьми. Мы также задавались вопросом, как люди были затронуты и было ли какое-либо измеримое влияние на отношения после этого.

Чтобы выяснить это, мы использовали комбинацию методов. В одном направлении мы попросили около 50 человек вести ежедневный дневник в течение двух недель. Они должны были записывать все случаи, когда они были забыты, и сообщать некоторые подробности об опыте, когда это произошло.

В другом направлении мы построили социальные взаимодействия в нашей лаборатории, в которых еще 50 участников обнаружили, что кто-то еще забыл большую часть деталей предыдущего разговора. Затем мы записали, как они себя чувствовали.Наконец, мы показали нескольким сотням людей истории, в которых кого-то забыли или вспомнили. Мы спросили их реакцию и то, что они думают о вовлеченных людях.

Что мы нашли

Одним из наших самых удивительных открытий было то, как часто что-то о людях забывается. В среднем наши дневники сообщали, что о них забывали примерно семь раз за двухнедельный период — один раз через день. И это были не только люди, которые только что встретились друг с другом; людей с одинаковой частотой забывали знакомые, коллеги по работе, одноклассники, соседи по квартире и друзья.

Тип сбоя памяти зависел от того, кто забыл. Полные отказы узнавания были относительно редки (9%) и ограничивались в основном новыми или случайными типами отношений. Личные данные забывались чаще всего (48%), особенно в менее близких типах отношений, таких как знакомства.

Ластик. Андреас Данти

В более близких отношениях, таких как дружба, люди чаще всего что-то забывали о прошлых взаимодействиях или общем опыте (26% всех провалов памяти).Например, одна участница записала, как близкая подруга рассказала ей историю о вечеринке, на которой также присутствовала участница. Близкие отношения также давали больше всего примеров того, как люди забывают обязательства или обещания («Сегодня у меня было «свидание» по скайпу с моим парнем, но он забыл»). Однако в целом этот тип забывания встречался относительно редко (8%).

Еще одним сюрпризом стало то, что люди, как правило, очень хорошо понимают провалы в памяти. Обычно забывчицу оправдывали: «Она познакомилась со слишком многими людьми за последние пару дней.Только примерно в одном из пяти случаев человек явно связывал провал памяти с отсутствием вложений в них или информацию, например, говоря: «Я не думаю, что она нашла место, откуда я родом, интересным или заслуживающим запоминания». ».

Что это значит

Так нужно ли вам беспокоиться о забывчивости во время социального взаимодействия? В меньшинстве случаев, когда люди объясняют отказы памяти отсутствием вложений, ответ, очевидно, положительный. Как и следовало ожидать, эти случаи заставляли людей чувствовать себя значительно менее важными и менее близкими к человеку, который их забыл.

«Гм». Майкл Тэм, CC BY-SA

Тем не менее, даже в большинстве случаев, когда люди прощали забывчивого, это все равно оказывало негативное влияние на отношения. Несмотря на оправдания, люди, как правило, в результате чувствовали себя немного менее важными и близкими к человеку. Короче говоря, люди обычно очень хорошо понимают проблемы с памятью, но они все равно немного болят.

Так могли бы улучшить наши отношения, если бы мы приложили больше усилий, чтобы запоминать что-то о людях? Мы думаем, что, вероятно, будет.В предварительном последующем исследовании мы обнаружили, что побуждение участников четко указать, что они помнят детали прошлого социального взаимодействия, улучшило их способность сообщать о том, что они заботятся о других. Мы пока не можем с уверенностью сказать, насколько эффективна поддержка памяти для улучшения социального взаимодействия, но это определенно лучше, чем забывание людей.

Почему мы забываем? – Scientific American Blog Network

Мозг с его 100 миллиардами нейронов позволяет нам делать удивительные вещи, например, изучать несколько языков или создавать вещи, которые отправляют людей в открытый космос.Тем не менее, несмотря на эту поразительную способность, мы обычно не можем вспомнить, куда положили ключи, забываем, зачем пошли в продуктовый магазин, и не можем вспомнить события из личной жизни.

Это очевидное противоречие в функциональности открывает вопрос о том, почему мы забываем одни вещи, но помним другие. Или, что более важно, что вызывает забывание?

На этой неделе моя книга « Иллюзия памяти » выходит в Канаде, и как канадская девушка я хочу отпраздновать это, представив некоторых канадских исследователей, которые дали нам представление именно об этом вопросе.

Статья, опубликованная недавно в журнале Psychological Science Талией Садех и ее коллегами из Исследовательского института Ротмана в Торонто, касается давних дебатов в мире науки о памяти; мы забываем вещи из-за распада или вмешательства?

Сообщение в песке

Распад . Сторонники концепции распада утверждают, что наши воспоминания медленно исчезают, угасая из-за того, что в течение времени, в течение которого к ним не обращались.

Вы можете представить это так же, как сообщение, написанное на песке, где каждая океанская волна, набегающая на берег, делает надпись менее разборчивой, пока она в конце концов не исчезнет полностью. Песок представляет собой паутину мозговых клеток, формирующих память в мозгу, а океанские волны представляют течение времени.

Помехи . По словам Садеха и его коллег, этому часто противопоставляется теория интерференции, в которой считается, что «воспоминания становятся менее доступными из-за вмешательства аналогичной информации, полученной до или после их формирования».

В нашем примере с пляжем это означает, что вместо волн, медленно разъедающих сообщение, приходит ребенок и пишет поверх него. Это делает сообщение трудным или даже невозможным для чтения. Ребенок в этом примере представляет собой новый опыт, и сообщение, которое он пишет, представляет собой информацию, оставшуюся в мозгу после этого опыта. Это приводит к забыванию, потому что по существу перезаписывает исходную память. Это процесс, который также может привести к ложным воспоминаниям, моей любимой теме.

Теория представлений

Саде и ее канадские коллеги помогают проиллюстрировать, что эти теории не должны конкурировать друг с другом. И распад, и интерференция важны для понимания забывания.

Согласно их статье, обосновывающей «репрезентативную теорию забывания», «основная причина забывания… зависит от природы первоначальной памяти». Исследователи нашли подтверждение своей теории забывания, проведя эксперимент по запоминанию слов с участием 272 студентов из Университета Торонто.Здесь участников случайным образом распределили в экспериментальные условия, которые различались в зависимости от того, как долго они ждали между заучиванием слов и необходимостью их запоминания, и в какой степени на их память о словах влияли действия, которые им приходилось делать в промежутке между заучиванием и запоминанием. вспоминая.

По словам авторов, они нашли поддержку идеи о том, что память может принимать форму двух разных представлений в мозгу; знакомство или воспоминание.

«Знакомство» — это процесс памяти, который позволяет нам что-то вспомнить, но без конкретных деталей.Это идея о том, что мы «знаем», что что-то произошло, хотя и не можем вспомнить первоначальный контекст. Это похоже на то, когда вы чувствуете, что узнаете лицо, этот парень выглядит таким знакомым , но вы не можете указать, откуда вы знаете этого человека.

В отличие от этого, если у вас есть «воспоминание» о чем-то, вы также помните контекст воспоминания. В этом процессе вы узнаете этого парня и вспомните его имя или другие определяющие детали. Это Эд .

Во всем виноват гиппокамп

Наша канадская исследовательская группа предполагает, что эти два типа воспоминаний действуют по-разному и по-разному выглядят в мозгу. Считается, что каждый из них по-разному полагается на ключевую часть мозга, называемую гиппокампом, которая важна для создания воспоминаний; «Воспоминания, основанные на воспоминаниях, поддерживаемые гиппокампом,… относительно устойчивы к вмешательству друг друга. Распад должен быть основным источником их забвения.Напротив, воспоминания, основанные на знакомстве, поддерживаемые внегиппокампальными структурами… [чувствительны] к помехам».

Объединяя наши метафоры, тот парень, который выглядит таким знакомым – это информация, которая, скорее всего, будет забыта, потому что ребенок пишет поверх нее на песке, а вспоминая , это Эд , скорее всего, исчезнет из-за волн, смывающих память. время.

Итак, что мы узнали? Почему мы забываем, похоже, зависит от того, как память хранится в мозгу.Вещи, которые мы вспоминаем, подвержены вмешательству. Вещи, которые кажутся знакомыми, со временем распадаются. Сочетание обоих процессов забывания означает, что любое сообщение вряд ли когда-либо останется точно таким, каким вы его написали.

Границы | Быстрое забывание лиц

Введение

Рабочая память относится к кратковременному хранению и обработке сенсорной информации (Baddeley and Hitch, 1974). Считается, что это основной когнитивный процесс, лежащий в основе целого ряда форм поведения, от восприятия до решения проблем и контроля действий (Hitch and Baddeley, 1976; Baddeley et al., 1985). Зрительная рабочая память (ЗВР) участвует во многих перцептивных и когнитивных процессах, таких как планирование действий под визуальным контролем (Hayhoe et al., 2003; Hollingworth et al., 2008), однако она сильно ограничена. Ограничения его пропускной способности широко исследовались и обсуждались (Luck and Vogel, 1997, 2013; Cowan, 2001; Bays and Husain, 2008; Ma et al., 2014), но его временные ограничения привлекли гораздо меньше внимания. Наиболее уместная литература, связанная с этим вопросом, была сосредоточена на временной устойчивости VWM (например,г., Реган и Беверли, 1985; Magnussen et al., 1996), но подробно не исследовал влияние увеличения интервала удержания на производительность памяти (то есть забывание). Снижение производительности после более длительных задержек по сравнению с более короткими отражает потерю информации из-за несовершенных процессов обслуживания, а не неточного кодирования в память или процессов извлечения, которые идентичны во всех условиях задержки. Таким образом, сравнение производительности после двух разных интервалов позволяет нам изолировать влияние процессов забывания и сохранения от эффектов, связанных с процессами кодирования и поиска.

Филлипс (1974) провел одно из первых исследований кратковременного забывания зрительных образов после различных интервалов задержки. Участников попросили обнаружить изменение в двух последовательных наборах стимулов шахматной доски, которые либо отличались на одну клетку, либо были идентичными. Было показано, что снижение производительности в течение первых 600 мс отражает потерю низкоуровневой сенсорной информации (т. е. они были чувствительны к малым позициям перевода всего стимула), тогда как потеря информации после более длительных задержек не была чувствительна к небольшим позициям. перевода и, следовательно, считалось, что он управляется процессами забывания в более абстрактной кратковременной зрительной памяти.В настоящем исследовании рассматривается последняя форма забывания, которая возникает после интервалов удержания в несколько секунд, но не менее 1 с.

Не все исследования зафиксировали забывание в этом временном масштабе. Недавние исследования Рикера и Коуэна (2010, 2014) показали, что забывались только символы, незнакомые участникам (например, буквы иврита, которые показывали участникам, не говорящим на иврите), тогда как знакомые буквы (т. грамотные) не были забыты.Авторы пришли к выводу, что забыванию обычно противодействует репетиционный процесс, который более эффективен в отношении знакомых стимулов, которые можно легко назвать. Таким образом, в настоящем исследовании мы использовали незнакомые стимулы, которые трудно назвать. Кроме того, Рикер и Коуэн (2014) обнаружили, что забывание в основном происходит в условиях, связанных с одновременным представлением элементов памяти, по сравнению с последовательным отображением, и что чаще всего забывание происходит между 1 и 6 с, а не при более длительных задержках. Поэтому мы используем параллельные отображения массива памяти и интервалы сохранения в несколько секунд.

Приведенные выше исследования проливают некоторый свет на быстрое зрительное забывание, но они не затрагивают механизм, связанный с забыванием и неспособностью правильно сообщить о свойствах ранее отображаемого элемента. Одна из возможностей заключается в том, что после увеличенных интервалов хранения люди не могут получить доступ к некоторым представлениям памяти, которые были доступны после более коротких интервалов. В качестве альтернативы люди могут иметь возможность поддерживать и получать доступ к объекту в памяти, но его представление со временем становится более зашумленным и менее точным.

Чтобы ответить на этот вопрос, в исследованиях обычно используется задача оценки с задержкой (Prinzmetal et al., 1998; Wilken and Ma, 2004; Zhang and Luck, 2008; Bays et al., 2009). В этой парадигме участники должны воспроизвести ранее наблюдаемый стимул из аналоговой циклической шкалы, например, цвет соответствующего элемента, щелкнув цветовой круг. Эти задачи побуждают участников запоминать мелкие детали элемента, а не его словесную метку, и позволяют документировать распределение ошибок, таким образом предоставляя данные о типе ошибок, совершенных участниками.Например, полный отказ от доступа к представлению в памяти должен проявляться как равномерное распределение ошибок по шкале, тогда как ухудшение точности представления должно приводить к более широкому распределению ошибок вокруг правильного значения.

Результаты, полученные в этих задачах оценки с задержкой, показывают, что увеличение интервала задержки влияет на оба типа ошибок: оно увеличивает количество ошибок, случайно распределенных по шкале отчетов, а также расширяет распределение ошибок вокруг правильной цели.В одном исследовании (Zhang and Luck, 2009) участникам показывали дисплеи с тремя простыми объектами (например, пятнами цвета и формы) и требовали воспроизвести один из объектов после задержки в 1, 4 или 10 секунд. Увеличение интервала хранения привело к значительному увеличению случайных ошибок и скромному, незначительному влиянию на ширину распределения ошибок вокруг правильного признака задания. Более недавнее исследование, в котором использовались более разнообразные нагрузки на память, показало, что большее количество элементов в памяти приводит к более быстрому забыванию, что отражалось как в случайных ошибках, так и в менее точных отчетах (Pertzov et al., 2016).

В целом, эти исследования показывают, что, когда несколько трудно вербализируемых визуальных объектов удерживаются в памяти в течение длительных интервалов времени, производительность снижается, что проявляется в большем количестве случайных ошибок и более изменчивых реакциях. Важно отметить, что все эти исследования были посвящены запоминанию простых функций, таких как ориентация, цвет и простые элементы формы. Однако эти стимулы не отражают требований, предъявляемых к зрительной системе в реальных жизненных ситуациях. В таких условиях нам вряд ли когда-нибудь понадобится запоминать простые формы и цвета, скорее, нам необходимо запоминать сложные объекты, такие как личность человека, стоящего перед нами в очереди к билетной кассе.Это различие поднимает критический вопрос, который до сих пор не рассматривался; а именно, как люди забывают экологические (или более сложные) объекты ? Настоящее исследование посвящено памяти лиц, учитывая их уникальное экологическое значение.

Способ хранения экологических сложных объектов в памяти может отличаться от способа хранения основных функций. Основные функции обрабатываются (Tong, 2003) и поддерживаются (Harrison and Tong, 2009) в зрительной коре низкого уровня, тогда как сложные объекты обрабатываются и поддерживаются в областях коры, расположенных выше в иерархии обработки (Grill-Spector and Malach, 2004). .Действительно, было показано, что способность запоминать сложные объекты в WM более ограничена, чем способность запоминать простые признаки (Jiang et al., 2008). Однако, насколько нам известно, ни в одном исследовании не сообщалось о том, как сложные объекты забываются при длительных интервалах хранения. В двух недавних исследованиях использовалась задача отсроченной оценки с использованием лицевых стимулов, но использование фиксированного интервала удержания исключало возможность оценки процессов обслуживания и забывания. В одном исследовании (Lorenc et al., 2014) участников попросили сообщить о личности ранее показанного лица из набора 80 возможных лиц, сгенерированных компьютером, которые постоянно менялись по возрасту и полу.Исследование показало, что простое переворачивание набора граней вверх ногами приводит к увеличению ширины распределения ошибок, но не модулирует долю случайных ошибок. Таким образом, это исследование предполагает, что представления в памяти перевернутых лиц менее точны (Lorenc et al., 2014). В другом исследовании (Zhou et al., 2018) изучалась память лиц людей одной и другой расы по отношению к наблюдателю. Они обнаружили, что после длительного времени кодирования эффект другой гонки (ORE) отражался в большем количестве случайных ошибок в других условиях гонки.Когда время кодирования было более ограниченным, лица других рас сообщались менее точно. Авторы пришли к выводу, что ORE управляется неэффективным кодированием лиц других рас из-за отсутствия визуального опыта с такими лицами.

Как отмечалось выше, использование фиксированного интервала удержания в этих двух исследованиях не позволило им изолировать эффект забывания, поскольку ошибки сообщения могли быть также связаны со зрительным восприятием, кодированием в памяти и поиском. Более того, использование ограниченного набора данных о лицах в этих экспериментах могло побудить участников прикреплять словесные теги к стимулам (например,г., молодой человек) и, таким образом, искажает любую прямую оценку VWM, пункт, который мы более подробно остановимся в разделе «Обсуждение».

В настоящем исследовании изучалось, как забываются лица с помощью задачи с отложенной оценкой. Одна из возможностей заключается в том, что лица забываются так же, как и простые предметы, поэтому их память со временем становится менее точной, а иногда и вовсе недоступной. В качестве альтернативы может быть так, что точность памяти стабильна и сложные представления памяти со временем становятся недоступными, или наоборот, точность со временем ухудшается, но все представления остаются доступными.Чтобы подтвердить, что исследуемый нами процесс представляет собой немедленное забывание активных репрезентаций, мы использовали большой набор естественных лиц (сопоставимого возраста), которые отображались одновременно. Ожидается, что использование большого набора стимулов, а не одного набора во всех испытаниях, будет препятствовать использованию стратегий вербальной и долговременной памяти. Эта процедура, наряду с включением задачи отложенной оценки с различными интервалами задержки, позволила нам впервые напрямую изучить механизм, стоящий за немедленным забыванием сложных объектов из VWM.

Эксперимент 1

Методы

Участники

Двенадцать студентов Еврейского университета в Иерусалиме с нормальным или скорректированным до нормального зрением и нормальным цветовым зрением согласно самоотчетам (средний возраст: 24,3 ± 1,8 года, восемь женщин) участвовали в Эксперименте 1, который состоял из трех человек. -h экспериментальные сеансы. Исследование было одобрено комитетом по этике Еврейского университета. Все участники предоставили информированное согласие и получили кредит за курс или денежную компенсацию (~ 10 долларов США.00 в час).

Стимулы

Сто девяносто реалистичных цветных изображений лиц (78 женщин и 112 мужчин) были взяты из следующих баз данных: Productive Aging Lab Face Database (Minear and Park, 2004), The IMM Face DB (Nordstrøm et al., 2004). и База данных незнакомых лиц Глазго (GUFD) (Burton et al., 2010). Все лица имели нейтральное выражение. Фотографии были обрезаны в фиксированной круглой форме, без волос (с использованием Adobe Photoshop CS6). Чтобы изучить VWM и предотвратить вербальную маркировку и использовать стратегии долговременной памяти, все лица отображались только один раз в данном блоке, и все лица в испытании имели одинаковый возраст, пол, оттенок кожи и форму лица (например,г., скулы, линия челюсти). Каждое испытание состояло из круга из 18 лиц (рис. 2), состоящего из трех исходных лиц из пула и пяти трансформированных лиц (Abrosoft FantaMorph deluxe V5) между каждой парой (83%A/17%B, 67%A/33%B). , 50%А/50%В, 33%А/67%В, 17%А/83%В). Стимулы предъявлялись на 24-дюймовом мониторе Dell U2412M (разрешение 1920 1080), и участники находились на расстоянии просмотра 60 см от экрана.

Процедура и план эксперимента

Эксперимент был запрограммирован в MATLAB и Psychophysics Toolbox (Brainard, 1997; Pelli, 1997).Сегмент плана эксперимента, общий для всех экспериментов, показан на рисунке 1. Каждое испытание начиналось с предъявления креста центральной фиксации (белый, 3 пикселя, угол обзора 0,08°) в течение 1000 мс. Затем следовал массив стимулов, состоящий из одного или трех лиц (каждое изображение лица отображалось в 200 200 пикселей, 5,17° × 5,17°). В испытаниях с тремя лицами в массиве памяти лица располагались по окружности окружности радиусом 150 пикселей (3.88°) чуть выше точки фиксации и 120° по часовой и против часовой стрелки от вертикального меридиана. В испытаниях с одним лицом в массиве памяти лицо отображалось случайным образом в одном из этих мест. Массив памяти отображался на черном фоне в течение 1500 и 4500 мс для условий 1 и 3 грани соответственно. Участникам было предложено запомнить лица и после переменной задержки (1 или 6 с) сообщить об идентичности одного из лиц (конкретное целевое лицо обозначалось пустым кружком в его исходном месте).Участники сообщили об идентичности лица, выбрав лицо из круга из 18 лиц [с радиусом 500 пикселей (12,88 °) вокруг фиксации; см. иллюстрацию на рисунке 2]. Круг случайным образом вращался при каждом испытании, чтобы затруднить изучение положения исходных лиц.

РИСУНОК 1. (A) Экспериментальный план одного испытания рабочей памяти. Представлено одно или три лица (прямое или перевернутое), после чего следует 1 или 6 с пустой задержки. Затем пространственная подсказка указывает, о каком лице из массива памяти следует сообщить, выбрав лицо из круга отчета из 18 лиц.На этапе создания отчета выбранное лицо появилось в указанном месте. (B) Дисплей памяти Эксперимента 1 состоял из одного или трех вертикальных лиц. (C) Дисплей памяти Эксперимента 2 состоял из трех прямых или перевернутых лиц. (D) Дисплей памяти эксперимента 3 состоял из одного вертикального или перевернутого лица.

РИСУНОК 2. Метод анализа. (A) Круг отчета состоял из 18 граней. Три исходных (не преобразованных) лица отмечены красными прямоугольными рамками.В этом примере лицо «0» — это целевое лицо, о котором участник должен сообщить, поскольку это правильный ответ. Грани 6 и -6 являются двумя другими исходными гранями, а все грани между ними являются линейными морфами между двумя исходными гранями. Когда испытуемый выбирал лицо, имеющее какое-либо сходство с целевым лицом (от –5 до 5), это рассматривалось как ошибка точности. Выбор лица, не имеющего сходства с целевым лицом (ошибки выше 5 и ниже –5), рассматривался как случайная ошибка. (B) Пример распределения ошибок одного участника в одном условии. Ошибки точности отмечены зеленым цветом, а случайные ошибки — розовым.

Было проведено два типа испытаний, случайным образом распределенных между тремя состояниями лица. В одном круг отчета о 18 лицах состоял из целевого лица и двух новых лиц. Во втором случае три грани из массива памяти составляли круг отчета. Последний тип испытаний был сложнее, потому что участники могли неправильно вспомнить точное местоположение целевого лица и ошибочно сообщить об одном из других лиц, появившихся в массиве памяти (т.д., ошибка источника). В первом случае два других лица, составляющие цикл сообщения, не были связаны с лицами в массиве памяти, поэтому участники вряд ли сообщали о неправильном лице просто из-за путаницы с лицом из массива памяти. Мы использовали два типа испытаний, чтобы контролировать наличие таких исходных ошибок в эксперименте (т. е. сообщать о неправильном лице из-за неправильного запоминания его местоположения в массиве памяти). Предыдущие исследования показали, что такие ошибки в значительной степени способствуют забыванию таких простых признаков, как ориентация (Перцов и др., 2016) и положение (Перцов и др., 2012). Анализ хи-квадрат, описанный ниже, подтвердил, что такие ошибки путаницы наблюдались в условиях, когда круг отчета состоял из трех лиц в массиве памяти, но не когда он состоял только из одного отображаемого лица.

Один блок задания включал 30 испытаний, состоящих из всех условий в равных пропорциях: 10 испытаний с одной гранью и 20 с трехгранным массивом – по 10 из каждого типа описанных выше испытаний. В половине испытаний задержка составляла 1 с, а в половине — 6 с.Ни одно из лиц не повторялось в блоке, а испытания внутри блока располагались случайным образом. Участники завершили как можно больше блоков за час (от 4 до 6). Чтобы побудить участников к выполнению задания, через каждые 10 испытаний предоставлялась обратная связь, отображающая среднюю частоту ошибок в последних 10 испытаниях (расчет частоты ошибок описан в разделе «Анализ данных»). Оценка 100 ставилась, если средняя величина ошибки участника была меньше 1, и оценка уменьшалась с увеличением частоты ошибок до 60 баллов.Данные всех экспериментов доступны через OSF по адресу https://osf.io/t59p6/?view_only=37c9d58899774d8ba5615a9137716194.

Анализ данных

Сначала мы проанализировали усредненный размер абсолютной ошибки при рассмотрении каждого отчета относительно правильного ответа: размер ошибки рассчитывался как расстояние между ответом участника и правильным целевым лицом. Например, участникам присваивался нулевой балл ошибки, если они выбирали целевое лицо, которое им было представлено.Для грани, прилегающей к целевой грани (наиболее похожее преобразование), ошибка составляла 1 или -1 для ошибок по часовой стрелке или против часовой стрелки соответственно. Ошибки во всех испытаниях каждого участника и в каждом состоянии дали частотное распределение ошибок (рис. 2B). Чтобы отделить анализ от каких-либо предположений относительно распределения ошибок (Ma, 2018), мы сначала проанализировали результаты, используя средние абсолютные необработанные ошибки каждого участника в каждом условии, аналогично более ранним исследованиям с использованием аналогичной экспериментальной процедуры (Pertzov and Husain, 2013; Перцов и др., 2013, 2017; Лян и др., 2016). Затем мы разделили распределение ошибок на точные и случайные ошибки, как показано на рисунке 2.

Во многих исследованиях, в которых использовались задачи с отсроченной оценкой, использовалась процедура подбора данных для разделения распределения на два или три основных компонента (Zhang and Luck, 2009; Lorenc et al., 2014; Pertzov et al., 2016). Однако здесь этот подход был менее уместным, поскольку распределение ошибок вряд ли будет плавным и цикличным, как в области признаков.В то время как в других доменах стимулов сходство элементов в шкале отчетов постепенно меняется по шкале, в этом эксперименте только часть стимулов была похожа на целевой объект (все морфы, которые включали целевое лицо), а другие стимулы полностью отличались от них. целевой элемент (два нецелевых исходных лица и морфы между ними). Следовательно, мы исследовали различные типы ошибок напрямую, используя следующий подход: мы извлекли две сводные статистики из каждого распределения ошибок: (1) 90 145 Доля случайных ошибок: 90 146, когда участник выбрал лицо из круга, у которого не было ни одной ошибки. сходство с целевым лицом [морфинг не включал какую-либо часть целевого лица (ошибки 6,7,8,9 по абсолютной величине)].В таких случаях мы предполагали, что участник не помнит целевое лицо, а потому просто угадывает. Для получения значения пропорции количество таких ошибок делили на общее количество испытаний. (2) Точность отзыва — рассчитывается на основе испытаний, в которых участник сообщил о лице, которое имело некоторое сходство с целевым лицом (т. е. было морфом целевого лица). В таких случаях мы предполагали, что участники в какой-то степени помнят целевое лицо. Чтобы количественно оценить степень точности припоминания, мы усреднили величину абсолютных ошибок от 0 до 5.Обратите внимание, что когда участники не помнили целевое лицо, они, вероятно, угадывали случайное лицо и, следовательно, иногда сообщали о лице, имеющем некоторое сходство с целевым лицом. Поэтому количество случайных ошибок на бин (среднее количество ошибок 6,7,8,9 по абсолютной величине) было вычтено из ошибок точности и добавлено к доле случайных ошибок (см. равномерное распределение на рисунке 2).

Обратите внимание, что две сводные статистики: (1) Доля случайных ошибок и (2) Точность отзыва в некоторой степени независимы друг от друга.Доля случайных ошибок чувствительна только к доле испытаний, определенных как случайные, в то время как точность припоминания чувствительна к 90 105 величине 90 106 ошибок, которая связана с формой распределения ошибок, а не с долей испытаний в нем. Таким образом, разумно, что экспериментальная манипуляция будет модулировать долю случайных ошибок, но не точность припоминания, и наоборот.

Для статистического анализа мы применили повторные измерения ANOVA с количеством лиц (1 или 3) и длительностью задержки (1 или 6 с) в качестве факторов.Средние абсолютные ошибки, доля случайных ошибок и средние ошибки точности были зависимыми переменными (три разных смешанных ANOVA). Мы также подвергли данные фактору JZS Bayes ANOVA (Rouder et al., 2012; Love et al., 2015; Morey and Rouder, 2015). В то время как типичный анализ p значений не позволяет интерпретировать нулевые эффекты, этот байесовский метод позволяет оценить силу доказательств в пользу нулевого эффекта. В основном тексте мы сообщаем о двух моделях с наибольшей апостериорной вероятностью и отношении вероятностей между ними.Таблица с полным набором коэффициентов Байеса (БФ) представлена ​​в дополнительных материалах — 1.

.

Мы использовали анализ хи-квадрат, чтобы проверить, существенно ли различаются два распределения, без каких-либо предположений о типе распределения ошибок. Поскольку для анализа хи-квадрат требуется большое количество выборок на ячейку (Armitage et al., 2002), мы объединили распределения всех участников в одно распределение.

Во-первых, мы использовали хи-квадрат, чтобы дополнить наши сравнения между средними ошибками точности, сравнивая полные распределения ошибок точности (мы использовали ошибки 5 и ниже), а не сравнивая одну суммарную статистику.

Мы также использовали анализ хи-квадрат, чтобы подтвердить наше предположение о равномерном распределении случайных ошибок. Как упоминалось выше, мы предполагали, что если участник не помнил лицо цели, это была догадка, и поэтому распределение догадок не должно отличаться от равномерного распределения. В целях проверки мы провели хи-квадрат, чтобы сравнить распределение ошибок выше 5 с теоретическим равномерным распределением. Обратите внимание, что в отличие от анализа ошибок точности методом хи-квадрат, в котором сравнивались два эмпирических распределения, ожидалось, что все случайные распределения будут однородными.Поэтому в распределении случайных ошибок мы не сравнивали два эмпирических распределения (оба считались однородными), а скорее каждое распределение с теоретически однородным распределением, чтобы подтвердить наше предположение. В большинстве условий распределения случайных ошибок (> 5), по-видимому, распределяются равномерно [все χ 2 (3) < 6,943, все p > 0,05]. Однако распределение ошибок в условии, когда три лица из массива памяти составляли круг отчета, существенно отличалось от равномерного распределения [χ 2 (3) = 15.89, p ≤ 0,001]. Это ожидаемо, поскольку эти испытания были более сложными, и участники могли неправильно вспомнить точное местоположение целевого лица и сообщить об одном из других лиц из массива памяти (т. е. об ошибке источника). Фактически, в этом условии распределение случайных ошибок отклонялось от равномерности, потому что участники имели тенденцию выбирать два других исходных лица в круге (ошибка 6 и -6) чаще, чем другие ошибки, определяемые как случайные (> 6) [парное одно лицо]. -хвост т -тест(10)=1.825, р = 0,049]. Поскольку основное внимание в этом исследовании уделялось не ошибкам источника, а скорее скорости забывания и ее связи со случайными ошибками и ошибками точности, мы исключили это состояние из остальных анализов, представленных в основном тексте. Дальнейшие анализы и обсуждение исходных ошибок в этом условии описаны в Дополнительных материалах – 2. Отметим, что включение этого условия в анализ не привело к качественным изменениям результатов.

Результаты

Сначала мы рассчитали среднюю необработанную ошибку : абсолютные значения ошибок каждого участника и каждого условия были усреднены.Повторные измерения ANOVA подтвердили, что общая средняя (абсолютная) частота ошибок увеличивалась с увеличением размера набора [Основной эффект размера набора: F (1,11) = 19,103, p ≤ 0,001, η 2 = 0,635 ]. Наблюдалось описательное увеличение частоты ошибок с увеличением продолжительности задержки [основной эффект задержки: F (1,11) = 4,231, p = 0,064, η 2 = 0,278], и не было значимого взаимодействия [взаимодействие : Ф (1,11) = 0,463, р = 0.51, η 2 = 0,04].

Эти результаты подтверждаются коэффициентом JZS Bayes ANOVA с априорным значением по умолчанию. Модель, включающая два основных эффекта задержки и размера набора, дала самый высокий коэффициент Байеса и была более вероятной, чем все другие модели (основной эффект BF 2 без взаимодействия = 3,458 по сравнению с основным эффектом размера BF Set = 2,092, BF-Ratio : 1,652).

Затем из каждого распределения ошибок конкретного состояния и предмета мы извлекли две сводные статистики: (1) Случайные ошибки в виде доли и (2) Точность припоминания : средняя величина ошибок точности ( размер ошибки ≤ 5).

Случайные ошибки

Во-первых, мы проверили, что большие ошибки (> 5), которые мы называем случайными, действительно были равномерно распределены. Анализ хи-квадрат подтвердил, что все распределения (две задержки и два размера набора) существенно не отличались от ожидаемого равномерного распределения (90×105 p 90×106 > 0,05 для всех условий).

Повторные измерения ANOVA (рис. 3A) подтвердили, что доля случайных ошибок увеличивается с увеличением продолжительности задержки [основной эффект задержки: F (1,11) = 6.286, p = 0,029, η 2 = 0,364], а также с увеличением размера набора [Основной эффект размера набора: F (1,11) = 19,437, p ≤ 0,001, η 2 = 0,639]; но без значимого взаимодействия [взаимодействие: F (1,11) = 0,524, p = 0,484, η 2 = 0,045]. Этот анализ показывает, что более длительные задержки, а также повышенная нагрузка на память увеличивают количество случайных ошибок, но они не взаимодействуют друг с другом.

РИСУНОК 3. Результаты эксперимента 1. Дисплей памяти состоял из одной или трех вертикальных граней. Анализ повторных измерений ANOVA показал, что 90 145 (A) 90 146 случайных ошибок модулируются продолжительностью задержки (ось 90 105 x 90 106) и размером набора (светло- и темно-розовый). (B) На ошибки точности не влияли ни продолжительность задержки ( x -оси), ни размер набора (светло- и темно-зеленый). р < 0,05.

A NOVA с коэффициентом Байеса JZS (Rouder et al., 2012; Love et al., 2015; Morey and Rouder, 2015) с априорным значением по умолчанию подтвердили эти результаты. Модель, включающая два основных эффекта задержки и размера набора, дала самый высокий коэффициент Байеса и была более вероятной, чем все другие модели (основные эффекты BF 2 без взаимодействия = 5,98 по сравнению с основными эффектами BF 2 + взаимодействие = 1,274, BF-отношение = 1,274). : 4.7).

Ошибки точности

A повторные измерения ANOVA (рис. 3B) не показали влияния продолжительности задержки или размера набора или взаимодействия [основной эффект размера набора: F (1,11) = 1.414, p = 0,259, η 2 = 0,114. Главный эффект задержки: F (1,11) = 0,417, p = 0,532, η 2 = 0,037. Взаимодействие: F (1,11) = 0,015, p = 0,904, η 2 = 0,001].

В соответствии с вышеприведенными результатами, коэффициент Байеса JZS ANOVA для ошибок точности показал, что модель с нулевым эффектом более вероятна, чем все другие возможные модели (BF Null Effects = 4,117 по сравнению с BF Set size main effect = 1,117, BF-Ratio: 3.7).

Статистика хи квадратов подтверждает эти результаты: распределения, лежащие в основе ошибок точности, существенно не отличались для задержек в 1 и 6 с [χ 2 (10) = 13,386, p = 0,203]. В отличие от ANOVA-анализа средней величины ошибок точности (суммарная статистика распределения), распределений ошибок оказались разными при отображении одного или трех лиц [χ 2 (10) = 20,558, p = 0.024]. Подробнее об этом мы поговорим в разделе «Обсуждение».

Обсуждение

Для изучения забывания сложных объектов мы использовали задачу отложенной оценки с изображениями лиц естественного цвета, все с сопоставимым возрастом и полом. Мы обнаружили, что более длительные задержки увеличивали средний размер ошибок, что отражалось в основном на случайных ошибках, но не на точности припоминания. Более того, увеличение нагрузки на память привело к большим ошибкам, сопровождаемым большей долей случайных ошибок, и к небольшому изменению в распределении ошибок точности (согласно анализу хи-квадрат), но не изменило усредненный размер ошибки точности (согласно анализу хи-квадрат). дисперсионный анализ усредненной ошибки точности).Несмотря на большую разницу между простыми признаками и сложными объектами, такими как лица, эти результаты в некоторой степени согласуются с результатами, полученными в задачах с использованием простых признаков (Zhang, Luck, 2009; Перцов и др., 2016). Таким образом, при забывании сложных объектов их представление становится недоступным и отражается в случайных ошибках. Однако, в отличие от простых признаков (Перцов и др., 2016), точность припоминания, по-видимому, не ухудшается при увеличении интервалов ретенции.

Эксперимент 2

Эксперимент 1 исследовал немедленное забывание лиц при низких и высоких нагрузках на память (одно или три лица). Множество поведенческой литературы утверждает, что лица обрабатываются качественно иначе, чем другие визуальные категории (Rossion, 2013). Следовательно, критический вопрос заключается в том, является ли модель забывания, которую мы наблюдали в эксперименте 1, уникальной для лиц и формы их обработки, или, альтернативно, может быть распространена на другие сложные объекты.Одним из отличительных признаков механизмов обработки лица является эффект инверсии лица (Инь, 1969), то есть нарушение обработки лица из-за инверсии по сравнению с эффектом этой манипуляции на других объектах. Перевернутые лица являются идеальным стимулом для использования в нашем эксперименте, поскольку их свойства изображения на низком уровне идентичны характеристикам прямых лиц, но их обработка заметно отличается по сравнению с вертикальными лицами (Инь, 1969; Россион и Готье, 2002; Рихлер и Готье, 2014). Таким образом, в Эксперименте 2 мы напрямую сравнивали забывание прямых и перевернутых лиц.

Методы

Участники

Сорок два студента из Еврейского университета в Иерусалиме с нормальным или скорректированным до нормального зрением и нормальным цветовым зрением согласно самоотчетам (средний возраст: 24 ± 4,5 года, 19 женщин) участвовали в Эксперименте 2, который состоял из 1-часовая экспериментальная сессия. Обратите внимание, что в предыдущем эксперименте участники прошли три часовых сеанса. Чтобы уменьшить количество повторений одних и тех же изображений лиц в ходе эксперимента, что может привести к специфической маркировке лиц, мы решили протестировать большее количество участников, используя один сеанс тестирования.

Исследование было одобрено комитетом по этике Еврейского университета. Все участники предоставили информированное согласие и получили кредит за курс или денежную компенсацию (~ 10,00 долларов США). Ни один из участников эксперимента 2 не участвовал в эксперименте 1. Четыре участника были исключены из анализа, поскольку их средняя ошибка была более чем на 2 SD выше средней по участникам. Проверка их распределения ошибок показала, что они не следовали инструкциям и сообщали о случайных лицах даже в самых простых условиях.

Стимулы

Стимулы были идентичны тем, которые использовались в эксперименте 1, за исключением одного изменения. Чтобы убедиться, что участники не смогли распознать исходные лица среди трансформированных лиц из-за некоторых высокочастотных признаков, которые теряются в процессе трансформирования, мы размыли все лица (трансформированные и исходные) с помощью Microsoft Office Picture Manager и уменьшили контраст с помощью 20 единиц.

Процедура и план эксперимента

Процедура была аналогична эксперименту 1, за исключением того, что отображение памяти состояло из трех прямых или трех перевернутых граней, за которыми следовал круг из 18 вертикальных или перевернутых граней соответственно (рис. 1С).

блока состояли из 30 испытаний. Для половины участников каждый блок состоял из всех условий (половина с задержкой в ​​1 с, половина с задержкой в ​​6 с). Каждому испытанию случайным образом назначали прямое или перевернутое состояние. Для другой половины участников в разных блоках использовались прямые и перевернутые лица с равными пропорциями условий задержки внутри блока. Испытания отображались в случайном порядке. Ни одно из лиц не повторялось в пределах блока. Участники завершили как можно больше блоков за час (от 4 до 6).

Анализ данных

Анализ был аналогичен эксперименту 1. Мы применили трехфакторный смешанный дисперсионный анализ с ориентацией лица (прямое или перевернутое) и длительностью задержки (1 или 6 с), как в пределах факторов субъекта, и типом эксперимента (смешанные блоки или однородные блоки) как межсубъектный фактор. Средние абсолютные ошибки, доля случайных ошибок и средние ошибки точности были зависимыми переменными (три разных смешанных ANOVA). Тип эксперимента (смешанные или однородные блоки) не влиял (основной или взаимодействующий) на случайные или прецизионные ошибки.Поэтому для лучшей удобочитаемости в разделе результатов не сообщается о незначительных эффектах типа эксперимента (но этот фактор все же был включен в смешанный дисперсионный анализ). Как и в эксперименте 1, мы также провели статистический анализ фактора Байеса и хи-квадрат.

Результаты

Смешанный ANOVA подтвердил, что общая средняя (абсолютная) ошибка увеличивалась с увеличением продолжительности задержки [основной эффект задержки: F (1,36) = 6,364, p = 0,016, η 2 = 0,124], а также с ориентацией лица [Вертикально-инвертированный основной эффект: F (1,36) = 60.345, p < 0,001, η 2 = 0,618], но значимого взаимодействия не было [взаимодействие: F (1,36) = 0,906, p = 0,347, η 2 = 0,906].

Фактор Байеса JZS ANOVA с априорным значением по умолчанию подтвердил эти выводы. Модель, включающая основной эффект ориентации лица, дала самый высокий коэффициент Байеса и была более вероятной, чем все другие модели (основной эффект ориентации лица BF = 8,083 по сравнению с основным эффектом ориентации BF 2 без взаимодействия = 3.774, соотношение BF: 2,1).

Случайные ошибки

Сначала мы проверили, равномерно ли распределены большие ошибки (>5). Анализ хи-квадрат подтвердил, что ни одно из распределений (две задержки и два условия) существенно не отличалось от ожидаемого равномерного распределения ( p ≥ 0,175 для всех условий).

Смешанный дисперсионный анализ (рис. 4А) подтвердил, что доля случайных ошибок увеличивается с увеличением продолжительности задержки [основной эффект задержки: F (1,36) = 9.503, p = 0,004, η 2 = 0,192], а также с ориентацией лица [Ориентация лица основной эффект: F (1,36) = 45,425, p ≤ 0,001, η 2 = 0,542], но значимого взаимодействия не было [взаимодействие: F (1,36) = 2,021, p = 0,164, η 2 = 0,05]. Эти результаты показывают, что более длительные задержки, а также инверсия лица увеличивают случайные ошибки, но эти два фактора не взаимодействуют.

РИСУНОК 4. Результаты эксперимента 2. Дисплей памяти состоял из трех прямых или трех перевернутых граней. Смешанный дизайн ANOVA показал, что 90 145 (A) 90 146 случайных ошибок модулируются длительностью задержки (ось 90 105 x 90 106) и ориентацией лица (светло- и темно-розовый). (B) Ошибки точности не модулировались длительностью задержки ( x -ось), а только ориентацией лица (светло- и темно-зеленый). р < 0,05.

Фактор Байеса JZS ANOVA с априорным значением по умолчанию подтвердил эти выводы.Модель, включающая два основных эффекта задержки и ориентации лица, дала самый высокий коэффициент Байеса и была более вероятной, чем все другие модели (основные эффекты BF 2 без взаимодействия = 5,855 по сравнению с основными эффектами BF 2 + взаимодействие = 3,199, BF-Ratio: 1.8).

Ошибки точности

Смешанный дисперсионный анализ (рис. 4B) показал, что ошибки точности возрастали, когда лица были инвертированы [основной эффект ориентации лица: F (1,36) = 20,765, p ≤ 0,001, η 2 = 0.361]. Однако опять же, как и в эксперименте 1, не было обнаружено различий в ошибках точности между двумя длительностями задержки [основной эффект задержки: F (1,36) = 0,338, p = 0,565, η 2 = 0,008]. Два фактора не взаимодействовали [взаимодействие: F (1,36) = 1,377, p = 0,248, η 2 = 0,037].

Результаты дисперсионного анализа согласовывались с коэффициентом Байеса JZS ANOVA, который показал, что модель, включающая основной эффект ориентации лица, была более вероятной, чем все другие возможные модели (основной эффект BF Face Orientation = 17.421 по сравнению с основными эффектами BF 2 = 1,93, BF-Ratio: 9).

Статистика хи квадратов согласовывалась с приведенными выше результатами: распределения, лежащие в основе ошибок точности, существенно не отличались для 1- и 6-секундной задержки (для разных типов объектов) [χ 2 (10) = 13,895, р 90 106 = 0,178]. Распределение ошибок точности значительно отличалось, когда участники видели прямые и перевернутые лица (при разных задержках) [χ 2 (10) = 49,507, p < 0.001].

Обсуждение

Для дальнейшего изучения того, была ли модель забывания в эксперименте 1 специфичной для лиц, в эксперименте 2 использовались перевернутые лица. Как и в эксперименте 1, более длительные задержки увеличивали случайные ошибки, но не влияли на ошибки точности. Более того, переворачивание лиц, таким образом, затрудняя механизмы обработки для конкретных лиц, приводило к большим ошибкам, сопровождаемым более случайными и большими ошибками точности. Таким образом, эти результаты показывают, что результаты, полученные в эксперименте 1, не были специфичны для лиц с прямым лицом.

Эксперимент 3

Инвертирование лица изменяет его восприятие; поэтому неясно, были ли различия между прямыми и перевернутыми лицами в эксперименте 2 следствием перцептивных процессов или процессов WM. Чтобы выяснить, был ли эффект инверсии вызван сбоем в WM как таковом или, альтернативно, в зрительном восприятии, эксперимент 3 включал условие, при котором сообщаемые стимулы предъявлялись одновременно с кругом отчета. В этом эксперименте мы использовали одно лицо в массиве памяти, поскольку использование нескольких элементов приводит к неотъемлемому различию между состоянием восприятия/одновременности и условиями памяти.В одновременном состоянии участники могут смотреть исключительно на изучаемое лицо и отбрасывать все остальные лица в массиве. Однако в условиях памяти все элементы в массиве памяти должны быть обработаны. Поэтому, чтобы сделать условия памяти и восприятия максимально похожими, мы использовали массив памяти одного лица (рис. 1D). Таким образом, в эксперименте 3 мы сравнили отчеты одного вертикального и перевернутого лица при одновременном предъявлении и после двух разных промежутков времени задержки.

Методы

Участники

Двадцать студентов университета (средний возраст: 23,4 ± 3,1 года, 12 женщин) участвовали в Эксперименте 3, который состоял из 45-минутного экспериментального сеанса. Никто из участников эксперимента 3 не участвовал в экспериментах 1 и 2.

Стимулы

Стимулы были аналогичны тем, которые использовались в эксперименте 2. В эксперименте 3 стимулы отображались с расстояния просмотра 50 см на 17,3-дюймовом сенсорном дисплее Dell FDH (1920 1080) Truelife со светодиодной подсветкой.

Процедура и план эксперимента

Процедура была аналогична процедуре в эксперименте 2 с некоторыми изменениями. В эксперименте 3 массив стимулов состоял из одного прямого или перевернутого лица (каждое изображение лица имело размер 200 200 пикселей, 4,5° × 4,5°), отображаемого в центре монитора, за которым следовал отчетный круг из 18 прямых или перевернутые лица соответственно [расположены на воображаемой окружности вокруг фиксации радиусом 470 пикселей (10,6°)]. Чтобы оставить достаточно времени, но чтобы участники не задерживались на этом этапе слишком долго, этап отчета был ограничен 20 секундами.Если участник вовремя не нажимал пробел, записывалось последнее лицо, которое выбрал участник, и начиналось следующее испытание. Это имело место в 1,3 и 4% проб с заданиями на память и восприятие соответственно; см. объяснение задач на память и восприятие в следующих параграфах. Сенсорный экран использовался для сообщения запомненного лица.

Каждый блок состоял из 30 испытаний, состоящих из всех условий (половина с 1-секундной задержкой и половина с 6-секундной задержкой. Каждое испытание было случайным образом назначено прямому или перевернутому состоянию).Испытания отображались в случайном порядке, и ни одно лицо не повторялось в блоке. Участники выполнили три блока задачи памяти.

После первого блока памяти всем участникам вводили один блок восприятия. Блок восприятия состоял из 30 проб, в которых одно лицо предъявлялось одновременно с кругом из 18 лиц. Участникам было поручено сообщить о личности лица (рис. 5).

РИСУНОК 5. Экспериментальный план исследования восприятия.Представлено одно лицо (прямое или перевернутое), и в то же время участников просят выбрать идентичное лицо из 18 кругов отчета лиц (прямых или перевернутых лиц, соответственно). Выбранный объект появился в центре круга рядом с отображаемым лицом.

Анализ данных

Анализ был аналогичен эксперименту 1, за исключением добавления одновременного условия. При статистическом анализе задач на память и точность мы применяли повторные измерения ANOVA с ориентацией лица (прямое или перевернутое) и длительностью задержки (90×105 одновременных 90×106, 1 или 6 с) в качестве факторов.Средние абсолютные ошибки, доля случайных ошибок и ошибок средней точности были зависимыми переменными (три различных дисперсионных анализа с повторными измерениями). Критерий Тьюки (HSD) использовали для апостериорных парных сравнений. Как и в экспериментах 1 и 2, мы также провели байесовский фактор и статистический анализ хи-квадрат.

Результаты

Как и в эксперименте 2, повторные измерения ANOVA подтвердили, что общая средняя (абсолютная) частота ошибок увеличивалась с увеличением продолжительности задержки (три разные задержки: одновременная – 0 задержек, 1- и 6-секундные задержки) [Основной эффект задержки: F (2,38) = 62.605, p < 0,001, η 2 = 0,767], а также с ориентацией лица [Прямо-перевернутый основной эффект: F (1,19) = 83,842, p ≤ 0,001, η 2 4 = 0,815], но значимого взаимодействия не было [взаимодействие: F (2,38) = 0,492, p = 0,615, η 2 = 0,025]. Апостериорный тест Тьюки показал, что при 6-секундной задержке совершались большие ошибки по сравнению с 1-секундной задержкой ( p = 0,002) и при одновременном предъявлении ( p < 0.001), и большие ошибки в 1-секундной задержке по сравнению с одновременным предъявлением ( p < 0,001).

Эти результаты подтверждаются коэффициентом JZS Bayes ANOVA с априорным значением по умолчанию. Модель, включающая два основных эффекта задержки и ориентации лица, дала самый высокий коэффициент Байеса и была более вероятной, чем все другие модели (основные эффекты BF 2 без взаимодействия = 19,665 по сравнению с основными эффектами BF 2 + взаимодействие = 0,814, BF-Ratio : 24.1).

Случайные ошибки

Во-первых, мы проверили, действительно ли большие ошибки (> 5) были распределены равномерно.Хи-квадрат анализ задачи памяти подтвердил, что ни одно из распределений (две задержки и два условия) существенно не отличается от ожидаемого равномерного распределения ( p > 0,1 для всех условий). Этот анализ хи-квадрат не выполнялся для задачи восприятия, потому что количество испытаний с большими ошибками не достигало минимального количества образцов на бин, требуемого для анализа хи-квадрат (5 на бин) (Armitage et al., 2002). .

Как и в эксперименте 2, повторные измерения ANOVA подтвердили, что доля случайных ошибок увеличивается с увеличением продолжительности задержки (три разные задержки: одновременная – 0 задержек, 1- и 6-секундные задержки) [Основной эффект задержки: F (2, 38) = 17.49, p < 0,001, η 2 = 0,479], а также с инверсией лица [Face Orientation main effect: F (1,19) = 24,028, p ≤ 0,001, η 2 = 2 0,558], но значимого взаимодействия не было [взаимодействие: F (2,38) = 0,366, p = 0,696, η 2 = 0,019] (рис. 6А). Апостериорный тест Тьюки показал, что при 6-секундной задержке было совершено больше случайных ошибок, чем при 1-секундной задержке ( p = 0,017), а при одновременном предъявлении ( p < 0.001), и больше случайных ошибок в 1-секундной задержке по сравнению с одновременным предъявлением ( p = 0,012).

РИСУНОК 6. Результаты эксперимента 3. Отчеты об одном прямом или одном перевернутом лице после двух условий задержки и одновременного отображения. (A) Случайные ошибки модулировались длительностью задержки ( x -ось) и ориентацией лица. Эффект ориентации был одинаковым при всех задержках, в том числе и при одновременном. (B) Ошибки точности были больше в условиях задержки 1 и 3 с по сравнению с одновременным условием.Ошибки точности были больше, когда лицо было перевернуто, во всех условиях задержки. Столбики погрешностей представляют SEM по предметам. р < 0,05.

Эти результаты показывают, что более длительные задержки, а также инверсия лиц увеличивают долю случайных ошибок, но они не взаимодействуют. Следовательно, эффект задержки не отличался между перевернутыми и прямыми гранями. Эти результаты подтверждаются дисперсионным анализом фактора Байеса JZS с априорным значением по умолчанию. Модель, включающая два основных эффекта задержки и ориентации лица, дала самый высокий коэффициент Байеса и была более вероятной, чем все остальные модели (BF 2 основных эффекта без взаимодействия = 20.471 против основных эффектов BF 2 + взаимодействие = 0,584, BF-Ratio: 35).

Ошибки точности

Повторные измерения ANOVA показали, что ошибки точности были больше, когда лица были инвертированы [основной эффект ориентации лица: F (1,19) = 80,99, p ≤ 0,001, η 2 = 0,81], а когда задержка был расширен [Задержка основного эффекта: F (1,38) = 37,819, p <0,001, η 2 = 0,666] (рис. 6B). Значимого взаимодействия не наблюдалось [взаимодействие: F (1,38) = 0.924, p = 0,406, η 2 = 0,046]. Однако опять же, как и в экспериментах 1 и 2, при исключении одновременного условия не наблюдалось никакой разницы при увеличении продолжительности задержки с 1 до 6 с [ апостериорно Тьюки, p = 0,724]. Апостериорный тест Тьюки показал, что погрешности точности увеличиваются от одновременной задержки до 1 с ( p < 0,001) и от одновременной до 6-секундной задержки ( p < 0.001).001).

Коэффициент Байеса JZS ANOVA для оценок точности согласуется с приведенными выше результатами. При добавлении в анализ задачи восприятия модель, включающая два основных эффекта, оказалась более вероятной, чем все остальные возможные модели (BF 2 основных эффекта без взаимодействия = 14,614 против BF 2 основных эффекта + взаимодействие = 1,095, BF-Ratio: 13,3). . Без условия восприятия модель, включающая только инверсию лица, была более вероятной, чем все остальные возможные модели (основной эффект BF Face Orientation = 9.693 по сравнению с основными эффектами BF 2 = 1,014, BF-Ratio: 9,5).

Статистика хи квадратов также согласовывалась с приведенными выше результатами и показала, что распределения ошибок точности различались по длительности задержки, когда учитывались все три задержки [χ 2 (10) = 11,748, p < 0,001] , но не при исключении условия одновременного восприятия [χ 2 (10) = 18,102, p = 0,053]. Распределения ошибок точности различались в прямом и инвертированном состояниях [χ 2 (10) = 78.662, p < 0,001], причем эта разница была очевидна и без условия одновременного восприятия [χ 2 (10) = 65,22, p < 0,001].

Обсуждение

Чтобы изучить, была ли разница между сообщениями памяти о прямом и перевернутом лице и шаблоном забывания, обнаруженным в экспериментах 1 и 2, из-за процессов WM или зрительного восприятия, мы добавили условие одновременного предъявления. Подобно результатам эксперимента 2, но с использованием одной грани, более длинные интервалы ретенции увеличивали случайные ошибки, но не оказывали существенного влияния на ошибки точности.Более того, перевернутые лица приводили к большему количеству случайных ошибок и больших ошибок точности во всех условиях задержки, включая одновременное условие восприятия, когда не требовались процессы памяти.

Задача одновременного восприятия показала, что различия между прямыми и перевернутыми лицами в случайных ошибках и ошибках точности были очевидны, даже когда задача не требовала памяти. Это говорит о том, что эффект инверсии, обнаруженный в отчетах о памяти, вероятно, был связан с перцептивными, а не мнемоническими процессами (как утверждают Lorenc et al., 2014; см. раздел «Общие обсуждения»). Важно отметить, что различия, выявленные в задаче на восприятие, не могли объяснить увеличение случайных ошибок с течением времени между 1- и 6-секундными задержками. Любые процессы, связанные со зрительным восприятием, кодированием в памяти и воспроизведением, должны были оказывать сходное влияние на условия 1- и 6-секундной задержки. Поэтому мы делаем вывод, что несовершенные процессы обслуживания приводят к увеличению случайных ошибок.

Общее обсуждение

Мы исследовали, как вертикальные и перевернутые лица забываются в течение нескольких секунд.Во всех трех экспериментах мы обнаружили, что более длительные задержки увеличивали усредненную ошибку за счет увеличения количества случайных ошибок, но не за счет снижения точности припоминания. Большая нагрузка на память и инверсия лица увеличивали количество случайных ошибок, но не влияли на скорость забывания. Или, выражаясь более интуитивно, наши шансы правильно вспомнить лицо уменьшаются в течение нескольких секунд после того, как мы его воспринимаем. Важно отметить, что этот паттерн забывания выглядит как «все или ничего», что означает, что мы вообще не сможем получить доступ к элементу в памяти.Переворачивание лиц привело к снижению точности припоминания, но это снижение также наблюдалось в одновременных условиях и не увеличивалось при задержках, что означает, что этот эффект можно объяснить процессами восприятия (Эксперимент 3). В отличие от ошибок точности, увеличение случайных ошибок с течением времени можно было объяснить только ухудшением памяти, зависящим от времени, поскольку эти ошибки были более частыми при более длительных, чем при более коротких задержках. Следовательно, в отличие от простых признаков, немедленное забывание сложных объектов и особенно лиц выражается в случайных ошибках, а не в снижении точности.Обратите внимание, что текущий дизайн и анализ в нескольких аспектах отличаются от тех, которые ранее использовались в исследованиях VWM простых функций. Таким образом, любое прямое сравнение забывания лиц и забывания простых черт требует дальнейших экспериментов, тщательно согласованных между двумя типами стимулов и процедурой анализа.

Забвение лиц

В трех экспериментах мы обнаружили, что забывание лиц отражалось в полной невозможности доступа к представлению этих лиц (отражалось как случайные ошибки), а не в более зашумленных отчетах.Таким образом, в отличие от простых признаков, которые со временем зашумляются (Перцов и др., 2016), забывание лиц проявляется в увеличении доли случайных ошибок. Случайные ошибки могут быть результатом «внезапной смерти» (Zhang and Luck, 2009) представления памяти или невозможности доступа к еще существующему представлению памяти. Мы не делаем и не можем различать эти две возможности. На самом деле теоретические и эмпирические исследования забывания утверждают, что нельзя доказать, что какая-либо информация полностью забыта, а просто то, что ее нельзя восстановить в исследуемом контексте (Smith and Vela, 2001).Независимо от точной причины полной невозможности доступа к представлениям памяти, наши эксперименты показывают, что увеличенные интервалы хранения снижают вероятность доступа к лицу, а не расширяют распределение ошибок. Это исследование впервые выявило очевидную разницу между типами ошибок, сопровождающих забывание простых и более сложных объектов, особенно лиц. Как получается, что простые черты со временем становятся более зашумленными, а лица, состоящие из множества простых черт, — нет? Мы можем только предполагать, что «клей», который связывает все простые черты и делает из них лицо, хрупок и разрушается при длительных интервалах ретенции.Как только функции больше не связаны друг с другом, сигналы, используемые для доступа к представлению лица в памяти, больше не могут быть доступны, что приводит к предположениям. Эта точка зрения перекликается с предыдущими выводами, показывающими, что привязка объекта к местоположению (Pertzov et al., 2012) и ориентации к цвету (Pertzov et al., 2016) является хрупкой и ухудшается с увеличением интервалов удержания.

Можно утверждать, что эти выводы основаны на нулевых результатах; а именно, что статистика p не подходит для вывода о том, что точность припоминания не различается в зависимости от задержки.Чтобы решить эту проблему, мы также использовали метод байесовского вывода, который позволил нам оценить убедительность доказательств, стоящих за двумя альтернативами, что на точность припоминания влияет или нет продолжительность задержки. Кроме того, мы использовали анализ хи-квадрат, который позволяет избежать предположений о распределении ошибок или использования сводной статистики, такой как средняя ошибка (Ma, 2018).

Отложенная оценка лиц

Насколько нам известно, это исследование является первым, в котором исследуется, как лица забываются через интервалы удержания в масштабе секунд.Однако недавнее исследование Lorenc et al. (2014) использовали задачу оценки с задержкой для изучения того, как лица запоминаются (но не забываются, поскольку они использовали одну задержку). В соответствии с текущим исследованием, Lorenc et al. (2014) обнаружили, что перевернутые лица запоминаются менее точно, чем вертикальные, при любом установленном размере. Однако, в отличие от наших результатов, они не обнаружили различий в доле случайных ошибок между перевернутыми и прямыми лицами.

В связи с этим вопросом мы отмечаем, что наше одновременное состояние в эксперименте 3 проливает новый свет на главный вывод Lorenc et al.(2014). Они пришли к выводу, что опыт работы с вертикальными лицами приводит к более точным представлениям в памяти. Тем не менее, текущее исследование показывает, что повышенная точность наблюдается также в одновременных условиях, в которых мнемонические процессы не требуются, что подтверждает другое мнение, а именно, что перцептивные процессы более точны и эффективны благодаря опыту, а не мнемоническим процессам. На самом деле было обнаружено, что склонность к забыванию перевернутых и прямых лиц одинакова, что позволяет предположить, что поддержание памяти одинаково в обоих случаях.

Выводы, которые можно сделать из исследования Lorenc et al. (2014) исследования того, как лица забываются в WM, несколько ограничены. Во-первых, эти авторы использовали одну продолжительность задержки и, следовательно, не могли решить проблему забывания (определяемую как потеря производительности из-за длительных задержек) и не могли определить, были ли различия вызваны перцептивными или мнемоническими процессами. Во-вторых, единая база данных искусственных лиц повторялась во всех испытаниях их эксперимента. Таким образом, стимулы, вероятно, стали привычными со временем, что позволило участникам использовать стратегии долговременной памяти, а не чисто рабочую память при выполнении задачи.Такое повторение может побудить участников использовать вербальные теги для запоминания объектов (например, кодировать лицо как «пожилой мужчина» и т. д.). Предыдущие исследования показали, что память об идентичности объекта сильно модулируется способностью участников присваивать объектам словесные ярлыки. Даже когда формы было трудно назвать, но одни и те же формы часто повторялись, участники могли прикреплять ярлыки к формам и противодействовать забыванию с помощью репетиций (Simons, 1996). Третье ограничение дизайна (Lorenc et al., 2014) заключалась в том, что массив лиц представлялся последовательно, по одному лицу за раз. Однако последовательное предъявление стимулов потенциально может стимулировать повторение и может привести к более медленному забыванию по сравнению с одновременным предъявлением стимулов (Ricker and Cowan, 2014). Соответственно, Лоренц и соавт. (2014) случайных ошибок было очень мало, поэтому неудивительно, что они не выявили существенных различий, связанных с этим показателем.

В текущем исследовании каждое испытание в блоке состояло из нового набора реальных лиц (т.е., не сгенерированные компьютером), которые отображались одновременно. Следовательно, участникам было трудно использовать стратегии вербальной и долговременной памяти. Эти шаги, в дополнение к использованию различных интервалов задержки, позволили нам напрямую исследовать быстрое забывание лиц из VWM. Таким образом, наш экспериментальный план был адаптирован для изучения VWM лиц и, в отличие от Lorenc et al. (2014), удалось выявить значительное количество случайных ошибок. Учитывая наш тщательный дизайн, мы смогли исследовать VWM и выявить, что частота случайных ошибок явно увеличивалась, когда лица были перевернуты, а интервал хранения был увеличен, тем самым демонстрируя, что эти манипуляции влияют на вероятность доступа к ранее закодированным элементам.

В большинстве предыдущих исследований использовались бинарные ответы (например, «да/нет» или «такой же/другой», но см. Lorenc et al., 2014; Zhou et al., 2018). Напротив, текущая задача позволяет исследовать различные типы ошибок, различая случайные ошибки и ошибки точности, которые группируются вокруг целевого элемента. Здесь мы впервые сообщаем, что когда лица забываются, их представление в памяти не становится более шумным, а скорее становится менее доступным для сознательного сообщения, предположительно из-за разрушения связи между различными чертами лица.Мы считаем, что эта задача может помочь в различных других областях исследований, например, в изучении типов ошибок, совершаемых людьми с прозопагнозией, чтобы помочь лучше охарактеризовать их нарушения зрения.

Вклад авторов

DK, GA и YP разработали эксперименты и написали рукопись. DK провела эксперименты и проанализировала данные.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом Израильского научного фонда (ISF) (1747/14) для YP, а также грантом Китайско-израильских совместных научных исследований (3-13562) для YP.Исследование также было поддержано грантом ISF 296/15 для GA.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим доктора Гиллеля Авизера за его предложения и комментарии. Большое спасибо Ирит Рабинович, Алону Морашу и Талии Слакман за их помощь в проведении экспериментов, а также Яну Пассману за его комментарии.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.01319/full#supplementary-material

.

Ссылки

Армитаж, П., Берри, Г., и Мэтьюз, Дж. Н. С. (2002). Статистические методы в медицинских исследованиях , 4-е изд. Молден, Массачусетс: Наука Блэквелла. дои: 10.1002/9780470773666

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Баддели, А.Д. и Хитч Г.Дж. (1974). Рабочая память. Психология. Учиться. Мотив. 8, 47–89. doi: 10.1016/S0079-7421(08)60452-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Баддели, А.Д., Логи, Р., Ниммо-Смит, И., и Бреретон, Н. (1985). Компоненты беглого чтения. Дж. Мем. Ланг. 24, 119–131. дои: 10.1016/0749-596X(85)

-1

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Коуэн, Н. (2001). Волшебное число 4 в кратковременной памяти: переосмысление умственной емкости памяти. Поведение. наук о мозге. 24, 87–185. дои: 10.1017/S0140525X01003922

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гриль-Спектор, К., и Малах, Р. (2004). Зрительная кора человека. год. Преподобный Нейроски. 27, 649–677. doi: 10.1146/annurev.neuro.27.070203.144220

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хитч, Г.Дж., и Баддели, А.Д. (1976). Вербальное мышление и рабочая память. QJ Exp. Психол. 28, 603–621. дои: 10.1080/14640747608400587

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Холлингворт, А., Ричард, А.М., и Лак, С.Дж. (2008). Понимание функции кратковременной зрительной памяти: трансаккадическая память, соответствие объектов и коррекция взгляда. Дж. Экспл. Психол. Генерал 137, 163–181. дои: 10.1037/0096-3445.137.1.163

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лян Ю., Перцов Ю., Николас Дж. М., Хенли С. М. Д., Кратч С., Вудворд, Ф., и др. (2016). Дефицит связывания зрительной кратковременной памяти при семейной болезни Альцгеймера. Кортекс 78, 150–164. doi: 10.1016/j.cortex.2016.01.015

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лоренц, Э. С., Пратте, М. С., Ангелони, К. Ф., и Тонг, Ф. (2014). Умение работать с прямым лицом улучшает точность, но не объем зрительной рабочей памяти. Внимание. Восприятие. Психофиз. 76, 1975–1984 гг. doi: 10.3758/s13414-014-0653-z

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Любовь, Дж., Selker, R., Verhagen, J., Marsman, M., Gronau, Q.F., Jamil, T., et al. (2015). JASP (Версия 0.6) [Компьютерное программное обеспечение] .

Академия Google

Удача, С.Дж., и Фогель, Э.К. (2013). Объем зрительной рабочей памяти: от психофизики и нейробиологии до индивидуальных различий. Тенденции Cogn. науч. 17, 391–400. doi: 10.1016/j.tics.2013.06.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Магнуссен, С., Гринли, М.W. и Томас, Дж. П. (1996). Параллельная обработка в кратковременной зрительной памяти. Дж. Экспл. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 22, 202–212. дои: 10.1037/0096-1523.22.1.202

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Минеар, М., и Парк, округ Колумбия (2004). База данных продолжительности жизни взрослых лицевых стимулов. Поведение. Рез. Методы Инструм. вычисл. 36, 630–633. дои: 10.3758/BF03206543

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мори, Р. Д., и Роудер, Дж.Н. (2015). BayesFactor (Версия 0.9.10-2) [ Компьютерное программное обеспечение ].

Академия Google

Нордстрём, М.М., Ларсен, М., Сераковский, Дж., и Стегманн, М.Б. (2004). База данных лиц IMM — аннотированный набор данных из 240 изображений лиц. Дания: Технический университет Дании.

Академия Google

Перцов Ю., Бейс П. М., Джозеф С. и Хусейн М. (2013). Быстрое забывание предотвращается ретроспективными сигналами внимания. Дж.Эксп. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 39, 1224–1231. дои: 10.1037/a0030947

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Перцов, Ю., Донг, М.Ю., Пейч, М.С., и Хусейн, М. (2012). Забывание того, что было где: хрупкость привязки объекта к местоположению. PLoS One 7:e48214. doi: 10.1371/journal.pone.0048214

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Перцов Ю., Манохар С. и Хусейн М. (2016). Быстрое забывание является результатом конкуренции во времени между элементами зрительной рабочей памяти. Дж. Экспл. Психол. Учиться. Мем. Познан. 43, 528–536. дои: 10.1037/xlm0000328

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Перцов Ю., Манохар С. и Хусейн М. (2017). Быстрое забывание является результатом конкуренции во времени между элементами зрительной рабочей памяти. Дж. Экспл. Психол. Учиться. Мем. Познан. 43, 528–536. дои: 10.1037/xlm0000328

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Филлипс, Вашингтон (1974).О различии между сенсорной памятью и кратковременной зрительной памятью. Восприятие. Психофиз. 16, 283–290. дои: 10.3758/BF03203943

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Принцметал В., Амири Х., Аллен К. и Эдвардс Т. (1998). Феноменология внимания: 1. 90–105 J. Exp. Психол. Гум. Восприятие. Выполнять. 24, 261–282. дои: 10.1037/0096-1523.24.1.261

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Риган, Д., и Беверли, К.И. (1985).Постадаптационная ориентационная дискриминация. J. Опт. соц. Являюсь. А 2, 147–155. doi: 10.1364/JOSAA.2.000147

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рикер Т.Дж. и Коуэн Н. (2010). Потеря зрительной рабочей памяти в течение нескольких секунд: комбинированное использование обновляемых и необновляемых функций. Дж. Экспл. Психол. Учиться. Мем. Познан. 36, 1355–1368. DOI: 10.1037/a0020356

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Россия, Б.(2013). Иллюзия составного лица: целое окно в наше понимание целостного восприятия лица. Виз. Познан. 21, 139–253. дои: 10.1080/13506285.2013.772929

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Россион, Б., и Готье, И. (2002). Как мозг обрабатывает прямые и перевернутые лица? Поведение. Познан. Неврологи. Ред. 1, 62–74. дои: 10.1177/1534582302001001004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Роудер, Дж. Н., Мори, Р.Д., Спекман, П.Л., и Провинс, Дж.М. (2012). Коэффициенты Байеса по умолчанию для планов ANOVA. Дж. Матем. Психол. 56, 356–374. doi: 10.1016/j.jmp.2012.08.001

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Саймонс, DJ (1996). В поле зрения, вне разума: когда репрезентации объектов терпят неудачу. Психология. науч. 7, 301–305. doi: 10.1111/j.1467-9280.1996.tb00378.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Чжоу, X., Мондлох, С. Дж., и Эмрих, С.М. (2018). Различия в кодировании влияют на количество и точность лиц собственной и другой расы, хранящихся в зрительной рабочей памяти. Внимание. Восприятие. Психофиз. 80, 702–712. дои: 10.1002/14356007.a13

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мнение | Мы забудем большую часть пандемии. Это хорошая вещь.

У пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством область мозга, в которой хранятся воспоминания о страхе, очень активна, что позволяет предположить, что человек не может должным образом задействовать мозговую систему забывания страха и, следовательно, не может избавиться от сильной тревоги, связанной с памятью о травмирующем событии.Сложные расстройства не следует упрощать, но можно думать о посттравматическом стрессовом расстройстве как о расстройстве, возникающем из-за слишком большой памяти, вызванного неспособностью забыть травматический опыт здоровым образом.

Снижение активности в этой области мозга эффективно развивает здоровую способность забывать чувство страха. Такие наркотики, как МДМА, делают именно это и проходят испытания в качестве средства для лечения посттравматического стрессового расстройства. Некоторые семейные терапевты даже использовали МДМА, чтобы ускорить процесс забывания и прощения у своих пациентов.Судя по отзывам рекреационных пользователей, успокоение связанных со страхом воспоминаний, по-видимому, настолько мощно в своем просоциальном эффекте — делает людей более дружелюбными, более сострадательными и даже более любящими — что подчеркивает, насколько неконтролируемые воспоминания о страхе могут сделать людей антисоциальными и несчастными.

Конечно, мы не будем и не должны забывать о пандемии. В дополнение к увековечиванию памяти о потере наших близких, мы должны отметить самоотверженную приверженность наших медицинских работников и переписать наши государственные и медицинские руководства, чтобы в следующий раз мы могли реагировать лучше и быстрее.Но для многих из нас, особенно для тех, кто находится на передовой, некоторая степень эмоционального забывания будет естественной частью жизни в условиях пандемии и преодоления ее последствий.

Одной из самых полезных вещей, которые мы можем сделать для здорового движения вперед, как общество, будет возобновление безопасного общения. Несколько исследований показали, что социальная изоляция усугубляет негативные последствия травмы. Поскольку эта пандемия требовала от нас социальной изоляции, мы не могли использовать наиболее психологически полезный механизм выживания: собраться вместе.

Одним из самых больших факторов риска посттравматического стрессового расстройства в войсках является то, что вскоре после травмы они оказываются в социальной изоляции, их разум открыт без социальной ткани, которая могла бы защитить их от петлей их страха и страха. Не каждое наблюдение о разуме нуждается в неврологическом объяснении, но, тем не менее, социализация заставляет наш мозг выделять химические вещества, такие как окситоцин, который, как и МДМА, вызывает страх забывания. Взгляд друг другу в глаза — это все, что нужно для того, чтобы окситоцин одновременно выделялся в смотрящем и в том, на кого смотрят, — петля обратной связи, вызывающая социально возвышающее па-де-де.Предотвращение социальной изоляции стало частью стандарта помощи тем, кто возвращается с поля боя и считается подверженным риску посттравматического стрессового расстройства.

Мы можем предсказать, что, когда это станет безопасным, смягчение рекомендаций по социальной изоляции и поощрение людей собираться вместе на работе, в школах и других общественных местах снизит риск длительного стресса.

Если повезет, в ближайшие месяцы и годы угроза вируса уменьшится, и мы сможем избавиться от страха, который для многих из нас был почти постоянным спутником в течение последних двух лет.С надеждой, что ужасающие картины разрушительного действия пандемии — пустых улиц и переполненных больниц, погребальных костров и грузовиков-рефрижераторов — перестанут так сильно вырисовываться в нашей коллективной памяти.

Кривая забывания | Campus Wellness

Кривая забывания описывает, как мы сохраняем или избавляемся от полученной информации. Она основана на часовой лекции.

В первый день, в начале лекции, вы ничего не знаете, или 0% (где кривая начинается с базовой линии).В конце лекции вы знаете 100% того, что знаете, как бы хорошо вы это ни знали (где кривая поднимается до высшей точки).

Ко второму дню, если вы ничего не сделали с информацией, которую вы узнали на этой лекции, не подумали об этом снова, не прочитали ее снова и т. д., вы потеряете 50%-80% того, что вы узнали. Наш мозг постоянно записывает информацию на временной основе: обрывки разговоров, услышанных на тротуаре, во что одет человек перед вами. Поскольку информация не нужна, и она больше не всплывает, наш мозг выбрасывает все это вместе с тем, что было выучено на лекции, за что вы действительно хотите держаться!

К 7-му дню мы помним еще меньше, а к 30-му дню мы сохраняем около 2%-3% исходного часа! Это прекрасно совпадает с промежуточными экзаменами и может объяснять ощущение, будто вы никогда не видели этого раньше в своей жизни, когда готовитесь к экзаменам — возможно, вам придется заново выучить это с нуля.

Вы можете изменить форму кривой! Повторная обработка одного и того же фрагмента информации посылает вашему мозгу сильный сигнал, чтобы он сохранил эти данные. Когда одно и то же повторяется, ваш мозг говорит: «О, вот оно снова, я лучше оставлю это». Когда вы неоднократно сталкиваетесь с одной и той же информацией, вам требуется все меньше и меньше времени для «активации» информации в вашей долговременной памяти, и вам становится легче извлекать информацию, когда она вам нужна.

Вот формула и кейс для того, чтобы найти время для просмотра материала: в течение 24 часов после получения информации – потратьте 10 минут на просмотр, и вы снова поднимете кривую почти до 100%.Неделю спустя (день 7) требуется всего 5 минут, чтобы «реактивировать» тот же материал и снова поднять кривую. К 30-му дню вашему мозгу потребуется всего 2-4 минуты, чтобы дать вам обратную связь: «Да, я знаю, что…»

Часто учащиеся чувствуют, что они не могут выделить время для повторения каждый день в своем расписании – они не успевают и так. Тем не менее, этот обзор является отличным вложением времени. Если вы не повторите, вам придется тратить 40-50 минут на повторное изучение каждого часа материала позже — у вас есть такое время? Зубрежка редко успешно сохраняет информацию в вашей долговременной памяти, что затрудняет доступ к материалу для заданий во время семестра и подготовки к экзаменам.

В зависимости от загруженности курса общая рекомендация состоит в том, чтобы посвящать полчаса или около того каждый будний день и от 1,5 до 2 часов каждые выходные для повторения. Возможно, у вас есть время просмотреть только 4 или 5 дней недели, а кривая остается примерно в середине диапазона. Ничего страшного, это намного лучше, чем те 2%-3%, которые вы бы сохранили, если бы вообще не проверяли.

Многие учащиеся поражены тем, как регулярное повторение влияет на то, насколько хорошо они понимают и насколько хорошо они понимают и запоминают материал.Стоит поэкспериментировать пару недель, просто чтобы увидеть, какая разница для вас!

Как мне перестать забывать то, что я выучил так быстро? | Уильям Чо

Какой смысл читать все эти книги и посты в блогах, если вы просто забудете большую часть из них через несколько часов?

Я уже два часа сижу в кафе, читаю бесчисленные посты в блоге на Medium и пришел к выводу, что могу вспомнить только две или три из многочисленных идей и уроков, о которых я читал.

Память непостоянна. Я стараюсь читать как можно больше книг, но едва могу рассказать вам основную идею/сюжет книг, которые я закончил. У многих студентов колледжа такая же проблема, как и у меня.

Они проводят целый семестр, изучая различные предметы и тратя часы на изучение материала, только чтобы забыть материал через несколько часов после окончания выпускных экзаменов.

Герман Эббингауз, немецкий психолог, открыл кривую забывания — концепцию, которая предполагает ухудшение сохранения памяти во времени.

Кривая забывания самая крутая в первый день, поэтому, если вы не повторите то, что вы недавно узнали, вы, скорее всего, забудете большую часть материала, и ваша память на него будет продолжать ухудшаться в последующие дни. дней, в конечном итоге оставив вам лишь обрывок информации.

Почему мы забываем большинство книг, которые мы читаем в The Atlantic рассказывает о том, как рост частоты использования Интернета пагубно повлиял на нашу память.

Наверное, память всегда была такой.Но Джаред Хорват, научный сотрудник Мельбурнского университета, говорит, что то, как люди теперь потребляют информацию и развлечения, изменило то, какой тип памяти мы ценим — и это не тот вид памяти, который помогает вам удержать сюжет фильма, который вы видели шесть раз. несколько месяцев назад.

В эпоху Интернета память — способность спонтанно вызывать информацию в уме — стала менее необходимой. Это все еще хорошо для мелочей в баре или для запоминания списка дел, но в целом, по словам Хорвата, более важно то, что называется памятью узнавания.«Пока вы знаете, где находится эта информация и как получить к ней доступ, вам не нужно ее вспоминать», — говорит он.

Мы относимся к Интернету как к жесткому диску для наших воспоминаний. Мы знаем, что если нам когда-нибудь понадобится какая-то информация, мы можем открыть свой ноутбук и немедленно найти ее.

Своевременное обучение становится все более популярным, поскольку более эффективно искать информацию, которая нужна вам немедленно, а не хранить информацию, которая может быть полезной в будущем.Глубокие знания больше не ценятся — поверхностная, быстрая и практичная информация более эффективна для выполнения работы.

Поскольку мы знаем, что у нас есть внешняя память, мы прилагаем меньше усилий для запоминания и полного понимания концепций и идей, которые мы изучаем.

Исследования показали, что Интернет функционирует как своего рода внешняя память. «Когда люди рассчитывают получить доступ к информации в будущем, они хуже вспоминают саму информацию», , как говорится в одном исследовании.Но даже до появления Интернета развлекательные продукты служили внешними воспоминаниями для самих себя. Вам не нужно , чтобы запомнить цитату из книги, если вы можете просто найти ее. Когда появились видеокассеты, вы могли довольно легко просмотреть фильм или телепередачу. Нет ощущения, что если вы не выжмете кусочек культуры в своем мозгу, он будет потерян навсегда.

Мы также более склонны к просмотру запоем с появлением легко потребляемых медиа.Вы когда-нибудь оставались дома субботним вечером и запоем смотрели целый сезон вашего любимого шоу? Сможете ли вы вспомнить сюжетную линию для каждой серии? Сможете ли вы вспомнить конфликт и его разрешение?

Запойный просмотр побуждает вас бездумно потреблять контент вместо того, чтобы сознательно взаимодействовать с каждым медиафайлом. Нас призывают есть столько, сколько мы можем, даже когда наш пояс угрожает взорваться от чрезмерного потребления.

Это правда, что люди часто запихивают себе в мозг больше, чем могут удержать.В прошлом году Хорват и его коллеги из Мельбурнского университета обнаружили, что те, кто запоем смотрели телепередачи, забывали их содержание гораздо быстрее, чем люди, которые смотрели одну серию в неделю. Сразу после окончания шоу наблюдатели за выпивкой набрали самые высокие баллы в викторине, но через 140 дней они набрали меньше баллов, чем еженедельные зрители. Они также сообщили, что наслаждались шоу меньше, чем люди, которые смотрели его один раз в день или еженедельно.

Люди тоже глотают письменное слово.В 2009 году средний американец встречал 100 000 слов в день, даже если он не «читал» их все. Трудно представить, что это уменьшилось за девять лет, прошедших с тех пор. В статье «Компульсивное чтение» для The Morning News, Никкита Бакшани анализирует значение этой статистики. «Чтение — это тонкое слово, — пишет она, — но наиболее распространенным видом чтения, вероятно, является чтение как потребление: когда мы читаем, особенно в Интернете, просто для получения информации. Информация, у которой нет шансов стать знанием, если она не «прилипнет».’»

Или, как выразился Хорват: «Это минутное хихиканье, а потом хочется еще хихикать. Речь не идет о том, чтобы чему-то научиться. Речь идет о том, чтобы получить мгновенный опыт, чтобы почувствовать, что вы чему-то научились».

На самом деле мы читаем не для того, чтобы учиться. Нам просто кажется, что мы чему-то учимся, читая и узнавая слова на экране. Информация еще не является знанием, но нас обманывают, веря, что она перенесена в наш мозг и останется там навсегда.

Итак, как мы на самом деле запоминаем то, что выучили? Вам нужно дать себе времени, чтобы переварить вещей, которые вы узнали.

Урок, который он извлек из исследования, посвященного запою, заключается в том, что если вы хотите запомнить то, что смотрите и читаете, выделяйте их через пробел. Раньше в школе меня раздражало, когда программа уроков английского заставляла нас читать только три главы в неделю, но для этого была веская причина. Воспоминания укрепляются, чем больше вы их вспоминаете , — говорит Хорват.Если вы читаете книгу за один раз — скажем, в самолете — вы просто держите историю в своей рабочей памяти все это время. «На самом деле вы никогда не получите к нему повторный доступ», — говорит он.

Продолжайте пересматривать фрагменты информации, которые вы хотели бы сохранить при себе. Я часто обнаруживаю, что когда я узнаю что-то интересное и пишу об этом, мне легче вспоминать информацию, чем если бы я пытался вспомнить что-то, что я когда-то узнал из книги или статьи где-нибудь.

Сана говорит, что часто, когда мы читаем, возникает ложное «ощущение беглости». Информация поступает, мы ее понимаем, кажется, что она плавно сворачивается в папку, которую нужно расставить по полкам нашего мозга. «Но на самом деле это не закрепится, если вы не приложите к этому усилий, не сконцентрируетесь и не задействуете определенные стратегии, которые помогут вам вспомнить».

Люди могут делать это, когда учатся или читают что-то для работы, но маловероятно, что в свободное время они будут делать заметки о Девочки Гилмор , чтобы позже проверить себя. «Вы можете видеть и слышать, но можете не замечать и не слушать», — говорит Сана. «Что, я думаю, большую часть времени мы и делаем».

Если вы готовитесь к тесту или пытаетесь выучить сложную формулу/концепцию, вернитесь к той же информации. Каждый раз, когда вы возвращаетесь к предмету, который пытаетесь выучить, тем больше вы закрепляете идею в своей долговременной памяти.

Дайте себе несколько часов и попробуйте вспомнить это самостоятельно, не глядя на учебный материал.Если вы чувствуете, что застряли, прочитайте формулу/концепцию еще раз и попытайтесь вспомнить ее еще раз через несколько часов.

Чем больше вы будете это практиковать, тем больше шансов, что вы сможете запомнить и вспомнить это в будущем.

Скотт Х. Янг — блоггер, который поставил перед собой задачу найти ответ на вопрос: «Как лучше всего учиться?». Он считает, что обучение является ключом к хорошей жизни, и решил проблему людей, забывающих то, что они читают, предложив эффективное решение.

Когда мы читаем книги, мы не занимаемся активно материалом.Наши глаза скользят по словам, и мы вкладываем большую часть своего времени и энергии в , распознавая то, что говорится.

К сожалению, практически единственное, чем большинство людей занимаются, когда читают книгу, — практика узнавания. Когда вы читаете книгу, большую часть времени вы тратите на то, чтобы понять, о чем идет речь. Лишь изредка вам приходится вспоминать идею без подсказки. Если вы читаете хорошо написанную книгу, вам, возможно, никогда не придется использовать припоминание, поскольку хорошие писатели знают, что припоминание затруднено, и поэтому они часто повторяют ранее высказанные мысли, чтобы вы не запутались.

Затем, после того, как вы прочитали книгу, вы вдруг захотели, чтобы эти знания были доступны в запоминаемом формате. Вы хотите иметь возможность, учитывая разговор с коллегой, вопрос на экзамене или во время принятия решения, иметь возможность вызывать информацию, которую вы раньше практиковали только в способности распознавать ее.

Учитывая эту закономерность, неудивительно, что большинство людей не могут вспомнить многое из прочитанных ими книг.

Неразумно ожидать, что читатели узнают каждое слово и мысль, содержащиеся в книге.Наши воспоминания ошибочны. Но многие из нас расстраиваются, когда обнаруживают, что забывают многие части и идеи на протяжении всей книги, как только мы ее закрываем.

Скотт Янг предлагает решение: Метод книги вопросов

Всякий раз, когда вы читаете что-то, что хотите запомнить, делайте заметки. Только не делайте заметок, в которых обобщаются основные моменты, которые вы хотите вспомнить. Вместо этого делайте заметки, которые задают вопросы.

Если вы хотите сделать это с этим электронным письмом, вы можете написать вопрос: «В: Какие два разных процесса памяти?» и ответ будет «A: Воспоминание и узнавание.

Затем, когда вы читаете книгу, быстро просмотрите и проверьте себя, ответив на вопросы, которые вы придумали в предыдущих главах. Это укрепит вашу воспроизводимую память, и вам будет намного легче получить доступ к информации, когда она вам понадобится.

Вместо того, чтобы делать заметки или перефразировать слова автора своими словами, задавайте себе вопросы, которые помогут вам потренироваться вспоминать информацию.

В конце каждой главы вы можете задать себе вопрос, который резюмирует основную идею или важные понятия, которые вы хотите запомнить.

Он также добавляет несколько полезных советов, чтобы сделать это упражнение максимально практичным.

Он знает, что некоторые люди будут слишком усердно проверять себя и пытаться проверять себя на каждом маленьком знании в книге. Это сделает чтение рутиной и в конечном итоге отпугнет читателя от дальнейшего использования этого метода.

Первое — не переборщите. Попытка вспомнить все возможные факты из книги сделает процесс чтения настолько утомительным, что может убить вашу любовь к чтению.Одного вопроса на главу, вероятно, более чем достаточно для большинства книг. Для популярных книг, вероятно, будет достаточно дюжины вопросов, чтобы уловить основные моменты и основной тезис.

Второй — укажите номера страниц, на которые ссылается ответ. Если вы забудете точку, вы захотите иметь возможность проверить. Зная, что ответ на важный вопрос находится на странице 36, вы сохраните свой рассудок позже.

В-третьих, упростите технологию. Для бумажных книг я рекомендую учетную карточку, так как вы, вероятно, сможете разместить все вопросы на ней сзади и спереди.Кроме того, учетная карточка также работает как закладка, так что вам не придется искать свои заметки позже. Если вы используете Kindle, делайте свои вопросы в виде аннотаций в книге. Затем вы можете просмотреть аннотации позже, чтобы проверить себя.

Практика пространственного обучения и активное вспоминание недавно изученной информации могут помочь вам перестать забывать то, что вы узнали.

В качестве упражнения, почему бы вам не задать себе несколько вопросов через пару часов после прочтения этой статьи, например:

Как мне лучше запомнить то, что я узнал?

Как запойный просмотр влияет на мою способность запоминать?

Как Интернет повлиял на наш способ обучения и сохранения информации?

Почему вы забыли все, что выучили в школе (и как это изменить)

Послушайте, нам всем кажется, что нам не помешало бы немного потренировать память.Начнем с небольшого мысленного эксперимента. Найдите минутку, чтобы вспомнить свои уроки естествознания в старшей школе и посмотреть, как много вы можете вспомнить.

Можете ли вы объяснить элементы, из которых состоит атом, или основные принципы биологии растений? Как насчет физики или простой химии? Возвращаются ли факты и процедуры, или вы помните лицо своего учителя, или запах в комнате после эксперимента?

У всех разные воспоминания, и они могут иметь очень мало общего с тем, чему вас учили в классе.Вы можете вообще ничего не помнить. Удивительно, как быстро нам удается забыть то, что мы зубрили за все эти долгие часы учебы. Алгебра. Длинное деление. Глаголы, наречия и относительные предложения. Причины Первой мировой войны. Куда все это делось, размышляем мы, годы спустя?

Удивительно, что так много мировых систем образования, которые обычно основаны на проверке того, насколько хорошо учащийся может запоминать и применять информацию, разработаны без какого-либо реального учета того, как работает наша память.Память, пожалуй, самый фундаментальный фактор в том, как люди учатся. Тренировка памяти должна информировать все аспекты образования; вместо этого это запоздалая мысль.

Достижения в когнитивной науке имеют огромное значение для того, как мы учимся и запоминаем вещи. Пришло время политикам, педагогам и всем, кто хочет чему-то научиться — другими словами, всем нам — начать слушать.

Это должно быть где-то там

Представьте себе большую пыльную кладовую, в которой есть все, что вы когда-либо изучали.Это то, что Роберт Бьорк, профессор психологии Стэнфордского университета, называет пространством для хранения. Ваш номер телефона, испанское слово, означающее «кошка», маршрут, по которому можно вернуться домой из паба после того, как вы выпили слишком много, — все эти воспоминания хранятся в кладовой.

Так что, когда вы тщетно пытаетесь что-то вспомнить, проблема не в том, что вы этого не знаете. Это вопрос силы извлечения памяти: можете ли вы получить к ней доступ или нет. Вы можете запомнить свой текущий адрес, потому что он обладает высокой надежностью поиска и хранения, но вам может быть трудно вспомнить свой старый адрес, потому что, хотя вы хорошо знали его когда-то ( высокая надежность хранения ), вы не активировали эту память годами ( низкая сила извлечения ).

Так что, если вы действительно хотите что-то запомнить, вам нужно, чтобы это было удобно расположено в вашей кладовой, а также вы знали, где это найти, когда вам это нужно. Многие исследования в Лаборатории обучения и забывания Бьорк сосредоточены на «желаемых трудностях», суть которых заключается в том, что если что-то изначально сложно, вы на самом деле изучите это более глубоко и сможете вспомнить это позже. Желательные трудности включают в себя интервалы, когда вы изучаете по частям, а не все за один раз, тестирование, а не повторное изучение одного и того же материала, и изменение условий практики вместо того, чтобы сохранять их постоянными.


Будет ли это на тесте?

Представьте сцену, ночь перед важным экзаменом: кофе, заметки, легкая паника, зубрежка, зубрежка и еще зубрежка .

Это прекрасный пример того, как не нужно чему-то учиться. Одним из самых убедительных открытий когнитивной психологии, постоянно демонстрируемых в различных контекстах, является важность интервальных повторений в тренировке памяти. Если вы хотите чему-то научиться, делайте это частями в течение определенного периода времени. Каждый раз, когда вы снова обращаетесь к этой памяти, вы увеличиваете объем ее памяти.

Но не просто перечитывайте свои заметки — проверьте себя с помощью короткой викторины или попробуйте объяснить другу, что вы изучаете. Частое тестирование с низкими ставками может быть очень полезным как в качестве диагностического инструмента (чтобы проверить, действительно ли вы что-то поняли), так и в качестве помощи в улучшении памяти.

Интервалы важны. Увеличение интервалов между учебными занятиями и тем самым снижение доступности информации на самом деле способствует более глубокому обучению.Когда вы изо всех сил пытаетесь вспомнить что-то, что выучили несколько дней назад, вы вынуждены усердно работать и больше вникать в материал. Таким образом, вы можете изучить что-то в понедельник, продолжить во вторник, пройти викторину в четверг, а затем еще одну викторину на следующей неделе. Промежутки между учебой вначале должны быть небольшими и постепенно увеличиваться. Вы хотите, чтобы воспоминания были труднодоступными, но не невозможными (нет смысла изучать вещи с разницей в год).

Но что, если время имеет решающее значение? Выводы Бьорка показывают, что чередование может фактически имитировать преимущества интервалов.Здесь вы отрезаете и меняете то, что изучаете. Чередуя разные элементы, вы каждый раз фактически «перезагружаетесь», заставляя себя изучать новые стратегии извлечения информации. Случайный порядок лучше всего.

Получить в кии

Нейробиолог Дэниел Уиллингем называет воспоминания «остатками мыслей». Но просто думать о чем-то недостаточно, чтобы создать воспоминание. Почему мы помним то, что делаем? Возможно, вы помните красивое старое кафе-мороженое, которое посетили прошлым летом, но не вкус мороженого, которое вы пробовали.Почему вы помните один аспект, но не помните другой?

Многое из того, что мы помним, не является результатом сознательного усилия. Мы помним тот аспект опыта, о котором думаем больше всего. Итак, если вы видите лающую собаку во время прогулки, вы можете подумать о звуке лая или о том, как выглядит собака, или вы можете подумать, не раздражает ли это соседей. То, как вы думаете об этом опыте, сформирует конкретное воспоминание.

У каждого был опыт посещения места, которое он знал в детстве, и воспоминания нахлынули на него.Подсказки — это то, что помогает нам восстановить воспоминания. Создание конкретных и подробных сигналов является ключом к запоминанию вещей, и Уиллингем утверждает, что отсутствующие или неоднозначные сигналы являются основной причиной того, что мы не можем что-то вспомнить. Он приводит пример, когда он говорит другу: «Вот эти 20 долларов, которые я должен тебе», а друг говорит: «Ты не должен мне 20 долларов». Лучшей репликой было бы предоставление дополнительной информации, например: «Помнишь, мы были в Macy’s, и я хотел купить эту рубашку, но их компьютер не принял мою карту, поэтому мне пришлось занять наличными?»

Давайте попробуем еще один небольшой эксперимент:

Посмотрите на следующий список, затем отведите взгляд и запишите пункты.Попросите друга прочитать вам список, если это возможно.

  • яблоко, черника, виноград, апельсин, малина, арбуз, инжир

Вы получили большинство из них? Наверное. Ваш разум инстинктивно говорит: «Это список фруктов, которые я только что слышал». Теперь сделайте то же самое для этого списка:

  • абрикос, банан, персик, груша, грейпфрут, ежевика, слива

Если вы не получили столько, на то есть причина. Подсказка «список фруктов, которые я только что услышал» становится переполненной правильными словами (из этого списка) и неправильными словами (из предыдущего списка).Если вы составите третий список фруктов, скорее всего, вы запомните еще меньше из них. Но этот должен быть проще:

  • врач, солдат, пожарный, учитель, повар, секретарь

С помощью этого списка ваш разум может сформировать новый сигнал, другой и недвусмысленный.


Подумай об особой утке

Уиллингем выделяет несколько методов тренировки памяти для создания эффективных сигналов:

Вы когда-нибудь учились музыке? Если да, то как вы помните строки скрипичного ключа? Мой учитель игры на фортепиано научил меня, что Каждый хороший мальчик заслуживает фруктов (E-G-B-D-F).Когда я путаю восток и запад, я напоминаю себе Never Eat Soggy Weetbix . Этот метод известен как акростих. Точно так же мы можем использовать сокращения, такие как ДОМА, для обозначения великих озер (Гурон, Онтарио, Мичиган, Эри, Верхнее).

Изучающие иностранный язык могут использовать ключевые слова. Если мы посмотрим на испанское слово, обозначающее грибы, champiñones , мы увидим, что оно очень похоже на английское слово Champions . Чтобы воспроизвести воспоминание, попробуйте представить боксера-чемпиона с поднятыми вверх руками на ринге и с грибами на руках вместо боксерских перчаток.

Музыка и рифмы чрезвычайно сильны. Без сомнения, вы можете вспомнить детские песенки и песенки, а также, возможно, несколько рекламных джинглов. Песни и песнопения в основном используются с маленькими детьми, но также очень эффективны для взрослых учащихся.

Мнемонические ассоциации лучше всего подходят для более абстрактных вещей. Что, если вы никогда не сможете вспомнить, является ли школьный администратор директором или директором ? Просто помни, что она твоя подруга. Если вы изучаете сценарий девнагри (хинди), вы можете подумать, что символ и , ज, имеет крючок, на который можно повесить куртку.

Лучше всего, если эти подсказки для тренировки памяти будут персонализированными, причудливыми, запоминающимися и конкретными. Уиллингем утверждает, что если вы хотите создать визуальный образ утки, «вы должны думать о конкретной утке. Вы должны указать ее размер, пропорции, окраску, позу и т. д. Все эти детали делают утку более отличительной, и, следовательно, ее с меньшей вероятностью можно спутать с другими утками, и, следовательно, это лучший ориентир для целевой памяти».

Наконец, вот несколько менее известных советов, если вам нужно запомнить список.Один использует ключевые слова. Во-первых, вы придумываете несколько простых рифмованных словечек, например «один — булочка, два — ботинок, три — дерево». Затем, если вы пытаетесь запомнить «лук, утка, художник», вы можете представить себе грустного человека, держащего булочку с одним луком внутри, утку, пытающуюся взобраться по лестнице в огромных туфлях, и, наконец, художника, выпадающего из дерево.

Возможно, самым древним мнемоническим приемом является метод локусов или метод «дворца памяти», принятый греками и римлянами.Это включает в себя создание своего рода ментальной географии — скажем, прогулка от входной двери до улицы — и использование ярких образов, чтобы связать определенные слова с ключевыми точками вашей «мысленной прогулки». Опять же, причудливые и характерные образы работают лучше всего.


Тренировка памяти вечна

Прежде чем вы броситесь учиться через определенные промежутки времени, создавая умные мнемонические подсказки, которые помогут вам с вашими итальянскими глаголами, последнее предупреждение:

Мы постоянно переоцениваем свои знания.Ощущение, что вы что-то знаете, не очень точное руководство — и дети, и взрослые постоянно «думают, что их обучение более полное, чем оно есть на самом деле», по словам Уиллингема.

Его эмпирическое правило заключается в том, чтобы учиться до тех пор, пока вы не усвоите материал, а затем продолжать изучение еще примерно 20 процентов времени, которое вы уже потратили. Другими словами, из-за того, что мы переоцениваем свои знания, мы должны переучиваться примерно на 20 процентов.

Новейшая учебная программа из Великобритании, «мастерская учебная программа», движется в этом направлении.Его принципы включают в себя уделение большего количества времени меньшему количеству предметов, чередование тем, чтобы учащиеся сталкивались с ними на раннем этапе, а затем неоднократно сталкивались с ними в течение долгого времени, а также использование частых тестов с низкими ставками, распределенных через различные интервалы времени, чтобы стимулировать более глубокое обучение и запоминание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.