Организм беременной женщины изнутри фото: Физиологические изменения в организме женщины при беременности

Содержание

Кого любят и с кем живут очень богатые люди в России на самом деле | НГС

Поворотный момент в их отношениях наступил в сентябре 1980 года, когда Аднан и Джилл отдыхали на частной испанской вилле миллиардера. Вечером после прилета модель ушла в свою спальню и начала готовиться ко сну (они спали всегда порознь), как вдруг в ее комнату зашел помощник Аднана и сказал, что босс хочет ее видеть. Когда Джилл пришла к миллиардеру, он проводил ее в ванную, которая уже была наполнена пенной водой, и предложил попробовать наркотики, чтобы расслабиться. Модель отказалась, но он настоял, протянув ей свернутую трубочкой стодолларовую купюру. Между ними опять состоялся очень доверительный и глубокий разговор, который плавно переместился в спальню. Джилл лежала рядом с Аднаном и думала лишь о том, как сильно хочет его поцеловать. Но стоило ей приблизиться, как миллиардер мягко отстранил ее.

— Нет, я не могу тебя целовать, пока не заключу с тобой контракт, — объяснил он.

Аднан добавил, что не может жениться традиционным образом, однако когда придет время, он выберет себе трех законных жен, как полагается членам королевской семьи Саудовской Аравии. А пока он готов заключить с Джилл письменный договор, согласно которому в ближайшие пять лет он будет обеспечивать ее всем необходимым, а она — составлять ему компанию как на публике, так и за закрытыми дверями спальни.

— Ты всегда сможешь связаться со мной, где бы я ни находился, — сказал он. — Тебе стоит только попросить, и в течение 24 часов я найду способ, чтобы увидеться с тобой. Аднан также пообещал, что сделает всё, что в его силах, чтобы жизнь Джилл сложилась благополучно и счастливо.

— Ты можешь параллельно встречаться с другими мужчинами, если они живут в других странах, или же я сам познакомлю тебя с каким-нибудь молодым герцогом или лордом, — произнес он, а затем с улыбкой добавил: — так что даже не думай в меня влюбляться. Но предостережение оказалось запоздалым — Джилл действительно влюбилась в миллиардера, поэтому и согласилась подписать контракт.

— Я просто хотела быть с ним, поэтому меня не волновали детали, — вспоминала она. — Думаю, я находилась в состоянии отрицания. Я была ослеплена чувствами, поэтому всегда оправдывала его поведение. Даже в тот момент, когда он признался мне, что его сердце похоже на шкаф с ящиками, и когда он с очередной женщиной, то просто достает нужный ключ. Мне кажется, это определенно говорит о том, что я была очень наивна и воспринимала ситуацию так, как мне того хотелось.

Гораздо позже, начав работать над мемуарами, Джилл задумалась о причинах того, почему ее так привлекал Аднан. И пришла к выводу, что такую модель отношений она переняла из собственной семьи.

— Он был очень похож на моего отца, который всегда объективировал женщин, — писала она. — Несмотря на то, что отец состоял в браке с мамой, он постоянно «охотился» на стороне. Я была еще девочкой, когда он рассказывал мне о других женщинах, описывал их тела. А моя мама просто закрывала на все глаза.

После подписания контракта Джилл познакомилась и с другими девушками, которые были в статусе «жен для удовольствия». Она научилась с первых секунд знакомства распознавать случайных любовниц миллиардера, кокетливых подруг и постоянных партнерш. Последние, конечно, были ее прямыми конкурентками, но Джилл продолжала убеждать себя, что по-особенному Аднан относится только к ней.

— Пока я сидела напротив него на ужинах, я была спокойна, потому что понимала: я его фаворитка, — рассказывала она. Джилл также была счастлива, что миллиардер полностью поддержал ее стремление продолжать саморазвитие. Она увлекалась дизайном одежды и решила начать учебу в Институте моды дизайна и мерчендайзинга. Обучение оплатил Аднан.

Но постепенно у Джилл начали открываться глаза на то, что в действительности происходило в этом гареме. Однажды она застала Аднана за просмотром каталога моделей того агентства, с которым она работала. Тогда Джилл впервые подумала о том, что полгода назад миллиардер также мог выбрать и ее — по фотографии. Вероятнее всего, подруга, внезапно пригласившая ее на вечеринку, и весь тот вечер на острове Le Pirate — всё это было заранее подстроено.

А затем произошло два неприятных инцидента с подарками, которые Джилл уже не смогла простить своему возлюбленному. В августе 1981 года Аднан зашел в номер отеля, где спала Джилл, поставил подарочный пакет на прикроватную тумбочку и поцеловал девушку в лоб. Она проснулась, повернулась к нему, и они встретились взглядами. На лице Аднана промелькнула растерянность.

— Ой, я ошибся номером. Извини и хороших снов. Оставь подарок себе, — сказал он. Прежде чем Джилл успела ему хоть что-то ответить, он ушел.

— Я поняла, что он только что занимался любовью с другой женщиной, потому что ночью он дарил подарки только после секса и я прекрасно знала этот сценарий — рассказывала она. — У меня появились сомнения, что я смогу и дальше спокойно реагировать на это.

Названы простые способы замедлить старение после 50 лет

https://inosmi.ru/20220410/starenie-253624542.html

Названы простые способы замедлить старение после 50 лет

Названы простые способы замедлить старение после 50 лет

Названы простые способы замедлить старение после 50 лет

С возрастом наше тело претерпевает серьезные изменения. Остановить старение невозможно, однако замедлить — вполне, пишет ETNT. Автор отмечает, что сделать это… | 10.04.2022, ИноСМИ

2022-04-10T00:07

2022-04-10T00:07

2022-04-10T00:07

eat this, not that

иноблоги

общество

питание

здоровье

старение

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn1.inosmi.ru/img/25116/24/251162450_0:169:1921:1249_1920x0_80_0_0_4317682bb3a938ad0a5806cb6c493d66.jpg

Внесение этих изменений в образ жизни может значительно замедлить процесс старения.После 50 лет ваше тело естественным образом претерпевает физические изменения как внутри, так и снаружи. И хотя нет никакого способа остановить эти изменения, можно внести некоторые коррективы в образ жизни, чтобы здоровым образом замедлить старение.Если вы обратите внимание на регионы с самой большой продолжительностью жизни, вы заметите, что у живущих там людей есть много общих привычек, особенно тех, которые связаны с питанием. Например, там едят много растительной пищи, продуктов из цельного зерна и богатых клетчаткой и ограничивают употребление обработанных пищевых продуктов.Зная эти закономерности, мы попросили члена медицинского совета Лорен Манакер, MS, RDN, автора книг “Поваренная книга для беременных в первый раз” и “Повышение мужской фертильности”, дать нам свои советы по легким изменениям, которые вы можете внести в свой распорядок дня, чтобы замедлить процесс старения после 50 лет.Включите в свой рацион пептиды коллагенаПо словам Манакер, с помощью включения большего количества коллагена в повседневную жизнь мы можете помочь своей коже выглядеть моложе. Иногда самый простой способ сделать это — это принять таблетку или использовать крем.”Хотя результаты могут различаться, прием дополнительного коллагена может помочь в борьбе с естественным прогрессированием старения нашей кожи, — говорит Манакер. — С возрастом мы теряем коллаген, поэтому его восполнение извне может помочь замедлить старение кожи”.Ешьте больше рыбы с низким содержанием ртутиПопулярным продуктом, который упоминают в разговорах о здоровом старении, является рыба. Было доказано, что жирная рыба помогает снизить риск возрастных заболеваний и способствует улучшению здоровья сердца из-за высокого содержания омега-3 жирных кислот.”Потребление морепродуктов связано с множеством преимуществ для людей пожилого возраста, включая снижение смертности от болезни Альцгеймера, сердечно-сосудистых заболеваний и рака, — говорит Манакер. — Употребление рыбы также благоприятно влияет на здоровье мозга и когнитивные функции, ухудшающиеся с возрастом”.Ешьте больше фруктов и овощейОдна вещь, которую многие люди часто забывают сделать, — это съедать достаточное количество фруктов и овощей каждый день. Манакер утверждает, что употребление большого количества этих богатых питательными веществами продуктов может помочь замедлить процесс старения.”Соблюдение здоровой и сбалансированной диеты, богатой фруктами и овощами, может способствовать здоровому клеточному старению у женщин, поэтому перекус продуктами, в составе которых они находятся, например, смузи или овощи с хумусом, — это простой способ восполнить необходимый запас витаминов и полезных элементов”, — говорит Манакер.Бросьте куритьНаконец, если у вас есть такая вредная привычка, как курение, к сожалению, вы только ускоряете процесс старения организма.”Хотя бросить курить не так просто, это один из шагов к замедлению процесса старения, поскольку курение способствует появлению морщин на коже. Кроме того, никотин может негативно повлиять на приток крови к клеткам кожи, что делает эту привычку вредной для ее здоровья”, — отмечает Манакер.Автор: Саманта Боеш (Samantha Boesch)

/20220307/starenie-253286092.html

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

2022

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

Новости

ru-RU

https://inosmi.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://cdnn1.inosmi.ru/img/25116/24/251162450_0:0:1707:1280_1920x0_80_0_0_462458e1706068853c229db56e4cabc3.jpg

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

ИноСМИ

[email protected]

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

eat this, not that, иноблоги, общество, питание, здоровье, старение

Гемофилия — хромосомы, у детей, признаки, рецессивный ген, кровь, аллель, у женщин, лечение

К числу наиболее опасных и серьезных заболеваний относится гемофилия. Ее вызывают изменения в генах, которые отвечают за работу систем свертывания крови. О сути заболевания, истории его выявления и изучения, симптомах и способах лечения — в материале 24СМИ.

Описание

Гемофилия — это заболевание крови наследственного характера. Оно появляется, если у человека снижено количество факторов свертывания либо наблюдается их полное врожденное отсутствие.

При болезни кровь плохо сворачивается, что влечет за собой повторяющиеся кровоизлияния во внутренние органы, суставы, мышцы. При этом человеческий организм не способен естественным путем остановить кровотечение в случае повреждений кровеносных сосудов из-за травм, стресса, хирургических вмешательств. Сама интенсивность течения крови практически не отличается от таковой у здоровых людей, разница лишь в том, что она длится куда дольше.

У людей с таким диагнозом постоянно появляются гематомы на теле, повышается риск развития гемартрозов или внутренних кровотечений. С таким недугом приходится бороться в течение всей жизни.

Гемофилия бывает, как правило, только у мужчин. При этом у женщин ее хоть и не наблюдают, зато они переносят ген болезни. Если женщина с аллелями гемофилии беременеет, вероятность рождения ребенка с гемофилией составляет 50%, когда это мальчик. Если родится девочка, ей может передаться ген, но саму болезнь у нее не диагностируют.

Симптомы и признаки гемофилии

При тяжелых формах заболевания у людей проявляется геморрагический синдром до 1 года жизни. Это выглядит, как гематомы мягких тканей либо кровотечения из слизистых после травм. В число фенотипических проявлений также входит геморрагический диатез.

Чаще поражениям подвергаются голеностопные и тазобедренные суставы, колени и локти. Если случается травма, кровоизлияние в сустав, как правило, начинается по истечении некоторого времени. При этом у человека возникает в области сустава сильная боль. Место увеличивается в размере, кожные покровы вокруг становятся горячими, а также повышается общая температура тела.

При болезни средней тяжести симптомы схожи с теми, что присущи тяжелой. Однако, первые признаки чаще проявляются уже после достижения возраста в 1 год. Если активность факторов превышает 2%, кровоизлияния в суставы случаются реже, как и гематурии либо гематомы. Для этого случая более характерны продолжительные кровотечения после травмирования слизистых оболочек или посттравматические гематомы.

При легкой степени признаки могут вообще так и не проявиться ни разу за всю жизнь. Обычно в подобных ситуациях геморрагический синдром идентифицируют только в том случае, если человек получил серьезную травму, либо подвергся хирургическому вмешательству. А опорно-двигательный аппарат и вовсе у таких пациентов страдает чрезвычайно редко.

Если резюмировать, в список общих признаков гемофилии входят:

  • долгое кровотечение из-за травм, которое не удается остановить;
  • кровотечения внутри суставов, которые сопровождаются болевыми ощущениями и отеками;
  • кровотечение в деснах, возникающее после вырывания зубов либо их потери;
  • кровоизлияния в кожные покровы, мышцы;
  • частые носовые кровотечения, которые подолгу не получается остановить;
  • кровь в продуктах жизнедеятельности.

У детей в период грудного вскармливания иногда невозможно приметить первые симптомы. Как правило, с малышами обращаются аккуратно. Например, внутримышечные уколы делают им далеко не всегда, поэтому узнают о болезни позже. Это происходит, когда ребенок уже начинает сам двигаться, ползать, вставать на ноги, ходить, бегать и падать.

Причины возникновения гемофилии и способы наследования

Как было уже заявлено, недуг относится к числу наследственных. Это значит, что гемофилия передается детям от родителей. Однако ее патогенез примерно в трети случаев никак не связан с наследственностью — болезнь вызывают локальные мутации.

Гены, от которых зависят 2 существующих фактора свертываемости крови, находятся в X-хромосоме. Как известно, таковых у женщин 2. Мужской набор хромосом выглядит иначе — XY. Когда рождаются девочки, они наследуют от матерей одну X-хромосому, а вторую берут у отца. У мужчины с гемофилией X-хромосома повреждена, а Y-хромосома остается в порядке. И когда рождаются мальчики, они забирают от отца нормальную Y-хромосому, а также одну из двух материнских X-хромосом.

Поэтому вероятность наследования — 50%. Мальчики могут появиться как здоровыми, так и болеющими, а девочки — здоровыми либо носительницами. Редко случается, что девочки рождаются тоже больными. Вероятность подобного составляет не больше 25% при условии, что мать будет носительницей поврежденного гена, а отец — болеющим.

Если женщина здорова, а у мужчины налицо заболевание, их дети рождаются здоровыми с вероятностью 100%. Но дочь от такой пары станет носительницей гемофилии с такой же вероятностью — 100%. В среднем у таких представительниц женского пола наблюдается от 30 до 50% нормальной степени факторов свертывания.

Виды болезни

Гемофилию подразделяют на 2 основных вида, при этом с учетом количества фактора свертываемости меняется степень тяжести болезни.

Гемофилия A — это, иными словами, классическая гемофилия. Второй вид — это болезнь Кристмаса, или гемофилия B. В первом варианте в организме в дефиците антигемофильный глобулин VIII фактора, во втором — компонент тромбопластина плазмы.

В обоих вариантах наследование происходит через рецессивный ген, сцепленный с полом. Доминантный ген не участвует.

Раньше выделяли и третью разновидность — гемофилию C. Она возникает по причине недостатка фактора XI. Но это крайне редкая форма, у которой наблюдается нестандартная клиническая картина. Из-за этого ее в сегодняшней медицине решено рассматривать отдельно и больше не относить к видам гемофилии.

Лечение

До того как появились инъекции, заменяющие собой естественные факторы свертывания, страдающие люди умирали еще в детстве, в лучшем случае везло дожить до подросткового возраста. До совершеннолетия удавалось дотянуть лишь единицам. А уж о том, чтобы родить детей, и речи быть не могло.

Нынешнюю жизнь таких людей простой тоже невозможно назвать. Однако, если регулярно заниматься заместительной терапией, им удается прожить долгую жизнь и оставить потомков. Но пока что наука еще не пришла к тому, чтобы окончательно избавить людей от болезни. Сложность в том, что она обусловлена генетически.

Прежде чем приступать к лечению, медики выясняют, какой конкретно фактор виноват в снижении свертываемости, а также в том, насколько сильно она пострадала. Для этого системы гемостаза исследуют в лабораторных условиях, что помогает определить характеристики ключевых показателей.

Когда один фактор или сразу несколько составляет от 5 до 49% от нормального значения, гемофилии присваивают легкую степень. При таком недуге кровотечения, которые трудно остановить, причиняют неудобства только после оперативного вмешательства. У большинства таких людей сложности возникают при удалении зубов. В остальном же недуг не сильно влияет на повседневную жизнь.

Если факторы содержатся в количестве от 1 до 5% от нормы, диагностируют среднетяжелую гемофилию. Когда показатель выявляется на уровне ниже 1%, значит, налицо тяжелая форма.

Кроме того, прибегают к генетическому тестированию, потому что только оно помогает окончательно подтвердить диагноз. Но также удается выявить отклонение еще до рождения малыша.

Беременные женщины, у которых выявлена наследственность по гемофилии, в период внутриутробного развития плода проходят такие процедуры, как биопсия хориона или амниоцентез. Методики помогают наверняка узнать, получил ли ребенок по наследству болезнь от родителей или ему повезло остаться здоровым.

Если найдены те или иные генетические изменения, медработники сообщают об этом будущим матерям, а потом вырабатывают детальный план ведения беременности и последующих родов. При этом допускают только кесарево сечение с применением щадящих приемов.

В зависимости от тяжести выявленного нарушения определяют лечебную тактику. При легкой степени не требуется регулярная заместительная терапия. Впрочем, такие больные иногда принимают кровоостанавливающие препараты. Но только в тех случаях, когда возникло серьезное кровотечение, например, после перелома, сильного пореза или иного рода травмы. Пользуются свежезамороженной плазмой, человеку вводят те или иные факторы свертываемости в виде растворов, а также прибегают к переливанию эритроцитов от доноров.

Когда приходится лечить тяжелую форму гемофилии, лекарства вводят регулярно. Основной компонент медикаментов — недостающий фактор свертывания. Как правило, таким людям делают инъекции по 2 или 3 раза за неделю. Но иногда пациенты нуждаются в хирургическом вмешательстве, в таком случае требуется дополнительное введение препаратов.

Больные на всякий случай, как правило, носят с собой документы с указанием типа болезни, группы крови и иных важных сведений.

Помимо того, что сама болезнь требует постоянного бережного отношения к себе, сложность связана с тем, что лекарства стоят дорого. Но для решения этого вопроса разработана программа, по которой больным выдают лекарства бесплатно на основе рецептов от врачей-гематологов.

Если у человека обнаружены гемартрозы либо кровотечения в том или ином месте, ему проводят дополнительную терапию с применением замороженной плазмы, гемостатиков, эритроцитарной массы.

Читайте такжеАфазия — факты о болезни: причины, симптомы, классификация, методики лечения, последствия

Всемирный день гемофилии

Ежегодно 17 апреля в мире проводят Всемирный день гемофилии, который утвердили с подачи Всемирной федерации гемофилии, а также Всемирной организации здравоохранения. Дату выбрали не с потолка — этим путем решили отдать дань уважения Фрэнку Шнайбелю. Так звали создателя упомянутой выше федерации, который родился 17 апреля. Впервые этот день отметили в 1989 году.

С тех пор каждый год в апреле стараются призвать людей не быть равнодушными к судьбе страдающих гемофилией. Побуждают помогать им, поддерживать доступными способами. Этот день существует для того, чтобы к проблеме привлекались политики, чиновники из области здравоохранения, мировая общественность, рядовой медперсонал.

Заинтересованные люди стремятся повысить осведомленность масс об этом заболевании наследственного характера. Каждый раз этот день проходит под новым девизом, который заостряет внимание на очередной проблеме, связанной с болезнью. А таковых еще масса.

Старания обществ и организаций не проходят даром. Возможно, в недостаточной мере, но подвижки в этой сфере наблюдаются. Например, стараются решать проблему дороговизны препаратов, от регулярного введения которых зависит нормальная жизнь болеющих.

Царская болезнь

Гемофилия была известна человечеству еще 2 тыс. лет назад. Доказательством тому служат записи о болезни, которые найдены в священных для иудеев текстах Талмуда. Если им верить, в старинные времена мальчику разрешалось не делать обрезание, если два его старших брата перед этим скончались из-за кровопотери после такой же манипуляции. Считается, что при описании подобных случаев люди упоминали как раз о гемофилии, хоть еще и не знали такого слова.

Впервые эту болезнь описал с медицинской позиции Абулькасис, или Аз-Захрави — арабский хирург. Живя в X веке, он упоминал семьи, в которых часто умирали мужчины из-за сильных кровотечений после травм, даже легких. Кроме того, в ряде иных трудов еще не раз всплывали описания похожих случаев. Но анализ проблемы с научной точки зрения не начинался вплоть до XIX века.

При этом нарушение было известна людям. И с ним пытались бороться, правда, без толку. Все, что предлагали лекари прошлого, — это холодные примочки к местам ран или гематом. Но еще никто не знал природу отклонения, поэтому, как сегодня уже очевидно, такие способы не спасали. Кроме того, помимо внешних кровотечений, случаются и внутренние, а они гораздо опаснее.

В начале XIX столетия взялись за научные исследования. Так, в 1803 году врач из Филадельфии по имени Джон Конрад Отто составил отчет, посвященный наблюдаемой в ряде семей геморрагической предрасположенности. В труде медик дал название нездоровым мужчинам — «кровоточащие». Он выяснил, что болезнь носит наследственный характер и преследует преимущественно представителей мужского пола, а передают его здоровые женщины.

Термин «гемофилия» происходит от слова «геморрафилия». А оно в свою очередь было применено для описания состояния в 1828 году Фридрихом Хопфом — врачом из Швейцарии.

Уже в XX веке гарвардские врачи Тейлор и Патек нашли антигемофильный глобулин. Это было в 1937 году. А ровно через 10 лет врач по фамилии Павловски провел в Буэнос-Айресе тест. Лабораторный труд помог понять, что стоит разделять 2 болезни — гемофилию A и B.

Кроме официальной терминологии, эту болезнь еще иногда называют «царской» или «викторианской». Дело в том, что ей в разное время страдал ряд исторических личностей, принадлежавших к монаршим фамилиям.

Цесаревич Алексей страдал гемофилией / Фото: romanovempire.org

Исторические личности, больные гемофилией

Известнее остальных людей с гемофилией признают британскую королеву Викторию. В ее случае, как полагают исследователи, мутация не была наследственной, а произошла в генотипе самой женщины. К такому выводу приходят, поскольку ни у кого среди предков королевы не зарегистрирована гемофилия.

Викторию не зря называли «бабушкой Европы». В те времена международные отношения часто устанавливались путем бракосочетаний между высокопоставленными лицами. И по факту королева была старшей родственницей ряда правителей из иных стран. В том числе России. Жена Николая II — императрица Александра Федоровна — приходилась ей родной внучкой. И так случилось, что она унаследовала «царскую болезнь» в роли носителя. А заболел ее сын — цесаревич Алексей.

Читайте такжеКарл Великий и его завоевания: факты и мифы о легендарном императоре

Для России романовский наследник — известнейший человек, страдавший гемофилией. Известно, что каждый ушиб приводил к внутренним кровотечениям у мальчика. Зафиксирован случай, когда он едва не погиб от банального на первый взгляд носового кровотечения.

Сегодня в мире насчитывается свыше 100 тыс. людей, у которых диагностирована гемофилия. Но при этом их продолжительность жизни сравнима с показателем для здоровых людей. Да и само качество жизни улучшилось благодаря стараниям медицины. Теперь болезнь перестала быть приговором, но еще есть куда стремиться — перед учеными стоит задача окончательно победить недуг.

Преимущества беременности и другие плюсы материнства

Рождение ребенка — это удивительный опыт, но кто знал, что это может быть полезно и для вашего здоровья? Конечно, вы будете спать (намного) меньше, а правильно питаться и оставаться в форме может быть сложно, но польза для здоровья от беременности и материнства может компенсировать эти временные проблемы (которые в любом случае уменьшатся, когда ваш ребенок станет старше). .

Одно из самых больших преимуществ: возможность по-настоящему сосредоточиться на собственном благополучии. После того, как вы ожидаете, пренатальные осмотры позволяют вашему врачу внимательно следить за вашим телом, чтобы убедиться, что оно настолько здорово, насколько это возможно.

Когда ваш ребенок родится, послеродовые осмотры — это прекрасное время, чтобы сосредоточиться на своем здоровье в будущем, тем более, что так много изменилось так быстро. Наконец, планирование ежегодных визитов к врачу может помочь вам оставаться в отличной форме и воспользоваться многочисленными физическими преимуществами рождения детей. Читайте дальше, чтобы узнать, что они из себя представляют.

Облегчение месячных

Хорошие новости для женщин с сильными спазмами: рождение детей может принести вам некоторое облегчение в долгосрочной перспективе. Многие женщины обнаруживают, что их менструальные спазмы менее болезненны или даже исчезают после рождения их первого ребенка.

Врачи не знают, почему, но женщины, рожавшие естественным путем, сообщают о большем облегчении, чем те, у кого было кесарево сечение, что указывает на растяжение матки во время родов как на возможный механизм этого преимущества беременности. Если ваши судороги сильные и не проходят после рождения ребенка (или если вас беспокоит какое-либо изменение менструального цикла), поговорите со своим врачом, который может проверить вас на наличие основной проблемы, такой как воспалительное заболевание органов малого таза. или эндометриоз.

Снижение риска рака молочной железы

Польза беременности для здоровья распространяется и на грудное вскармливание, поскольку исследования показывают, что и то, и другое может снизить риск развития рака молочной железы у женщин.На это есть две причины: во-первых, чем больше беременностей, тем меньше менструаций, что, в свою очередь, ограничивает воздействие эстрогена и прогестерона. Эти гормоны, которые вырабатываются вашими яичниками, стимулируют рост клеток и могут увеличить риск рака молочной железы у женщин.

Во-вторых, изменения, которые претерпевают клетки молочной железы во время беременности и грудного вскармливания, могут сделать их более устойчивыми к трансформации в раковые клетки. Защитное преимущество беременности уменьшается к тому времени, когда вам исполняется 30 лет, поэтому пожилым мамам настоятельно рекомендуется кормить грудью как можно дольше, чтобы они могли воспользоваться преимуществами защиты от рака груди, которую обеспечивает уход.

Снижение риска других видов рака

Снижение риска рака молочной железы — не единственное преимущество рождения детей в борьбе с раком. Гормональные сдвиги, происходящие во время беременности и грудного вскармливания, также защищают от рака яичников и эндометрия, и чем больше у вас доношенных беременностей, тем больше пользы. Ученые исследуют, как вынашивание ребенка может снизить риск развития у женщины других видов рака.

Но не думайте, что вам нужно иметь много детей, чтобы максимизировать пользу для здоровья.Лучшие способы снизить риск развития рака остаются прежними: не курите и избегайте пассивного курения, регулярно занимайтесь спортом, соблюдайте здоровую диету (включая много овощей) и сведите употребление алкоголя до минимума.

Лучший секс

Гормоны беременности вызывают некоторые довольно неприятные симптомы, включая вздутие живота, изжогу, странную кожную сыпь и лишнюю растительность на лице. Но есть один побочный эффект, который должен заставить вас улыбнуться: тестостерон и эстроген, половые гормоны, вырабатываемые вашим будущим ребенком, и прогестерон, который ваш организм вырабатывает во время беременности, могут просто повысить ваше половое влечение.

И в течение первого и второго триместров весь этот дополнительный приток крови накачивает вашу область таза, делая ее более чувствительной, что может облегчить вам достижение оргазма.

Хотя удовольствие от занятий любовью может исчезнуть в первые несколько месяцев материнства (когда гормоны грудного вскармливания, недостаток сна и обязанности по уходу за ребенком сказываются на вашем либидо), упражнения Кегеля могут помочь поддерживать приток крови. Делайте их везде, днем ​​и ночью (и не забывайте делать их, когда вы тоже делаете «это»).

Снижение риска рассеянного склероза

Распространенность рассеянного склероза, поражающего нервные клетки головного и спинного мозга, может увеличиваться — отчасти, по мнению экспертов, из-за того, что многие женщины рожают меньше детей. Но согласно небольшому австралийскому исследованию, рождение ребенка вдвое снижает риск развития этого аутоиммунного заболевания. И каждая беременность предлагала еще большую защиту: матери четырех и более детей снижали риск на поразительные 95 процентов.

Во время беременности иммунная система женщины приспосабливается, чтобы избежать нападения на ребенка, и эксперты считают, что снижение активности иммунной системы может уменьшить воспаление, вызывающее повреждение нервов.После родов некоторые из клеток вашего ребенка остаются в вашем теле и могут снижать активность иммунной системы и риск рассеянного склероза. Хотя раньше врачи советовали женщинам с рассеянным склерозом не рожать детей, теперь они считают, что беременность фактически снижает риск рецидива.

Меньший риск инсульта

Инсульт является основной причиной смерти женщин в США, но одно исследование показало, что женщины в постменопаузе, которые кормили грудью, реже болели инсультом, чем те, кто никогда не кормил грудью. Фактически, грудное вскармливание только одного ребенка в течение как минимум шести месяцев может снизить риск сердечных заболеваний, а также диабета и высокого кровяного давления.

Одна из теорий: окситоцин, высвобождаемый во время кормления грудью, может оказывать благотворное влияние на сердце и предотвращать инсульт.

Подъем настроения

Беременность может быть вызванной гормонами поездкой эмоций на американских горках, но как только вы станете мамой, это настроение, как правило, стабилизируется — по крайней мере, после первых нескольких недель (а если нет, проверьте с доктором, который может проверить вас на послеродовую депрессию).

Но вы также, вероятно, почувствуете прилив любви и других приятных чувств, когда держите на руках или кормите своего малыша, благодаря гормону окситоцину, который играет большую роль во время привязанности.Вывод: преимущества беременности и материнства сохранятся на долгие годы.

Беременная женщина на изображении душераздирающей Украины умерла вместе со своим ребенком

Заполнитель во время загрузки статьи

Визуально в центре этого изображения красное одеяло или ткань с черными точками. Эмоционально фотография сосредоточена на женщине, лежащей на одеяле, ее левая рука касается того, что может быть раной под ее животом, в которой находится ее нерожденный ребенок. Четверо мужчин несут ее на носилках из руин родильного дома в Мариуполе, Украина, разбомбленного русскими 9 марта.

Агония фотографии, сделанной Евгением Малолеткой, усилилась в понедельник, когда агентство Ассошиэйтед Пресс сообщило о смерти женщины. Как и ее ребенок. Мариуполь, который в течение нескольких дней находился в осаде и тяжелых бомбардировках со стороны российских оккупантов, является гуманитарной катастрофой, потенциальным «наихудшим сценарием», по мнению Международного комитета Красного Креста.

Даже если бы женщина, имени которой мы не знаем, выжила, этот образ стал бы одним из определяющих в этой страшной войне.Вся ярость и жестокость Владимира Путина словно вылились здесь — в визуальный диалог между одеялом и лежащей на нем женщиной. По какой-то причине я представляю себе старшего брата или сестру младенца, который никогда не видел жизни, смотрящего на эту картинку и задающего вопросы, которые мог бы задать ребенок: почему эти мужчины несут ее? Потому что она не может ходить. Почему она не может ходить? Потому что она ранена. Почему она ранена?

Как на это ответить? Потому что один человек воюет с миллионами мирных людей.Потому что зло.

Но такие ответы можно было дать о любом образе страданий, исходящих из Украины. Почему именно этот так прямо протыкает?

Одеяло отражает нечто, что трудно представить и обработать, мысль, которая кажется одновременно верной и совершенно банальной: война — это ненужные страдания, источник ненужной боли. Землетрясения, пожары и болезни ежегодно приносят бедствия миллионам людей. Но война — это человеческое изобретение, и если бы наш вид не выкашлял таких ужасных, извращенных, кровожадных людей, как Владимир Путин, мы могли бы избежать опустошения войны.Стихийные бедствия неизбежны; война на нас.

Красное одеяло намекает на это, потому что оно олицетворяет силу семейной жизни посреди общественного разрушения. Война выворачивает дома наизнанку, подвергая общественное внимание их личному содержимому. Это конкретное одеяло с рисунком, напоминающим арбуз, клубнику или божью коровку, кажется особенно домашним и личным, что-то вроде того, что будущая мать могла носить с собой как напоминание о доме. Он не монохромный или серый, как можно было бы ожидать от больницы или скорой помощи.А его узор из черных точек на ярко-красном резко контрастирует с сеткой зияющих прямоугольных оконных рам на заднем плане. Визуально он действует так же, как красный цвет на старых картинах, притягивая и приковывая взгляд малиновым пятном на плаще или шляпе.

Он предлагает спелость и солнце среди уныния и смерти. Узор представляет собой визуальную метафору не только беременности, но и времен года изобилия, которые находятся далеко от деревьев, обрамляющих страдающую женщину, деревьев, обожженных зимой и войной.Почему-то, когда я его увидел, я подумал о картине Луиса Мелендеса в Прадо, где изображены три арбуза, два из них целыми, а другой разрезанным. Кажется, что он зияет кровью и жизнью, как бы напоминая нам, что люди неизбежно должны ломать вещи, чтобы остаться в живых.

Но на этом изображении не нужно было ломать ни одну из сломанных вещей. Только война сделала это, и Путин сделал эту войну.

Символически фрахтованный или катектируемый объект, часто дешевый или ветхий, является классическим приемом для фокусировки эмоций в повествовании и изображениях.Муфта, подаренная умирающей Мими в опере Пуччини «Богема», и бутон розы, детские санки, в «Гражданине Кейне» Орсона Уэллса, выполняют своего рода работу, которая перестраивает человеческое страдание, делает его каким-то образом более непосредственным и осмысленным. Это уловка, и ею легко злоупотреблять, и даже когда она используется мастером, она может оставить ощущение легкого манипулирования.

Но здесь нет никакой хитрости, и каким-то образом одеяло делает то, что действительно важно, — подлинные страдания женщины на нем — еще более невыносимым для созерцания.Последнее место невинности разрушено.

Не бывает материнства без родовой боли. Детства без слёз не бывает. Даже без войны в самой счастливой жизни более чем достаточно страданий. Когда будет написана эпитафия Путину, взгляните на эту женщину, на это одеяло и включите такие слова: Он навлек на мир несчастье.

Найдена единственная в мире беременная египетская мумия | Умные новости

«Когда мы увидели маленькую ножку, а затем маленькую ручку [плода], мы были действительно потрясены», — говорит антрополог и археолог Марзена Озарек-Силке.Олек Лейдо / Проект Варшавской Мумии

В начале 19 века Варшавский университет приобрел египетскую мумию, помещенную в изысканный гроб, идентифицирующий умершего как священника по имени Хор-Джехути. Почти 200 лет спустя, в 2016 году, исследователи с помощью рентгеновских технологий с удивлением обнаружили, что мумифицированные останки принадлежали не мужчине, как указывала надпись, а неизвестной молодой женщине. Затем пришло еще одно откровение: изучая изображения области таза мумии, исследователи заметили крошечную ногу — верный признак того, что женщина была беременна на момент ее смерти, сообщает Моника Шисловска для Ассошиэйтед Пресс (AP).

В статье Journal of Archaeological Science команда описывает находку как «единственный известный случай бальзамирования беременной особи».

Ученые надеются, что эта мумия прольет новый свет на беременность в древнем мире.

Эксперты проекта «Варшавская мумия» назвали умершую «загадочной дамой Национального музея в Варшаве» в честь польского культурного учреждения, в котором она сейчас находится. Они не знают, кем была эта женщина и где именно было обнаружено ее тело.Хотя человек, пожертвовавший мумию университету, утверждал, что она была извлечена из царских гробниц в Фивах, знаменитом месте захоронения древних фараонов, в исследовании отмечается, что «во многих случаях древности ошибочно приписывались знаменитым местам, чтобы повысить их ценность. ”

Когда мумия впервые прибыла в Польшу, исследователи предположили, что это женщина, потому что ее гроб был покрыт яркими и роскошными украшениями. Однако после перевода иероглифов на гробу в 1920-х годах тело было реклассифицировано как мужское на основании надписей с именем писца и священника, пишет Лиэнн Колирин для CNN.В результате, когда современные исследователи предприняли неинвазивное исследование мумии с помощью рентгена и компьютерной томографии, они ожидали найти под древними покровами мужское тело.

Надпись на гробу с мумией навела исследователей на мысль, что умерший был мужчиной-священником, а не беременной молодой женщиной. © Национальный музей в Варшаве / Проект «Варшавская мумия»

«Нашим первым сюрпризом было то, что у него нет пениса, а вместо него есть грудь и длинные волосы, а потом мы узнали, что это беременная женщина», — соавтор Маржена Озарек-Силке, антрополог и археолог из Варшавского университета. , сообщает АР.«Когда мы увидели маленькую ножку, а затем маленькую ручку [плода], мы были действительно потрясены».

В какой-то момент, кажется, тело беременной женщины поместили не в тот гроб. Известно, что древние египтяне повторно использовали гробы, поэтому переход мог произойти много веков назад. Но в исследовании также отмечается, что в 19 веке нелегальные землекопы и мародеры часто частично разворачивали мумии и искали ценные предметы, прежде чем положить тела в гробы — «не обязательно те, в которых была найдена мумия.На варшавской мумии действительно видны следы грабежа, а именно поврежденные повязки на шее, в которых, возможно, когда-то были амулеты и ожерелье.

Бальзамировщики тщательно мумифицировали женщину где-то в первом веке до нашей эры. Она была похоронена вместе с богатым набором украшений и амулетов, что позволяет предположить, что она имела высокий статус. Компьютерная томография тела показывает, что на момент смерти женщине было от 20 до 30 лет.

Эксперты не знают, как умерла «загадочная дама», но, учитывая высокий уровень материнской смертности в древнем мире, вполне возможно, что ее смерть могла быть вызвана беременностью, сказал Эйсмонд Шимону Здзебловски из государственного польского информационного агентства PAP. .

Судя по размеру головы, плоду было от 26 до 30 недель. Он остался нетронутым в теле женщины — факт, который заинтриговал исследователей, поскольку существуют другие задокументированные случаи мумификации мертворожденных детей и их захоронения вместе с родителями.Более того, четыре органа мумии — вероятно, легкие, печень, желудок и сердце — были извлечены, забальзамированы и возвращены в тело в соответствии с общепринятой практикой мумификации. Почему бальзамировщики не поступили так же с нерожденным младенцем?

Археолог Маржена Озарек-Силке стоит рядом с мумией и саркофагом. Олек Лейдо / Проект Варшавской Мумии

Возможно, Эйсмонд говорит CNN, плод было просто слишком сложно удалить на этой стадии развития.

В качестве альтернативы он говорит: «Возможно, причина была религиозная. Может быть, они думали, что у нерожденного ребенка нет души или что на том свете ему будет безопаснее».

Открытие плода особенно важно, потому что «беременность и травматические осложнения [обычно] оставляют мало или вообще не оставляют остеологических доказательств», — пишут авторы исследования. Таким образом, мумия открывает новые пути в изучении перинатального здоровья в древнем мире.

Далее, сообщает PAP, исследователи планируют проанализировать следовые количества крови в мягких тканях женщины в надежде получить более четкое представление о причине ее смерти.

«Это наша самая важная и самая значительная находка на данный момент, полная неожиданность», — сказал Эйсмонд AP. «Это открывает возможности для изучения беременности и лечения осложнений в древние времена».

Мумия также поднимает дразнящие вопросы о месте нерожденных младенцев в египетской мифологии загробной жизни.

Авторы исследования спрашивают: «Представленное здесь тематическое исследование открывает дискуссию в контексте изучения древнеегипетской религии — мог ли нерожденный ребенок отправиться в преисподнюю?»

Древние цивилизации Древний Египет Археология дети Классные находки Смерть Египет Европейская история Мумии Тайны Новое исследование

Рекомендуемые видео

Опыт женщин во время беременности и образ тела после родов: систематический обзор и метасинтез | BMC Беременность и роды

Включенные исследования

Характеристики 17 статей [22–38] можно увидеть в таблице 1, основанной на общем количестве 487 женщин в возрасте от 16 до 45 лет.Две статьи были получены из одной набранной выборки [33, 38], а остальные 15 статей — из 15 отдельных выборок. Хотя две работы включали данные о гетеросексуальных супружеских парах [23, 37], темы, относящиеся только к женщинам, сообщались, поскольку интервью проводились отдельно с мужем и женой. Все остальные интервью проводились только с женщинами. Все исследования, включенные в этот обзор, проводились в развитых странах (Великобритания n = 7, Австралия =3, США n = 4, Тайвань n = 1, Финляндия n = 1, Канада n = 1). вероятно, пережили свою беременность в контексте связанного с беременностью медицинского обслуживания, включающего оценку психологического и физического благополучия, одной из которых могло быть управление весом, в рамках смешанных частных и бесплатных систем здравоохранения.В рамках оценки качества только одному исследованию [36] был присвоен рейтинг «С», что указывает на необходимость интерпретировать эти результаты с большей осторожностью.

Находки

Следуя описанному выше процессу метасинтеза, восприятие женщинами своего физического тела можно определить тремя способами: «Публичное мероприятие: «Толстота» против беременности», «Контроль: природа против себя»,

и «Роль: Женщина против Матери» . Подтверждающие котировки представлены в таблице 2.

Таблица 2 Ключевые цитаты из исследований, иллюстрирующие синтезированные темы
Публичное мероприятие: «толстота» vs.беременность

Эта тема, состоящая из двух подтем, концептуализировала то, как на восприятие женщинами своих телесных изменений влияло их восприятие социально сконструированных идеалов и активное участие общественности в проблемах беременности женщин.

Социальные эстетические конструкции тела беременной

В отдельных исследованиях женщины описывались как воспринимающие социально сконструированные идеалы худобы, красивой груди и гладкой кожи [22, 25], а также контроля веса с помощью диеты и физических упражнений [29] .Женщины признавали изменения в своем теле неизбежной частью беременности [29], но четко различали социальную неприемлемость полноты и социальную приемлемость беременности [34], при этом беременное тело нарушало эти социально сконструированные идеалы. В исследованиях образ тела беременных женщин описывался как защищенный от этой трансгрессии, потому что женщины узаконивали его, воспринимая себя освобожденными от приверженности идеалам или размышляя о функциональной и материнской идентичности своего тела [34].Те, у кого был избыточный вес до беременности, были защищены этими стратегиями, при этом женщины рассматривали свою беременность как извинение за неприятные комментарии или чувство дискомфорта в действиях, обнажающих их тело, например, при плавании [37]. Вес, связанный с беременностью, описывался как вес, относящийся к их развивающемуся плоду, тогда как «упитанность» рассматривалась как весь другой прибавленный вес (например, руки или лица [29]). Последнее воспринималось как набор ненужного веса, который исследования объясняли тем, что женщинам труднее легитимизироваться, что приводило к неудовлетворенности телом [25].

Сообщалось о трудностях при обсуждении первого триместра беременности, когда талия утолщается, но беременность еще не видна [22]. Женщины воспринимали свой расширяющийся живот как окончательное подтверждение своей беременности и во время этой «промежуточной фазы» [22], чувствуя, что никто не признает их оправдание тому, что у них больше тела. Это восприятие было отражено в послеродовом периоде, когда женские конструкции своего послеродового тела указывали на то, что после рождения ребенка они больше не видели никаких оправданий, чтобы не придерживаться своего предполагаемого социально сконструированного идеала тела [23].

Несмотря на то, что женщины чувствовали, что у них есть оправдание во время беременности, и различие между полнотой и беременностью, исследования показали, что женщины постоянно осознают социально сконструированный идеал. Увеличенный размер груди приближал женщин к социально сконструированному идеалу, повышая удовлетворенность образом тела [26], в то время как такие изменения, как акне или растяжки, отдалили их от этого идеала [26, 30]. Три исследования признали представление о новой конструкции женского тела, которая не обязательно соответствовала воспринимаемому социальному идеалу, но все же была красивой благодаря своим изгибам и округлой форме [29, 34, 35].Было только два случая, когда выражалась явная неприязнь к расширяющемуся желудку, признание этого может быть неприемлемым в обществе комментарием [29, 30].

Связь с другими через тело беременной

Помимо влияния на восприятие женщинами собственного тела по сравнению с их воспринимаемой социальной нормой, члены общества активно участвовали в беременностях женщин. Женщины воспринимали свое тело как общественную собственность во время беременности, когда члены семьи, друзья и незнакомые люди касались их живота или делали личные комментарии об их внешности или поведении [27].Хотя растворение этого аспекта социальных границ считалось инвазивным, удовольствие выражалось из-за близости и связи, которые они чувствовали с другими беременными женщинами [33]. Этому предполагаемому сжатию социальных границ противопоставляется сообщение о расширении физических границ, когда члены общества описывались как предлагающие женщинам большее физическое пространство, чем требуется их телу, из-за предполагаемой уязвимости беременного тела [38].

Контроль: природа против себя

Эта тема концептуализировала то, как женщины переживают беременность как стремление к контролю над природой, причем природа является движущей силой роста плода и телесных изменений, связанных с беременностью.Две подтемы подчеркивают восприятие женщинами контроля над своим телом и плодом, а также их попытки контролировать вес своего тела и поведение как во время беременности, так и в послеродовой период.

Тело, находящееся под контролем и выходящее из-под контроля

В исследованиях женские тела рассматривались как отдельные и автономные агенты, осуществляющие изменения, связанные с беременностью, по собственной воле [31], иногда до такой степени, что женщины считали свое тело чужим для них [25]. Доминировала тема восприятия женского тела как вышедшего из-под контроля во время беременности.В четырех исследованиях сообщалось, что женщины сосредотачивались на прибавке в весе и беспокоились, если чувствовали, что не оправдывают ожиданий других прибавки в весе, потому что они чувствовали, что прибавляют в весе слишком много или слишком мало [22, 26, 36, 37]. Сообщалось, что комментарии медицинских работников укрепляют веру в то, что женщины должны контролировать свое тело и свой вес во время беременности [22], особенно если у женщин возникают проблемы, включая высокое кровяное давление, разрывы промежности [24] или чрезмерное увеличение веса во время беременности [24]. 22].В этих 17 исследованиях, когда женщины считали себя неспособными контролировать себя, они сообщали о том, что испытывали дистресс [24]. Однако это бедствие было опосредованным, если они считали, что их тело приспосабливается к их собственным потребностям; например, когда им нужен перерыв от схваток во время родов [24].

Другим важным аспектом, выявленным в ходе исследований, была ощутимая потеря контроля над телом, связанная с необходимостью делить его с плодом. Женщины сообщали о различных отношениях со своим плодом.Были выделены две отдельные группы с точки зрения отношения женщин к присутствию ребенка в их теле: совместное использование и вторжение. Некоторые женщины выражали комфорт, делясь своим телом со своим плодом [31], в то время как другие сообщали, что воспринимали свой плод как агрессивный [31]. Эти группы казались взаимоисключающими, потому что женщины не сообщали о том, что придерживаются обоих убеждений одновременно. Кроме того, некоторым женщинам было трудно идентифицировать плод как отдельное существо даже на поздних сроках беременности.

Восстановление послеродового тела

Исследования показали, что даже во время беременности женщины сообщали, что общество ожидает от них восстановления контроля над своим телом после рождения ребенка, и описывало это как тревожную и пугающую перспективу [25].Послеродовое тело изображалось как проект, над которым нужно активно работать и контролировать, чтобы вернуться к нормальному состоянию [25], и многие женщины считали это более важной целью после родов, чем до беременности [23]. Это было отмечено как для повторнородящих женщин, которые сообщили, что они уже восстановили свое тело после предыдущих беременностей, так и для первородящих женщин. Одна женщина отметила, что она воспринимала окружающих ее людей как ожидающих от них контроля до такой степени, что их послеродовое тело стало стройнее, чем до беременности [23].Ожидания многих женщин в отношении своего послеродового тела были высокими и часто признавались нереалистичными. Однако только в двух исследованиях сообщалось, что женщины считали, что роль матери заставила их пересмотреть свое представление о теле ниже своего ребенка [37, 38].

Роль: женщина против матери

В соответствии с этой темой беременность описывалась как период, когда женщины договаривались о своих существующих ролях и идентичностях, интегрируя свою новую роль матери. В основе этой темы лежат две подтемы.

Грани идентичности

Согласно исследованиям, беременность заставляет женщин больше осознавать различные роли и аспекты своего «я», а не терять свое основное «я». Двое специально прокомментировали это с точки зрения их женственности и женственности. Беременность описывалась как подтверждение женственности, особенно для тех, кто испытывал гинекологические трудности или проблемы с зачатием [33, 38].

Было отмечено, что переход к материнской роли, отмеченный изменениями, связанными с беременностью, воспринимается женщинами как несовместимый с их другими ролями, такими как их основное «я», быть женой или сексуально привлекательной женщиной или быть работающей женщиной.Сообщалось, что комментарии мужей влияют на то, считают ли женщины, что их физическое проявление в качестве матери больше не позволяет им быть привлекательными для своих мужей, несмотря на комментарии о том, как некоторые телесные изменения приближают их к социально сконструированному идеалу тела. Это также нашло отражение в том, как исследования определили, что некоторые женщины считают, что их послеродовое тело придает красоту, связанную с материнской идентичностью, а не с социально принятым идеалом сексуальной привлекательности [33].Воспринимаемая поддержка была связана с повышенной удовлетворенностью внешним видом в отношении отношений женщин со своим партнером, в то время как те, кто чувствовал критику, были менее безопасными [26]. Исследования также показали, что мужчины влияют на восприятие женщинами своей рабочей идентичности. Работающие женщины были описаны как активно принимающие «мужскую идентичность», чтобы соответствовать своему восприятию рабочего места с преобладанием мужчин, чтобы продвигаться по карьерной лестнице. Беременность выражалась в активном отказе от этой идентичности и перераспределении ценностей с работы, таких как ответственность, стабильность и интерес, на материнство [33].Исследования показали, что многие женщины считали это нежелательным из-за предполагаемого ущерба для их карьеры, в результате чего женщины прикрывали свое беременное тело, чтобы сохранить свои рабочие отношения и рабочую личность [38]. Действительно, в четырех исследованиях сообщалось, что женщины, по-видимому, не хотели подтверждать свою беременную идентичность с помощью одежды для беременных, а предпочитали использовать одежду для выражения своей индивидуальности [23, 27, 29, 30].

Функциональность тела беременной

Было замечено, что женщины принимают на себя роль матери, признавая вновь обретенные функциональные возможности своего тела.Они, по-видимому, рассматривали свой расширяющийся живот как показатель здоровья и роста их ребенка, и было отмечено, что они беспокоились о благополучии своего ребенка, если считали, что их собственный желудок меньше по сравнению с другими женщинами [30]. В ряде исследований описывается трепет и восхищение женщин функциональной адаптацией их тела во время беременности [34, 27, 29].

Мысли об образе тела во время беременности — важный показатель эмоционального благополучия — ScienceDaily

Исследователи показали, что новый способ оценки отношений женщины со своим телом во время беременности может помочь предсказать, насколько хорошо мать может установить связь со своим еще не родившимся ребенком и ее будущим ребенком. -срочное эмоциональное благополучие.

Результаты исследования показывают, что введение стандартизированного метода оценки чувств женщин по отношению к их меняющимся телам во время дородового ухода может предоставить важную информацию о том, как они могут реагировать на то, что они становятся мамами.

Метод BUMPS, разработанный учеными из Университета Йорка и Университета Англии Раскин, представляет собой систему самоотчета, основанную на вопросах, касающихся удовлетворенности внешним видом беременных, беспокойствах по поводу увеличения веса и физических нагрузках во время беременности.

При исследовании более 600 беременных женщин данные анкеты BUMPS показали, что женщины, которые более позитивно относились к изменениям своего тела во время беременности, с большей вероятностью имели лучшие отношения со своими партнерами; более низкие показатели депрессии и тревоги; и лучше интерпретировали свои телесные сигналы.

Суммарные баллы из анкеты обеспечили сильный предиктор того, будет ли беременная женщина иметь положительную привязанность к своему будущему ребенку или нет.Низкие баллы позволяют предположить, что этим женщинам может потребоваться дополнительная эмоциональная поддержка во время беременности и послеродовое наблюдение на предмет признаков послеродовой депрессии.

Доктор Кэтрин Престон, эксперт по телесным образам с факультета психологии Йоркского университета, сказала: «Наше предыдущее исследование показало, что существует связь между тем, как мы воспринимаем свое тело, и нашим эмоциональным состоянием, но телесный опыт не рассматривается систематически. во время беременности, хотя это время, когда происходят резкие телесные изменения.

«Женщины находятся под постоянным давлением по поводу своего внешнего вида и во время беременности и после родов не являются исключением. Поэтому важно, чтобы уход за беременными касался не только физического здоровья матери и здоровья будущего ребенка, но и эмоционального состояния женщины. благополучие, что может дать нам много важной информации о том, как они могут отреагировать на то, чтобы стать новой мамой в долгосрочной перспективе».

Анкета заполнялась в каждом триместре беременности, чтобы понять, как восприятие тела может меняться на разных стадиях.Вопросы в исследовании варьируются от типа одежды, которую женщина решает носить во время беременности, до беспокойства по поводу размера их «шишки» и любых разочарований, которые они могут испытывать из-за того, что не могут быть такими же физически активными, как раньше.

Доктор Престон сказал: «Появляется все больше свидетельств того, что восприятие женщинами своего тела во время беременности может иметь положительное или отрицательное влияние на благополучие как матери, так и ребенка, поэтому в рамках наших систем ухода необходимо сделать больше, чтобы защитить женщин от более негативных последствий».

“Есть много акушерок, которые самостоятельно проделывают фантастическую работу, предлагая эту поддержку, но в настоящее время не существует стандартизированного метода или критериев для ее измерения, чтобы определить уровень требуемой помощи.

«Следующим шагом в этой работе является определение этих границ — что беременной женщине нужно набрать по нашей шкале, чтобы побудить к дальнейшему исследованию или поддержке? Нам также интересно выяснить, видим ли мы различия в отношении к образу тела у беременности женщин из разных культур и какое влияние это может оказать на послеродовой уход.”

Команда также планирует оценить больше женщин после беременности, чтобы понять долгосрочные последствия отрицательного и положительного образа тела как для матери, так и для ребенка.

Исследование опубликовано в журнале Psychological Assessment .

Источник истории:

Материалы предоставлены Университетом Йорка . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Студенческая премия Роя Портера Эссе «Изображение картинок» и «Изображение фигур: изображения беременного тела и нерожденного ребенка в Англии, 1540–c.1680 | Социальная история медицины

Резюме

Фигурки родов или печатные изображения плода в матке были чрезвычайно популярны в акушерских и хирургических книгах в Европе в шестнадцатом и семнадцатом веках. Но, несмотря на их центральную роль в визуальной культуре беременности и родов в этот период, им уделялось очень мало критического внимания. В этой статье делается попытка решить эту проблему, исследуя фигуры рождения в их культурном контексте и исследуя различные способы, которыми они могли использоваться и интерпретироваться зрителями раннего Нового времени.Я утверждаю, что с помощью этого процесса изучения и контекстуализации фигур раннего Нового времени мы можем получить более богатое и тонкое понимание тела раннего Нового времени, того, как оно визуализировалось, понималось и относилось к нему.

В чем-то похожем на перевернутую стеклянную колбу плавает серьезный херувим. Каждая фигура в сопровождении многочисленных товарищей демонстрирует разные акробатические позы (рис. 1). Эти изображения кажутся современным глазам странными: хотя мы можем предположить, что они изображают плод в утробе матери (что действительно так), нас беспокоит их ненатуралистический стиль и, возможно, ощущение, что они богаты символикой. с которым мы не знакомы.Их первые зрители, в Англии в 1540-х годах, могли бы также найти их странными, но по-другому, поскольку эти изображения предлагали им совершенно новую картину телесного внутреннего пространства, которое в большинстве своем воспринималось как визуально недоступное и по своей сути недоступное. таинственный. Эти изображения были опубликованы в первой печатной книге на английском языке, чтобы обсудить беременность и роды, а также обратиться к женской аудитории.

Рис. 1

Анон. 1545. «Фигурки Бирта».Четыре тарелки. Гравюра. Тарелки: 10,5 × 15,7 см. Напечатано в Eucharius Rösslin, The Birth of Mankynde, Otherwyse Named the Womans Booke, T. Raynalde (trans), (London: Thomas Raynalde, 1545). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

Рис. 1

Анон. 1545. «Фигурки Бирта». Четыре тарелки. Гравюра. Тарелки: 10,5 × 15,7 см. Напечатано в Eucharius Rösslin, The Birth of Mankynde, Otherwyse Named the Womans Booke, T.Рейнальде (транс) (Лондон: Томас Рейнальде, 1545 г.). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

Первоначально опубликованная на немецком языке в 1513 году врачом Эухариусом Рёсслином, книга была переведена на английский язык под названием «Рождение человечества » Ричардом Йонасом (1540 г.), а затем снова Томасом Рейнальде (1545 г.). Хотя большая часть медицинского содержания не была новой с научной точки зрения, эта книга и последующие за ней радикально изменили медицинскую, культурную и социальную структуру родов, впервые представив эту тему широкой читательской аудитории: мужчинам и женщинам, профессионалам. и лежал.В течение следующих 250 лет роды превратились из сугубо личного, исключительно женского и по существу немедицинского дела в медицинскую дисциплину, контролируемую и публично обсуждаемую обученными и профессиональными врачами-мужчинами. Эти изображения были напечатаны в книгах по акушерству на протяжении всего периода перемен, и как таковые они позволяют нам построить картину того, как ранние современные люди всех мастей, от беременных женщин и акушерок до хирургов и мужчин-акушерок, понимали, представляли и лечили акушерство. беременное тело и нерожденный ребенок.

Это изображения, которые изображают плод в матке, но более того, это изображения, которые изображают предлежание или различные позы, которые плод может принимать во время родов. Они варьируются от обычного «головного» предлежания или предлежания головой вперед до множества других трудных или невыполнимых положений. Всегда печатаемые сериями, эти изображения представляют собой раннюю современную систему для понимания и классификации возможностей неправильного предлежания плода. Несмотря на то, что эти изображения широко воспроизводились в конце шестнадцатого и семнадцатого веков, у этих изображений нет устоявшегося названия или описания в научных кругах.Лиэнн Мактавиш, например, называет их «изображениями нерожденного», Лайл Мэсси — «свободно плавающей маткой», Гарольд Спирт — «фигурами плода в утробе матери», а К. Б. Робертс и Дж. Д. У. Томлинсон — «фигурами беременной матки». ‘. 1 Вместо этого я предлагаю, чтобы термин «фигура рождения» — использованный в «Рождение человечества » — мог помочь ученым думать об этих изображениях как об уникальной иконографической группе: отличной как по композиции, так и по системе представления от другие изображения беременности, такие как полноразмерные анатомические фигуры gravida . 2

Книга Рёсслин пользовалась огромной популярностью среди акушерок и врачей, а также среди широкой публики. Он был переведен и издан по всей Европе и породил целый жанр популярной медицинской литературы. В 1554 году швейцарский хирург Якоб Рюфф опубликовал собственное руководство по акушерству на латинском и немецком языках, De Conceptu et Generatione Hominis (1554). В его книге были новые данные о рождении, и, как и работа Рёсслина, она была переведена и опубликована по всей Европе (рис. 2). 3 Именно изображениям, найденным изначально в этих двух работах, посвящена эта статья. 4

Рис. 2

Анон. 1637. [четыре фигуры рождения]. Ксилография. Фигурки: 4,5 × 7 см. Напечатано в книге Якоба Рюффа «Эксперт-акушерка или превосходный и самый необходимый трактат о зарождении и рождении человека» (Лондон: EG, 1637). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

Рис. 2

Анон. 1637. [четыре фигуры рождения]. Ксилография. Фигурки: 4,5 × 7 см. Напечатано в книге Якоба Рюффа «Эксперт-акушерка или превосходный и самый необходимый трактат о зарождении и рождении человека» (Лондон: EG, 1637). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

В Англии книга Рёсслина и данные о его рождении доминировали в шестнадцатом веке, перевод Рейнальде выдержал 12 изданий между 1545 и 1654 годами.С другой стороны, книга Рюффа была переведена на английский язык только в 1637 году и выдержала лишь одно издание. Однако его рисунки при рождении были присвоены многими другими авторами и стали доминировать в визуальной культуре акушерских иллюстраций после 1600 года в Англии. Копии данных о рождении Рюффа были напечатаны как минимум в шести других акушерских изданиях, большинство из которых выдержало несколько изданий. 5 Хотя не каждое руководство по акушерству содержало иллюстрации, многие из них были, и до конца семнадцатого века большинство из них более или менее соответствовало моделям Рёсслина и Рюффа. 6 Только с новыми достижениями в обучении и практике акушерства, а также с переводом новых руководств на французский язык в последние десятилетия семнадцатого века эти два набора фигурок рождения начали затмеваться новыми новшествами в жанре. Эта статья посвящена периоду между 1540 и c .1680 годами в Англии, потому что именно в этот период изображения рождения Рёсслина и Рюффа и сделанные с них копии доминировали в визуальной культуре акушерских руководств и, следовательно, оказали большое влияние. над визуальным мышлением о беременном теле и плоде в утробе матери .Как таковые, они отражали и влияли на культуру тела того периода, а также на то, как люди понимали, визуализировали и относились к беременному телу и будущему ребенку.

Хотя изображения рождений широко использовались в качестве иллюстраций в книгах по акушерству и хирургии в течение нескольких столетий, они почти не привлекали к себе постоянного внимания ни историков, ни искусствоведов. Историки медицинских изображений склонны использовать упрощенный язык, описывая фигурки при рождении как «рисунки взрослых манекенов, маскирующиеся под зародыши, «запертые» внутри матки, как «причудливые изображения зародышей в утробе » и как «дико фантастические». картинки’. 7 Такие тексты обычно помещают фигуры рождения в повествование о все более «точных» и «натуралистических» изображениях внутренних органов, сравнивая их, к их ущербу, как с анатомическими рисунками Леонардо да Винчи, так и с анатомическими иллюстрациями восемнадцатого века. по заказу Уильяма Хантера и Уильяма Смелли. 8

Некоторые историки акушерства и тела, однако, в последние десятилетия подходили к цифрам рождений менее телеологически и более исторически чувствительно.Некоторые, например, включили данные о рождении в феминистский анализ того, как власть, свобода действий и знания были потеряны акушерками в пользу врачей и практикующих мужчин в период раннего Нового времени. Такие истории имеют тенденцию подчеркивать фигуры рождения как образы, которые функционировали для практикующих мужчин, чтобы отрицать влияние и важность женского тела при рождении и устанавливать плод в качестве основного пациента. 9 Я называю эту интерпретацию теорией «материнского стирания», поскольку такие ученые, как Карен Ньюман и Ева Келлер, интерпретируют бестелесную матку как заявление о неуместности остального материнского тела для практики акушерства и важности плод как личность.Однако позже в этой статье, в контексте раннего Нового времени, я буду утверждать, что интерпретация «материнского стирания» может дать в лучшем случае частичное, а в худшем — анахронистическое представление о том, как такие образы использовались и понимались.

Другие историки предполагают, что данные о рождении являются либо «мнемоническими» приемами, согласно Мэри Фисселл, либо «диаграммами», согласно Элейн Хобби, которые помогают акушеркам понять и запомнить разнообразие аномалий предлежания плода. 10 Хотя такие интерпретации могут быть более деликатными с исторической точки зрения, ни один из историков не подвергает сомнению и не обосновывает их анализ.Действительно, насколько мне известно, единственный ученый, подробно рассматривающий эти изображения, — историк искусства Лиэнн МакТавиш, которая утверждает, что «отношение к изображениям нерожденных как к диаграммам способствует их более историческому пониманию, в то же время обеспечивая понимание того, как они активно производили смысл». ‘. 11 МакТавиш утверждает, что фигуры рождения никогда не предназначались для того, чтобы выглядеть как внутренняя часть тела, а вместо этого были изображениями, которые помогали практикующим понять невидимую внутреннюю часть и практиковаться на ней.

В этой статье я разовью аргумент Мактавиша, предложив более подробную модель для того, как цифра рождения как диаграмма или ключ могла работать для акушерок раннего Нового времени. Но я также предполагаю, что ни «материнское стирание», ни «схематический» анализ не раскрывают всей истории этих изображений, что на самом деле фигуры рождения также связаны с частями ранней современной культуры тела, которые сегодня в значительной степени упускаются из виду. В моем подходе к этим изображениям я следовал работе Майкла Баксандалла о «глазе эпохи», который пытается смотреть на изображения так, как их увидел бы современный зритель, через призму культуры, в которой они были созданы.Такой подход, как утверждает Баксандалл, предполагает, что «социальная история и история искусства непрерывны, каждая предлагает необходимое понимание другой». 12 Поэтому я подхожу к фигурам рождения как к историческому первичному материалу: устанавливаю широкий социальный и культурный контекст для этих образов и выстраиваю «глаз эпохи», которым можно смотреть на них, и таким образом выясняю, что они сами могут рассказать нам о культура, породившая их. Баксандалл утверждает, что исторический образ «необходимо научиться читать, точно так же, как нужно научиться читать текст из другой культуры, даже если он в ограниченном смысле знает язык». 13 В этой статье будет предложен «когнитивный стиль» для чтения данных о рождении, который не зависит исключительно от контекста новых анатомических открытий и развития акушерской техники. Скорее, чтобы «прочитать» данные о рождении на их собственном «языке», я рассмотрю аналогичные, алхимические и гуморальные системы мышления о теле, а также рассмотрю, как они использовались не только практиками и учеными врачами, но и также акушерками и женщинами, о которых они заботились.

Аргумент Баксандалла о том, что изображение следует понимать в рамках его собственной культуры, перекликается с другим важным методологическим положением для этой статьи: работой Барбары Дуден об «истории тела». В то время как Баксандалл утверждает, что изображения являются продуктом их культуры и не должны рассматриваться анахронично через рамки нашей собственной, Дуден приводит аналогичный аргумент в отношении самого тела. Она указывает, что слишком часто тело понимается как биологическая истина и историческая константа — как в 1600 году, так и сегодня.Работа Дудена бросает вызов идее тела как «естественной данности» и вместо этого пытается рассматривать его как продукт культуры того периода. 14 Следуя ее примеру и используя данные о рождении в качестве первичного исторического материала, я попытаюсь здесь установить «порождающий реальность опыт тела, который уникален и специфичен для данного исторического периода». 15 Я покажу, что тело раннего Нового времени было средоточием разнообразного образного мышления, еще не скрепленного идеями физиологической «истины».

Фигурки при родах представляли тело и функционировали для зрителей по-разному: от предоставления схемных ключей акушеркам до рассказов о богатой культуре аналогий раннего Нового времени и творения чудес с телом матери. В этой статье я рассмотрю данные о рождении как основное историческое свидетельство сложной культуры тела и приведу аргументы в пользу каждой из этих функций. Наконец, я утверждаю, что их долгая жизнь и популярность в печати указывают на их предполагаемую полезность среди читателей раннего Нового времени и что как таковые они могут рассказать нам об элементах культуры тела раннего Нового времени, которые слишком часто упускают из виду.В этом подходе я черпал вдохновение из статьи Мэри Фисселл об изображении на фронтисписе, обычном для многих изданий «Шедевра Аристотеля » (1684). Фисселл утверждает, что «у образа было много референтов, и нам нужно рассмотреть множественные значения и открытые интерпретации, если мы хотим понять, как функционировала картина» 16 обсуждение данных о рождении.

Анатомия и практика

Сатико Кусукава в «Изображая книгу природы» предупреждает, что «изображения, конечно, визуальны, но понимание того, какое именно отношение они имеют к наблюдению или описанию, требует тщательного изучения. 17 В случае с фигурами рождения заманчиво предположить, что они составляли часть восходящего «эпистемического жанра» observatio , который, как описывает Джанна Помата, произвел «новое самосознание со стороны анатомический наблюдатель» в шестнадцатом веке. 18 Но данные о рождении на самом деле относятся как минимум к девятому веку, к гинекологическим рукописям автора Мусцио пятого или шестого века. 19 За всю эту долгую историю изображения никогда не представлялись как анатомические, в первую очередь основанные на вскрытии или как описывающие положение и качества человеческих органов.Вместо этого, изображая предлежание плода, эти образы являются воображаемыми, весьма избирательными видами живого внутреннего тела, находящегося в процессе родов. Уже в 1545 году, с новым переводом «Рождение человечества » Томаса Рейнальде, руководства по акушерству охватили современников в анатомических исследованиях. Это издание включало изображения, скопированные из De Humani Corporis Fabrica Везалия (рис. 3). 20 Впервые опубликованные всего за два года до этого, к 1545 году анатомические изображения Везалия быстро распространились по всей Европе.Включенные в руководство по акушерству вместе с фигурами при рождении, эти два вида иллюстраций требовали разных систем интерпретации. Как утверждал Кусукава, анатомические изображения Везалия были созданы, чтобы помочь студентам в чтении вскрытий — они являются ключами и описаниями вскрытого тела, обучая посвященных тому, как понимать реальное тело, находить его в рамках медицинской и физиологической теории. 21 Редактор The Birth of Mankynde относился к этим изображениям так же, описывая их воздействие на зрителя, «как если бы вы присутствовали при вскрытии или анатомии умершей женщины». 22

Рис. 3

Анон. 1543. [Анатомическое изображение женской мочеполовой системы]. Гравюра. Фигура: 10,5 × 18,5 см. Скопировано из Андреаса Везалия, De humani corporis fabrica libri septem (Basileae: I. Oporini, 1543), напечатано в Eucharius Rösslin, The Birth of Mankynde, Otherwyse Named the Womans Booke, T. Raynalde (trans), (London: Thomas Raynalde, 1545 г.). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

Рис. 3

Анон. 1543. [Анатомическое изображение женской мочеполовой системы]. Гравюра. Фигура: 10,5 × 18,5 см. Скопировано из Андреаса Везалия, De humani corporis fabrica libri septem (Basileae: I. Oporini, 1543), напечатано в Eucharius Rösslin, The Birth of Mankynde, Otherwyse Named the Womans Booke, T. Raynalde (trans), (London: Thomas Raynalde, 1545 г.). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

Данные о рождении не были включены в эту претензию. Действительно, для Рейнальде не было ничего удивительного в том, что некоторые изображения тела должны быть анатомическими, а некоторые нет. Фигуры рождения работали в другом регистре, представляя телесный интерьер и изображая его живым и в процессе. Как отмечает Барбара Дуден, в то время «мёртвое тело ещё не отбрасывало своей тени на живое тело». 23 Как утверждали и она, и Мишель Фуко, знание, полученное посредством вскрытия и дающее конкретную физиологическую картину внутренней части тела, не доминировало в том, как живое тело визуализировалось до девятнадцатого века. 24 В период раннего Нового времени анатомические изображения и фигуры рождения могли функционировать бок о бок без противоречий; Анатомия Везалия могла изображать мертвое тело, а рождение изображало живое. Дастон и Галисон утверждали, что «эпистемические добродетели не сменяют друг друга, как череда королей». Скорее, они накапливаются в репертуаре возможных форм познания». дополнил и повлиял, но не устарел, другой.

После издания 1545 года «Рождение человечества» анатомия регулярно включалась в пособия по акушерству, где она представлялась как своего рода теоретическая основа для акушерок. В году «Рождение человечества» года, например, анатомия описывалась как «основа и основа… чтобы лучше понять, как каждая вещь проходит внутри ваших тел во время зачатия, рождения и рождения». 26 Но эти знания считались второстепенными по отношению к основному искусству и навыкам акушерства, а поскольку большинство акушерок не имели доступа к анатомическому образованию, с практической точки зрения это не было необходимостью.Действительно, даже в 1737 году акушерка и писательница Сара Стоун все еще описывала свое посещение публичных анатомических занятий и чтение книг по анатомии как полезное, но не как центральную опору дисциплины. Более того, она утверждает, что без обширного практического опыта знание анатомии «было бы мало что значило». 27

В руководствах по акушерству анатомические изображения и текст всегда ограничивались вводным разделом. Они давали очень ограниченный вкус к академическим знаниям, которые были прерогативой врачей-мужчин.С другой стороны, цифры рождения часто печатались вперемешку с основной частью текста, имея в виду живое тело в родах, с которым акушерки имели дело в своей повседневной практике. В то время как зародыши на анатомических изображениях часто выглядят мрачными, неподвижными, скрытными, даже тотемными, фигуры рождения представляют собой зародыш активный, открытый и, взятый в виде серии, разнообразный, изменчивый и акробатический. Родовые фигуры задействовали живую изменчивость тела, а анатомические образы делали его статичным, правильным и типичным.Конечно, в фигуре рождения матка вскрывается и вырезается из тела, но это воображаемое иссечение и воображаемый разрез, так как плод еще жив и подвижен, «плавает» в амниотической жидкости, которая задерживается, несмотря на раскрытие. через которые мы смотрим. Анатомические детали подчинены изображению предлежания плода. В то время как цифры рождения и анатомические изображения регулярно собирались вместе в руководствах по акушерству, они были практически и перцептивно разделены. Анатомическое было статичным, теоретическим и академическим, в то время как фигуры рождения были активными, практичными и «практичными». 28

Несмотря на достижения в области анатомии, в ранний современный период рабочее тело все еще оставалось глубоко загадочным и практически невидимым. Это была сфера, полностью выходящая за рамки акушерского искусства. До визуализации технологий и широкого распространения подробных физиологических знаний акушерство редко предпринимало попытки понять или вмешаться во внутренние процессы родов. Как руководства по акушерству, так и более поздние отчеты о практике английских акушерок, в том числе Персиваля Уиллоби и Сары Стоун, предполагают, что большинство акушерок ограничивали свою практику внешним видом и часто были неспособны визуализировать то, что происходит внутри. 29 Ведущая дневники семнадцатого века, Алиса Торнтон, например, рассказала об одном из своих родов, в котором ее «милый хороший сын ошибся из-за падения, которое я получила в прошлом сентябре, и у акушерки не было навыков, чтобы исправить его, что послужило причиной потери его жизни и опасности моей собственной.» 30 Она сообщает о случае, когда было известно, что плод был неправильно расположен при рождении, но акушерка не имела навыков в визуализировать положение или поворачивать ребенка, чтобы исправить его.

Как уже отмечалось, в этом нет ничего удивительного, поскольку большинство детей, поступивших в головное предлежание или предлежание «головой вперед», рождаются спонтанно и могут быть просто приняты акушеркой. Таким образом, в этот период в основные задачи акушерки входили забота и ободрение матери, выдача различных рецептов и лекарств, а после рождения — перерезание пуповины, выход плаценты, омовение и пеленание плода. 31 Даже в случаях неправильного предлежания, когда плод предстает другой частью тела и часто не может родиться спонтанно, обычным средством является отодвигание предлежащей части плода и раскачивание матери в надежде, что ее сотрясет плод в «естественное» головное предлежание. 32 Я утверждаю, что такой подход к роженице и акушерской практике означал, что акушерке почти никогда не требовалось визуализировать точное положение плода или вмешиваться внутрь тела.

Тем не менее, я также утверждаю, что в шестнадцатом веке публикация руководств по акушерству, и особенно изображений родов, начала предлагать другой способ визуализации тела и другой способ практики акушерства. Подальская версия, предполагающая нахождение ножек неправильно предлежащего плода и вытаскивание его ими, представляла совершенно новую концепцию тела и родов.Этот метод был впервые опубликован французским хирургом Амбруазом Паре в середине шестнадцатого века во Франции и медленно распространялся в текстах и ​​на практике на протяжении семнадцатого века в Англии. 33 Это вмешательство предложило новый способ родоразрешения плода с обструкцией, который в противном случае был бы доставлен с помощью трепанации черепа, что, безусловно, или расчленения, что, вероятно, убило бы их. Но она также предлагала совершенно иной взгляд на роды. Целью было уже не вернуть тело в состояние невидимой и независимо функционирующей «естественности», а активно вмешиваться в его процессы и родить ребенка в «неестественном», но гораздо более удобном виде.Однако для этого практикующий должен был заняться процессом конкретной визуализации тела. Во-первых, они должны были бы установить точное положение плода, что предстало у шейки матки и где были ножки, затем они должны были бы перемещать руку внутри матки, чтобы манипулировать положением плода и оказывать тягу на его ножки и ноги, чтобы произвести роды. Акушерки больше не были служанками естественного, внутреннего и непознаваемого процесса, теперь они были агентами по-новому, вмешиваясь, исправляя и улучшая процессы тела.

Этот идеал «естественного» труда следует понимать в контексте аргумента Ханны Ньютон о том, что «природа» в этот период была активным и персонифицированным агентом внутри тела, помогавшим восстановить баланс жидкостей и избавиться от болезней. 34 В рамках этой схемы работа акушерки должна была заключаться в том, чтобы помочь этой Природе в ее процессах, в данном случае возвращая плод в его «естественное» положение. Это стремление медиков помогать природе может объяснить, почему так часто советовали редуцировать до головы и почему так долго распространялась подальная версия.

Еще одна причина медленного распространения podalic версии должна заключаться в том, что она требовала, во-первых, совершенно новой основы для восприятия тела. Как писал Якоб Рюфф в своем руководстве, обязанность акушерки теперь состояла в том, чтобы «мягко прикладывать руки к работе, как ей следует, ощупывая и исследуя пальцами, как лежит ребенок». 35 Ощупывая, какая часть плода предлежит у шейки матки, акушерки учились точно определять положение плода. И я утверждаю, что для этих практиков фигурки при рождении служили своего рода визуальной тренировкой и «практическим» ключом.Акушерки могли сопоставить скудную тактильную информацию, полученную ими от тела роженицы, с серией изображений в руководстве по акушерству. При этом акушерка развивала и дополняла свою картину плода и, таким образом, то, как она могла бы исправить его предлежание.

Невозможно установить, читали ли (и сколько) акушерок данные о рождении таким образом, потому что очень немногие записали свой опыт чтения или обучения и практики своего ремесла. Однако Дженнифер Ричардс привела свидетельство того, что английские акушерки раннего Нового времени были «вдумчивыми, практичными читателями» – которым она противопоставляет как ученых читателей-мужчин, так и «плохо информированных» акушерок-женщин – в рукописи Эдварда Поэтона Заместитель акушерок ( c .1630-е годы). 36 Более того, этот процесс обучения через образы описан в руководстве немецкой акушерки Юстины Зигмунд. Зигемунд была замечательной акушеркой, во-первых, потому, что она опубликовала трактат в области, в которой почти полностью доминировали авторы-мужчины, а во-вторых, потому что она научилась своей профессии не через традиционную систему ученичества и практического опыта, а из книг. Поэтому ее понимание тела и акушерской практики чрезвычайно важно для понимания того, как книги и их изображения понимались и использовались ранними современными читателями. 37 Сначала Зигмунд начала читать об акушерстве, чтобы удовлетворить свою потребность в знаниях после того, как в молодости она перенесла травматический неправильный диагноз беременности. Позже она стала практикующей акушеркой, когда местные женщины и акушерки, зная о ее чтении, попросили ее проконсультироваться по поводу тяжелых родов. В своей книге Зигемунд описывает первый случай, на который ее позвали, — предлежание руки:

Акушерка, то есть ее невестка, ради бога умоляла меня дать им совет, потому что она видел меня с книгами с иллюстрациями разных рождений.Поэтому я достала книги и посмотрела, какие позы там изображены. Так как, однако, эта акушерка не могла определить, какая картина соответствует позе ребенка роженицы, они отчаялись. 38

Зигемунд, однако, приняла роды и, завоевав доверие местных акушерок, стала регулярно вызываться на тяжелые роды. По мере того, как она приобретала практический опыт, она также оттачивала навыки, которые позволяли ей согласовывать фактические роды с презентациями, изображенными на фигурах при рождении, становясь все более и более способной визуализировать и исправлять искажения.Повествование Зигемунда описывает сообщество, переживающее великие перцептивные и «практические» изменения. Повивальные бабки знали о полезности данных о родах и книг в целом для их практики. Действительно, все были согласны с тем, что данные о рождении могут быть полезны, если их можно сопоставить с рассматриваемым неправильным представлением. И все же акушерка с ее традиционным «практическим» пониманием и Зигмунд с ее знаниями исключительно из текстов и изображений не могли легко примирить эти два понятия.Именно постоянная практика Зигемунда, сочетающая практические и текстовые знания, позволяла ей все легче и легче осуществлять это примирение и, таким образом, легче рожать с препятствиями. В конце концов, она разработала свою собственную подальную версию и, посвятив свои знания и опыт написанию трактата, создала свои собственные фигуры рождения. Текст Зигемунда в значительной степени написан как диалог между ней и молодой акушеркой-ученицей, и в замечательном метанарративе те гравюры, которые опубликованы в книге, также предоставляются в рамках повествования вымышленной ученице в качестве учебных пособий.Этот ученик выражает собственное глубокое убеждение Зигемунда в способности фигуры рождения учить практике: «Я могу лучше понять это, глядя на медную гравюру вместе с подробным отчетом, чем из одного отчета. Медные гравюры словно освещают мои глаза и дают понимание моим рукам». в погоне за хорошей практикой.Однако важно отметить, что особенно в Англии, где не существовало официальной системы обучения акушерок, такие перцептивные и практические навыки могли развиваться очень медленно и спорадически: только там, где акушерки, которые были готовы изменить свои привычки, встречались с книгами. и тех, кто может их интерпретировать.

Я полагаю, что фигуры рождения распространяли новый способ мышления о внутренней части тела; они дали женщинам, которые их видели, визуальную систему для размышлений о непрозрачном, таинственном и тревожном беременном теле.И в этом контексте многие из их особенностей выходят на первый план. Матка похожа на воздушный шар, потому что она просто предназначена для определения местоположения плода по отношению к отверстию шейки матки. Сам плод маленький и распластанный, чтобы прояснить операцию, которая в действительности неоднозначна, трудна и стеснена. Плоды здесь как будто выступают — конечности подбоченились, они показывают зрителю, как они расположены. Это не просто странная особенность ранней современной телесной репрезентации, а система, позволяющая акушеркам более четко понимать, запоминать и применять различные репрезентации в случаях, с которыми они сталкивались.Таким образом, вместо того, чтобы быть наивной или устаревшей анатомией, фигуры рождения следует понимать как «практические» изображения, которые связаны с живым, индивидуальным телом и способствуют развитию новых способов изображения и практики на этом теле.

Аналоговое тело

Помимо того, что это были «практические» изображения — те, которые функционировали практически для акушерок и, как я утверждал, помогли разработать новый способ визуализации внутреннего пространства живого тела — фигурки рождения более широко взаимодействовали с устоявшейся культурой тела раннего Нового времени.Наряду с проецированием более конкретного представления о внутренней части тела, фигуры рождения иконографически взаимодействовали с древним и глубоко распространенным аналогическим представлением о теле.

Как отмечал Фуко в «Порядке вещей» , сходство было фундаментальной системой, на основе которой понимались вещи и их отношения в раннем современном мире. «Вселенная сложилась сама в себе: земля вторила небу, лица видели свое отражение в звездах, а растения хранили в своих стеблях тайны, полезные человеку.’ 40 Аналогия была способом увидеть различные области вселенной как фундаментально связанные, отражающие друг друга. По аналогии знание одного может дать знание другого.

Одной из самых распространенных аналогий раннего Нового времени была аналогия между миром в целом, или макрокосмом, и человеческим телом, или микрокосмом. Эта система позволяла людям постигать то, что было труднодоступно, например внутреннюю часть тела. Он также поместил человеческое тело в центр вселенной концентрических колец подобия, каждое из которых связано с другим и, таким образом, говорит о всеобъемлющем порядке.Эта система аналогий также часто выражалась в образах раннего Нового времени. Как утверждает Фуко, «именно сходство в значительной степени руководило экзегезой и интерпретацией текстов; именно сходство организовало игру символов, сделало возможным познание вещей видимых и невидимых и контролировало искусство их изображения». центральное место в том, как они говорят о теле.Эти образы могут быть поняты только в контексте культуры тела раннего Нового времени, которая уделяла аналогическому телу не меньше внимания, чем анатомическому. Сходства в фигурках при рождении варьируются от алхимической фляги до фруктовых деревьев и домашних помещений. Каждая аналогия говорила о различных аспектах беременного тела, связывая невидимую внутреннюю часть тела с другими видами более доступных знаний.

В ранний современный период матка часто ассоциировалась со всеми видами горшков и сосудов.Томас Лакер отметил вазу с ручкой на переднем плане одной из эротически заряженных женских анатомий Шарля Этьена, утверждая, что «она тоже может представлять матку — матку с ручками как «семенные сосуды», а бородатых мужчин — как яичники — как лингвистически, так и потому, что формы (латинское vas , французское ваза , контейнер или сосуд)». 42 Лауринда Диксон привела аналогичный аргумент в отношении маленьких угольщиков, часто изображаемых на голландских жанровых картинах семнадцатого века, изображающих больных женщин.«Учитывая распространенные современные ссылки на матку как на сосуд и женскую брюшную полость как на коробку (сленговый термин, который актуален сегодня), это изображение становится заметным визуальным эквивалентом нагретой, смещенной матки, вовлеченной в furor uterinus ». 43 Диксон утверждает, что горшки были обычным символом матки, и, таким образом, разбитый горшок символизировал рождение, выкидыш или потерю девственности. Открытый и в то же время вмещающий характер таких сосудов имеет очевидные ассоциации с маткой, символом par excellence «протекающего» женского тела.В таких картинах, как описывает Диксон, эти угольщики привлекают внимание зрителя к скрытому предмету картины: матке, и являются своего рода медицинским прогностическим средством: матка сдвинулась со своего нормального места и вызывает проблемы.

Учитывая общее представление о матке как о сосуде в этот период и специфическое использование горшков и сосудов для представления матки в изображениях различного рода, вполне вероятно, что фигурки Рёсслина при рождении также воспринимались как активно ассоциирующиеся с матка с сосудом (рис. 1).Действительно, матка здесь выглядит не более чем как круглодонный стеклянный сосуд или фляжка — предмет оборудования, который был бы знаком некоторым ранним современным зрителям по иконографии алхимии. И точно так же, как матка в фигуре рождения напоминает фляжку, в алхимических образах фляга часто ассоциируется с маткой посредством помещения в нее младенца, часто изображающего белый камень (рис. 4). Матка и алхимический сосуд были аналогичны, потому что они оба были местами воспроизводящих процессов.В алхимической колбе сера и ртуть смешивались и нагревались для символического брака и завершения. Продуктом, или концепцией, будет белый камень, первый шаг в создании философского камня. В алхимических образах эти три вещества часто антропоморфно изображались как мужская сера, женская ртуть и белый камень как их ребенок. В матке, согласно некоторым представлениям о зачатии, происходил аналогичный процесс. Мужские и женские семена встречались, смешивались, нагревались и удерживались маткой, пока не образовали нечто более тонкое и чистое, чем сумма их частей, — ребенка.Хирург Амбруаз Паре, например, описывает зачатие в очень алхимических терминах: «мужчина и женщина производят свои семена, которые в настоящее время смешиваются и соединяются, принимаются и сохраняются в матке женщины. Ибо семя есть некая пенистая или пенистая жидкость, наполненная жизненным духом, благодаря которой, как бы в результате некоторого вскипания или брожения, оно набухает и набухает больше». 44

Рис. 4

Анон. 1628. [Алхимические фигуры].Гравюра. Тарелка: 10,5 × 14,8 см. Напечатано в Johann Daniel Mylius, Joannis Danielis Mylii philosophiae & medicinae doctoris Anatomia auri, sive Tyrocinium medico-chymicum, continens in se partes quinque… (Франкфурт: Lucae Iennisi, 1628). Фото: Институт Варбурга (Иконографическая база данных Института Варбурга). Этот материал находится под лицензией http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0/ \t Blank Creative Commons Attribution-Non Commercial 3.0 Unported License.

Рис. 4

Анон.1628. [Алхимические фигуры]. Гравюра. Тарелка: 10,5 × 14,8 см. Напечатано в Johann Daniel Mylius, Joannis Danielis Mylii philosophiae & medicinae doctoris Anatomia auri, sive Tyrocinium medico-chymicum, continens in se partes quinque… (Франкфурт: Lucae Iennisi, 1628). Фото: Институт Варбурга (Иконографическая база данных Института Варбурга). Этот материал находится под лицензией http://creativecommons.org/licenses/by-nc/3.0/ \t Blank Creative Commons Attribution-Non Commercial 3.0 Unported License.

В то время как алхимики обычно рассматривали свою работу по аналогии с точки зрения человеческого понимания, некоторые также считали, что само человеческое представление было в их компетенции.Уильям Ньюман в своей книге «Прометеевские амбиции » описывает, как алхимия воспринималась как искусство, обладающее опасными способностями превосходить или улучшать процессы природы. 45 Земля естественным образом создала драгоценные металлы, а матка – ребенка, но алхимия предоставила возможность сделать обе эти вещи искусственно, лучше и быстрее, в мастерской. Некоторые алхимики, в том числе Парацельс, считали, что можно вырастить живой человеческий зародыш, или гомункула, из семени в алхимической мастерской, используя стеклянную колбу в качестве псевдоматки.Это убеждение проистекает из несколько иного представления о зачатии, согласно которому вся способность к формированию и сотворению заключена в семени, которое затем воздействует на материю крови или семени в женской матке, чтобы произвести ребенка. В рамках этой системы чудесно созидающее семя вполне могло произвести ребенка без женской матки — такие дети могли быть даже лучше, чище или сильнее, потому что они не подвергались развращающему влиянию женского тела. 46

В каждой из этих систем — символическом зарождении ребенка в образе белого камня и фактическом, но таинственном и сомнительном сотворении гомункула в стеклянной колбе алхимика — результирующие образы имеют сильное сходство с фигурами рождения Рёсслина (рис. 1).Разные образованные читатели могли видеть в образе разную специфику, но все интерпретации связаны паутиной аналогического мышления, видевшего в матке, в мире и в колбе алхимика одну и ту же творческую способность. Фигура рождения — понималась ли она как буквальная, символическая или аналогичная, или, что я думаю наиболее вероятно, все вместе — была выражением творческой способности вселенной.

Но для тех зрителей, которые не были знакомы с иконографией алхимии, существовала еще одна аналогия с сосудом, которая почти всегда безошибочна.Если фигуры рождения Рёсслина выглядели как круглодонные стеклянные колбы, используемые алхимиками, они также выглядели как очень похожие колбы, используемые уроскопистами. Уроскопия, или исследование мочи, была одним из наиболее широко используемых диагностических инструментов раннего Нового времени; цвет, консистенция и осадок в моче считались индикаторами болезни в организме, и широко понималось, что уроскопия позволяет предсказать беременность. Майкл Столберг записал, что уроскопия особенно ценилась как тест на беременность, который не полагался на показания матери, которая могла неверно истолковать или исказить ощущения, которые она испытывала. 47 Во многих голландских жанровых картинах того периода фляга с мочой находится в центре сцены, в которой плачущая молодая женщина, часто в сопровождении разгневанных родственников, подтверждает свою беременность уроскопистом. В таких картинах колба с мочой является видимым и недвусмысленным тестом на то, что в противном случае было бы непознаваемым, загадочным и тревожным. Он не только заменял матку, указывая на ее центральное место в изображении, но и говорил о скрытом органе, диагностируя и показывая его состояние.Эта диагностическая способность визуализирована с замечательным буквализмом в картине «Осмотр врача » Годфрида Шалькена ( c .1690). На этом изображении плачущая женщина, разгневанный отец и непристойный жест ухмыляющегося мальчика указывают на внебрачную беременность. И диагноз зрителя подтверждается в колбе с мочой, где образуется мелкий белый осадок в форме ребенка. Такое зрелище не было бы странным или неуместным для зрителя раннего Нового времени, для которого матка и колба были аналогами и для которого колба с мочой представляла матку и диагностировала ее.В центре картины, то, что доктор выставляет на свет для всеобщего обозрения, есть и диагностический тест, и подтверждаемое им состояние — колба и матка одновременно.

Фигуры рождения Рёсслина тоже, кажется, колеблются между испытанием и воплощением, между беременной маткой и колбой с мочой. Столберг утверждал, что уроскопия в период раннего Нового времени была уважаемой и надежной диагностической практикой, которая давала уверенность в таинственных внутренних телесных состояниях.Журналы врачей Саймона Формана и Ричарда Нэпьера подтверждают, что женщины регулярно отправляли свою мочу на анализ на предмет беременности, надеясь получить окончательный ответ задолго до того, как можно будет доверять другим физическим симптомам. 48 Таким образом, связывание колбы с мочой с фигурой при рождении наполнило бы образ своего рода медицинской родословной и достоверностью. Он связывал новые акушерские тексты с хорошо известными медицинскими практиками, доказывая власть изображения над невидимым телом.

Если аналогия матки/сосуда говорила зрителю раннего Нового времени о зачатии и раннем выявлении беременности, то другая школа аналогии говорила о развитии плода и родах.Для большинства людей раннего Нового времени беременность была наиболее близкой аналогией с повседневными задачами сельской и сельскохозяйственной жизни. Циклические процессы, такие как вспашка, посев и сбор урожая, а также традиционно женские обязанности по ведению домашнего хозяйства и гостеприимству регулярно использовались в качестве основы для понимания беременности и родов.

Современному зрителю это более очевидно в фигурах рождения Рюффа, в которых внутренняя часть тела явно растительная; оболочки матки отслаиваются, как кожура фрукта, обнажая плоть плода внутри (рис. 2).В его анатомических изображениях также господствует аналогия с флорой, где вены становятся стволом телесного дерева, органы свисают, как плоды (рис. 5). Внутри этого внутреннего ландшафта плод одновременно является «плодом» (обычная словесная и визуальная аналогия для детей того времени) и миниатюрной фигурой, обитающей, подобно отшельнику, в материнской/древесной среде. От фермеров до врачей такая зеленая аналогия была мощным инструментом для размышлений о теле.

Рис.5

Анон. 1637. [Анатомический образ женской мочеполовой системы]. Ксилография. Фигура: 11,5 × 15 см. Напечатано в книге Якоба Рюффа «Эксперт-акушерка или превосходный и самый необходимый трактат о зарождении и рождении человека» (Лондон: EG, 1637). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

Рис. 5

Анон. 1637. [Анатомический образ женской мочеполовой системы]. Ксилография. Фигура: 11,5 × 15 см.Напечатано в книге Якоба Рюффа «Эксперт-акушерка или превосходный и самый необходимый трактат о зарождении и рождении человека» (Лондон: EG, 1637). Предоставлено библиотекой Wellcome, Лондон. Работа, защищенная авторским правом, доступна только по лицензии Creative Commons Attribution CC BY 4.0.

Персиваль Уиллоби был английским хирургом и акушеркой, работавшим в середине семнадцатого века. В основном он посещал неотложную акушерскую помощь, где помогал обычным акушеркам с рядом осложнений от неправильного предлежания плода до маточного кровотечения.Возможно, он был первой практикующей акушеркой в ​​Англии, написавшей руководство по акушерству. Хотя его рукопись не была опубликована до тех пор, пока ее не открыли заново в девятнадцатом веке, она дает ценную картину английской акушерства в семнадцатом веке. Уиллоби неоднократно использует зеленую аналогию, чтобы объяснить логику своей практики: «Пусть все акушерки понаблюдают за путями и процессами природы, производящими свои плоды на деревьях, за созреванием грецких орехов и миндаля, от их первого завязывания до раскрытия плодов». шелуху и падение ореха, и, рассматривая их подписи, обратить внимание, насколько полезными могут быть их масла для использования в их практике, для облегчения их роженицы. 49

Акушерке предписано внимательно смотреть на мир природы и особенно искать признаки, относящиеся к беременному и рожающему телу. Здесь Уиллоби связывает процесс беременности и родов с созреванием орехов. Доктрина сигнатур учила, что такие аналогии можно использовать для производства лекарств: симпатия ореха к матке делала ореховое масло превосходным средством для лечения родов, предположительно в качестве смазки, для которой большинство акушерских авторов рекомендовали различные жиры и масла.

Действительно, использование этой аналогии Уиллоби было двусторонним. Если знание сходства ореха с брюшком может дать лекарство, то знание сходства живота с орехом также может определять надлежащую медицинскую практику. О процессе труда он пишет: «По мере созревания плода, так мало-помалу эта шелуха сама по себе отделяется от скорлупы, которая, наконец, сама по себе трескается и с трещиной, раскрывается и постепенно отделяется от плода.Тогда шелуха загибает края и уступает место, без какого-либо принуждения, отваливающемуся ореху». Один считал, что чем быстрее были роды, тем лучше, и некоторые авторы, в том числе Рёсслин, советовали акушерке вручную расширять влагалище и шейку матки, чтобы ускорить роды. Другие, в том числе Уиллоби, считали, что труд безопаснее всего, если его оставить на самотек, каким бы долгим он ни был.Он предписывает своим читателям подождать, потому что «плод упадет сам собой, когда созреет». 51 То, что было известно о фруктах, служило также и для матки. Его описание созревающего ореха неизбежно возвращает нас к вездесущим фигурам Рюффа о рождении (рис. 2). Очищенные мембраны запускают этот «естественный» процесс рождения. Шелуха, или матка, медленно отслаивается, освобождая зародыш плода без необходимости насилия или вмешательства. Таким образом, эти отверстия, обычно понимаемые как воображаемые анатомические разрезы, возможно, лучше понимать как символ естественной способности матки раскрываться во время родов.

Такого рода зеленая аналогия визуально бросается в глаза в образах Рюффа, но важно признать, что для людей раннего Нового времени это был настолько вездесущий способ мышления, что он окрасил бы так, как все изображения тело было прочитано. Уильям Шерман описал одну аннотированную копию «Рождение человечества », хранящуюся в библиотеке Хантингтона. Цифры рождения в этом издании описаны аннотатором: «Это лагеря или поселения человечества, которые должны быть зарождены в течение года».’ 52 Даже образы, которые для нас кажутся лишенными зеленой аналогии, говорили зрителю раннего Нового времени о матке как о плодородном поле, о зародыше как о разбившемся лагере и созревшем урожае. Аналоговое мышление было настолько важным для культуры тела раннего Нового времени, что художникам не нужно было использовать поразительную визуальную аналогию, чтобы зритель мог интерпретировать образ тела как отражение мира природы.

Помимо сельскохозяйственных, для понимания беременного тела часто использовалась бытовая аналогия.Плоды регулярно описывались в руководствах по акушерству как миниатюрные человечки со способностью действовать, которые жили в человеческом отношении к матке, описываемой как комната или коттедж. Действительно, в этот период было принято представлять тело как дом, в котором матка была отдельной комнатой или потайным ящиком, в котором находился недоступный и очень ценный плод. Якоб Рюфф, например, описывает, как «после третьего и четвертого месяца от зачатия Младенец начинает шевелиться и шевелиться в утробе, и несколько выставляться напоказ и вытягиваться, а также расширять и расширять свои узкие узкие места». Коттедж». 53

Этот плод — такое же автономное маленькое существо, которое можно найти во многих фигурках рождения, а матка — его «маленький коттедж». Особенно показательно, что Рюфф описывает матку как дом в момент оживления. Оживление, или первое, когда мать чувствует движение плода, было важным моментом в ранней современной беременности. Мало того, что это был лучший и самый надежный показатель беременности, его также часто считали моментом одушевления, когда плод из пассивного существа превратился в активное живое существо — когда он стал человеком.С ускорением женщина станет более уверенной в своей беременности и, вероятно, будет более склонна представлять плод как маленького человека. Рюфф описывает, как плод внезапно двигался, шевелился и вытягивался, как будто кто-то просыпается. Действительно, когда плод начал двигаться и брыкаться, активный, независимый маленький ребенок фигурки при рождении становится для матери полезным способом визуализировать и объяснять свои физические ощущения. По мере того, как растут и плод, и живот, Рюфф описывает процесс, при котором плод буквально вытягивает матку, создавая для себя нечто более похожее на маленькую комнату, а не на плотное покрытие, и это служит для того, чтобы подчеркнуть оживление ребенка. как автономный человек с человеческим отношением к своему жизненному пространству.

В этот период, как показывает Мэри Фисселл, плод считался не просто миниатюрным человечком в домашней обстановке, он воспринимался именно как гость, а мать как домохозяйка и домохозяйка. Фисселл утверждает, что «плод представлялся своего рода гостем в теле матери, и ее работа заключалась в том, чтобы оказать ему надлежащее гостеприимство, как в собственном доме». 54 Этот бытовой рассказ часто использовался для объяснения начала родов. Матка, коттедж или комната плода, становилась недостаточной для него, когда он приближался к полному сроку.Мать начинала терять способность предоставить плоду достаточно места и достаточного питания, а амниотическая жидкость (которая в то время считалась состоящей из мочи и пота плода) становилась слишком угнетающей. Так что, как недовольный гость, недовольный оказанным гостеприимством, плод должен был уйти. В The Compleat Midwifes Practice этот процесс описывается: «Третья [причина родов] — узость места, где лежит младенец, так что он вынужден искать место в другом месте, что заставляет его разрывать плодные оболочки. где он содержался, принуждая и принуждая мать резкостью этих вод выполнить свой долг по его освобождению. 55

Это понимание долга матери по отношению к плоду и понимание плода как человека-гостя с осознанием своих собственных потребностей и способностью уйти, если они не будут удовлетворены, находит свое отражение в рождении цифры. Плоды часто неподвижно смотрят на шейку матки, как бы созерцая свой побег. В самом деле, если в этот период материнское тело мыслится как дом, то оно мыслится и как тюрьма. Так, один шотландский писатель, Джеймс Макмат, описывает роды как плод, «сбежавший, таким образом, из своей Тюрьмы через Природы Тройные Врата … он появляется новым Гостем в Мире». 56 Матка становится тюрьмой по мере роста плода, шейка матки и влагалище — вратами, через которые он должен выйти, чтобы стать гостем уже не в микрокосмическом материнском теле, а в макрокосмическом мире.

Таким образом, персонифицированный плод, который мы видим в фигурах рождения, был частью более широкой системы размышлений о нерожденном ребенке, которая помогала объяснить внутренние тайны зачатия, беременности и родов. Зародыш, становившийся более похожим на человека или одухотворенным, когда он оживлялся, помогал женщинам скорректировать свои представления о своих нерожденных детях — от ранних зачатий, которые могли быть ложными или чудовищными, или могли просто ускользнуть — к более жизнеспособному ребенку.Во время родов персонифицированный плод также помогал женщинам понять свои телесные процессы. Хотя акушерки хорошо понимали, что мать также участвовала в родах, повествование, олицетворяющее плод, позволяло людям объяснять тяжелые роды и мертворождения. Если бы плод был слаб или не готов, роды длились бы дольше, тем более, если бы он умер внутриутробно . Таким образом, тайны затяжных родов можно было бы рационализировать и даже обвинить в силе и желании плода.

От зачатия до рождения мышление по аналогии обеспечивало основу для визуализации и понимания беременного тела. Сама по себе визуально недоступный и загадочный процесс, беременность могла быть понята через познание мира. Эта система позволяла людям всех навыков и состояний приобретать знания и умения в лечении беременных и рожениц. Действительно, фигуру рождения можно рассматривать как эмблему аналогического мышления: образ плода внутри матки, скрытого и маленького внутри тела, и в то же время образ человека в мире, микрокосма и макрокосма. сразу.Эти образы указывают на то, что беременность была состоянием, которое эхом отзывалось во всех сферах макрокосма, находя соответствия между телом и миром, которые освещали их обоих. То, что современный ум может отбросить как упрощенную, наивную анатомию, в их собственном историческом контексте является визуализацией стержня жизни и творения, самого внутреннего круга в великих концентрических сферах, которые составляли аналогичное мировоззрение.

Женщины, использующие фигурки для родов

Целью этой статьи является подход к данным о рождении с тем, что Уильям Шерман называет «осознанием разрыва между словами автора на странице и тем значением, которое отдельные читатели хотят извлечь из них». 57 Будучи продуктом культурного контекста, каждый раннесовременный зритель «читал» фигуру рождения по-разному: от обученной акушерки, увидевшей «практический ключ», до врача, увидевшего алхимическую колбу, до фермера, увидевшего поле и урожай. В заключение этой статьи я задам вопрос не о том, что авторы и художники ожидали сообщить фигурами рождения, а скорее о том, как они использовались и понимались теми зрителями, которых изображали фигуры рождения, и для которых они часто якобы предназначались, но чей опыт теперь так тяжел. для выздоровления: беременные женщины.Почти не существует прямых отчетов о том, как ранние современные женщины переживали или понимали беременность и роды. На такие темы просто не писали даже те немногие женщины, которые регулярно писали о своей жизни. То, как цифры рождаемости воспринимались женщинами, также почти никогда не фиксируется. Тем не менее, понимание того, как женщины понимали число рождений, является ключом к установлению того, как они вносили свой вклад в культуру тела раннего Нового времени и выражали ее. В этом заключительном разделе будут использованы несколько сохранившихся первоисточников, а также более широкий исторический контекст, чтобы попытаться реконструировать то, как мирянки использовали и понимали числа рождений.

Хотя современных записей о том, как использовались данные о рождении, немного, есть свидетельства того, что и акушерские книги, и их изображения регулярно приносились в родильную палату либо акушеркой, либо другой помощницей, возможно, местной грамотной женщиной из высокий статус, который наблюдал за рождением сообщества. 58 Дженнифер Ричардс, хотя и по-прежнему справедливо опасается спекулировать на широком женском чтении руководств по акушерству из-за отсутствия вещественных доказательств, приводит доводы в пользу того, что такие книги используются акушерками в качестве источников информации. 59 И, учитывая общую популярность жанра в тот период, Элейн Хобби выступала за широкую читательскую аудиторию: «Разумно предположить, что эти книги были важным источником информации о теле для широкой читающей публики. 60 Успех руководств по акушерству, количество названий и изданий, изданных в Англии в семнадцатом веке, позволяют предположить, что они были в целом популярными книгами. Это, в сочетании с тем фактом, что многие авторы явно адресовали свои работы женщинам и акушеркам, предполагает, что они, вероятно, были известны женщинам и использовались ими.Редкие свидетельства из сочинений Зигемунда подтверждают предположение о том, что акушерские пособия и их изображения рассматривались женщинами как содержащие ценные знания о родах, и к ним можно было обращаться во время тяжелых родов.

Но если трудно отследить, в какой степени женщины пользовались акушерскими руководствами, отследить, как они использовали и понимали данные о рождении , еще труднее. Писатель-акушер Персиваль Уиллоби дает единственное найденное мной описание не того, как предполагалось использовать фигурки для родов, а того, как они на самом деле использовались женщинами в контексте родильного зала.Он описывает эти образы как «все схемы и различные фигуры, на которые смотрят повивальные бабки, заставляя своих женщин думать о чудесах, показывая им эти изображения детей, уверяя их, что с их помощью они направляются и совершенствуются, и очень просвещённый в области акушерства». 61 Уиллоуби описывает акушерок, приносящих руководства по акушерству в родильную палату и показывающих рисунки роженицам и другим помощникам. Эти образы, по его словам, служат своего рода визуальным свидетельством навыков акушерки — они показывают мирянкам особые знания о теле и плоде, которыми обладает акушерка.В то время как для некоторых акушерок фигурки родов, возможно, служили «практическими» ключами, для многих женщин, похоже, они были изображениями с другим посылом: символами опыта и разрозненных знаний, дающими утешение во времена боли и неопределенности.

В начале этой статьи я кратко обсудил понимание фигур рождения как образов «материнского стирания». Карен Ньюман, например, утверждала, что эти образы «полностью подавляют зависимость плода от женского тела, графически изображая это тело как пассивное вместилище, а библейскую женщину — как «сосуд». 62 Но этот аргумент основан на ее понимании ранних современных фигур рождения как предшественников современных образов эмбрионов и их использовании и интерпретации в дебатах о правах на аборт. Для некоторых мужчин и образованных в медицине зрителей раннего Нового времени цифры рождения мая служили отрицанию важности материнского тела, установлению прямой связи между мужчиной-врачом и пациентом-зародышем мужского пола, но это было далеко не так для большинства зрителей. . В период раннего Нового времени роженица все еще считалась главным действующим лицом в родах: и, как утверждала Лаура Гоуинг, акушерки должны были помогать «активным, трудолюбивым матерям». 63 Более того, роженица воспринималась как авторитет в своем теле, и акушерки работали с своими клиентами, прислушиваясь к их описаниям своих телесных ощущений и часто уступая им в вопросах лечения и положения при родах. Только в девятнадцатом веке роженица стала «пациенткой» в современном смысле, подчиняющейся указаниям врача-мужчины, регулярно прикованной к лежачему положению на кровати, а после середины девятнадцатого века, возможно, под наркозом. .Для ранних современных женщин женское тело не могло быть полностью отвергнуто или лишено силы; это был центральный агент в рождении. Таким образом, «вырезание» материнского тела из фигур рождения вовсе не было вырезанием. Скорее, как утверждал Баксандалл, «лучшие картины часто выражают свою культуру не только напрямую, но и дополнительно, потому что именно дополняя ее, они лучше всего предназначены для обслуживания общественных нужд: публике не нужно то, что у нее уже есть». 64 Женщины уже имели женское тело и знали его значение в зарождении и рождении.То, что давали им фигуры рождения, было окном в внутреннее настоящего, первичного, но непрозрачного и таинственного тела. Это дало им то, что они имели , а не : вид изнутри.

Лиэнн МакТавиш отметила, что данные о рождении, кажется, передают «противоречивые сообщения, намекая как на опасность, так и на здоровье, расчленение и жизненную силу». 65 Это изображения опасных искажений; они иллюстрируют случаи, когда боль и риск смерти значительно усиливаются, когда зародыши лежат в положениях, в которых они не могут родиться, и в которых они вполне могут умереть неродившимися.Тем не менее, часто безмятежные выражения лица, цветочные раскрытия изображений Рюффа и то, как кажется, что зародыши соскальзывают, падают, плавают или выливаются из матки, вызывают естественные, успешные и невмешательские роды. Эта врожденная двусмысленность, возможно, является ключом к тому, почему цифры о рождении были так популярны. Для акушерки они дали ценную информацию о предлежании плода в кризисной ситуации. Для образованного зрителя они использовали более широкие философские рамки для понимания творения и мира.Но для рожениц и их служанок эти изображения, пожалуй, чаще всего были символами экспертных знаний, изображением плода внутри и, что немаловажно, выражением здоровья и бодрости плода.

Данные о рождении не только убеждают роженицу в особых навыках ее акушерки, но и дают положительный и обнадеживающий взгляд на ребенка . На самом фундаментальном уровне они представляют картину того, что нельзя было увидеть и что до рождения всегда было неопределенным.Это был период, когда даже наличие «большого живота» не гарантировало ребенка. Опухоли и припухлости иногда обманывали женщин и их акушерок; и даже если женщина была беременна , она могла родить мола или, что еще хуже, монстра. Только с рождением ребенок стал несомненным. В этом контексте фигура при рождении вполне могла быть глубоко обнадеживающим образом именно того, на что надеялась роженица: здорового, активного, развитого мальчика.

Понимание фигуры при рождении как обнадеживающего воплощения здоровья и благополучия плода позволяет нам понять некоторые используемые репрезентативные условности.Эти изображения показывают нам не хрупких тощих новорожденных, а пухлых, активных малышей — эти зародыши представлены как путти. Мактавиш предположил, что зародыши были представлены как путти , потому что это то, что художников учили рисовать. 66 Хотя это, безусловно, вероятно, я предполагаю, что использование путти было не просто случайным стилем, но активным выбором, который сделал фигурки рождения привлекательными для зрителей раннего Нового времени. Во-первых, все зародыши, показанные на этих изображениях, — мальчики.Мальчики в семнадцатом веке не только обычно предпочитались в социальном и культурном плане, но и считались биологически более совершенными. Как спорит Томас Лакер с «однополой моделью», до середины восемнадцатого века «существовала одна базовая структура человеческого тела, и эта структура была мужской». 67 Хотя после публикации Лакера « Making Sex » в 1990 году стало ясно, что однополая модель не всегда применима к раннему современному пониманию тела и пола, эта идея выражена во многих руководствах по акушерству период.Автор акушерства Джейн Шарп, например, объясняет, что «Вся Матрица, рассматриваемая с камнями и семенными сосудами, подобна мужскому двору и уборным, но мужские части для зарождения завершены и появляются снаружи из-за тепла, а женские — нет». 68

В этих рамках женское тело было не чем иным, как низшей и несовершенной версией мужского: гениталии.Поскольку женское тело было неполноценным, а не диморфным, зачатие мальчика доказывало, что ребенок сильный и здоровый. Более того, это свидетельствовало о силе и здоровье обоих родителей, которые смогли родить мальчика. Многие акушерки пошли еще дальше в этом предпочтении мальчиков, утверждая, как это сделала Джейн Шарп, что «мальчика рожают быстрее и легче, чем девочку; причин много, но они служат также и на все время, пока она идет с ребенком, потому что женщины более сексуальны, которые имеют ребенка с мальчиками, и поэтому они смогут лучше справиться с этим». 69 Таким образом, образ мальчика был для наблюдающей матери картиной ее собственного здоровья и здоровья ее ребенка, а также более легким трудом.

Кроме того, представление плода как putto само по себе было сообщением уверенности для материнского зрителя. Джон Хейлброн определил, что путти регулярно использовались в научных изображениях раннего Нового времени, чтобы «приручить» или сделать доступными новые научные эксперименты и методы. Он утверждает, что «игривые маленькие ангелочки, демонстрирующие законы оптики или работающие с воздушным насосом, могут указывать на безвредность, невинность и правильность экспериментальной натурфилософии». 70 Путти не только ассоциировали науку с удовольствием, развлечением, юношеским озорством и любовью, они также олицетворяли идеального непогрешимого экспериментатора. Эти же качества служат для того, чтобы представить неспециалисту идеализированный взгляд на роды, в котором хрупкий, чрезвычайно уязвимый плод предстает как воплощение здоровья, активности, мудрости, игривости и даже ангельского бессмертия. Таким образом, то, что для акушерки было каталогом осложнений, неспециалистка могла прочитать как серию юношеских шуток, позитивный и ободряющий взгляд на здорового мальчика, у которого много места в матке и много силы и ловкости, с которыми чтобы выйти.

Фигурки рождения заставляли зрителя раннего Нового времени, по словам Уиллаби, «думать о чудесах», давая чудесный вид на непрозрачный живот, взгляд на недоступного и (обычно) столь желанного ребенка и визуализацию таинственных и чудесных процессов. зачатия и роста плода. Но это были не просто образы чудес, а образы, которые активно производили чудеса. В период раннего Нового времени было широко распространено мнение, что сильные впечатления, произведенные на мать во время беременности, отпечатываются на ребенке и формируют его.Как писала Джейн Шарп в своем пособии, «иногда мать пугается или замышляет чудеса, или странным образом жаждет чего-то, чего не может быть, и ребенок воспринимается соответственно этому». 71 Это может привести к тому, что мать случайно пометит или изуродует своего ребенка или даже породит монстра, но материнское воображение также может быть использовано для достижения положительных целей. 72 В Италии, например, deschi da parto , расписные подносы, подаренные беременным женщинам, иногда изображали здоровых, красивых мальчиков.Кэтрин Парк утверждала, что, «внимательно глядя на эти объекты, матери могут буквально формировать свое потомство, повышая их шансы произвести на свет хорошо сформированного сына». 73 Эти deschi имеют поразительное сходство с фигурками Рёсслина и Рюффа при рождении. И поднос, и фигурка при рождении обычно изображают идеализированного ребенка; подчеркивая здоровье, силу, красоту и, конечно же, мужественность. Аналогично, deschi может даже изображать плод в теле, край лотка, ограничивающий матку, зеленый пейзаж, в котором часто стоит ребенок, выражение материнской телесной среды.Но descho — это не просто образ ободрения, это полное выражение здоровья во время беременности, на которое можно смотреть и воспроизвести в теле. Данные о рождении, дешевые и широко доступные по всей Европе, возможно, выполняли ту же функцию. Внутри родильного зала и вне его эти маленькие образы обладали положительной силой. Для зрителя раннего Нового времени такие образы представляли не просто тело: связи между телом и образом были более тесными и сложными.Образ — это отображение тела, но через процесс созерцания и воображения тело также становится отображением образа. Таким образом, фигуры рождения входят в сложную паутину культуры тела раннего Нового времени, одновременно выражая и формируя эту культуру; одновременно отражая и создавая то, как люди представляли беременный интерьер.

Фигурки при рождении — это образы, которые в своем множественном взаимодействии с культурой тела бросают вызов нашим представлениям о теле как о предмете исторического исследования.Они объединяют типы знаний о теле, которые обычно рассматриваются отдельно, и выдвигают на первый план типы популярных знаний о теле, которые часто затмеваются изучением медицинских инноваций. Глядя на эти образы, мы сталкиваемся с тем, что кажется нам противоречием, — с образами медицинской практики, на которые повлияла анатомия, которые также зелены и аналогичны, алхимичны и гуморальны, даже чудесны. Только рассматривая эти образы как работающие одновременно в нескольких регистрах, мы можем примирить эти кажущиеся противоречия и получить более полное представление о культуре тела раннего Нового времени.

Эта множественность в сочетании с их удивительно широкой аудиторией, из-за которой так трудно приписать этим изображениям только одну функцию или чтение, делает их ценными источниками для изучения культуры, которая была по существу инклюзивной, творческой и разнообразной в своем мышлении. о теле. Цифры о рождении напоминают нам, что это был период, когда ученые и народные, старые и новые, мужские и женские способы познания встречались, взаимодействовали и смешивались на месте беременного тела.Точно так же, как ранняя современная женщина могла смотреть на фигуру при рождении как на окно в свое собственное таинственное телесное внутреннее пространство, так и мы можем относиться к этим изображениям как к окнам в богатую и сложную культуру тела Англии раннего Нового времени.

Благодарности

Я хотел бы поблагодарить Лору Гоуинг, Роуз Мари Сан Хуан и, особенно, Mechthild Fend за их щедрую поддержку, советы и хорошие идеи.

Финансирование

Эта работа была поддержана Лондонским партнерством искусств и гуманитарных наук.

Ребекка Уайтли — кандидат исторических наук на факультете истории искусств Университетского колледжа Лондона, где она работает над ранними современными печатными изображениями беременного тела и будущего ребенка. Ее исследовательские интересы включают раннюю современную печатную и визуальную культуру, социальную историю и историю науки и медицины. Летом 2016 года она прошла стажировку в библиотеке Хантингтона.

© Автор, 2017 г. Опубликовано Oxford University Press от имени Общества социальной истории медицины.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа цитируется правильно.

15 советов по преодолению негативного образа тела во время беременности

Делиться заботой!

(Этот пост, вероятно, содержит партнерские ссылки. Я бесплатно получаю небольшую комиссию за ссылки, размещенные на этом веб-сайте, чтобы информация, которую я предоставляю вам, оставалась бесплатной)

Вы боретесь с негативным отношением к своему телу во время беременности?

Как пережившая расстройство пищевого поведения и мама 4-х детей, я не понаслышке знаю о борьбе с негативным образом тела во время беременности.

Внутренняя битва между ощущением счастья быть беременной и борьбой с принятием всех физических изменений, которые она приносит в ваше тело, может быть очень сложной.

И, честно говоря, я месяцами бился над тем, как написать этот пост.

Не потому, что мне не хватает понимания негативного образа тела, а потому, что образ тела в наши дни — очень щекотливая тема.

В современном обществе любовь к своему телу, особенно во время беременности, кажется почти обязательной.

Тем не менее, многие мамы чувствуют себя в ловушке своих чувств и боятся выражать свою борьбу с тем, что не любят свое беременное тело.

Беременность была невероятным путешествием к любви к себе и принятию своего тела, но это не обошлось без МНОГО работы и самоанализа.

В этом посте я расскажу, что именно означает «образ тела», и поделюсь инструментами, которые помогут вам справиться с негативным образом тела во время беременности, чтобы вы могли наслаждаться этим драгоценным временем!

Опасности принуждения к любви к телу во время беременности

Давление на будущих мам, чтобы они просто «любили свое тело» во время беременности или в послеродовой период, потенциально вредно и не позволяет справиться с внутренней борьбой с уверенностью и самооценкой, которые они могут чувствовать.

Негативный образ тела — это скорее отражение того, как мы относимся к себе внутри, чем то, как мы видим себя снаружи.

И если не обратить внимание на эти чувства, это может привести к депрессии и беспокойству.

Что такое «образ тела»?

Чтобы лучше понять негативный образ тела во время беременности, давайте дадим определение «образу тела».

Медицинское определение образа тела:

«… субъективная картина собственной внешности, установленная как путем самонаблюдения, так и путем наблюдения за реакцией других.(источник)

Субъективное значение, означающее, что то, как вы видите свое тело, является вашим личным восприятием, мыслями и чувствами по этому поводу.

На эти восприятия, мысли и чувства чаще всего влияют факторы окружающей среды и/или личные факторы.

Проще говоря, Образ вашего тела НЕ является вашим телом.

То, как мы видим себя по сравнению с тем, как нас видят другие, отличается.

Ваше представление о теле зависит не от числа на шкале, а от вашей самооценки и прошлого опыта.

Определите, почему у вас негативное представление о теле во время беременности

Одним из первых шагов t o улучшения представления о своем теле во время беременности является определение того, почему у вас возникают эти негативные мысли.

Негативный образ тела — это не просто ненависть к своему телу.

Часто это результат более глубоких чувств и проблем, с которыми мы сталкиваемся.

Мы склонны видеть себя негативными снаружи, когда боремся с негативными чувствами внутри.

Найдите время и подумайте, почему вы можете испытывать эти негативные чувства по отношению к своему телу во время беременности, и запишите это.

Вот несколько примеров:

  • Вы сравниваете свое тело с другими беременностями, которые вы видите в социальных сетях, и чувствуете себя неуверенно?
  • Вы чувствуете, что не можете контролировать изменения своего тела?
  • Вы чувствуете, что не можете контролировать свою тягу и привычки в еде?
  • Вас беспокоит и беспокоит, как будет выглядеть ваше тело после беременности?
  • Вы беспокоитесь о здоровье своего ребенка?
  • Вы обеспокоены тем, что собираетесь финансово поддерживать себя и своего ребенка?
  • Каковы ваши отношения со второй половинкой? Вы чувствуете себя в безопасности или не уверены?

Все это может способствовать ухудшению образа тела.

Распространенные причины негативного образа тела во время беременности

Даже если беременность была запланирована, вы все равно можете столкнуться со всеми изменениями и неуверенностью, которые приносит беременность.

Эти вещи могут затруднить любовь к своему телу и принятие быстрых изменений.

Вот несколько причин, по которым вам может быть трудно принять свое тело во время беременности.

Страх

Как бы вы ни были рады принести новую жизнь в этот мир, он все равно может пугать.

От финансовых забот до страха потерять независимость, эти страхи могут заставить вас чувствовать себя неловко и неуверенно в своем будущем, что может привести к негативному восприятию тела.

Потеря контроля

Беременность — это период в вашей жизни, когда вы можете чувствовать, что теряете контроль.

Все, от ваших эмоций, усталости, физического дискомфорта до того, как ребенок войдет в этот мир, может казаться очень неконтролируемым.

Лично для меня это была самая большая проблема во время беременности.

Гормоны

Гормоны действительно могут влиять на ваши эмоции и влиять на то, как вы относитесь к себе и к беременности.

Важно осознавать, что многие чувства, которые вы можете испытывать, могут быть результатом резкого изменения гормонального фона.

Страх перед тем, как ваше тело может выглядеть после беременности

По мере того, как ваше тело меняется и превращается в новое тело, у вас может возникнуть страх перед тем, каким оно будет после беременности.

Это постоянное беспокойство может привести к негативному восприятию тела во время беременности, потому что может быть страшно видеть эти изменения.

Связанный: 21 вещь, которая потрясла меня о моем послеродовом теле

Социальные сравнения  

С появлением социальных сетей и людей, которые делятся своими «подходящими беременностями», вы можете сравнить, как меняется ваше тело по сравнению с другими.

Этого может быть сложно избежать, но это действительно прямой путь к катастрофе в ваших усилиях сохранять позитивное отношение к своему телу во время беременности.

Почему важно Любить Принимать свое тело во время беременности

Исследования показали, что поддержание более здоровых отношений со своим телом во время беременности может снизить риск неправильного питания или поведенческих привычек, которые могут осложнить беременность или развитие ребенка.

В целом люди с позитивным отношением к своему телу также имеют более высокий уровень физического и психического здоровья.

Они с меньшей вероятностью будут чувствовать давление из-за нереалистичных ожиданий и изображений в социальных сетях или чувствовать давление, чтобы они выглядели определенным образом.

Положительный образ тела во время беременности поможет вам улучшить физическое и психическое здоровье.

Это приведет к более сбалансированному образу жизни и более здоровому отношению к еде и физическим упражнениям.

Это означает, что чем более позитивно вы относитесь к своему телу и своей беременности, тем больше вероятность того, что вы будете лучше заботиться о нем, питая его более здоровой пищей и оставаясь активным.

Как мне лучше принять свое тело во время беременности?

Я думаю, что очень важно, чтобы мы не заставляли мам «любить свое тело», не объяснив сначала, почему они могут бороться с образом тела.

Если вам не хватает уверенности в себе, вы чувствуете тревогу или депрессию или даже мысли о никчемности, у вас, скорее всего, будет негативное представление о теле.

Вот несколько инструментов, которые помогут избавиться от негативного образа тела во время беременности.

Оставайтесь активными

Мало того, что оставаться активным во время беременности поможет вам почувствовать себя сильнее, увереннее и даже сильнее, он также высвобождает гормоны хорошего самочувствия, которые помогают бороться с депрессией и тревогой.

Движение — это лекарство, особенно во время беременности.

Сохранение активности также может помочь пережить боли и боли , которые могут заставить вас чувствовать себя еще более несчастным.

Американский колледж акушеров и гинекологов рекомендует беременным женщинам заниматься физическими упражнениями не менее 30 минут в день на протяжении всей беременности.

Избегайте стремления к физическим упражнениям как к средству контроля над своей внешностью, а вместо этого как к способу оставаться сильным во время беременности.

И обязательно обсуждайте свои тренировки с лечащим врачом.

Связано: 21 наиболее часто задаваемый вопрос об упражнениях во время беременности

Связанный: Руководство здоровой мамы по бегу во время беременности

Используйте это время, чтобы сосредоточиться на здоровом питании

Вопреки расхожему мнению, беременность – не время «есть за двоих».

Такое мышление может привести к нездоровому набору веса , гестационному диабету, преэклампсии и преждевременным родам.

Не говоря уже о том, что диета с недостаточным содержанием питательных веществ как для вас, так и для вашего ребенка вызовет у вас чувство усталости, слабости и раздражительности.

Пренатальное питание необходимо для оптимального развития плода, а также помогает вашему организму оставаться здоровым во время беременности.

Если вам нужна помощь с питанием во время беременности, я настоятельно рекомендую этот недорогой курс о пренатальном питании для оптимального развития плода.

Найдите позитивные отвлекающие моменты

Используйте это время, чтобы сосредоточиться на таких вещах, как подготовка детской комнаты для вашего ребенка, работа над финансовым планированием на будущее или начните вести дневник беременности, чтобы записывать свои переживания во время беременности.

Беременность — прекрасное время, чтобы начать изучать грудное вскармливание, или тренировки сна.

Прохождение этих курсов до рождения ребенка поможет вам почувствовать себя НАМНОГО более подготовленным.

Пытаться научиться этим вещам с новорожденным намного сложнее!

Находя позитивные отвлекающие факторы, которые заставят вас больше волноваться перед встречей с малышом, вы сможете переключить внимание с того, как вы относитесь к своему телу, и вместо этого подарит вам радость от встречи с малышом.

Измените свое мышление 

Вместо того, чтобы пытаться добиться любви к своему телу во время беременности, сосредоточьтесь на том, чтобы добиться принятия и оценки.

Примите изменения, через которые проходит ваше тело, как часть процесса.

Тогда будь благодарен за то, что твое тело достаточно сильно, чтобы создать жизнь.

Я была НАМНОГО более способна ценить и уважать свою беременность, когда акцент сместился с внешнего вида на силу тела.

Избегайте чувства вины из-за негативного образа тела во время беременности

Знайте, что это нормально и даже нормально не любить свое тело во время беременности.

Беременность тяжела, и чувство вины за то, что она не любит прибавку в весе, растяжки и широкие бедра, не сделает ее легче.

Признайте, что вам не нравятся эти изменения, но вы благодарны за то, насколько вы сильны, чтобы пройти через этот процесс.

Перестаньте сравнивать себя с другими

Небольшое исследование показало, что женщины, которые сравнивали себя с другими беременными мамами на Facebook, имели представление о нижней части тела.

Если вы обнаружите, что ищете информацию о других беременностях в социальных сетях, не увлекайтесь сравнением того, как ваша беременность и тело развиваются по сравнению с их.

Хотя для мам стало нормальным делиться своими беременными историями в Интернете, это может привести к тому, что другие мамы будут иметь негативный образ тела во время беременности.

Если социальные сети создают у вас негативное представление о теле, рассмотрите возможность детоксикации в социальных сетях и сосредоточьтесь только на ВАС и ВАШЕЙ беременности.

Побалуйте себя

Побалуйте себя педикюром или массажем для беременных.

Или, может быть, примите ванну, наверстайте упущенное в дневнике о своей беременности или, может быть, отправьтесь за покупками.

Проявление любви к себе поможет вам чувствовать себя более спокойно и комфортно во время беременности.

Помните, что ваше тело выполняет тяжелую работу, и беременность — прекрасное время, чтобы побаловать себя!

Помните, это временно

Может показаться, что беременность никогда не закончится, но я обещаю вам, что ваш ребенок родится раньше, чем вы это узнаете.

Беременность временна, материнство навсегда .

Вместо того, чтобы сосредотачиваться на том факте, что беременность может казаться бесконечной, сосредоточьтесь на призе.

Используйте дневник беременности, чтобы отсчитывать дни до встречи с малышом.

Сосредоточьтесь на том, сколько времени у вас осталось, вместо того, чтобы желать, чтобы оно закончилось.

Беременность скоро станет далеким воспоминанием.

Ставьте цели вокруг здоровья, а не взвешивания t

Вместо того, чтобы сосредотачиваться на весах, сосредоточьтесь на здоровых привычках, таких как замена обработанных продуктов на более питательные продукты.

Вместо упражнений для контроля веса выполняйте упражнения из-за преимуществ, которые они приносят как вам, так и вашему ребенку , а также уменьшают дискомфорт во время беременности.

Иметь цели, ориентированные на здоровье, гораздо более реалистично, устойчиво и приятно, чем сосредотачиваться на своем весе.

Поделитесь своими проблемами

Если вы будете держать свои чувства взаперти внутри, это не поможет вам лучше справляться с негативным образом тела во время беременности.

Исследования показали, что женщины, которые чувствуют большую эмоциональную поддержку своих близких, с большей вероятностью наберут здоровый вес во время беременности.

Сообщите своему партнеру, как вы себя чувствуете, чтобы он мог оказать вам поддержку и ободрение, в которых вы нуждаетесь.

Не избегай близости  

Может возникнуть соблазн избежать близости с вашим партнером, когда вы чувствуете себя неуверенно в своем беременном теле, но это также отличный способ оставаться на связи и помочь улучшить представление о своем теле.

Близость станет намного сложнее после беременности, так что сейчас самое подходящее время, чтобы по-настоящему пообщаться со своим партнером.

Не говоря уже о том, что гормоны беременности способствуют прекрасной близости с вашим партнером!

Вести журнал беременности

Ведение дневника — один из лучших способов избавиться от беспорядка в голове и негативных разговоров с самим собой.

Используйте журнал беременности, который будет держать вас в курсе еженедельных изменений, через которые проходит ваш ребенок, а затем еженедельно записывайте свои переживания и чувства.

Это забавная вещь, чтобы оглянуться назад после того, как ваша беременность закончилась, и если у вас будет еще одна беременность, было бы интересно оглянуться назад на различия каждой беременности.

Следите за призом

Беременность не всегда бывает легкой, но если вы будете следить за призом, это поможет вам пережить эти трудные времена!

Заключительные мысли об образе тела во время беременности

Негативный образ тела во время беременности – это совершенно нормально.

Это не делает вас плохой мамой из-за того, что вы не любите все изменения, происходящие с вашим телом.

Я сожалею о том, что потратил столько времени во время беременности, чувствуя себя неудовлетворенным своим телом, потому что это также лишило меня удовольствия.

Если вы обнаружите, что во время беременности у вас серьезные проблемы с телом или вы чувствуете себя неуверенно в своем беременном теле, я настоятельно рекомендую обратиться к кому-нибудь, чтобы помочь вам справиться с этим.

Держись, мама, ты сильнее, чем думаешь, и физически, и морально!

Источники

ПРОВЕРКА ФАКТОВ

Struggles of a Fit Mom использует только высококачественные источники, в том числе рецензируемые исследования, для подтверждения фактов в своих статьях.Прочтите мой редакционный процесс, чтобы узнать больше о том, как я проверяю факты и поддерживаю точность, надежность и достоверность своего контента.

Ченг, ER (nd). Влияние антенатальной поддержки партнера на исходы беременности . ПабМед. https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/26828630/ (1)

Измерение образа тела во время беременности: психометрические свойства и достоверность немецкого перевода шкалы образа тела в шкале беременности . (н.д.). НЦБ. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC6626371/ (2)

Эта мама в зеркале действительно я?  (без даты). Нью-Йорк Таймс. https://www.nytimes.com/2020/04/16/parenting/postpartum-body-image.html (3)

Беременность и образ тела . (н.д.). Управление женского здоровья. https://www.womenshealth.gov/mental-health/body-image-and-mental-health/pregnancy-and-body-image (4)

https://www.confidentbody.net/uploads/1/7/0/2/17022536/nedc_body_image_fact_sheet.pdf

Брук является сертифицированным специалистом по дородовым и послеродовым упражнениям со степенью бакалавра наук в области кинезиологии и физических упражнений.Она также является мамой 3 девочек с более чем 15-летним опытом работы в области здоровья и фитнеса. Цель Брук в Struggles of a Fit Mom — помочь мотивировать, обучить и вдохновить других занятых мам, которые изо всех сил пытаются найти время, энергию и мотивацию, чтобы позаботиться о себе в хаосе материнства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.