Красивый казах: Ошибка выполнения

Содержание

Самые крутые казахи, покорившие Москву

Они снимают самые крутые клипы и фильмы, выпускают популярные музыкальные альбомы, взрывают хит-парады, выигрывают престижные награды и выступают на лучших площадках СНГ.

ZTB.kz предлагает вам вспомнить самых крутых казахов, покоривших Москву.


Адиль Жалелов (Скриптонит)

Самый известный и популярный рэпер в СНГ на сегодняшний день родом из Павлодара. В 2013 году Адиль снял клип “Выбор без вариантов” на фоне депрессивных локаций в Казахстане. Именно после этого клипа казахстанскому рэперу поступило предложение от продакшен-компании Gazgolder и ее создателя Басты.

Первый альбом Скриптонита “Дом с паранормальными явлениями” перевернул мир российского рэпа. Кто-то называет это удачей, кто-то кармой, а кто-то самобытностью. Но не признать талант Адиля – невозможно.

В настоящее время Адиль находится в творческом затишье. Верим, что это перед новой бурей хитов.

Нурлан Сабуров

Казахстанский юморист, участник шоу StandUp на телеканале ТНТ благодаря своим шуточным рассказам про жену и маленькую дочь стал известным.

Нурлан родился и вырос в Степногорске и еще со школьных времен славился своими рассказами и шутками. В жизни Нурлана был КВН, учеба в Екатеринбурге, а потом уже резидентство в StandUp и переезд вместе с женой и дочерью в Москву.

Казахстанца называют одним из лучших юмористов на сегодняшний день.

Айсултан Сеитов

22-летний режиссер из Астаны, успевший поучиться в Нью-Йоркской академии кино, выиграть кинофестиваль со своим короткометражным фильмом и снять клипы для таких исполнителей как Иван Дорн, L’ONE и Скриптонит и многие другие. А недавно казахстанец снял клип для американских рэперов и теперь покоряет Голливуд.

В настоящее время Айсултан работает в Штатах и Москве.

Бахтияр Мамедов (Jan Khalib)

Jan Khalib живет в Алматы, но чаще всего работает в Москве и часто гастролирует по СНГ. В 2015-2016 годах он громко заявил о себе в столице России и даже записал совместные треки с рэпером Мотом, а несомненный хит “Лейла” уже давно стал визитной карточкой артиста.

В 2015 году российское интернет-сообщество “Новый рэп” признало его “Открытием года – 2015”.

В 2017 году в Москве Jan Khalib получил награду “Прорыв года” по версии МУЗ-ТВ, обойдя в этой номинации Ольгу Бузову.

Саян Жимбаев (Truwer)

Казахстанский битмейкер и рэп-исполнитель, участник павлодарского объединения JILLZAY, достойный представитель рэп-индустрии из Казахстана.

Родился в городе Павлодар. Трувер в основном известен широкой публике по совместным работам со Скриптонитом.

29 октября 2016 года при поддержке лейбла “Gazgolder» группа “Jillzay” выпустила альбом “718 Jungle”, а седьмого марта 2017-го – EP “Open Season”. Трувер поучаствовал на каждом из релизов.

Азамат Мусагалиев

Ныне всем известный бывший игрок КВН, капитан команды “Камызяки”, актер и телеведущий Азамат Мусагалиев появился на свет в небольшом городке Камызяк Астраханской области в России. В Казахстане он никогда не жил, но по национальности Мусагалиев – казах.

Сейчас Азамат является ведущим нескольких развлекательных шоу на российском ТВ.

Тимур Бекмамбетов

Известный казахстанско-российский кинорежиссер, сценарист и продюсер Тимур Бекмамбетов родился в городе Гурьев в Казахской ССР (ныне Атырау).

Сегодня Тимур живет и работает в Америке, однако первый город, который Бекмамбетов покорил – Москва. Дебютом в кинематографе для Бекмамбетова стала военная драма “Пешаварский вальс” (1994), рассказывающая об одном из эпизодов войны в Афганистане.

В 2008 году на мировые и российские экраны вышел снятый Бекмамбетовым голливудский боевик “Особо опасен” (Wanted) с Джеймсом Макэвоем, Морганом Фрименом, Константином Хабенским и Анджелиной Джоли в главных ролях.

Арман Давлетьяров

Генеральный директор российского национального музыкального канала Муз-ТВ, директор ежегодной национальной телевизионной премии в области популярной музыки “Премия Муз-ТВ”.

Он родился 13 августа 1970 года в небольшом поселке Тамар-Уткуль, что в Оренбургской области.

В настоящее время Давлетьяров – единственный продюсер на российском телевидении, который занимается развитием казахской культуры и артистов. Не единожды на территории Казахстана проводились концертные туры звезд с мировым именем, и все благодаря содействию Армана.

А в 2015 году Давлетьяров провел в Астане известную “Премию Муз-ТВ” совместно с казахстанскими и российскими артистами.

Байгали Серкебаев

Композитор, виртуозный мультиинструменталист и бессменный руководитель группы “А-Студио”. Байгали Серкебаев родился в семье казаха и татарки.

Группа “А-Студио” появилась в Алма-Ате в 1987 году, а вскоре была приглашена работать Аллой Пугачевой в Москву в ее Театр песни. С тех пор постоянным местом дислокации А’Studio является Москва.


Почему самый красивый казах Тауекел Мусилим не встречается с девушками?

Казахстанский актер Тауекел Мусилим откровенно рассказал о том, почему у артистов почти нет шансов пробиться без спонсоров, кто купил ему Range Rover, и как внешность помогает ему в карьере.


Можно сказать, что сейчас Тауекел Мусилим на пике своего успеха – он популярен, востребован, у него более полутора миллионов подписчиков в Инстаграме, и при этом еще не «поймал звезду».

«Я не хочу себя ограничивать какой-нибудь одной из специальностей, я считаю себя артистом. Артист может петь, может вести мероприятия. В Казахстане к этому пока относятся не очень положительно. Люди считают, что если ты актер, то должен только сниматься в фильмах, и больше нигде не принимать участия. Но я не отказываю, если меня куда-нибудь приглашают. Наоборот, хочу проверить свои силы, устроить себе вызов. Сейчас я снимаюсь в фильмах и сериалах, веду телепрограммы, веду мероприятия, являюсь бренд-амбассадором Clear».

Такая популярность обязывает хорошо выглядеть (с этим у Тауекеля нет проблем) и ездить на хорошей машине (все-таки мы живем в Алматы).

«Range Rover мне купила продюсер, Жанна Абуова. На самом деле, когда встал вопрос о машине, продюсер настояла на том, чтобы ее взять. Как-то раз люди из ее окружения высказались – Тауекел твой проект, а почему он ездит на не престижной машине? У меня тогда была Camry 35. Жанну это задело, она как раз в то время покупала себе Jaguar, и мне заодно купила Range Rover. Конечно, я его отработаю”.

На самом деле, грамотный продюсер, который возьмет в руки твою карьеру, купит тебе машину – просто находка. Пока артист не встанет на ноги и не начнет зарабатывать самостоятельно, в него нужно вкладывать и вкладывать, и одной машиной здесь не обойдешься.

«У нас в Казахстане без поддержки очень сложно. Творчество требует огромного количества времени, ты должен полностью посвятить себя работе. Если тебя никто не финансирует, творческому человеку сложно добиться успеха, стать популярным».

Тем не менее, работа в шоу-бизнесе – это выбор каждого человека. По словам Тауекеля, сейчас он чувствует себя намного лучше, чем когда работал в крупной международной компании.

«До шоу-бизнеса я работал в компании Huawei, хорошо зарабатывал, но при всем при этом я выбрал путь артиста. Если раньше я был уверен в стабильности, завтрашнем дне, то в шоу бизнесе все по-другому. Сегодня на тебя есть спрос, завтра уже нет. Но я счастлив, что выбрал именно этот путь».

И, наконец, самый животрепещущий вопрос, который волнует всю женскую часть аудитории. Почему у самого красивого казаха Тауекеля Мусилима до сих пор нет девушки? Не гей ли он?


КСТАТИ, МНОГИЕ ДУМАЮТ, ЧТО Я ГЕЙ (смеется). ПОТОМУ ЧТО У МЕНЯ ВСЕ ФОТО С ДРУЗЬЯМИ, И ОТДЫХАТЬ МЫ ЕЗДИМ ОПЯТЬ ЖЕ С ДРУЗЬЯМИ. НА САМОМ ДЕЛЕ, МНЕ НРАВЯТСЯ ДЕВУШКИ, У МЕНЯ ВСЕ В ПОРЯДКЕ С ОРИЕНТАЦИЕЙ. ПРОСТО СЕЙЧАС У МЕНЯ ДРУГИЕ ПРИОРИТЕТЫ – СОВЕРШЕННО НЕ ХВАТАЕТ ВРЕМЕНИ НА ВТОРУЮ ПОЛОВИНКУ. 


Единственное, что отметил Тауекел – в будущей избраннице он в первую очередь будет ценить чувство юмора. В паре красивым должен быть кто-то один, и это явно Тауекел =) 

Составлен рейтинг самых красивых казахов: 22 мая 2012, 02:39

Составлен рейтинг самых красивых казахов: 22 мая 2012, 02:39 – новости на Tengrinews.kz
  1. Главная
  2. Узнай
  3. Жизнь
  4. Шоу-бизнес
Самым красивым признан актер Санжар Мадиев. На втором месте оказался актер Нурлан Алимжанов. Третье место досталось оперному певцу Алибеку Днишеву.
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек
  • Нашли ошибку?
  • Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Санжар Мадиев. ©Владимир Дмитриев
На российском сайте Top-Antropos составлен рейтинг самых красивых казахов. По версии сайта, самым красивым признан актер Санжар Мадиев. На втором месте рейтинга оказался актер, композитор, певец Нурлан Алимжанов. Третье место досталось оперному певцу, народному артисту Казахстана и СССР Алибеку Днишеву. Четвертое место в списке самых красивых занял футболист, который в течение шести лет (2003-2005, 2007-2009) признавался лучшим футболистом Казахстана, Самат Смаков. На пятом месте расположился актер, народный артист Казахстана Тунгышбай Жаманкулов. Представляем весь список красавцев: 6-е место – Певец Кайрат Тунтеков 7-е место – Актер Берик Айтжанов 8-е место – Актер, модель Дастен Шакиров 9-е место – Актер, модель Жанибек Акылбеков 10-е место – Актер Асылхан Толепов

Флаг Республики Казахстан — Официальный сайт Президента Республики Казахстан

Скачать Флаг


Флаг Республики Казахстан

Флаг – это один из главных символов государства, олицетворяющий его суверенитет и идентичность. Термин «флаг» происходит от нидерландского слова «vlag». Флаг – это прикрепленное к древку или шнуру полотнище установленных размеров и цветов, обычно с изображением на нем герба или эмблемы. С древних времен флаг выполнял функции объединения народа страны и его идентификации с определенным государственным образованием.

Государственный флаг независимого Казахстана был официально принят в 1992 году. Его автором является художник Шакен Ниязбеков.

Государственный флаг Республики Казахстан представляет собой прямоугольное полотнище небесно-голубого цвета с изображением в центре солнца с лучами, под которым – парящий орел (беркут). У древка – вертикальная полоса с национальным орнаментом. Изображение солнца, его лучей, орла и национального орнамента – цвета золота. Соотношение ширины флага к его длине – 1: 2.

В традициях геральдики каждый цвет символизирует определенное понятие. Так, небесно-голубой цвет символизирует честность, верность и безупречность. Кроме того, небесно-голубой цвет имеет глубокое символическое значение в тюркской культуре. Древние тюрки всегда почитали небо своим богом-отцом, а их небесно-голубое знамя символизировало преданность отцу-прародителю. На государственном флаге Казахстана он символизирует чистое небо, мир и благополучие, а одноцветие фона – единство нашей страны.

Исходя из геральдических канонов, солнце символизирует богатство и изобилие, жизнь и энергию. Поэтому лучи солнца на флаге страны имеют форму зерна – символа достатка и благополучия. Изображение солнца в государственной атрибутике Казахстана подтверждает его приверженность общечеловеческим ценностям и свидетельствует о том, что новое молодое государство полно жизнеутверждающей энергии и открыто всем странам мира для партнерства и сотрудничества.

Образ орла (беркута) является одним из главных геральдических атрибутов, издавна применяемых в гербах и флагах многих народов. Этот образ обычно воспринимается как символ власти, прозорливости и великодушия. Парящий под солнцем беркут олицетворяет собой силу государства, его суверенитет и независимость, стремление к высоким целям и устойчивому будущему. Особое место занимает образ беркута в мировоззрении евразийских кочевников. Он ассоциируется у них с такими понятиями как свобода и верность, чувство достоинства и мужество, мощь и чистота помыслов. Стилизованный силуэт золотого беркута отражает стремление молодого суверенного государства к высотам мировой цивилизации.

Важным элементом государственного флага является расположенная у его древка вертикальная полоса с национальным орнаментом. Казахский орнамент – одна из форм специфического художественного восприятия мира в строгом соответствии с эстетическими вкусами народа. Представляющий собой гармонию различных форм и линий, он является выразительным средством раскрытия внутреннего мира народа. Национальный орнамент вдоль древка символизирует культуру и традиции народа Казахстана.


Аэропорты Казахстана: список городов | Air Charter Service

Большое количество аэропортов в Казахстане объясняется темпами развития страны. Поэтому потребность в аэровокзалах только повышается. Казахстан привлекателен и для культурных, и для деловых визитов, поэтому с радостью принимает туристов, которые предпочитают самолеты другим видам транспорта.

Аэропорт в Актюбинске

Аэропорт Актюбинска (Актобе) расположен в западном промышленном регионе Казахстана. Работает с 1933 года. Является одной из важнейших площадок для реализации масштабных горнодобывающих и нефтегазовых проектов. Это международные авиаворота, обслуживающие преимущественно сегмент деловых путешествий.

Аэропорт расположен на пересечении трасс, связывающих Западную Европу с Азией. Сюда регулярно прилетают самолеты из Москвы и Нур-Султана (Астаны), Шарм-эш-Шейха и прочих городов. При этом аэропорт осуществляет обслуживание внутренних рейсов по Казахстану.

Актюбинск принимает воздушные лайнеры любых типов: и дальнемагистральные суда, и бизнес-джеты AVIAV TM. Для пассажиров последних подготовлен зал VIP-уровня со всеми удобствами.

Для гостей аэропорта предусмотрен комплекс услуг, включая погрузку и перевозку багажа, а также транспортировку. На территории установлены современные светосигнальные системы, работает пункт здравоохранения и склад, в котором можно на время оставить личные вещи. Открыты магазины. Предусмотрено все, что может потребоваться путешественникам, ожидающим рейса.

Аэропорт Алматы

Этот международный аэропорт имеет статус крупнейшего в Казахстане. За год через него проходят 5 миллионов пассажиров. Эти воздушные ворота открыты с 1935 года.

Аэропорт находится в 15 км от центра города, что удобно для туристов, и открыт для авиалайнеров любых типов. Длина взлетно-посадочной полосы — 4,5 км, а ширина — целых 60 м. Интенсивность авиатрафика высокая, аэропорт принимает и обслуживает большое количество судов, в числе которых — лайнеры II и III категорий ИКАО, включая военные воздушные средства. Прилеты и вылеты осуществляют рейсовые самолеты и частные джеты.

В аэропорту предусмотрено все необходимое для комфорта путешественников. На привокзальной площади находится платная парковка, внутри здания работает бесплатный Wi-Fi, есть банкомат. Можно воспользоваться услугами медицинской службы или камеры хранения, а также справочного бюро. Для отдыха предусмотрены кафе и рестораны. Само здание из-за оригинальной архитектуры является местной достопримечательностью.

Аэропорт Атбасар

Казахстанский аэропорт Атбасар расположился на высоте 308 м над уровнем моря. До одноименного города в Акмолинской области — 5 км. Это расстояние легко преодолеть за несколько минут на специальном трансфере для туристов, организованном брокером «Кофранс САРЛ».

Этот аэропорт не входит в число крупнейших. Взлетно-посадочная полоса небольшая, длиной 1,5 км. Аэродром рассчитан преимущественно на обслуживание судов внутренней авиации. В Атбасаре работает вертолетное такси. Туристы могут воспользоваться услугами AVIAV TM (Cofrance SARL). В силу своих особенностей аэропорт удобен для малой авиации.

Аэропорт Аркалык

Аэропорт Аркалык уже закрыт. Ныне не действующие воздушные ворота находятся на территории Костанайской области. Раньше здесь приземлялись авиалайнеры типа Ил-76 и Ту-154. Аэропорт также принимал вертолеты. Во времена СССР из него вылетали самолеты в Москву и другие города, но сейчас здание, по сути, заброшено. Изредка здесь приземляются российские военные вертолеты в рамках посадок аппаратов «Союз».

Аэропорт Балхаш

Аэропорт работает на территории Карагандинской области с 1933 года. Первые перелеты были выполнены по маршрутам Балхаш — Алматы, Балхаш — Караганда и Балхаш — Новосибирск. Постепенно география вылетов расширилась, и самолеты начали летать в страны Советского Союза. С 90-х и по 2011 год полеты не совершались, аэропорт был в запустении. Однако сегодня он снова является портом для самолетов, регулярно курсирующих между Карагандой, Нур-Султаном (Астаной) и Алматы.

В 2008 году завершилась реконструкция аэропорта, в ходе которой обновили взлетно-посадочную полосу и облик самого аэровокзала. Сегодня Балхаш выполняет функции базы для военной авиации. На территории аэропорта действует Центр подготовки летчиков, которые совершают тренировочные полеты на лайнерах Л-39. При аэродроме открыт авиаспортивный клуб парашютистов.

Аэропорт принимает такие воздушные суда, как Ан-24, Ил-76, Ту-154, а также вертолеты любых типов.

Аэропорт Бурундай (Боралдай)

Аэропорт, расположенный в Бурундае (пригородная зона Алматы, 5 км до города), ориентирован на обслуживание внутренних воздушных линий. Он был основан в начале 1930-х годов и стал первым аэродромом Алматы. После войны был сформирован объединенный авиаотряд Бурундая, в состав которого вошли авиалайнеры Ан-26, Ан-30 и вертолеты Ми-8. В 1990-е из аэропорта осуществлялись рейсы в Андреевку, Баканас, Киякты, Акбакай и другие населенные пункты Казахстана.

Аэропорт Бурундай общей площадью 70,5 га относится к 3 классу. Площадка открыта для приема воздушных судов АН разнообразных модификаций, а также геликоптеров. Одна из особенностей — вместительный аэровокзал площадью больше 1,5 тыс. м2, где туристы могут отдохнуть после перелета или с комфортом провести время перед вылетом. В комплекс аэропорта также входят административные здания, склад ГСМ и помещение авиационно-технической базы.

В Бурундае базируется авиаперевозчик «Бурундайавиа», авиапарк которого сформирован различными вертолетами, и авиаподразделения МЧС и МВД. Также аэропорт обслуживает частных авиаперевозчиков.

Аэропорт Шымкент

Шымкент входит в число крупных аэропортов Казахстана международного значения. Он принимает воздушные суда различных типов. В 1967 году заработала взлетно-посадочная полоса и открылся авиавокзал, хотя уже с 1932 года здесь располагалась сельскохозяйственная авиабаза. Сегодня Шымкент используется гражданской и военной авиацией. На территории аэропорта базируются АО «Аэропорт Шымкент» и авиаперевозчик SCAT. Для клиентов частной авиации открыт спортивный аэродром «Сайрам», где желающие могут улучшить свои навыки пилотирования.

Аэропорт в Жамбыле

Аэропорт в Жамбыле сейчас называется Аулие-Ата. Он располагается в Жамбыльской области, рядом с городом Тараз, в 15 км от центра. Ему присвоен код DMB в соответствии с классификацией Международной ассоциации воздушного транспорта. В аэропорту работают 2 взлетно-посадочные полосы длиной 2,4 и 3,5 км, их ширина — 60 и 100 м. Покрытие одной ВПП — асфальтобетонное, другой — из грунта.

Воздушные ворота обслуживают суда типа Ил-76 и Ту-174, а также легкие джеты. Аулие-Ата пользуется популярностью у ценителей частной авиации.

Пассажирский терминал аэрокомплекса сейчас реставрируется, после завершения работ его пропускная способность будет увеличена вдвое. Площадь нового терминала составит 5 500 м2.

В настоящее время аэропорт Жамбыла регулярно принимает авиарейсы из Актобе, Москвы, Актау, Калининграда и других городов.

Аэропорт Жезказган

Аэропорт Жезказган работает на территории Карагандинской области с 1949 года. Раньше в нем функционировали две грунтовые взлетно-посадочные полосы, из-за чего во время непогоды работа аэродрома часто нарушалась.

В 1970-х был возведен современный аэропорт с асфальтобетонной взлетно-посадочной полосой и пропускной способностью до 200 пассажиров в час. Из обновленного Жезказгана первый рейс вылетел в 1973 году. Он был выполнен на самолете Ил-18. Чуть позже на территории авиакомплекса была сформирована Джезказганская объединенная авиаэскадрилья (ДОАЭ), в распоряжении которой появился лайнер Л-410 и вертолет Ми-8. Еще одно знаковое событие в истории аэропорта — создание на его базе авиакомпании «Жезказган Эйр».

В 1985 году был построен новый аэровокзал. Несколько лет назад он был реконструирован и модернизирован. Сегодня аэропорт имеет статус международного, принимает лайнеры типа Ил, Ан, Ту, Як и все типы вертолетов. Самые популярные рейсы — в Нур-Султан (Астану), Алматы и Караганду.

Аэропорт Экибастуз

Экибастуз ориентирован на нужды гражданской авиации. Аэропорт расположен в Павлодарской области на высоте 236 м над уровнем моря. Расстояние до города Экибастуза — 16 км. Это — воздушные ворота второй категории. Самые частые «гости» на территории его взлетно-посадочной полосы — воздушные суда Як-42, Ту-134 и облегченные модели. Также аэропорт открыт для вертолетов.

Аэропорт Атырау

Аэропорт рядом с казахстанским городом Атырау был основан в 1931 году. Сегодня с этими воздушными воротами работают такие авиаперевозчики, как Air Astana, «Аэрофлот», Qazaq Air, Bek Air, SCAT и другие. Пассажиры летают из Атырау в Нур-Султан (Астану), Алматы, Актау и многие другие города страны. Кроме того, выполняются рейсы в Москву, Баку, Стамбул и Амстердам.

В среднем ежегодный пассажиропоток аэропорта составляет 101 тыс. человек. Воздушные ворота Атырау принимают практически все виды авиасудов, включая самолеты Boeing, Ан и Airbus, а также любые типы винтокрылых машин.

В 2005 году здесь ввели в эксплуатацию новую взлетно-посадочную полосу. В 2007 были реконструированы накопители аэрокомплекса, благодаря чему его пропускная способность возросла до 450 пассажиров в час.

Для комфорта пассажиров в аэровокзале предусмотрено множество услуг и сервисов. Это профессиональное обслуживание для регистрации билетов и грузов, санитарная часть и многое другое. Работают отдельные залы повышенной комфортности.

Аэропорт Жайрем

Жайрем представляет собой небольшой аэропорт местного назначения. Он находится в нескольких километрах от одноименного города и обеспечивает связь с такими населенными пунктами, как Нур-Султан (Астана), Боровое, Омск, Бишкек, Ташкент и Алматы. В аэропорте созданы комфортные условия для самолетов бизнес-авиации, а также вертолетов.

Карагандинский международный аэропорт

Воздушные ворота Караганды имеют статус крупного аэропорта международного значения. Аэрокомплекс открылся в 1934 году и был ориентирован на обслуживание рейсов, связывающих Караганду с отдаленными казахстанскими аулами. В то время перелеты выполнялись на воздушных судах По-2 с пассажирской емкостью 2 человека. Однако с 1937 года из аэропорта стали летать лайнеры ПС-9 в Алматы.

В 1944 году воздушным воротам пришлось сменить свое местоположение и переехать в «Новый город». В 1954 году на территории был возведен целый комплекс различных служебных помещений. А в 1959 году была введена взлетно-посадочная полоса с износостойким искусственным покрытием.

В 1980-х произошло множество перемен. В Караганде начали возводить новый аэропорт. Его важной частью стал первоклассный комплекс аэровокзала и современная взлетно-посадочная полоса, готовая принимать любые лайнеры. В это время открылось авиасообщение между Карагандой и Москвой, Сочи, Санкт-Петербургом, Киевом, Омском и другими городами. Сегодня это — международный аэропорт с хорошей пропускной способностью и развитой инфраструктурой.

Территория аэровокзала оборудована для комфортного пребывания пассажиров любых категорий, включая людей с ограниченными возможностями и матерей с маленькими детьми. В комплексе есть молитвенное помещение, комната для курящих. Предусмотрен ресторан и бар, а также VIP-зал с Wi-Fi, телефоном и свежей прессой на нескольких языках. Работает гостиница.

Пассажиры VIP-зала могут воспользоваться услугами индивидуальной регистрации билетов, трансфера до воздушного судна отдельным транспортом и доставки багажа. Для них предусмотрены отдельные места для курения и крытая платная парковка, работающая 24 часа в сутки.

Аэропорт Кокшетау

Аэропорт Кокшетау располагается в Акмолинской области Казахстана. Воздушные ворота под управлением компании Airport Management Group способны принимать воздушные суда типа Як или Ил, Boeing, Airbus, а также вертолеты.

Взлетно-посадочная полоса имеет прочное асфальтобетонное покрытие. На территории аэродрома находится пассажирский терминал, оборудованный двумя телескопическими трапами. Он начал свою работу недавно — в 2013 году. Пропускная способность пассажирского терминала — 200 авиатуристов в час.

На территории аэропорта базируются авиаперевозчики SCAT и S7. Регулярно выполняются рейсы в Алматы, Москву, Актау и Шымкент. Также развито сообщение с Карагандой, Павлодаром, Уральском и Петропавловском.

Аэропорт Костанай (Наримановка)

Наримановка — это аэропорт административного центра Костанайской области. Воздушные ворота управляются компанией Airport Management Group.

Раньше Костанай был аэропортом совместного базирования. На его территории располагались Ан-12, а также мощные военные лайнеры, входящие в авиационный транспортный полк. До 1970-х годов аэродром находился в другом месте, на котором сейчас работает спортивный аэропорт.

Воздушные ворота Костаная способны принимать различные виды авиасудов, включая лайнеры Ту, Ан, Ил, а также Boeing, Airbus и Fokker. Развито воздушное сообщение между Костанаем и Алматы, Москвой, Нур-Султаном (Астаной) и Минском. В среднем пропускная способность аэропорта — 120 000 авиапассажиров в год.

Аэропорт Кзыл-Орда

Кзыл-Орда (или Коркыт-Ата) — казахстанский аэропорт международного значения, управляемый компанией Airport Management Group. Воздушные ворота открыты для любых самолетов, включая крупные В-747 и В-757, средние лайнеры и все типы вертолетов без исключения.

Аэрокомплекс начал строиться в 1986 году, а в 1988 году уже был открыт для самолетов и пассажиров. До этого момента аэропорт находился в черте города, сегодня на его месте действует аэровокзал. В 1990-е на территории авиакомплекса базировались преимущественно самолеты Ан-2, выполнявшие регулярные пассажирские и почтовые перевозки. Было налажено авиасообщение между Кзыл-Ордой и Аральском, Джусалы, Ленинском, Яныкурганом и другими населенными пунктами. На территории стояли самолеты Як-40, которые впоследствии были переданы другим аэродромам.

В 2010 году в Кзыл-Орде воздвигли новый аэровокзал с пропускной способностью 150 человек в час. В следующем году завершилась реставрация, в рамках которой провели замену всего метеорологического, радионавигационного и светосигнального оборудования, отремонтировали взлетно-посадочные полосы, благодаря чему на аэродром смогли приземляться самолеты и других типов. С 2014 году отсюда стали выполняться международные рейсы.

Сегодня аэропорт Кзыл-Орда занят обслуживанием таких авиаперевозчиков, как Air Astana, Qazaq Air, SCAT и других. Перелеты выполняются в Алматы, Нур-Султан (Астану), Москву, Караганду, Актау и другие города.

Аэропорт в Семипалатинске

Аэропорт Семипалатинска Семей (или Жанасемей) имеет статус международного и относится к первому классу. Воздушные ворота начали принимать самолеты в 1929 году. Сегодня с территории Семипалатинска выполняют регулярные полеты в Москву, Нур-Султан (Астану), Алматы, Усть-Каменогорск и Аягоз.

В аэропорте приземляются самолеты Ан-124 и Ил-76, также он рассчитан на прием легких воздушных судов и вертолетов. Кроме того, на территории Семея базируются лайнеры военного назначения и самолеты авиакомпаний S7, Qazaq Air, SCAT.

В 1983 году на территории Семея построили новый двухэтажный аэровокзал площадью 3 500 м2 с огромным пассажирским терминалом. Пропускная способность составляет 400 пассажиров в час. В терминале предусмотрено все необходимое для комфортного времяпрепровождения в процессе ожидания вылета. Работают торговые точки и санузлы, есть удобные посадочные места.

Аэропорт Петропавловск

В Петропавловске находится крупный международный аэропорт, который недавно был модернизирован. В 2016 году в эксплуатацию была введена взлетно-посадочная полоса с усиленным покрытием из асфальтобетона, ее удлинили до 2,8 км и расширили до 45 м. В рамках реконструкции были обновлены перрон и рулежная дорожка, также было установлено новое светосигнальное оборудование.

Аэропорт, начавший работу в 1935 году, сегодня принимает все типы самолетов и вертолетов. Исторически он начал с обслуживания почтово-пассажирских рейсов, выполняемых на самолетах По-2. Сегодня он находится под управлением компании Airport Management Group и ежегодно обслуживает в среднем 17 000 пассажиров.

Из Петропавловска регулярно вылетают рейсы в Алматы, Шымкент и Нур-Султан (Астану). Аэровокзал соответствует стандартам международного образца и выглядит стильно и современно.

Аэропорт Павлодар

Аэропорт Павлодара имеет международное значение. Воздушные ворота открылись в 1949 году и стабильно обслуживали различные авиасуда до 2003 года. В 2003 году началась масштабная реконструкция комплекса, которая продолжалась в течение 2 лет.

Благодаря модернизации в Павлодаре расширили искусственные покрытия и установили современную светосигнальную систему первой категории. В 2011 году провели следующую реконструкцию.

Из аэропорта выполняются регулярные рейсы в Москву, Нур-Султан (Астану), Алматы. В летний сезон осуществляется авиасообщение с Антальей и Минском. Полеты выполняются и на частных самолетах. В аэропорту базируются авиаперевозчики Air Astana, S7, SCAT, Bek Air и другие.

Аэропорт принимает воздушные суда разных типов, включая самолеты Boeing, Airbus и Bombardier CRJ100/200, а также вертолеты.

Добраться до аэропорта легко на такси или общественном транспорте.

Аэропорт Актау

Несмотря на сравнительно молодой возраст (открыт в 1983 году), Актау является крупным аэропортом международного назначения. Воздушные ворота расположены на расстоянии 21 км от одноименного города.

Через аэропорт осуществляется множество авиаперевозок. За один только 2015 год через воздушные ворота Актау прошло свыше 845 000 пассажиров, что в 4 раза больше населения самого города.

Активное развитие аэропорта обусловлено развитием в Прикаспийском регионе нефтяной отрасли. В связи с этим были значительно увлечены объемы грузоперевозок и пассажирских рейсов. Строительство нового пассажирского терминала завершили в 2009 году, увеличив его пропускную способность (сегодня она составляет 450 авиатуристов в час). Для пассажиров VIP-уровня предусмотрен отдельный бизнес-зал, где можно в комфортных условиях дожидаться рейса.

Особое внимание в аэропорту уделяется системе безопасности. В Актау установлены рентгеновские сканеры, телескопические трапы, мощная система видеонаблюдения.

В 2010 году аэропорт получил звание лучшего на территории всех стран СНГ, а в 2015 году на его территории приземлился крупнейший в мире грузовой лайнер Ан-225 «Мрия». Аэродром принимает авиалайнеры Boeing 747, Ил-76, Ан-124, вертолеты и легкие воздушные суда. Также здесь представлены самолеты военной авиации, включая Су-25.

Из аэропорта совершаются авиаперевозки по Казахстану, выполняются регулярные рейсы в Стамбул, Москву, Ереван, Баку, Тбилиси и другие города.

Удачное расположение на равнине и развитая инфраструктура позволяют аэропорту принимать воздушные суда на протяжении всего года. Взлетно-посадочная полоса Актау построена по розе ветров, чтобы ветер не мешал совершать посадку или взлет.

Аэропорт Зайсан

Небольшой казахстанский аэропорт Зайсан относят к третьему классу. Воздушные ворота обслуживают авиалайнеры Як-40, Ан-24 и Ан-26, а также более легкие суда, включая самолеты и геликоптеры. Из Зайсана летает один регулярный рейс, который связывает город с Усть-Каменогорском. Аэродром принимает частные самолеты и вертолеты.

Аэропорт Талды-Курган

Аэропорт расположился на расстоянии в 18,5 км от одноименного казахстанского города. Воздушные ворота Семиречья открылись в 1946 году. Сегодня они обслуживают рейсы местного и международного назначения.

Изначально на территории авиакомплекса функционировала одна грунтовая взлетно-посадочная полоса, с которой взлетали небольшие самолеты типа По-2. Однако со временем авиапарк расширился, и к нему добавились Як-2 и Ан-2.

В 1974 году аэропорту пришлось сменить дислокацию, после чего он стал способен принимать лайнеры Ан-24 и Як-40. В 1981 году к ним добавился Ту-134.

В 2004 году здание аэропорта реконструировали и оснастили необходимым досмотровым и технологическим оборудованием, соответствующим всем международным стандартам.

Помимо пассажирских самолетов, в Талды-Кургане базируются и суда военной авиации. Авиаперевозчик «Жетысу» выполняет регулярные перелеты в Астану. В город можно добраться и на самолетах Bombardier компании Qazaq Air.

Аэропорт в Нур-Султане (Астане)

Аэропорт Нур-Султана (Астаны) носит имя Нурсултана Назарбаева. Воздушные ворота начали свою работу в 1931 году и с этого времени стремительно развивались. Сегодня это — один из самых крупных аэродромов на территории Евразии, из него ежедневно вылетают порядка 40 лайнеров в разные уголки мира. Пропускная способность аэропорта — до 750 туристов в час. Терминал способен пропускать за сутки до 600 тонн различных грузов.

На территории аэропорта базируются 14 авиакомпаний, среди них — Austrian Airlines, SCAT, «Белавиа», «Узбекские авиалинии» и другие. Из Нур-Султана осуществляются вылеты во все крупные города Казахстана. Открыты воздушные пути до Москвы, Антальи, Санкт-Петербурга, Минска, Вены, Новосибирска, Шарджи, Стамбула, Родоса и других городов.

С 2002 по 2005 аэропорт реконструировался. В 2005 году на его территории открыли новый терминал.

Аэродром III категории, находящийся под управлением Airport Management Group, принимает воздушные суда любых размеров и модификаций. Для этого предусмотрена отличная взлетно-посадочная полоса. Она имеет усиленное армобетонное покрытие и протяженность 3 500 м, что позволяет работать авиасудам в условиях горизонтальной видимости в 200 м и вертикальной — в 15 м. Пассажиропоток за 2015 год составил 3 366 560 человек.

Аэропорт Усть-Каменогорск

Аэропорт удален от центра города на 11 км. Он представляет собой современный гражданский объект с двумя взлетно-посадочными полосами (одна — с асфальтобетонным покрытием, другая — с грунтовым). Через воздушные ворота осуществляются перелеты в Нур-Султан (Астану), Караганду, Алматы, Зайсан, а также Анталью, Москву и Новосибирск. Аэропорт сотрудничает с такими авиакомпаниями, как Air Astana, S7, Bek Air, SCAT и Sunday Airlines.

Аэропорт Уральск

Международный аэропорт Уральска находится на территории Теректинского района Казахстана и принимает самолеты разных типов, в том числе — крупные Boeing, Як, Ил и Ан, а также легкие джеты и геликоптеры. Из Уральска выполняются рейсы авиаперевозчиков Qazaq Air, Bek Air и SCAT. Налажено авиасообщение между городом и Нур-Султаном (Астаной), Актау, Алматы и Атырау. В комплексе работает международный терминал, из которого авиакомпания S7 выполняет рейсы в Москву, а Air Astana перевозит пассажиров во Франкфурт-на-Майне.

Обряды, традиции и обычаи. Самые популярные и широко распространённые виды спорта казахского народа.

Мы уже писали о том, что казахский народ свято чтит унаследованные от предков обычаи и традиции. Объективности ради, следует сказать, что за годы существования, казахская нация накопила в данной сфере столь объемный багаж, что в рамках одной статьи, практически не возможно рассказать обо всех традициях и обычаях, присущих потомкам султанов Жанибека и Керея (основатели Казахского ханства – прим. автора).
Основной традицией казахов, со временем трансформировавшейся в особенность национального характера, является гостеприимство. В казахском обществе существует неофициальный закон, озвученный еще в глубокой древности. Он гласит – встречай гостя как посланника Бога.
Гостеприимство, в казахском обществе считается священной обязанностью. Во все времена степняки делали все возможное, чтобы угодить гостю. Поэтому каждый путник, отправляясь в дорогу, знал, что его радушно встретят в любом уголке казахской земли.
Уважительное отношение к старшим – еще одна положительная черта казахского народа. Традиционно ребенка с «младых ногтей» обучают сдержанности и добропорядочности при общении со взрослыми, умудренными жизненным опытом людьми.
Однако выше перечисленные национальные особенности, базисом для возникновения которых послужили обобщенные нормы и принципы общественных отношений (традиции), к счастью, присущи не только представителям казахского народа. Поэтому далее вашему вниманию предлагается перечень основных обычаев, получивших широкое распространение в казахском обществе.

1. Традиции и обычаи, связанные с преподнесением подарков

Сүйінші – обычай, согласно которому путник, принесший в дом добрую весть, в благодарность получает от хозяев ценный подарок.

«Ат мингизип шапан жабу» – высокий почет. Согласно традиции, дорогой гость, им может быть акын, батыр или просто очень уважаемый человек, посетивший аул, в знак признания заслуг, получает в подарок от местных жителей коня и дорогой чапан (халат из верблюжьей шерсти с ситцевой подкладкой).

Бес жаксы – подарок, единовременно состоящий из пяти ценных вещей. В него входят: верблюд («кара нар»), быстроногий скакун («жуйрик ат»), дорогой ковер («калы килем»), алмазная сабля («алмас кылыш»), а также соболья шуба («булгын ишик»). Бес жаксы также как и «Ат мингизип шапан жабу», удостаиваются наиболее уважаемые в казахском обществе люди.

Байғазы – традиция, предусматривающая возможность получения подарка человеком, приобретшим обновку.

2. Традиции и обычаи, связанные с взаимопомощью

Асар – семья, у которой возникла необходимость выполнить какую-либо спешную, подчас тяжелую работу, имеет право позвать в помощники родственников, друзей и соседей. По окончанию дела, для помощников накрывается богатый стол.

Жылу – традиция, связанная с оказанием материальной, моральной и финансовой помощи людям, пострадавшим в результате стихийных бедствий (пожаров, наводнений и т.п.). Все сочувствующие, а не только родственники, имеют право помочь пострадавшим. В качестве пожертвований могут выступать – скот, стройматериалы, одежда, деньги.

Белкотерер – традиция, угощать пожилых людей. Для стариков, готовятся вкусные, а самое главное – мягкие блюда, такие как казы, жент, кумыс, творог и т.д. Как правило, данная обязанность возлагается на детей или близких родственников, реже соседей. Традиция белкотерер, является примером заботы о пожилых людях.

3. Традиции и обычаи, связанные с приемом гостей

Конакасы – обычай, связанный с угощением гостя. Казахский народ издревле славился своим гостеприимством. Все самое вкусное казахи всегда приберегали для гостей. Гостей делили на три вида. «Арнайы конак» – специально приглашенный, «кудайы конак» – случайный путник, «кыдырма конак» – нежданный гость. Следует отметить, что если хозяин дома по каким-либо причинам, отказался соблюдать обычай конакасы, в отношении его (в давние времена) могли быть применены штрафные санкции.

Конаккаде – традиция, в соответствии с которой хозяин дома имеет право попросить гостя спеть песню или сыграть на музыкальном инструменте. Конаккаде – испытание гостя искусством, а также залог веселого застолья.

Ерулик – если в аул прибывали новоселы, в их честь устраивался ерулик – небольшой праздник, позволявший прибывшим быстрее адаптироваться на новом месте. Также обычай ерулик включал в себя и помощь в бытовом обустройстве новичков. Соседи обеспечивали их дровами, питьевой водой и т.д.

Той дастархан – особая форма торжества, организуемого к празднику или во время него. Помимо посиделок за столом, во время той дастархан, проводятся спортивные, музыкальные, песенные состязания (айтыс), скачки.

4. Традиции и обычаи, связанные с рождением и воспитанием ребенка

Шільдехана – торжество, связанное с рождением ребенка.

Бесікке салу, бесік той – праздник, устраиваемый после укладки новорожденного в люльку. Как правило, организуется на 3-5 день после отпадания пуповины у малыша.

Есім кою, ат қою – обряд имянаречения. Может проводиться в рамках праздника шілдехана, либо во время торжества, приуроченного к укладыванию новорожденного в люльку. Исполнение обряда поручают наиболее уважаемым людям, которые кроме всего прочего, благословляют младенца.

Кыркынан шыгару – обряд, исполняемый на сороковой день после рождения ребенка. Включает в себя: купание младенца в 40 ложках воды, а также первую стрижку волос и ногтей.

Тусау кесу – по казахскому обычаю, в день, когда ребенок сделал свои первые шаги, в юрту приглашался самый старый и уважаемый в ауле человек. Он должен был перерезать ножом специальные веревки, опутывающие ножки ребенка (разрезание пут). Делалось это для того, чтобы в будущем малыш мог красиво ходить и быстро бегать.

Сүндетке отырғызу – обряд обрезания. Обряд проводится, когда ребенку исполняется 5-7 лет. В этот день родители зовут в юрту муллу, который и проводит данную процедур. За это мулла получает щедрое вознаграждение. По случаю сүндетке отырғызу, организуется большой праздник, на который приглашают всех родственников и друзей. Пришедшие на той, делают щедрые подарки виновнику торжества и его родителям.

5. Традиции и обычаи, связанные со вступлением в брак

У казахов по адату – брак между родственниками до седьмого колена запрещен, подобное табу, способствует предупреждению кровно-родственных смешений и, как следствие – благоприятно отражается на здоровье будущего потомства.

Кроме того, в прежние времена существовало суждение, что ранние браки способствуют удержанию молодежи от непристойных поступков, а также являются предпосылками к рождению здоровых детей. Поэтому девушек выдавали замуж в 13 – 14 лет. Однако сегодня, традиции ранних браков в Казахстане не практикуется.

Любую свадебную церемонию в казахском обществе предвосхищает құдалық (сватовство). В преддверии бракосочетания в дом невесты приезжают сваты. Их задача – договориться с ближайшими родственниками девушки о ее замужестве. В ходе сватовства, отец невесты получает от гостей подарки, являющиеся своеобразным задатком.

Если переговоры проходят успешно, отец, в свою очередь, вручает главному свату халат. Этот обычай именуется «шеге шапан». Приготовление «құйрық бауыр», блюда из печени и курдючного сала, также свидетельствует об удачном завершении сватовства.

Следующий этап праздника – проводы невесты «қыз ұзату». Вечером перед началом церемонии в дом девушки вновь приезжают сваты. Количество визитеров должно быть не четным (5-7 человек). Рано утром, невесту вместе со сватами отправляют в дом жениха. Процедура прощания, сопровождается исполнением казахской ритуальной песни «Жар-жар».
Торжественный обряд встречи невесты, именуется келін түсіру. Основным элементом келін түсіру, является исполнение традиционной песни наставлений и пожеланий – «Беташар».

В древние времена, когда казахи практиковали кочевой образ жизни, жилище молодоженов (юрта), располагалось позади дома родителей жениха. Согласно традиции, первой порог юрты должна была переступить невеста, причем обязательно сделать это с правой ноги.

Также в ходе свадебной церемонии, молодожены должны совместно распить сосуд с водой, в которой растворены сахар и соль. По приданию, данный ритуал – гарант счастливой семейной жизни.

Не менее интересен в комплексе свадебных мероприятий обряд расплетания косы невесты, с последующим раздвоением. Две косы на голове у новобрачной, символизируют окончание одиночества и начало супружеской жизни.

6. Древнейшие обычаи казахского народа

Туган жерге аунату – согласно данному обычаю, человека, долгое время прожившего в дали от родных мест, по возвращению на родину следовало обвалять в земле. Коротко смысл данного действия можно объяснить следующей пословицей – «все мы дети родной земли».

Аузына тукирту – дословно название этого ритуала переводится как «поплевать в рот». У древних казахов существовало поверье, согласно которому с капелькой слюны, переданной ребенку отважным батыром, популярным акыном или оратором, к малышу перейдет частичка гена одаренности данного человека. Благодаря чему, в будущем этому ребенку будет сопутствовать удача.

Ашамайга мингизу – обряд, в соответствии с которым 6-7-летнему мальчику полагалось дарить коня и камчу. Подобный ритуал являлся своеобразной «инициацией», пройдя которую ребенок провозглашался джигитом. В этот день старики благословляли юного наездника на ратные подвиги. После чего, родители устраивали в честь сына небольшой той (праздник).

Бастангы – старинный аналог современных молодежных вечеринок. Традиционно подобные торжества проводились сразу же после отъезда взрослых. Во время бастангы, гости, как привило, высказывали только одно пожелание – чтобы в дороге путников сопровождала удача и не настигла болезнь.

Туризм | Интересное о Казахстане | Казахстан

Добро пожаловать на сайт Kazakhstan Travel. Пройти на сайт

Казахстан обладает значительным потенциалом для развития практически всех видов туризма: от экологического до делового. Этому способствует богатая история, оставившая на территории страны множество археологических и исторических памятников. Это обеспечивается за счет уникального географического положения, благодаря которому в Казахстане можно найти нетронутые уголки природы в самых различных ландшафтах. Это достигается и благодаря развитию туристической инфраструктуры, постоянной работе по упрощению визового режима и многим другим факторам.

В Казахстане на сегодняшний день развиваются следующие виды туризма.

Культурно-познавательный туризм

По количеству памятников археологии, истории и архитектуры Казахстан представляет собой настоящий «музей под открытым небом». Туристы могут посетить древние города вдоль Великого Шелкового пути, увидеть петроглифы Тамгалы эпохи бронзы или знаменитые некрополи Мангыстау.

Познакомиться с современной жизнью Казахстана удобнее всего будет в городах Нур-Султан, Алматы, Шымкент, Усть-Каменогорск и Актау, туристическая инфраструктура предлагает услуги на любой вкус и бюджет.

Экологический туризм

Количество и разнообразие территорий, природа которых сохранилась в практически первозданном виде, делает Казахстан невероятно привлекательным для любителей экологического туризма. На территории Казахстана насчитывается 12 национальных природных парков и 10 заповедников.

Казахстан, благодаря своим размерам и географическому положению, предоставляет возможность посетить такие природные зоны, которые обычно туристы должны «подыскивать» в целом ряде отдельных государств.

Это степи и озера Центрального Казахстана, внесенные в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это предгорья и горы востока и юго-востока, которые по разнообразию ландшафтов, флоры и фауны легко могут сравниться с регионом Альп. Это побережье Каспийского моря — крупнейшего замкнутого водоема в мире. Это пустыни юго-запада Казахстана, способные поразить самых искушенных любителей фототуризма, это леса вокруг озера Боровое на севере страны и многое другое.

Для поклонников экотуризма туристическими компаниями Казахстана разработано около тысячи различных маршрутов, нередко включающих, помимо посещения природных объектов, также и знакомство с древним бытом казахов-кочевников.

Спортивный туризм

Казахстан представляет прекрасные условия для спортивного туризма по таким направлениям, как горнолыжный туризм, альпинизм, водный туризм, конный туризм, велотуризм и многое другое.

Природа Казахстана дает уникальные маршруты и условия для занятия множеством видов спорта, включая и экстремальные, а власти страны, в свою очередь, прилагают усилия для обеспечения соответствующей инфраструктуры. Так, например, трассы горнолыжного курорта Шымбулак считаются одними из лучших в мире.

Оздоровительный туризм

Казахстан — это прекрасное место для лечебно-оздоровительного туризма. Особенностью здесь является опять же активное использование лечебных природных ресурсов: горячих источников, лечебных грязей, целебного климата. В Казахстане практикуется кумысотерапия, использование минеральных вод, пантолечение. При этом санатории, оснащенные современным оборудованием, находятся непосредственно рядом с «природными базами» такого лечения.

Для тех, кто хотел бы не столько поправить здоровье, сколько просто отдохнуть и собраться с силами, в Казахстане построено множество домов отдыха. Они расположены в таких красивых и экологически чистых местах как побережье озера Алаколь, курортной зоны Боровое и Баянаул, побережье Каспийского моря, предгорья Заилийского и Джунгарского Алатау и т. д.

Религиозный туризм

Религиозный туризм в Казахстане касается, по большей части, посещения мусульманских религиозных объектов. Здесь последователи ислама могут посетить мечети, мавзолеи, гробницы и усыпальницы знаменитых религиозных деятелей. Это, к примеру, мавзолеи Ходжи Ахмета Яссауи и Арыстан-баба, подземные мечети Шакпак-Ата и Бекет-Ата и многие другие.

Современные религиозные сооружения Казахстана также не оставят равнодушными паломников. Жемчужиной здесь является мечеть «Хазрет Султан», расположенная на главной площади Нур-Султана «Казак ели».

Кроме исламских святынь и мечетей, в Казахстане находится ряд прекрасных православных храмов, таких, как Вознесенский кафедральный собор, Успенский кафедральный собор, Свято-Троицкий храм, Воскресенский собор (г. Семей) и другие.

На юго-востоке страны и на Алтае имеется ряд объектов, отражающих историю присутствия буддизма на территории Казахстана.

Деловой туризм

Деловой туризм с каждым годом привлекает все большее число гостей в крупнейшие города Казахстана. Это, в первую очередь, Нур-Султан, Алматы и Атырау. Здесь все чаще проводятся всевозможные региональные и международные конференции, саммиты, симпозиумы, привлекая в страну внушительное количество иностранных бизнес-туристов.

Для развития этого вида туризма в городах страны постоянно возводятся отели, ориентированные на самые разные группы туристов: это и пятизвездочные отели самых известных мировых гостиничных сетей, и уютные небольшие гостиницы, а также хостелы.

Топ-10 самых красивых мужчин Центральной Азии список

Добавить изображение в раздел

10. Ян Воинов

Ян Воинов (род. 11 августа 1996 г.) – танцор из Кыргызстана, известен своими выступлениями в танцевальных баттлах. Он участвовал и выступал в World of Dance, Hip Hop International и других. Он также был показан в различных рекламных роликах и музыкальных клипах.

Добавить изображение в раздел

9.Диас Аблаев

Диас Аблаев (род. 25 апреля 1986 г.) – казахстанский певец и автор песен.

Добавить изображение в раздел

8. Фаррух Комилов

Фаррух Комилов (родился 20 мая 1989 года в Ташкенте, СССР) — узбекский певец и актер.

Добавить изображение в раздел

7.Вахид Изимов

Вахид Изимов (родился 26 мая 1993 г.) – уйгурский актер из Казахстана.

Добавить изображение в раздел

6. Димаш Адилет

Динмухамед Султанбеков (род. 17 мая 1995 г.) – казахстанский бизнесмен и модель. Димаш является одним из самых богатых молодых людей Казахстана и наследником состояния одной из самых богатых семей Казахстана.

Добавить изображение в раздел

5.Али Отажонов

Алишер Отажонов (родился 30 июля 1987 г.) – певец и актер из Узбекистана.

Добавить изображение в раздел

4. Джон Азиз

Азиз Мирзоев — таджикская модель. Представлял Таджикистан на Mister Global 2017.

Добавить изображение в раздел

3.Сухроб Кенжаев

Сухроб Кенжаев (род. 19 июня 1988 г.) – узбекский певец и композитор.

Добавить изображение в раздел

2. Нурсултан Айталиев

Нурсултан Айталиев — модель из Кыргызстана. Он представлял свою страну на Mister Universal Ambassador 2016.

Добавить изображение в раздел

1.Димаш Кудайберген

Динмухамед Кудайбергенов (родился 24 мая 1994 года в Актобе, Казахстан) — казахстанский певец, автор песен и мульти-инструменталист. Димаш известен своим широким вокальным диапазоном, охватывающим 6 октав и 1 ноту. Его диапазон достигает нижних нот регистра баритона, вплоть до самых высоких нот сопрано и регистра свиста.

Знаете ли вы, что красивая внешность Тайгера Шроффа исходит от его гуджаратских, турок, бельгийских корней? | Болливуд

Актер Тайгер Шрофф, настоящее имя которого Джай Хемант Шрофф, дебютировал в кино в 2014 году в фильме «Херопанти».С тех пор он занял для себя нишу надежной звезды боевиков. Он успешно снялся в двух фильмах Бааги и скоро приступит к работе над следующим. В его день рождения во вторник, вот посмотрите на его семейное прошлое.

Когда маленький сын Джеки Шроффа ворвался на сцену фильма на хинди, ему пришлось столкнуться с изрядной долей троллинга в Интернете. Поклонники быстро заметили его не очень-дези-лицо. Многие считали, что она поразительно похожа на актрису Карину Капур Кхан. Фактически, его трансформированные изображения начали ходить по Интернету.

Коллаж, показывающий сходство Тайгера с Кариной Капур Кхан.

Он посмеялся над сравнением и на самом деле воспринял его как комплимент. В интервью Hindustan Times, когда его спросили, видел ли он свой фотоколлаж с Кариной в Интернете, он сказал: «Да, я видел его. Это было довольно забавно. женщина такая же красивая, как Карина Капур Кхан. Она такая красивая, и, в конце концов, красота есть красота».

Смотрите также: Тайгер Шрофф демонстрирует потрясающие футбольные навыки и забивает красиво

Точка была отмечена; в его внешности было что-то другое, что было очевидно у Геропанти.Его великолепно мускулистое тело, почти невозможные последовательности действий, ловкость и гибкость и выдающиеся способности дали зрителям еще одну тему для разговора.

Два года спустя Тайгер стал индийским ответом голливудскому Рэмбо. Но как насчет его внешности? Секрет его красивой внешности кроется в его семейном происхождении, плавильном котле различных этнических групп.

Все мы знаем, что Тайгер — старший из двух детей звезды 90-х Джеки Шрофф и бывшей модели и продюсера Аиши Шрофф (ранее Датт).Но мало кто из нас знает, что матери Джеки и Аиши изначально не принадлежали к Индии.

Мать Джеки – турок из Казахстана, а мать Аиши – из Бельгии. Отец Джеки, Какубхай Шрофф, родом из Гуджарата, а отец Аиши был бенгальским джентльменом, который также был вице-маршалом ВВС Индии.

Еще в 2015 году в интервью PTI Джеки сказал, что однажды он хотел бы снять документальный фильм о своей матери. «Я вырос, слушая рассказы моей матери о том, как она, ее братья и сестры вместе со своей бабушкой приехали из Центральной Азии в островной город Мумбаи.У нее отличная история, и я хочу записать ее в хронику. Я хочу написать об этом, а если нет, то обязательно сниму документальный фильм о ее путешествии».

В другом интервью The Telegraph он сказал, что, учитывая его происхождение, самой большой добродетелью, которой он научился, была терпимость. «Мой отец был из Раджкота в Катхиаваде, штат Гуджарат, а моя мать из Туркменистана, который тогда был частью СССР. У обоих не было проблем выйти замуж за кого-то из страны, далекой от их. Я узнал ценность терпимости и сосуществования, уважения и любви друг к другу как к ближнему.

В интервью Rajya Sabha TV Джеки подробно рассказала о том, как семья ее матери переехала из Казахстана: «Unke wahan coup ho gaya tha. Хамари амми Туркмани тхи. Во время переворота казахи ели хамла карне. Inki joh bachchiyan theen, inhone apne badal pe чесночная паста lagaya toh unko skin par phodey ho gaye. Тох унко (солдаты) лагаа ке шайад прокаженные хайн, тох чход диа… унко тач мат каро. Unhe lagaa kodd ki bimari hai. Toh woh bach Gain, Kuch Saat Bachiyan Aur Kuch Auraten.Phir woh aaye Ладакх. (У нее на родине был переворот. Моя мама была турчанкой. Пришли казахские солдаты. Эти девушки (в том числе и его мать) намазали себе чесночной пастой. они были прокаженными и не тронули их и оставили в покое. Потом оттуда семь молодых девушек и несколько женщин переехали в Ладакх)”. мать познакомилась с отцом, и они решили пожениться.О своем отце Джеки рассказал в том же интервью, что он был астрологом с семейным опытом торговли акциями. Он потерял деньги на торговле и был вынужден уйти из дома. Оба его родителя встретились в Мумбаи и решили пожениться.

Читайте также: Никки Тамболи позирует с Джааном Кумаром Сану на вечеринке Ракхи Савант Bigg Boss, говорит, что ни на кого не обижается

Семья Аиши, как сообщается, была более привилегированной. Ее отец, Ранджан Датт, служил в ВВС и женился на гражданке Бельгии Клод Мари Датт Де Кэви.Если вы всегда задавались вопросом о сестре Тайгера, высоких скулах Кришны Шрофф, вы должны знать, откуда они взялись.

Почему Казахстан отказался от ядерного оружия?

Когда 22 года назад Казахстан стал независимым и унаследовал часть ядерного оружия Советского Союза, он решил от него отказаться. Если вы вообще следите за Казахстаном, то знаете это, потому что правительство Казахстана не упускает ни единой возможности упомянуть об этом факте.

Казахстан сделал свой статус одного из немногих правительств, когда-либо отказавшихся от ядерного оружия, центральным элементом своих усилий по позиционированию себя как ответственного члена мирового сообщества.Он основал группу по испытаниям ядерного оружия «Атомный проект» и провел международные дипломатические переговоры по ядерной программе Ирана.

Казахстан, конечно, не только размещал советское ядерное оружие, но и был местом проведения испытаний советского ядерного оружия, что имело разрушительные последствия для здоровья казахстанцев в долгосрочной перспективе. В нарративе, который Казахстан построил с тех пор, именно горький опыт ядерных испытаний заставил Казахстан отказаться от своего ядерного оружия.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в статье New York Times от 2012 года, озаглавленной «Чему Иран может научиться у Казахстана», написал следующее:

Среди нашего народа было такое чувство, что мы закрыли Семипалатинскую площадку еще до того, как 20 лет назад, после распада Советского Союза, мы стали независимым государством. С обретением независимости мы стали четвертой по величине ядерной державой в мире. Одним из наших первых действий как суверенной нации был добровольный отказ от этого оружия.

С тех пор мы неустанно работали над тем, чтобы побудить другие страны последовать нашему примеру и построить мир, в котором угроза ядерного оружия останется в истории.

Но Назарбаев, прежде всего, прагматик, который вряд ли принял бы такое судьбоносное решение исключительно из сентиментальных соображений. И вам не нужно далеко ходить, чтобы найти настоящую историю о том, почему он отказался от ядерного оружия: достаточно взглянуть на официально утвержденную биографию «Назарбаев и создание современного Казахстана» и на этот отчет о встрече между Назарбаевым и американскими официальными лицами, включая Государственный секретарь Джеймс Бейкер:

[Назарбаев] заверил своих американских гостей, что у Казахстана нет стремления вступить в военный клуб ядерных держав; что он был реалистичен в отношении своей неспособности справиться с техническими вопросами и оплатить расходы на содержание ракет, размещенных на его территории, и что он был президентом, долгое время выступавшим против наличия ядерных установок в его стране.Однако Назарбаев дал понять, что не собирается отказываться от обладания казахстанским ядерным оружием, не получив что-то взамен. «Изначально я стремился к гарантиям безопасности, — вспоминает он.

Джеймс Бейкер, который знал, что США не смогут стать гарантом безопасности бывшей советской республики с 3500-мильной границей с Россией, попытался жесткой речью остудить Назарбаева от этого требования. Он закончился строгим предупреждением о том, что по три американских ракеты были нацелены на каждую из межконтинентальных баллистических ракет, дислоцированных в Казахстане.«Меня это не пугает, да и не в этом дело», — ответил Назарбаев. «Мы все решим на равных. В первую очередь нам нужно знать, что Казахстан получит взамен за демонтаж этого оружия…»

«Назарбаев также настаивал на том, что Казахстан не хочет ядерного будущего. Его не впечатлили местные голоса, казахстанский эквивалент неоконсерваторов, которые хотели, чтобы молодые и неподготовленные вооруженные силы страны взяли под свой контроль ракеты, как если бы они были национальным независимым средством ядерного сдерживания.Президент также пренебрежительно отнесся к секретным обращениям, которые он получил от арабских посланников, призывавших его сохранить то, что они называли «исламской бомбой».

Один из этих эмиссаров доставил цветистое письмо от ливийского лидера Муаммара Каддафи, в котором он умолял Назарбаева сохранить ядерный арсенал «на благо ислама». Другой посланник из богатого нефтью государства на Ближнем Востоке предложил предоставить Казахстану 6 миллиардов долларов США для покрытия расходов на содержание его ядерных сил.Назарбаев счел подобные предложения нелепыми. Он хотел международного признания, респектабельности, инвестиций и безопасности. Эти цели были несовместимы с сохранением ядерного арсенала».

Взамен Казахстан получил существенную помощь США в технической работе по избавлению от оружия и, в более общем плане, статус ответственного члена международного сообщества — как говорится в биографии, «международное признание, респектабельность, инвестиции и безопасность.«Какой бы корыстной ни была биография, этот отчет в значительной степени согласуется с независимыми отчетами.

Тем не менее, это слащавое повествование о том, что Казахстан отказывается от своего ядерного оружия из-за своей болезненной истории, набирает обороты, например, в этой недавней статье в The Atlantic. А в связи с предстоящей репортажной поездкой уважаемого Международного проекта по репортажам в Казахстан, посвященной ядерной тематике, мы вскоре увидим еще много материалов о ядерной истории Казахстана.

В реальной истории отказа Казахстана от ядерного оружия нет ничего особенно постыдного.Действительно, казахи должны быть довольны тем, что их президент вел жесткие переговоры и убедился, что страна выиграла от своего решения, а не основывала его на эмоциональной реакции на ядерное оружие. Но реальная история менее интересна, чем сентиментальная версия. Он больше подходит для журнала о международных отношениях, чем для популярного журнала, и журналисты могут легко попасться на непреодолимый крючок жертвы, преодолевающей свое болезненное прошлое, делая принципиальный, самоотверженный выбор.

Казахстан давно платит за положительное освещение.Но гениальность этого нарратива в том, что он достаточно привлекателен для журналистов без необходимости платить им. Кто бы ни разработал эту PR-стратегию, он, без сомнения, заслуживает приличную зарплату, это блестящий ход.

Журналистам трудно найти баланс. С одной стороны, ядерная история интересна, и не каждая история должна быть о том, что в Казахстане диктатура. Но, как отметила Джоанна Лиллис из EurasiaNet, этот нарратив также служит для «формирования имиджа Казахстана» и отвлечения внимания от международной критики его неуклонно ухудшающегося авторитаризма.Но самое меньшее, что мы можем сделать, это убедиться, что мы не занимаемся пиаром Казахстана для них.

Самый завидный охотник на орлов в Монголии

(CNN) — “Посмотрите туда. Видите того человека, идущего сюда?” — спрашивает Тимур. «Он такой красивый».

К нам галопом мчится на крепком монгольском коне копия Брэда Питта, возвращающегося домой в «Легендах осени». В куртке пегой куртки поверх богато вышитых брюк он, безусловно, привлекает внимание. Голову согревает шапка из лисьего меха, а на правом предплечье спокойно сидит беркут, и это не просто реклама дрянного одеколона.

«Посмотрите на его брови и скулы», — продолжает наш путеводитель Intrepid Travel. «А посмотрите, какой он большой и сильный. Девчонки от него без ума».

– Это правда, – слегка краснея, говорит жена Тимура Бата. «Если бы мне пришлось сравнивать его с Тимуром только по внешнему виду, я бы, конечно, выбрал его».

При ближайшем рассмотрении обветренное лицо незваного гостя выдает жизнь на открытом воздухе. Но его челюсть определенно точеная, а его естественный прищур напоминает мне юного Клинта Иствуда, когда он смотрит вдаль.

Женисбек Церик, чье имя означает «стальной воин», является полукочевым казахом.

Марк Даффи

Возможно, более впечатляющим является его рост, который я начинаю ценить только тогда, когда он стоит рядом с четырьмя другими беркутчи, или охотниками на орлов, которые собрались перед нами для запланированной фотосессии и интервью. Он почти на голову выше, с широкими, квадратными плечами и мускулистыми конечностями, которые еще больше подчеркиваются его громоздкой одеждой.

Его зовут Дженисбек Церик, прозвище, означающее «стальной воин» — подходящее описание, учитывая его достижения.Мастер верховой езды, он также многократный победитель соревнований по перетягиванию каната, в которых два бойца борются с тушой козла.

Дженисбек настолько искусен, что его прилетели в Дубай для участия в выставочных мероприятиях. Для полукочевого казаха, живущего в отдаленной, самой западной провинции Монголии Баян-Улгий, любая поездка за границу была бы как посещение другой планеты. Блестящий Дубай был бы совершенно другой вселенной.

26-летний Женисбек говорит нам, что он не женат, а затем шутит, что у него есть пять девушек, в том числе одна в Дубае, а другая в Казахстане, откуда родом 90% постоянного населения Баян-Улгий.Я не уверен, что он говорит серьезно, но из того, что мне рассказали о нем Тимур и Бата, это не выходит за рамки возможного.

Помимо перетягивания каната, Енисбек является чемпионом по стрельбе из лука, и он получил множество наград за орлиную охоту в Баян-Улгии, где многовековое развлечение распространено больше, чем где-либо еще на планете.

Гордая история

Енисбеку 26 лет, он не женат, но у него пять подружек.

Туул и Бруно Моранди/The Image Bank RF/Getty Images

Охота на орлов восходит к забытому королевству в Центральной Азии, где прямые потомки Чингисхана поселились у Аральского моря, пока вторгшиеся силы Российской империи не вынудили их бежать в беззаконный район Горного Алтая в Монголии.

Затем, когда Советский Союз и Китай установили границы по обе стороны от них в начале 20-го века, казахи оказались отрезанными от своей родины и не могли вернуться.

Они продолжали жить как полукочевые пастухи в Западной Монголии, где традиционные развлечения, такие как охота с беркутами, продолжались, переходя от одного поколения к другому. Поскольку такая практика была запрещена в Казахстане во время советской власти, Баян-Улгий стал ядром спорта.

“Дрессировка скаковых лошадей для монгола – предмет гордости.Для казахов гордость состоит в том, что они обучают орлов охоте», — объясняет Бата.

Это видно по их походке и поведению. выпячивают грудь и напрягают спину всякий раз, когда на них указывает объектив камеры, хмурят брови и поджимают губы, как будто всю свою жизнь моделировали

Это далеко от того, какой должна была быть жизнь в этой части мира до прихода туризма после первого фестиваля «Золотой орел», который проходил за пределами столицы провинции Ульгий в 1999 году.Но и сейчас иностранцы почти не торопятся сюда попасть. Когда я спросил нашего местного координатора о количестве посетивших регион в этом сезоне, он ответил, что их «много».

“Сколько?” Я спрашиваю.

«Около 800».

С октября по март охотники за орлами отправляются в горы парами: один выпугивает добычу, другой выпускает орла с высоты вдоль хребта.

Марк Даффи

Пик числа приходится на время проведения фестиваля в начале октября и во время меньшего масштаба Алтайско-казахского орла, который проводится здесь, в Сагсае, двумя неделями ранее.В каждом до 100 беркутчи проверяют свои навыки в соревнованиях, где орлы должны ловить лисьи шкуры, которые тащат за лошадьми, или в гонках, чтобы поднять монету с земли верхом на лошади.

В одном из кокетливых состязаний женщина, щелкающая кнутом, гонится за мужчиной, который не всегда слишком усердно пытается сбежать. Я могу себе представить, что за последние несколько лет Дженисбек получил непропорционально большую долю порки.

Но только после ухода туристов начинается сезон орлиной охоты.С октября по март охотники отправляются в горы парами: один, чтобы выспугнуть добычу, другой, чтобы выпустить орла с высоты вдоль хребта.

Среди призовых уловов есть лисы и зайцы, из пышной шубки которых получаются самые теплые шапки, такие же, как те, что венчают Енисбека и его спутников.

Охота может длиться несколько дней, а дрессировка требует терпения, поскольку орлы привыкают к своим дрессировщикам и развивают необходимые навыки.

Разве пары разводятся, спрашиваю я Тимура, когда мужья проводят больше времени с птицами, чем с женой? Он пожимает плечами.

Когда все незамужние женщины в долине выстраиваются в очередь за тобой, как за Женисбеком, кому нужна жена?

Как добраться: Хотя Монголия в настоящее время закрыта для туризма из-за пандемии Covid-19, ряд туристических компаний в настоящее время принимают заказы на фестиваль «Золотой орел» 2021 года в Баян-Улгий, который состоится в начале октября.

ты красавчик – перевод с английского на казахский с примерами

Название корпуса: OpenSubtitles2018.Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Имя корпуса: татоэба. Лицензия: Creative Commons CC-BY-2.0. Ссылки: http://tatoeba.org

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана.Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018.Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018.Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018.Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018.Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Имя корпуса: татоэба.Лицензия: Creative Commons CC-BY-2.0. Ссылки: http://tatoeba.org

Имя корпуса: татоэба. Лицензия: Creative Commons CC-BY-2.0. Ссылки: http://tatoeba.org

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана.Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Имя корпуса: татоэба. Лицензия: Creative Commons CC-BY-2.0. Ссылки: http://tatoeba.org

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://опус.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Название корпуса: OpenSubtitles2018. Лицензия: не указана. Ссылки: http://opus.nlpl.eu/OpenSubtitles2018.php, http://stp.lingfil.uu.se/~joerg/paper/opensubs2016.pdf

Фотографии: жизнь кочевников Монголии

Поделиться этой статьей

Казахи Западной Монголии — одна из последних сохранившихся в мире кочевых культур.От борцов на свадьбе до добросовестных охотников на орлов — фотограф Сьюзен Портной запечатлевает мир, пропитанный традициями и практически не тронутый современностью.

Рассвет моего первого полного дня в западной Монголии, и я слишком взволнован, чтобы спать. Я выползаю из своей палатки, борясь с утренним холодом. Это великолепный день. Наверху ленты облаков плывут по ярко-голубому небу, и все тихо, кроме глубокого, низкого рева реки.

Мы разбили лагерь в долине в трех часах езды от национального парка «Алтай Таван Богд», где проведем следующие две недели.Я с Тимоти Алленом, известным британским фотографом-путешественником, и восемью другими гостями. Тим бывал здесь много раз и завязал прочную дружбу с кочевниками-казахами, которые собираются позволить нам разбить лагерь возле их летней юрты , типа юрты, встретиться с их семьями и сфотографировать их жизнь.

Борцы, одетые в традиционную одежду — бирюзовые плавки от бикини (шуудаг), топ в виде шрагов (шодог) и высокие сапоги с загнутыми носками (гутал) — собираются сразиться за новенький мотоцикл — главный приз соревнований.Второй приз – як. Они представляют себя толпе серией хореографических растяжек и приседаний, которые вызывают одобрительные возгласы. Два соперника приседают и хватают друг друга за плечи, а по сигналу судьи сталкиваются. Некоторые матчи длятся несколько секунд, другие — несколько минут. Все они заканчиваются тем, что один оказывается на земле побежденным.

СВЯЗАННЫЕ: Советы профессионалов по ответственной фотосъемке

Я смотрю, как несколько мальчишек бьются в стороне, подражая своим героям на ринге.Когда называют чемпиона, происходит много рукопожатий и похлопываний по спине. Он большой парень, который выглядит соответствующе. Он из тех, у кого мрачное, задумчивое, спокойное лицо, но когда он улыбается, то выглядит как другой человек. Его друзья и семья, и я подозреваю, что несколько фанаток собираются вокруг него, чтобы сфотографировать и увековечить момент.

Шохан сидит в темноте, если не считать луч света на его красивом лице. Он настоящий охотник на орлов, а не позер, который ходит на фестивали, пытаясь произвести впечатление на доверчивых туристов.На нем традиционная волчья шуба и шапка из лисьего меха, и хотя ночью опускается до 30 градусов, сейчас лето. В этой одежде слишком тепло, но для фотографий он милостиво обязывает.

На его правом предплечье, защищенном толстой кожаной перчаткой, доходящей до локтя, находится огромный беркут. Это намного больше, чем я себе представлял. Если бы он был на земле, его голова была бы выше моих колен. Иногда он кричит или машет крыльями. Дважды он пытается улететь, но ему мешает привязь, прикрепленная к его ноге.В холодные монгольские зимы Шохан охотится с этим орлом на лис и волков, чтобы сделать одежду, необходимую его семье для выживания. Хищник сканирует ландшафт, и когда он замечает цель, птица атакует. Шохан, увидев, куда приземлился орел, приближается и заканчивает работу.

Сможет ли Китай превратить глушь в центр мировой экономики?

Евразийский полюс недоступности — яркое название отсутствия. Это самая удаленная от моря или океана точка на планете.Расположенный в Китае, к востоку от границы с Казахстаном, полюс уводит вас на приличное расстояние от гаваней и береговых линий — не менее 1550 миль в любом направлении — в просторы белых степей и сине-бежевых гор, которые являются одними из наименее населенных мест на Земле. земной шар. Здесь, среди одних из последних выживших кочевников-скотоводов в Центральной Азии, приютившихся между двумя рукавами Тянь-Шаньского хребта на краю Казахстана, растет крупнейший инфраструктурный проект в истории мира.

Примерно в 80 милях от полюса недоступности, сразу за границей в Казахстане, находится село под названием Хоргос.Большую часть своего существования он провел на малоизвестной периферии международных отношений, а его официальное население составляет всего 908 человек. Но за последние несколько лет он стал важным узлом мировой экономики. Он является частью инициативы, неофициально известной как «Новый шелковый путь», инициативы Китая по созданию обширной головоногих автомобильных дорог, железных дорог и морских морских путей, поддерживаемой сотнями новых заводов, трубопроводов и корпоративных городов в десятках стран. В конечном итоге инициатива «Один пояс, один путь» или Б.RI, как проект более официально известен, свяжет прибрежные фабрики Китая и растущий класс потребителей с Центральной, Юго-Восточной и Южной Азией; со странами Персидского залива и Ближним Востоком; с Африкой; а с Россией и всей Европой, все через решетку сухопутных и морских путей, чьи коллективные амбиции уму непостижимы.

Khorgos — это флагманский проект этой незавершенной работы, международный транспортный узел и зона свободной торговли, которая, по словам ее промоутеров, готова стать следующим Дубаем.Благодаря своему расположению на стыке национальной экономики, которая скоро станет крупнейшей в мире, и крупнейшей страны, не имеющей выхода к морю, Хоргос стал маловероятным предвестником взаимосвязанной планеты: зоной, полностью ограниченной логикой глобализации, где товары свободно перемещаются. через суверенные границы, по коридорам, предназначенным для того, чтобы поместить каждого человека на планете в тотальную сеть производителей и потребителей, покупателей и продавцов.

[Читайте о плане Китая на 1 триллион долларов, чтобы встряхнуть экономический порядок.]

Такие победы глобального и промышленного над локальным, изолированным и сельским провозглашаются неизбежным будущим — если оно вообще существует — нашего вида. Как бы выглядело это будущее? Кому это было бы выгодно? Сколько это будет стоить? Чтобы выяснить это, в июле прошлого года я сел на спальный поезд из Алматы, крупнейшего города Казахстана, до границы с Китаем, где очнулся в депо, окруженном пустыней.

Хоргос – одно из скоплений деревень, окружающих бывший торговый пост древнего мира под названием Жаркент.Из Жаркента я надеялся договориться о поездке до границы. Фрески с изображениями верблюжьих караванов украшали въездные ворота на проспекте Шелкового пути. На центральной площади возвышалась мечеть цвета радуги с широким карнизом китайской пагоды и надписью на уйгурском языке, призывающей посетителей не забывать свое прошлое. Рядом с мечетью находилась куча изрезанных грузовых контейнеров, которая служит центральным рынком Жаркента. Таксисты безнадежно слонялись вокруг лотков с арбузами.

Среди водителей был фермер по имени Нунур, приехавший в Казахстан из Китая в 1962 году, когда он был маленьким мальчиком, а Казахстан был Советской Социалистической Республикой.В том же году более 60 000 китайских уйгуров и казахов бежали в Советский Союз, переправившись с советскими паспортами, полученными ими в консульстве в Синьцзяне, и при явном содействии китайских пограничников. Нунур вспомнил, как родители вели его ночью по красным холмам к блокпосту в Хоргосе. «Они открыли границу и пропустили нас на советскую территорию», — вспоминал он. Ходили слухи, что его родственники, которые остались, были заключены в тюрьму или убиты. (Нунур, опасаясь неприятностей со стороны властей, попросил, чтобы я использовал только его имя.) Его родители, которые выращивали пшеницу в Китае, нашли работу в колхозе. Его мать стала поваром, а отец научился водить тракторы, а Нунур их ремонтировать. Он стал опытным механиком. «Я мастер без диплома», — сказал он.

Я попросил Нунур отвезти меня к месту недалеко от границы, где мы могли бы с первого взгляда осмотреть быстро развивающийся центр Хоргоса. По дороге мы проезжали его нивы, подаренные ему после развала колхоза.Несмотря на то, что Казахстан модернизировался после обретения независимости в 1991 году, разбогатев по региональным меркам за счет продажи нефти и обустроив новую столицу блестящими архитектурными чудесами, восточная граница с Китаем оставалась слабо развитой, а в ее экономике преобладали животноводство и производство зерна. Нуур сказал, что в его деревне до сих пор не было водопровода, и когда мы покидали его поля, мы миновали некоторые из руин централизованного планирования, оставленного Советами: бывший винный завод, закрытый молочный завод.

Планы Китая значительно более амбициозны и простираются далеко за пределы Восточного Казахстана. «Пояс» B.R.I. относится к экономическому поясу Шелкового пути, сплетению железнодорожных и автомобильных маршрутов, которые в настоящее время беспорядочно прокладывают себе путь через континент от восточного Китая до Скандинавии. «Дорога» — это Морской шелковый путь, судоходная магистраль, которая соединит Цюаньчжоу с Венецией, с возможными остановками по пути в Малайзии, Эфиопии и Египте.На сегодняшний день не менее 68 стран, на которые приходится почти две трети всего населения планеты, подписались на двусторонние проекты, частично финансируемые китайскими политическими банками и другими государственными предприятиями. Китайские фирмы строят или инвестируют в новые автомагистрали и угольные электростанции в Пакистане, порты в Греции и Шри-Ланке, газо- и нефтепроводы в Центральной Азии, промышленный город в Омане и железнодорожный проект стоимостью 6 миллиардов долларов в Лаосе, который в 2017 г. имел ВВП менее 17 миллиардов долларов. Портовые владения Китая простираются от Мьянмы до Израиля и от Маврикия до Бельгии.Компания потратила на B.R.I. около 200 миллиардов долларов. проектов до сих пор, в основном в Азии, и подразумевает, что в ближайшие годы он потратит в общей сложности 1 триллион долларов на сотни проектов по всему миру, что превзойдет план Маршалла примерно на порядок. Когда инвестиции всех стран-участниц объединяются, предполагаемая стоимость возрастает до 8 триллионов долларов.

B.R.I. настолько велик и разнообразен, что его описание может показаться попыткой рассказать о погодных условиях всей планеты.Некоторые отдельные компоненты простираются на сотни миль и сами по себе пугающе сложны и интернациональны, как, например, экономический коридор Китай-Пакистан стоимостью 68 миллиардов долларов или застрявший и погрязший в скандалах коридор Бангладеш-Китай-Индия-Мьянма. В целом B.R.I. непостижимо. Но я слышал, что в Хоргосе, форпосте первопроходцев, я мог ближе, чем где бы то ни было, оценить размах его устремлений.

Нунур повез меня через свою деревню на смотровую площадку в пределах видимости пограничного поста, в нескольких милях от того места, где он пересек границу Казахстана почти шесть десятилетий назад.Мы припарковались возле небольшого камнедробильного завода над долиной ярко-зеленых кукурузных полей. За полями, сквозь голубую дымку, я увидел этот невероятный новый перекресток мировой экономики.

Легче всего было обнаружить китайскую сторону границы. С 2014 года появился мгновенный город с населением 100 000 человек, также называемый Хоргос (иногда пишется Хоргос); его темные высотки блестели на солнце. Казахстанская сторона границы издалека производила меньшее впечатление, но я знал, что теперь там находится первая в своем роде зона свободной торговли, открытая на территории, которую делит с Китаем.За рощей кипарисов я мог также разглядеть козловые краны нового сухого порта — внутреннего судоходного и логистического узла для грузовых поездов, — который начал работать в 2015 году и вскоре может стать крупнейшим портом такого рода в мире. Мир. Рядом с сухим портом находился зарождающийся городок железнодорожной компании, а другие участки поблизости были расчищены для заводов и складов, которые будут укомплектованы некоторыми из будущих жителей города с населением 100 000 человек, который, если все пойдет по плану, вскоре вырастет, чтобы соответствовать один через границу.

[Специальный репортаж The Times о том, как Китай стал сверхдержавой.]

Забрел директор завода. Он спросил, хотим ли мы пройти через блокпост, за которым последний населенный пункт в Казахстане и, далее, в Китае.

Мы вернулись в машину и подъехали к двум охранникам, которые стояли у ворот с винтовками на плечах.Они выглядели молодыми и скучающими. Менеджер выкрикнул имя одного из них, который робко подошел к окну со стороны пассажира. Казалось, что все в городе знали друг друга.

«Дайте мне семечек», — сказал менеджер. Охранник вытащил из кармана пакет и высыпал семена в сжатую ладонь менеджера, пока тот не переполнился. Менеджер объяснил, что мы хотели увидеть Китай. Охранник пожал плечами и поднял шлагбаум.

В двух милях от контрольно-пропускного пункта, через долину сельскохозяйственных угодий, мандариновый хребет сигнализировал начало самой большой территории Китая, Синьцзян-Уйгурского автономного района.Граница была где-то в долине под нами. Если бы мы продолжали идти, то достигли бы китайского караульного поста, который можно было бы разглядеть в самом верху череды поворотов. Однако мы не проверяли это. В последние годы китайское правительство создало в Синьцзяне самое передовое полицейское государство в мире, нацеленное на тюркских мусульман региона, особенно на уйгурскую этническую группу, которая составляет около половины населения региона. В рамках того, что литература Коммунистической партии Китая описывает как «деэкстремификацию» усилий по борьбе с терроризмом, власти создали запретную зону государственного наблюдения, произвольного массового интернирования, «промывания мозгов» и пыток, которая охватывает территорию, более чем в четыре раза превышающую территорию Германии. включает население, почти такое же большое, как в Австралии.По данным Государственного департамента США, от 800 000 до 2 миллионов человек, или до 15 процентов мусульманского населения Синьцзяна, были заключены в растущую сеть из более чем 1000 концентрационных лагерей.

С нашего насеста на границе ничего этого не было видно. Все выглядело мирно. Слева от нас пастушеская тропа поднималась в горы с белыми вершинами, где пастухи летом пасли овец и крупный рогатый скот, далеко над полями кукурузы и подсолнухов.Справа от нас, за хребтом, из земли вырастало высокомодернистское будущее международной торговли. Вы могли прищуриться и представить, что смотрите на замедленную съемку всей истории коллективной человеческой деятельности, от первого странствующего пастуха до настоящего времени.

Китай никогда не публиковал ни официальной карты маршрутов «Пояса и пути», ни списка утвержденных проектов, и он не дает точного количества стран-участниц или даже рекомендаций о том, что значит быть участником.Но эта нечеткость может быть одним из его определяющих преимуществ. Вместо списка мегапроектов и двусторонних сделок, некоторые из которых могут провалиться или провалиться, B.R.I. можно понимать как смутно видимую руку, направляющую все взаимосвязанные события в инфраструктуре, энергетике и торговле, где Китай играет любую роль.

Это также структура, с помощью которой лидеры Китая могут представить практически любой компонент своей внешней политики, от завода по производству кальцинированной соды в Турции до первой китайской иностранной военной базы в Джибути, как часть не угрожающего видения того, что представители партии любят называют «выигрышным» глобальным развитием.В последние годы Китай выдвинул несколько расширений первоначального видения президента Си Цзиньпина «Один пояс, один путь», которые делают его масштабы почти безграничными: «Цифровой Шелковый путь» выходит за границы виртуального, «Тихоокеанский Шелковый путь» в Южную Америку, и пересечение Арктики «Шелковый путь по льду». Тем временем сам Си превозносил достоинства глобализации в Давосе и работал над тем, чтобы заклеймить свой «проект века» как естественное продолжение спонтанных торговых путей, которые когда-то пересекали евразийский континент.

Критики описали B.R.I. как новый вид колониализма или даже часть стратегии «дипломатии долговой ловушки», соблазняющей бедные страны инфраструктурными проектами, которые вряд ли принесут достаточно доходов, чтобы покрыть проценты по кредитам, которые их финансировали. Такова неблагополучная ситуация в финансируемом Китаем порту Хамбантота в Шри-Ланке, который компания China Harbour Engineering Company взяла на себя после того, как Шри-Ланка отстала от уплаты долга.Центр глобального развития перечисляет восемь стран, которые сталкиваются с высоким риском «долгового кризиса» из-за B.R.I. проекты, которые они не могут себе позволить.

[Читайте о растущем влиянии Китая в Латинской Америке.]

Казахстан готов сыграть буквально центральную роль в плане Китая. B.R.I. впервые было объявлено в Астане на церемонии 2013 года, на которой присутствовали Си и давний президент Казахстана Нурсултан А.Назарбаев. На том же мероприятии Си и Назарбаев также отметили открытие совместного газопровода и подписали торговые и инвестиционные соглашения на сумму 30 миллиардов долларов. Хотя в прошлом экономика Казахстана имела тенденцию вращаться вокруг экономики России, в 2007 году Китай вытеснил Россию в качестве главного импортера Казахстана, и некоторые критики опасаются, что B.R.I. ведет страну все глубже в экономический вассалитет. «Некоторые считают, что Китай слишком большой, — сказал мне Ныгмет Ибадильдин, доцент кафедры международных отношений Университета Кимепа в Алматы.«Казахстанцы хотят беспроигрышной ситуации с BRI, но в таких ситуациях Китай чаще побеждает».

Даже в стране с небольшим количеством значимых демократических прав существуют риски привлечения иностранных инвестиций. В 2016 году предложенный закон, разрешающий сдавать в аренду участки сельскохозяйственных угодий китайским компаниям, вызвал протесты по всей стране, что вынудило Назарбаева внести эту меру.

Кризис с правами человека в Синьцзяне также не улучшил позиции Китая в Казахстане, хотя правительство Казахстана старается не делать никаких публичных заявлений, которые могут вызвать отчуждение важного экономического партнера.В то время как дипломаты могут вести переговоры от имени этнических казахов в Синьцзяне за закрытыми дверями — в январе министерство иностранных дел Казахстана объявило, что Китай позволит 2000 этническим казахам отказаться от своего гражданства и пересечь границу с Казахстаном — правительство не позволяет присутствию тюремного государства через границу мешают его сотрудничеству с Китаем.

Это может быть во многом благодаря непосредственным экономическим интересам обоих государств, не говоря уже об общей склонности к самодержавию, но это может также быть связано с беспрецедентным характером Б.Р. И. Во многих странах-участницах кажется, что сама новизна проекта внушает призрачный оптимизм. В сентябре китайская государственная медиа-группа People’s Daily отметила пятую годовщину B.R.I. с музыкальным видео, созданным по образцу знаменитого телевизионного ролика Coca-Cola 1971 года «Я бы хотел купить миру кока-колу». В новом видео были изменены тексты вроде «Я бы хотел построить миру дорогу/И обставить его любовью», которую пели улыбающиеся представители десятков стран-участниц, одетые в рукунов, хиджабов и дашики.Вместо того, чтобы конкретизировать инициативу, видео хитро использует способность Coke служить пустым шифром, означающим что угодно для всех. Что бы это ни было, B.R.I. это «то, что нужно миру сегодня / это реально».

Врата Хоргоса возвышаются над плоской пустынной котловиной, бледно-желтой луной, состоящей из подъемных кранов и бункеров для хранения, в которую время от времени медленно вкатывается товарный поезд. Три козловых крана на рельсах маячили в 50 футах над головой, когда я прибыл влажным пасмурным утром.Ворота Хоргоса могут быть самым передовым портом в Центральной Азии, но он сохраняет некоторую деревенскую атмосферу восточного Казахстана. Когда я вошел в вестибюль главного офиса сухого порта, охранник раздавал яблоки, которые он собрал в своем саду.

Исполнительный директор «Хоргос Шлюз» Жаслан Хамзин приветствовал меня в опрятном кабинете с видом на грузовой двор. «Будущее здесь», — гордо сказал он. Хоргос был благословлен своим положением в центре Евразии.«Посмотрите на карту, и вы увидите Китай с одной стороны, Европу с другой, Россию на севере, а Кавказ и Иран на востоке. Почему я это указываю? Именно потому, что 90 процентов грузопотока в эти страны в настоящее время осуществляется по морю».

По словам Хамзина, с тех пор, как в 2015 году прошел первый поезд сухого порта, компании, производящие товары в Китае, начали осознавать преимущества модернизированного сухопутного торгового пути через Азию.По его словам, сухой порт переправил комбайны John Deere в Азербайджан, а запчасти Hewlett-Packard – в Западную Европу. Он добавил, что доставка контейнеров по морю может быть намного дешевле, но это может занять более чем в три раза больше времени, а авиаперевозки на сегодняшний день являются самыми дорогими. Напротив, контейнер, проходящий через Хоргос, может добраться из пункта отправления в Китае в Европу примерно за 14 дней, быстрее, чем по морю, и дешевле, чем по воздуху. «Мы собираемся стать центральной точкой распределения», — заключил он.Если все пойдет хорошо, по прогнозам компании, через несколько лет Khorgos Gateway станет крупнейшим сухим портом в мире.

На отгрузочной площадке дикие собаки обнюхивали штабелированные контейнеры. Начался дождь. В порт только что въехал поезд, и рабочие в желтых плащах выбегали ему навстречу. Несмотря на дружбу между народами, китайские пограничники молчат о графике грузовых перевозок. Порт иногда узнает о приближающемся прибытии лишь за час до его появления на горизонте, после чего начинается стремительный балет движения машин и людей.Завыла сирена, когда козловой кран начал подкрадываться ко мне сквозь туман. Три 41-тонных крана охватывают шесть железнодорожных путей: три — ширококолейные рельсы, протянувшиеся через постсоветский мир от Хельсинки до Улан-Батора; три — это стандартная колея, используемая как в Китае, так и в Европе — и с моей точки зрения они казались невероятно возвышающимися над окружающими нас горами. Из подвешенной кабины управления крановщик опускал контейнеры на кровати с тусклым взглядом.

[Что самый пустой международный аэропорт в мире говорит о Китае.]

Национальная железнодорожная компания Казахстана владеет 51 процентом Khorgos Gateway. Остальные 49 процентов разделены между двумя китайскими государственными компаниями. Хамзин рассматривал участие Китая не как экономический империализм, а как доказательство вероятности успеха порта. Он объяснил, что китайцы «из тех людей, которые, если бы не увидели коммерческих возможностей, не стали бы сюда вкладывать деньги».

Такие механизмы менее односторонние в Казахстане, чем в некоторых из наиболее стесненных долгами стран Б.странах Р.И., поэтому очень маловероятно, что то, что произошло на Шри-Ланке, произойдет здесь. Но китайские инвестиции, по всей вероятности, приглушили реакцию Казахстана на репрессии в Синьцзяне.

Каждый поезд, прибывающий в Хоргос, должен пройти через китайский регион, в котором проживает 24 млн человек, в том числе более 12 млн уйгуров и около 1,5 млн казахов. Хотя политические беспорядки беспокоили регион на протяжении десятилетий, в том числе в последние годы волна ножевых нападений и взрывов со стороны уйгурских сепаратистов, власти Синьцзяна отреагировали жестокой асимметрией, арестовав сотни тысяч уйгуров вместе с тысячами этнических казахов и кыргызов. жители в широкомасштабном интернировании управляют размахом, который соперничает с культурной революцией Мао.Их «правонарушения» варьируются от открытого проявления религиозных убеждений — ношение бороды, публичная молитва, владение Кораном или отказ курить или есть свинину — до простого путешествия или даже разговора с родственниками за границей. Для тех, кто еще не задержан, Синьцзян стал антиутопической зоной внезаконных контрольно-пропускных пунктов, патрулей, GPS-слежения и выборочных проверок домов.

Некоторые эксперты говорят, что лагеря и другие меры безопасности отчасти являются реакцией на увеличение грузовых перевозок через Синьцзян, большая часть которых теперь проходит через ворота Хоргос.«Роль Синьцзяна сильно изменилась с появлением B.R.I., — сказал мне Адриан Зенц, академический эксперт по политике Китая в отношении меньшинств. Китайская компания B.R.I. амбиции превратили Синьцзян из маргинальной территории в то, что партийные лидеры называют «основным регионом» развития. Вот почему осведомленность о лагерях среди людей в таких местах, как Казахстан, была такой проблемой, сказал Зенц. «У него есть значительный потенциал, чтобы пролить очень негативный свет на «Один пояс, один путь».

После экскурсии по сухому порту я направился на милю вниз по дороге в Нуркент, недавно построенный город с низкими бунгало и многоквартирными домами.Несмотря на всю свою символическую значимость, Khorgos Gateway по-прежнему представляет собой скромную операцию; если бы это был морской порт Соединенных Штатов, его пропускная способность в 2018 году поставила бы его где-то на 26-е место по величине в стране после портов Мобила, штат Алабама; Бостон; и Галфпорт, штат Миссисипи. Там работает всего 190 сотрудников, что, по словам Хамзина, близко к пределу возможностей, и большинство из них живут в Нуркенте, наряду с железнодорожниками, полицейскими, пограничниками, таможенниками и другими агентами новой границы. Если не считать карканья ворон, гнездившихся на рушащихся фронтонах многоквартирного дома, в городе царила тишина.Во время визита в регион в 2016 году Назарбаев предсказал, что население вырастет и сольется с Жаркентом, образуя большой город, но это было трудно себе представить. Место запланированного расширения было отмечено кольцевой развязкой с ярусными серебряными воротами — обелиском «2001» в воображении Фрэнка Гери — через арку которого я мог видеть только заброшенное поле кустарника.

Пока я смотрел на арку, подъехала машина. С пассажирской стороны вылез мужчина в соломенной шляпе и сандалиях.— Я охраняю это место, — сказал он. Он размотал стоявший на земле шланг и начал поливать траву у ворот. «Это двойная дверь в будущее Нуркента, где город поднимется».

Другой важной достопримечательностью Хоргоса является бурно развивающийся город с открытыми границами, известный как Международный центр приграничного сотрудничества, или I.C.B.C., который Китай и Казахстан создали в 2011 году примерно в шести милях от сухого порта. Здесь свободно перемещаются не только товары, но и люди.В этой беспошлинной и безвизовой зоне гражданам Казахстана, готовым выдержать часовое ожидание на таможенном контроле, разрешается въезжать на обнесенный стеной участок китайской стороны Хоргоса через границу, чтобы купить дешевое постельное белье и электронику, а китайские туристы могут въезжать в обнесенная стеной зона отдыха в Казахстане, где можно купить сувениры и отведать казахские деликатесы, такие как шашлык и лагман.

Группа ООН по правам человека описывает весь Синьцзян как «огромный лагерь для интернированных», но это не помешало рабочим, которых я встретил в сухом порту, предложить мне перебраться в Китай через I.C.B.C. Ворота Хоргоса и I.C.B.C. являются продуктами особых зон экономического развития, созданных по согласованию с Китаем: промышленных и коммерческих арен, предназначенных для создания рабочих мест и инвестиций. В Китае есть десятки таких зон — первая, Шэньчжэнь, сейчас является мегаполисом с населением более 12 миллионов человек, — но Хоргос — первая, частично существующая за пределами собственных границ Китая. Это скоро изменится. Китайские официальные лица объявили о планах построить еще 50 международных зон в странах от Алжира до Вьетнама.

В Хоргосе I.C.B.C. судя по всему, он призван дополнить концепцию «сухого порта» беспрепятственной торговли эквивалентным видением торговли без границ, даже несмотря на то, что большинство казахстанцев понимают этот проект как оптовую базу дешевых китайских товаров. Популярным занятием среди владельцев магазинов из Алматы является найм одного из местных жителей, которые ждут у I.C.B.C. и которых эвфемистически называют «перевозчиками», чтобы помочь обойти ограничения по весу на импорт.Судя по всему, таможенники склонны смотреть в другую сторону.

Мой назначенный государством гид подобрал меня в моей гостинице в Жаркенте на элегантном седане «Мерседес», который он вел так, как будто мы только что ограбили банк. “Ты нервный?” — спросил он, смеясь, пока мы неслись вокруг грузовика с арбузами. Его звали Марат Абайулы. Если I.C.B.C. был самым важным форпостом Китая в Казахстане, Абайулы был его послом, красивым связующим звеном с лицами, формирующими общественное мнение, и потенциальными инвесторами.Он демонстрировал свою силу, проносясь через блокпосты дружеским гудком или, при необходимости, выпрыгивая из машины, чтобы схватить дежурного солдата за предплечье.

Было 10 утра, и за забором, увенчанным спиральной проволокой, выстроилась очередь из оптовиков и полных надежд перевозчиков. Водители автобусов откинулись в своих открытых грузовых отсеках, непрерывно курили и готовились вздремнуть в течение дня. В здании таможенного контроля строитель отбойным молотком разрушал кафельный пол.Вокруг завалов образовались импровизированные очереди.

Говорят, что Китай тратит миллиарды долларов на строительство своей части Хоргоса. Напротив, доля Казахстана в I.C.B.C. в основном мечта о будущем. Такие проекты, как созвездие роскошных отелей, спортивный комплекс и тематический парк в стиле Диснейленда под названием Happy Land Khorgos, зачахли из-за отсутствия финансирования. Поля щебня и остановившихся строительных проектов разбросаны среди нескольких небольших торговых зданий и сувенирных магазинов в форме юрт, которые являются самой отличительной чертой казахстанской стороны.

В последние годы имя Хоргос вместо этого стало среди казахов синонимом контрабандных схем и громких коррупционных дел. В 2011 году власти арестовали главу таможни Хоргоса в рамках более крупной операции по ликвидации контрабандной сети стоимостью 130 миллиардов долларов. В 2016 году бывший глава I.C.B.C. был заснят на пленку при получении взятки в размере 1 миллиона долларов за участие в тендере на строительство. Местные жители, как правило, не фигурируют в этих публичных скандалах, но, судя по толпам, которые я видел перед пограничным пунктом, неофициальный серый рынок перевозки в Хоргосе, похоже, заменил животноводство в качестве основного направления работы в регионе.«Большинство местных жителей работают в I.C.B.C. грузоперевозки», — рассказал мне позже руководитель одной из алматинских компаний, занимающихся грузовыми перевозками, охарактеризовав эту работу как своего рода псевдолегальную контрабанду. «Вот как они зарабатывают деньги».

Абайулы организовал I.C.B.C. фургон, чтобы перевезти нас через открытую границу в Китай, где главными достопримечательностями казахстанцев являются четыре больших торговых центра без окон. Торговые центры усеяны магазинами, где женщины всех возрастов и несколько пожилых мужчин продают нижнее белье, электронику и множество других недорогих товаров при свете люминесцентных ламп.Один торговый центр был полностью посвящен шубам, подарку ритуального значения в Казахстане, особенно между родственниками на свадьбах. Было рано, и покупателей нигде не было. Этаж за этажом одни и те же магазины пустовали, их стеллажи со шкурами без запаха двоились и троились перед зеркалами во всю стену.

Некоторые рабочие, которых я встретил, были китайскими гражданами из Синьцзяна. Я слышал, что в некоторых городах поводом для задержания считается даже разговор с журналистом, поэтому я не стал много говорить и с облегчением встретил откровенного скорняка из Казахстана Жаннура Эркенкызы, работавшего на границе. на шесть месяцев.Она получила работу, потому что могла говорить на китайском, русском, уйгурском и казахском языках. По ее словам, она также была моделью магазина и показала мне свою страницу в Instagram, на которой она появилась в мехах норки, лисы и бобра, хотя в тот момент на ней вообще не было меха, только черное коктейльное платье. который не отражал свет.

Эркенкызы сказала, что работала семь дней в неделю, если ей не приходилось просить выходной. Время, затраченное на пересечение непредсказуемой границы, означало, что работа занимала большую часть ее бодрствующей жизни, одним из основных моментов которой была поимка воров.«Когда мы видим магазинного вора, мы надеваем красные повязки и бьем его палками», — взволнованно сказала она. Абайулы прервал его, прошептав тихим, отрывистым русским языком: «Зачем вы такие гадости про нас говорите репортеру?»

Вернувшись на казахскую сторону, мы бродили по юртам, в которых работали клерки-китайцы, не говорившие ни по-русски, ни по-казахски. В одном из них толпились туристы, просматривая ряды растворимого кофе, нефритовых яиц и чучело ястребов и антилоп.Снаружи ряд тележек для гольфа и один лимузин ждали, чтобы забрать туристов. Я наблюдал, как группа женщин в юбках до щиколотки пересекала лунный пейзаж скал, направляясь в сторону Китая и волоча за собой бесполезно колесиковый багаж. Когда я спросил Абайулы о распространенности носителей, он улыбнулся. «На эту тему я не могу говорить», — сказал он.

В ресторане под открытым небом я встретил шашлычного повара, который жил в одной из юрт, где питались китайские туристы.Он ушел и снова вошел в I.C.B.C. раз в неделю, чтобы избежать проблем с законом, и сказал, что это дешевле, чем жить где-либо еще.

Одним из способов прочтения истории Центральной Азии является запись взаимодействия между конными кочевниками, которые долгое время были основными обитателями Евразийской степи, и оседлым населением, которое жило среди них. Еще в 1930-х годах преобладающей деятельностью в степи было пастбищное: выпас овец, коз и другого домашнего скота.Скотоводы кочевали большими изменчивыми кланами по обе стороны Тянь-Шаня и Алтайских хребтов, путешествуя верхом и иногда распадаясь или образуя политические союзы. Эти кочевые орды оказались непобедимыми до конца 18-го века, когда они начали падать под китайским завоеванием, а на территории современного Казахстана – под русским, а затем советским правлением.

В 1929 году руководство Советского Союза определило, что казахстанские пастырские работники будут работать на фермах.Эта принудительная коллективизация была оформлена как цивилизаторская миссия по модернизации населения, которое многие русские долгое время считали примитивными варварами. Земли, ранее предназначенные для выпаса скота, были орошены и переданы для выращивания пшеницы, что немедленно привело к гибели около 90 процентов домашнего скота в стране. Последовавший за этим голод унес жизни четверти населения Казахстана и от четверти до половины всех этнических казахов. Это антропогенная катастрофа, положившая конец кочевому образу жизни, существовавшему в регионе на протяжении тысячелетий. .Казахи стали меньшинством в нации, которую Советы основали от их имени.

Кочевое скотоводство остается центральным элементом казахской мифологии — Назарбаев описывает себя как «сына, внука и правнука пастухов», — но как практика оно отошло на периферию экономики страны. Большинство оставшихся в живых пастухов в этой части Казахстана практикуют форму полукочевого скотоводства, известную как отгонное животноводство, чередуя зиму в низкогорной деревне и лето на пастбище, или жайлау, в горах.Мне было интересно, как жители гор над Хоргосом реагировали на экономический ажиотаж вокруг их зимних домов. Однажды утром я посетил деревню пастухов в Чжонгарском Алатау, северной части Тянь-Шаня, названной в честь последнего кочевого ханства, правившего степями западного Китая.

Была пятница, и большинство мужчин были в деревенской мечети. Я попросил сына местного смотрителя плотин, который сказал, что его зовут Турар, отвести меня дальше в горы, где семьи пасут свои стада в течение всего лета.Я сел в старую полноприводную «Ладу» Турара, и мы с грохотом помчались вверх по краю крутого берега, откуда открывался широкий простор песчаных дюн и неровных предгорий. Ястребы кружили над головой. Я подумал про себя, что красота Казахстана не поддается описанию, но Турар, проживший здесь всю свою жизнь, сумел запечатлеть его первозданную пустоту. — Это как экран, — загадочно сказал он. Затем, чтобы уточнить: «Как компьютер. Как экран Windows».

Чтобы добраться до жайлау , , мы оставили машину Турара у плотины, где его семья контролирует сток талых вод и горных родников через оросительный канал советских времен.Вскоре мы достигли изумрудного склона, где стояла единственная юрта, окруженная альпийской пышностью. Турар сказал, что это место называется Черным ущельем.

Друг Турара вышел из юрты, моргая на солнце. Его звали Арсен Ахатай, и он дремал. Каждую весну он помогал перегонять семейный скот, несколько сотен овец и 50 коров и лошадей, до жайлау и ухаживал за ними. Он вернулся в деревню, когда осенью начались занятия в школе, оставив своих родителей отгонять животных обратно.В промежутках было много свободного времени. Иногда он проходил его, играя в кокпар, популярный среднеазиатский вид спорта, в котором игроки сражаются верхом на туше обезглавленного козла. Ахатай был нападающим в своей местной команде и должен был на этой неделе быть на тренировочном сборе для национальных сборных, но вместо этого заболел. Он без энтузиазма оглядел своих овец. Каждый был помечен смолой с большой цифрой «5», обозначающей члена стада его семьи. Солнечная панель, воткнутая в землю у входа в юрту, питала радиоприемник китайского производства и четырехдюймовый телевизор.Турар указал дальше в ущелье, где семья Ахатая пасла своих лошадей примерно в миле, и сказал, что если вы будете продолжать в том же направлении, то попадете в Китай.

Ахатай был одет в синюю камуфляжную куртку, которую носят казахстанские полицейские на полевых учениях. Его двоюродный брат вышел из юрты в такой же одежде. В течение учебного года они жили в поселке Турфан недалеко от Жаркента. Ахатай, который вот-вот пойдет в выпускной класс средней школы, сказал, что не собирается всю жизнь ухаживать за овцами.Я спросил, не хочет ли он работать в Хоргосе.

«Многие жители села работают на границе перевозчиками», — сказал он. «Есть много официальных профессий, но также много и неофициальных». При прочих равных условиях, сказал он, ему нужен официальный. По окончании школы планировал поступать в военный институт в Алматы на пограничника.

Спускаясь с горы, ничто не могло отвратить взгляд, и вскоре мы прибыли в еще одну маленькую горную деревню с белыми березами и картофельными огородами.Турар припарковал машину у водяной колонки и познакомил меня с бывшим одноклассником, казахом по имени Жоламан Ташимхан, который вышел нас поприветствовать.

Мы сели на бордюр возле колонки. Как и Арсен, Ташимхан большую часть лета проводил в горах, но он был старше и его уже потянуло на работу на границе. Он проработал год на железной дороге, хорошую работу, которую трудно найти по обычным каналам — «Я использовал свои связи», — сказал он и рассмеялся, — но потом муж его сестры нашел ему работу перевозчиком.«Это не официальная работа», — сказал он. «Не общественная работа».

Пока мы разговаривали, вокруг насоса начали собираться несколько мужчин из деревни. Ташимхан объяснил, что работал на оптового торговца в Жаркенте, перешедшего в I.C.B.C. четыре-пять дней в неделю, чтобы ввозить в Казахстан товары для дома, в основном простыни и постельное белье. Ему платили в зависимости от того, сколько он успел пройти через таможню. В среднем в день он мог заработать 15 или 20 долларов — хорошие деньги, а иногда и 60 долларов.Таможенное правоприменение было слабым. «Для нас вы разговариваете с чиновником, работающим там, и просто рассказываете об этом», — сказал он.

На дорогу вышло больше жителей деревни, пока они не завершили круг вокруг нас. Ташимхан сменил тему, потом пошутил с другом, что начинает думать, что пожалеет, что поговорил со мной. Пожилой мужчина, расхаживавший по улице, присел рядом с нами на корточки и начал демонстративно точить серп в нескольких дюймах от моей головы.Турар предположил, что нам пора спускаться с горы. Мы сели в «Жигули» и поехали.

Великая банальность нашего времени также оказывается правдой: мир более связан, чем когда-либо прежде. Но если он более связан, мир также более управляем — его люди более подвержены принуждению и слежке, более восприимчивы к замыслам авторитарных лидеров и более зависимы от состояния переменчивых международных рынков — чем когда-либо в истории человечества.Если первый факт сделал некоторые части мира более свободными, то второй сделал остальные его части менее свободными.

Продолжающийся судебный процесс в здании местного суда в Жаркенте подчеркнул эту инверсию, которая, как мне казалось, лежала в основе событий на Хоргосе. Дело касалось Сайрагуль Сауытбай, казашки китайского происхождения, которая бежала из Синьцзяна и просила политического убежища в Казахстане. До репрессий в Синьцзяне этнические казахи свободно пересекали границу, чтобы навестить друзей и родственников.Но в 2016 году, когда переходы становились все более опасными, муж Сауытбай и двое детей решили навсегда переехать в Казахстан. Саутбай, который работал в Синьцзяне директором детского сада, остался в Китае с планами присоединиться к ним; остальные члены семьи стали казахстанскими гражданами в 2017 году. Больше года они встречались только в зоне свободной торговли на I.C.B.C.

5 апреля 2018 года, никому не сказав, Сауытбай вошел в И.C.B.C. с поддельными документами, а затем пробрался в Казахстан, представившись членом туристической группы. Через несколько недель ее арестовали и обвинили в незаконном въезде в страну, а затем стала всплывать ее история. Вскоре после того, как ее семья уехала из Китая, Саутбай была направлена ​​на работу в один из печально известных лагерей для задержанных в Синьцзяне. В своих показаниях она описала его как «тюрьму в горах» с высокими стенами и колючей проволокой, в которой содержалось около 2500 заключенных. Она сказала, что власти вынудили ее принять там преподавательскую работу, внушая сокамерникам государственную пропаганду, и ее предупредили, что за раскрытие любой информации о лагерях ей грозит смерть.Власти конфисковали ее паспорт.

На суде Саутбай дала одни из первых показаний о жизни в лагерях Синьцзяна. Ее дело попало в заголовки национальных газет Казахстана. Она была замужем за гражданином Казахстана и сама была «возвращенцем», членом диаспоры этнических казахов, за которой правительство ухаживало в течение многих лет. Но теперь прокуроры на суде над Сауытбай утверждали, что ее следует депортировать обратно в Китай, где, как она утверждала, ее арестуют или даже убьют за то, что она обнародовала свои знания о лагерях.

Большинство людей, которых я встречал в Алматы, казалось, думали, что у нее мало шансов получить убежище, не говоря уже о гражданстве Казахстана. Процент оправдательных приговоров в уголовных процессах в Казахстане составляет около 1 процента и не изменился со времен Советского Союза. Был также B.R.I. рассматривать. Казахстан может решить, что китайские инвестиции важнее любых международных соглашений по беженцам. Это будет не первый раз, когда страна так колеблется.В 2017 году Греция наложила вето на заявление Европейского союза, критикующее репутацию Китая в области прав человека в Организации Объединенных Наций, решение, которое критики связали с контрольным пакетом акций Китая не только в крупнейшем порту Греции, но и в ее общественной энергосистеме. В январе в Китае состоялся тур Silk Road Celebrity China Tour, в котором приняли участие журналисты из шести B.R.I. стран-партнеров — Египта, Турции, Пакистана, Афганистана, Бангладеш и Шри-Ланки — в хорошо поставленном туре по «профессиональному центру» в Кашгаре, еще одной известной остановке на древнем Шелковом пути.По сообщению государственного информационного агентства Синьхуа, посетители единодушно «хвалили развитие и стабильность» Синьцзяна. Редактор из Бангладеш выделил вклад региона «в недопущение насилия и терроризма».

Мой последний день в городе совпал с тем, что оказалось последним днем ​​суда над Саутбаем. Около 100 сторонников поднялись рано и выехали из Алматы к зданию суда, которое находилось напротив сквера, где мраморные бюсты советских героев охраняли детскую площадку.Когда зал суда открылся, толпа прижалась к стеклянным дверям. Я справился с горсткой других репортеров благодаря некоторому стратегическому натиску со стороны нескольких активистов-ветеранов; большая часть толпы осталась на ступенях здания суда.

В начале судебного разбирательства адвокат Сауытбай представила в качестве доказательства копию заявления о предоставлении убежища, которое она только что подала. И судья, и прокурор допросили Сауытбай, которая из-за прозрачной защитной стены рассказала, как, когда ее арестовала казахстанская полиция, чиновник сказал ей, что ее отправят обратно в Китай умирать, а ее дети останутся сиротами.

Сауытбай открыто призналась, что бежала из Китая нелегально. Она была готова отбыть тюремный срок. Она просто не хотела, чтобы ее отправили обратно. «У меня нет причин жить, если я не буду со своими детьми», — сказала она судье. Ее семья сидела напротив, возле открытого окна, через которое мы могли слышать ропот толпы снаружи.

Обвинение ранее отклоняло любые сделки о признании вины.Так что затем произошло то редкое событие: драматическая перестановка в зале суда. В заключительном заявлении прокурор упомянул о широкой поддержке, которую это дело получило по всему Казахстану. Она просила судью разрешить Сауытбай отбыть испытательный срок в доме ее мужа. «Я прошу вас не применять депортацию», — сказала она. «Я прошу вас освободить ее в зале суда». Глаза Саутбая расширились. Ее адвокат, который казался ошеломленным, согласился. Через несколько мгновений на ступенях здания суда раздались крики аплодисментов.

«Я был удивлен, что закон соблюдается, — сказал мне позже Рысбек Сарсенбай, известный оппозиционер. Он рассудил, что правительство, должно быть, тщательно взвесило последствия депортации Сауытбая и риск отчуждения руководства Китая. «Даже будучи диктатурой, — сказал он, — Казахстан должен выполнять свои международные обязательства».

После того, как судья вынес ожидаемое решение — прокуроры и судьи в Казахстане редко расходятся во мнениях, — Сауытбай вывели из здания суда на верхнюю ступеньку лестницы, где она обняла сына и поблагодарила президента Назарбаева за его благодеяние.Поэт вышел на сцену, чтобы импровизировать победный стих на казахском языке. Толпа направилась в ресторан в нескольких милях от Жаркента, где с пением государственного гимна началась спонтанная вечеринка по освобождению. Спустились официанты с тарелками бешбармака, национального блюда из отварной лапши и конины в луковом соусе. Когда пришла Сауытбай с сыном на руках, все встали и зааплодировали. Она сказала мне, что надеется, что ее свидетельство «прольет свет надежды» на ее соотечественников в Китае.«Они знают, что есть страна, которая всегда защитит их», — сказала она.

Празднование могло быть преждевременным. Как позже Сауытбай рассказала The Globe and Mail of Toronto, в течение дня после ее освобождения ее сестра и двое друзей были арестованы в Синьцзяне — с тех пор они исчезли в лагерях, — а в октябре Казахстан отказал Сауытбай в просьбе о предоставлении убежища. Пока она живет дома со своей семьей, но ее правовой статус в Казахстане неясен.

Даже если ей удастся избежать депортации, Сауытбай — одна из тысяч людей, связанных с Казахстаном, которые оказались в центрах содержания под стражей в Синьцзяне. На прощальной вечеринке я оказался рядом с казашкой по имени Карлыгаш Зипарова, чей племянник, бывший чиновник Синьцзяна по имени Аскар Азатбек, исчез в якобы нейтральной зоне свободной торговли I.C.B.C. Азатбек, который несколькими месяцами ранее стал гражданином Казахстана, поступил в И.C.B.C. в 2017 году с другом, после чего группа мужчин подъехала на двух автомобилях и задержала их. Друга отпустили, а Азатбека уволокли. Друг сказал, что они даже не были на китайской стороне. Зипарова пыталась пожаловаться властям Казахстана, но безуспешно. I.C.B.C. сказал ей, что нет видео наблюдения, хотя она не поверила. Она не понимала, как гражданина Казахстана могло вот так забрать Китай — даже без суда.

Древний Шелковый Путь был в равной степени торговым маршрутом и социальной сетью.Сами маршруты находились в постоянном движении и никем не управлялись, и они преуспели благодаря постепенному росту и знанию местных условий в ответ на меняющиеся потребности — полная противоположность озимандийским амбициям и масштабному автократическому управлению государством, характерным для «Пояса и пути». Несмотря на весь свой потенциал по созданию рабочих мест и модернизации инфраструктуры, проект также создал ореол массовых лагерей для интернированных для бесправных и экономики серого рынка для бедных. В то время как новые официальные рабочие места в Хоргосе спасают немногих счастливчиков от бедности, гораздо чаще можно встретить фермеров и скотоводов, подрабатывающих таксистами, охранниками или контрабандистами, входящих в ненадежную сеть низкооплачиваемых фрилансеров.Такая работа по замыслу подвержена внезапным изменениям в правоприменении и зависит от постоянного притока одноразовых работников. Это казалось высокой ценой за соединение мира.

Я нанял такси, чтобы отвезти меня обратно в Алматы. Мы выбрали новое шоссе, открытое в прошлом году, часть растущей системы шоссейных дорог, связанной с B.R.I. и известный как международный транзитный коридор Западная Европа-Западный Китай. Шоссе сокращает время в пути вдвое, с шести часов до чуть более трех часов, а езда по нему напоминает езду на шайбе в аэрохоккее.Там не было ни остановок для отдыха, ни заправочных станций, а те немногие достопримечательности, которые я мог видеть, стояли на ненавязчивом расстоянии. Они включали в себя старый железнодорожный вокзал, насосную станцию ​​китайского нефтепровода и инопланетные формы наполовину построенной ветряной электростанции, любезно предоставленной SANY Group, китайским производственным гигантом. Когда солнце превратилось в узкое красное око на горизонте, пыльная буря спустилась со скал слева от нас и пересекла дорогу в пустой вельд. Машин в поле зрения не было. Это была не столько дорога, сколько идея дороги.

Водитель ничего не знал о судебном процессе, итоги которого я только что видел. Он никогда не слышал о Сайрагуль Сауытбай. Он был счастлив иметь такую ​​прекрасную новую магистраль, по которой его клиенты могли возить туда и обратно между Хоргосом и Алматы. Мы согласились, что Казахстан — красивая страна. Он указал на поля, которые, по его словам, осенью будут полны скота, затем открыл люк в крыше и высунул руку в ночной воздух.

Исследование этой статьи было подготовлено при поддержке Премии Мэтью Пауэра в области литературных репортажей Нью-Йоркского университета.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.