Многие новшества приходят в образование чтобы умереть – Умер академик РАО и создатель экспериментальной школы в Геленджике Михаил Щетинин

Содержание

Большая перемена: какое будущее ждет школьное образование :: РБК Тренды

Тенденции в образовании — индивидуальные программы, гибкость обучения и акцент на практическом применении знаний — не обошли стороной и школу. Что происходит в российских школах сейчас и чего мы можем ждать в будущем?

Российский бизнес кровно заинтересован в квалифицированных кадрах, и многие компании сегодня сотрудничают не только с вузами, но и со школами. Некоторые предприниматели мыслят еще шире — они открывают собственные учебные заведения. Например, в Новой Москве начала работать школа-пансион «Летово» Вадима Мошковича, основатель «Тройки Диалог» и Московской школы управления «Сколково» Рубен Варданян запустил частную школу в Дилижане (Армения), семья президента — председателя правления Сбербанка Германа Грефа открыла в российской столице Хорошевскую прогимназию.

Парта как социальный лифт

Для Bain важно, чтобы и в компании, и у клиентов работали профессиональные сотрудники. А школьное образование — это реально действующий социальный лифт. Например, большинство наших коллег, которые получили дипломы престижных вузов, оканчивали обычные государственные школы, часто даже не в крупных городах.

Школьное образование в России исторически всегда было сильным. Однако современная система образования вызывает много вопросов: немало экспертов и родителей считают, что школа отстает от реалий сегодняшнего дня. Так ли это?

В рамках исследования «Московское образование: повышение эффективности на фоне глобальных перемен» мы изучили ситуацию с подготовкой школьников. В частности, сравнили качество обучения в школах Москвы и крупнейших городов мира (Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Сидней, Гонконг, Лондон, Берлин, Сингапур, Шанхай, Хельсинки и др.). Выяснилось, что Москва входит в число мировых лидеров — среди 20 мегаполисов российская столица находится на пятом месте по рассчитанному нами интегральному показателю «Знания» (включает средний уровень знаний школьников, доступность образования и достижения сильнейших учеников), а по достижениям сильнейших учащихся (по сути, по результатам на международных предметных олимпиадах) — на четвертом месте. В обоих случаях впереди только города Азии. При этом важно подчеркнуть доступность московского образования — среди городов с высоким средним уровнем знаний школьников разброс между «худшими» и «лучшими» в Москве существенно ниже. Ситуация в других регионах России, конечно, отличается, но многие лучшие практики можно перенимать из столицы.

Для наиболее мотивированных детей в Москве есть школы топ-уровня, их история складывалась десятилетиями («Пятьдесят седьмая школа», которой Bain pro bono помогал с разработкой стратегии, 179-я школа, лицей «Вторая школа», лицей №1535, школа-интернат имени А.Н. Колмогорова и другие). Сюда принимают только после серьезного отбора и, как правило, детей постарше. В последние годы топовых школ становится все больше. Например, лицей НИУ ВШЭ — прекрасный трамплин для поступления в Вышку. Появляются также передовые частные школы, но их число пока невелико.

Для способных детей, родители которых не могут позволить себе платное обучение, некоторые частные школы предлагают стипендии. Например, схему финансовой поддержки активно применяют в «Летове», хотя отбор здесь одинаково строгий для всех детей без исключения.

Так что доход семьи не является определяющим фактором по возможностям обучения для ребенка — достойное школьное образование доступно практически всем столичным жителям.

Расписание на завтра

Если же говорить о том, какое будущее ждет школу, то здесь пока многое неясно. Даже сейчас в мире нет единственной признанной модели — скорее, речь идет об успешных локальных практиках. Например, две успешные образовательные системы, финская и корейская, отличаются друг от друга кардинально. В Южной Корее 15-летние дети проводят на уроках свыше 30 часов, кроме того, более 80% всех школьников посещают репетиторов и тратят на это почти девять часов в неделю. В Финляндии на учебу отводят менее 25 часов, а посещение дополнительных занятий по школьным предметам не распространено.

Учитывая быстрое изменение рынка труда, все чаще говорят о необходимости «научить детей учиться», дать им навыки «открытости новому», «критического мышления», «умения взаимодействовать и сотрудничать» с другими людьми. Однако, на наш взгляд, в школе пока рано обучать только soft skills — мы видим ценность в том, чтобы предлагать детям и широкий набор фундаментальных знаний в ключевых предметных областях.

Мы считаем, что будущее во многом связано с индивидуализацией образовательных программ. Все уже привыкли, что когда в какой-то отрасли говорят про персональный подход, имеют в виду цифровые технологии. Скорее всего, digital-модели перевернут образование, как перевернули другие сферы. Учебные заведения уже внедряют отдельные элементы — технологическую инфраструктуру, цифровой контент. Однако школьная среда крайне консервативна, поэтому процесс цифровизации наверняка займет продолжительное время.

Сейчас персонализация достигается скорее традиционными методами, путем изменения программ и внедрения дополнительных курсов. То есть пока можно говорить об отдельных направлениях развития школьного образования, которые расширяют индивидуализацию.

Средняя школа без середнячков

После окончания начальной и средней школы дети, как правило, переходят в старшую, и многие из них поступают в профильные классы. Но если ценность начальной школы и профильных классов для учащихся и их родителей в целом понятна, то со средними классами (с пятого по седьмой-восьмой) ситуация неоднозначная. Мы считаем, что данный период недооценен незаслуженно.

К моменту перехода на углубленную подготовку дети должны научиться понимать себя, свои интересы и способности. И здесь большая нагрузка ложится именно на среднюю школу. Цель данного периода — сосредоточиться на максимальном развитии детей, дать им фундаментальную базу. А главное — познакомить их с самыми разными направлениями, чтобы учащиеся могли сделать осознанный выбор.

Такой подход уже используют во многих странах. В частности, постепенный ввод элективов, то есть курсов по выбору. Другой вариант — метапредметное обучение, очень популярное в Финляндии (например, изучать конкретный регион с точки зрения его истории, географии, природы, знаменитых жителей и т.д.). Наконец, можно давать сначала ознакомительный курс и лишь потом предлагать углубленное изучение. Во многих западных школах дисциплина, в которой преподают основы физики, химии и биологии, называется science. Именно с ее изучения школьники начинают знакомство с естественными науками, а позже переходят к отдельным заинтересовавшим их предметам.

Но проблема в том, что учителям готовить подобные курсы сложно: нужно не только знать свой предмет, но и смежные. Как правило, такие курсы — это авторские методики, и для их разработки нужны педагоги очень высокого уровня.

Конкуренция за юных гениев

Ведущие школы сегодня конкурируют между собой — за рейтинги, финансирование, а главное — за талантливых детей. Это негласное соревнование проявляется, в частности, в том, что некоторые школы стремятся перехватить сильных детей как можно раньше — они объявляют набор в классы с углубленным изучением предметов не в 8–9-е классы, как делали раньше, а в 7-й или даже 6-й. А готовиться к переходу на профильное обучение дети начинают уже в начальной школе.

Тот факт, что школы конкурируют за учащихся, многим пока не очевиден, учитывая огромные конкурсы в престижные учебные заведения. Но цифры здесь не показательны — конкурс нередко создают амбициозные родители, дети которых не готовы к профильному обучению в топ-школе и/или недостаточно мотивированы на тяжелый труд.

Старшие классы в профиль

Ценность профильного образования дети и их родители уже осознали — по нашим данным, в Москве 76% детей в 7–11 классах учатся или планируют учиться в профильном классе и почти все школы реализуют три и более профильных программ. В свое время многие критиковали укрупнение московских школ, но этот шаг позволил увеличить размер параллели и тем самым формировать профильные классы с учетом широкого спектра интересов учащихся.

Выбор профиля в старших классах — это лишь первый шаг к индивидуализации обучения. Персональные траектории можно также создавать за счет многоуровневой подготовки — например, когда ребенок выбирает либо базовый уровень дисциплины, либо углубленное ее изучение. От каких-то курсов можно вообще отказаться. Нынешний госстандарт это позволяет в 10–11 классах, когда обязательными являются только часть предметов (русский язык и иностранный, литература, математика, история, ОБЖ, физкультура, астрономия и один предмет естественно-научного направления на выбор).

Гибкость программы в старших классах нужна детям, которые еще не осознали свои интересы, а также тем, кто хочет чего-то необычного. Например, у направления «компьютерная лингвистика» нетипичный набор предметов, и вряд ли школа соберет целый профильный класс. Однако дети, которых интересует эта сфера, могут самостоятельно выбрать продвинутую математику, программирование, языки.

Индивидуальный подход

Как уже было сказано выше, система элективов (курсов по выбору) является одним из эффективных инструментов персонализации образования в средней и старшей школе. Однако сразу внедрить такую систему сложно с организационной точки зрения, поэтому в Москве пока в основном используют возможности дополнительного обучения. Дети и их родители сегодня могут выбирать среди всевозможных кружков и факультативов. Занятия можно найти практически под любой запрос, причем многие секции и клубы бесплатные. По нашим данным, около 80% московских детей посещают различные кружки, и с 2010 года их популярность выросла почти вдвое.

Конечно, факультативы решают только часть образовательных задач — ответственность детей за выбор ограничена, ведь дополнительные занятия, в отличие от элективов, в любой момент можно бросить. Но все же кружки позволяют развивать индивидуальные способности, поэтому было бы логично комбинировать оба направления.

Напоследок важно сказать еще об одном. Согласно прогнозам экспертов, более половины детей, рожденных в развитых странах мира в начале ХХI века, проживут более 100 лет. Думая уже сегодня об их обучении, важно при этом сохранить им детство. Ведь среди ученых пока нет четкой уверенности, что раннее интенсивное обучение принесет в будущем лучшие результаты.

www.rbc.ru

Цитаты об учителях и об учении

Вся наша жизнь это большая школа, в которой мы продолжаем учиться от рождения до смерти. Каждую ситуацию, каждого человека, с которым мы встречаемся в жизни по праву можно назвать нашим учителем, и от того, насколько хорошо мы выучим их уроки, зависит наше благополучие. Но большее влияние на нас оказывают люди, которые ставят своей целью, преподать нам уроки, от них зависит наше будущее, от наших родителей, воспитателей и преподавателей. В этой статье вы найдёте замечательные цитаты и фразы об учителях и об учении.

Учитель - это человек, который выращивает две мысли там, где раньше росла одна.

Э.Хаббард

Всему, что необходимо знать, научить нельзя, учитель может сделать только одно - указать дорогу.

Р.Олдингтон

Самая главная наука – научить человека думать.

Б. Брехт

Только живой пример воспитывает ребенка, а не слова, пусть самые хорошие, но не подкрепленные делом.

А. Макаренко

Если после учебы не возникают интересующие вопросы, то зря ходил в школу.

И. Геворгян

Ничто так прочно не запоминают ученики, как ошибки своих учителей.

А. Лигов

Учитель – человек, который может делать трудные вещи лёгкими

Р.Эмельсон

Мастер может сказать вам, чего он ждёт от нас. Учитель, однако, пробуждает ваши собственные ожидания.

Патриция Нил.

Тест на хорошего учителя состоит не в том, на сколько вопросов заданных им своим ученикам он получит быстрый ответ, но в том, на сколько вопросов, на которые он сам будет в затруднении ответить, он вдохновит их задать.

Алиса Веллингтон Роллинз.

Учитель должен верить в ценность и интерес своего предмета, подобно тому, как врач верит в исцеление.

Гилберт Хигет.

Цель обучения ребёнка состоит в том, чтобы он мог обходиться без учителя.

Элберт Хаббард.

Мы учим людей, как помнить, но не учим их, как расти.

Оскар Уайльд.

Многое сегодня в образовании является монументально неэффективным. Слишком часто мы даём людям срезанные цветы, тогда как должны учить их выращивать свои собственные растения.

Джон Гарднер.

Полномочия тех, кто учит, часто становятся препятствием для тех, кто хочет учиться.

Марк Туллий Цицерон.

Обучение ребёнка не наступать на гусеницу столь же ценно для ребёнка, как и для гусеницы.

Бредли Миллер.

Один учитель лучше, чем две книги.

Немецкая поговорка.

Обучение было сложнейшей работой, которую я когда-либо делал, и она остаётся самой тяжёлой работой, которую я делаю до сих пор.

Энн Ричардс.

Обучение должно быть таким, что предлагаемое им должно восприниматься как ценный подарок, а не как жёсткий долг.

Альберт Эйнштейн.

Опыт не может научить там, где нет желания учиться.

Джордж Бернадр Шоу.

Студенты редко разочаровывают учителя, который заверил их заранее в том, что они обречены на провал.

Сидни Хук.

Мудрые учителя создают среду, которая поощряет студентов учиться самостоятельно.

Рой Леонард Франк.

Пробуждение интереса и разжигание энтузиазма – вот верный способ лёгкого и успешного обучения.

Трион Эдвардс.

Никто не может быть хорошим учителем без чувства тёплой привязанности к своим ученикам и искреннего желания преподать им то, что, по его мнению, является важным.

Бертран Рассел.

Скажи мне, и я забуду, покажи мне, и я, вероятно, запомню, вовлеки меня, и я пойму.

Китайская пословица.

Знаком великого учителя является способность подводить учащихся к новым местам, туда, где даже педагог никогда не был.

Томас Грум.

Обучение является величайшим актом оптимизма.

Коллин Уилкокс.

Средний учитель говорит. Хороший учитель объясняет. Высший учитель показывает. Великий учитель вдохновляет.

Уильям Артур Уорд.

Я пришёл к пугающему выводу, что я являюсь решающим элементом в классе. Это моё ежедневное настроение создаёт погоду. Как учитель я обладаю невероятной способностью делать жизнь ребёнка несчастной или радостной. Я могу быть инструментом пыток или инструментом вдохновения. Я могу унизить или рассмешить, принести боль или излечить. Во всех ситуациях, решает мой ответ, будет ли произведена эскалация или деэскалация, гуманизация или дегуманизация ребёнка.

Доктор Хаим Гинотт.

Учитель, могущий наделить своих воспитанников способностью находить радость в труде, должен быть увенчан лаврами.

Хаббард Э.

Школа — это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать ее в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее.

Барбюс А.

Задача нашей советской школы не только дать определенную сумму знаний, но и показать, как эти знания с живой жизнью связаны, как они могут эту жизнь изменить.

Крупская Н. К.

Введение в обиход школы детского производственного труда, тесно связанного с обучением, сделает само обучение во сто раз жизненнее и глубже.

Крупская Н. К.

Час работы научит большему, чем день объяснений, ибо, если я занимаю ребенка в мастерской, его руки работают в пользу его ума: он становится философом, считая себя только ремесленником.

Руссо Ж.-Ж.

Вся гордость учителя в учениках, в росте посеянных им семян.

Менделеев Д. И.

Учитель работает над самой ответственной задачей — он формирует человека.

Калинин М. И.

Педагог — это инженер человеческих душ.

Калинин М. И.

Учение — это лишь один из лрпестков того цветка, который называется воспитанием.

Сухомлинский В. А.

В воспитании все дело в том, кто воспитатель.

Писарев Д. И.

Те, у которых мы учимся, правильно называются нашими учителями, но не всякий, кто учит нас, заслуживает это имя.

Гёте И.

Воспитатель сам должен быть тем, чем он хочет сделать воспитанника.

Даль В. И.

Воспитателю надо глубоко знать жизнь, чтобы к ней готовить.

Толстой Л. Н.

.Воспитатель сам должен быть воспитан.

Маркс К.

Если с человека не потребовать многого, то от него и не получишь многого.

Макаренко А. С.

Величайшая ошибка при воспитании — это чрезмерная торопливость.

Руссо Ж.-Ж.

Плохой учитель преподносит истину, хороший учит ее находить.

Дистервег А.

Одна из грубейших ошибок считать, что педагогика является наукой о ребенке, а не о человеке.

Корчак Я.

Воспитание и только воспитание — цель школы.

Песталоцци И.

Воспитание имеет приоритет над образованием. Создает человека воспитание.

Сент-Экзюпери А.

Войны выигрывают не генералы, войны выигрывают школьные учителя и приходские священники.

Отто фон Бисмарк (1815 1898)

Самая большая радость для учителя, когда похвалят его ученика.

Шарлотта Бронте (1816 1855)

Повторение мать учения. Но может оказаться и нелюбимой мачехой. Весь вопрос в том, как повторять.

А.А. Гин

Весь мир открытая задача. Решай и ждет тебя удача

А.А. Гин

Многие новшества приходят в образование, чтобы умереть.

А.А. Гин

Дайте ребенку любознательность. Знания он возьмет сам.

А.А. Гин

Животным можно родиться. Человеком только стать.

А.А. Гин

Лучшие учителя наших детей это наши внуки.

Л. Сухоруков

Для учителя, может быть, самое важное - не принимать себя всерьез, понимать, что он может научить совсем немногому.

В. Распутин

Надеюсь, приведенные в этой статье цитаты об учителях и об учении помогут вам как на пути учительства, так и на пути ученичества. Думаю каждому из нас в какой-то мере необходимо уметь быть и тем и другим, первым – чтобы служить примером, вторым, чтобы стать примером, достойным подражания. Успехов вам и всего наилучшего!

multiurok.ru

«Зачем мне физика, если я могу умереть» – как учителя вытаскивают детей из состояния безысходности

«“Зачем мне физика, если я могу умереть” спрашивают дети учителей. И нам надо выводить их из состояния безысходности. А потом они вылечиваются и хотят вернуться в нашу школу но это же абсурд!» зачем тяжелобольному ребенку школа, ради чего молодые учителя идут работать в больницы и как отвечать на вопросы ребенка о смерти, рассказывает педагог, руководитель проекта «УчимЗнаем» по развитию госпитальных школ в России Сергей Шариков.

Это очень необычная школа. Здесь нет звонков, классов с партами, беготни на переменах. В большой комнате за столом сидят два подростка в белых масках, рядом учитель лет 30 увлеченно рассказывает о природных зонах России — идет урок географии.

Недалеко за другим столом учительница в наушниках общается по скайпу с девочкой, которая сейчас находится в боксе, объясняет, что такое дроби. Еще один учитель готовится пойти к ребятам в палату. У окна сидят две мамы, следят за детьми и слегка улыбаются.

Школа в Центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева появилась в 2014 году. Руководство понимало, что ребятам на длительном лечении очень нужна даже не столько сама учеба, сколько место, которое напомнит им о жизни без болезни. Такая площадка появилась и в Российской детской клинической больнице. Формально обе эти школы — в Центре Рогачева и РДКБ — это подразделение школы №109.

Вскоре создатели школы поняли, что такую модель нужно распространять и на другие больницы и развивать госпитальные школы в стране. Так появился проект «УчимЗнаем». Сегодня работают двадцать таких площадок от Калининграда до Дальнего Востока.

«Зачем мне физика, если я могу умереть»

— Вы намеренно избежали какого-либо упоминания о больнице в названии проекта? «УчимЗнаем» — почему?

— Мне не нравится фраза «больничная школа» и я не хочу, чтобы по отношению к школе звучало слово «боль», иначе сразу возникает какая-то ущербность. Но если бы мы вам закрыли глаза на улице и не сказали, куда ведем, привели в нашу школу в Центре им. Рогачева и развязали глаза, то вы вообще бы не догадались, что находитесь в больнице.

Конечно, сам инновационный детский онкоцентр задает особые форматы работы педагогов с детьми — у нас открытое учебное пространство и малые группы, сюда приходят те, кто может прийти, большинство занятий учителя-тьюторы проводят в отделениях у кровати больного ребенка или дистанционно с помощью электронной системы обучения, когда он в боксе.

Но для нас принципиально было отойти от старой практики обучения детей на длительном лечении, когда образование приходило к ребенку и уходило от него вместе с учителем. Образовательная среда должна всегда находиться рядом, и это нужно не только для того, чтобы не отстать от школьной программы.

Сергей Шариков

И мы хотели создать не просто школу, а супер-школу, которая была бы для детей как яркая вспышка.

Нам очень важно вдохновить ребенка на жизнь и сказать ему: «Да, ты в больнице, это не здорово, мы все это понимаем, но раз уже так случилось, то давай найдем в этом что-то хорошее».

И как раз этим хорошим может стать школа, общение с новыми ребятами и учителями. Как ни абсурдно звучит, но родители нам часто говорят: «У меня ребенок никогда не питал такого интереса к образованию до болезни, как именно сейчас и здесь, в вашей школе».

— А как меняется отношение к учебе у ребенка, который серьезно заболел?

— Безусловно, длительная госпитализация меняет жизнь ребенка. Теряются связи с привычным миром, уходит часть окружения — кто-то просто боится общения с больным.

И изоляция от обычной школы влияет на возможности таких детей получать образование. В первой фазе заболевания ребенок и его родители еще не очень ощущают сроки болезни и комплекс социальных проблем, которые она порождает.

Когда ребенок только вчера был в школе и вот заболел, то его реакция на учителей в детской больнице скорее будет такой: «О Господи, и вы здесь!» У любого нормального человека есть желание отдохнуть от суеты «рабочих» будней. Но чаще всего лечение идет не один месяц, а потом образуется вакуум, который нужно чем-то заполнять. И ребята, которые проходят в стационаре длительное лечение, уже почувствовали дефицит школы и хотят учиться. Другое дело — какие есть для этого у них возможности.

Школа ведь существует и для того, чтобы у тяжелобольного ребенка была маленькая ежедневная цель — встать с кровати, если он может встать, конечно, привести себя в порядок. Дает возможность почувствовать ритм повседневной жизни, той самой, которая была до болезни.

И наши дети, столкнувшись с заболеваниями, становятся чуть взрослее и уже задумываются, что такое жизнь и смерть, ценность каждого дня, спрашивают учителей, зачем им эта учеба, когда стоит вопрос жизни.

В отделении пересадки почки в РДКБ 11-классник как-то сказал учителю: «Вот Пашке пересадили почку, а он все равно умер. И помните, он в соцсетях написал до этого: «Любите меня, пока я жив». Вот, может, и мне сейчас нужна только любовь, а все остальное не нужно? Бог с этими экзаменами». И нам надо выводить ребят из этого состояния безысходности, вдохновляя и искренне поддерживая в них стремление к преодолению любых трудностей.

— А как это сделать? Вот приходит учитель к ученику со словами: «Вова, давай займемся физикой», а Вова ему отвечает: «Александр Палыч, зачем, когда я могу умереть?» Как учителю нужно поступать в этой ситуации?

— Нельзя просто приходить к тяжелобольному ребенку и говорить: «Давай заниматься физикой». Ничего не получится. Обучение начинается не с того, что учитель приходит к ребенку. Сначала вместе с врачами и психологами, родителями ребенка мы обсуждаем индивидуальную программу обучения и возможные мотивации к учебе и общению. И в этой индивидуальной программе могут быть далеко не все предметы, здесь мы ориентируемся на рекомендации врачей по нагрузке и состояние здоровья ребенка.

Надо помнить, в детской больнице ребенок — прежде всего пациент. А потом все объясняем ребенку: по какому образовательному маршруту мы пойдем, чтобы он понимал и осознавал наперед этот путь. И, конечно, есть образовательные технологии, которыми мы как бы цепляем его возможности учиться и общаться.

— Какие, например?

— У нас была девочка в боксе, у которой совсем угасал интерес к жизни. К сожалению, она потом ушла, но мы работаем с детьми до последнего, пока с ними можно работать, пока есть силы и об этом просят родители и врачи. И тогда мы думали — ну как к ней подступиться. И купили персональный лего-конструктор, платформу «Строй город». И это ее заинтересовало. Она начала «строить» деревья — включились учителя биологии. Стала строить дома — подключились учителя математики, и дальше другие педагоги.

Понимаете, путь к интересу ребенка для изучения предметов может быть любым, а не только академическим, как в обычной школе: «Здравствуйте, дети, начинаем урок физики». А еще можно провести встречу с интересным человеком, например, мы приводили сюда космонавта, а дальше уже работа педагога — найти ответы на вопросы ребят вместе. И так шаг за шагом.

У нас очень много интегрированных уроков, когда работают два педагога — времени-то для работы с ребенком меньше. И это всегда вызов, как заинтересовать ребенка. Кстати, робототехника — одна из универсальных технологий, которая помогает с разными предметами и вместе с этим обладает огромным ресурсом к восстановлению социальной активности.

Или другой пример. Очень сложная для работы группа — подростки, особенно те, кто уже до болезни встал на какой-то профессиональный путь — спорт, хореография, музыка. Для них тяжелая болезнь воспринимается как потеря основной жизненной цели.

У нас в центре был на лечении парень Илья, профессиональный футболист, нападающий в юношеской команде, 11-классник. Он жил футболом. И вот болезнь, которая все прервала. Видя свою слабость и перспективы развития, он ушел в депрессию. И когда мама привела его ко мне, Илья сидел на диване и смотрел в одну точку, на все вопросы давая односложные ответы.

И я понял, что надо говорить о футболе, и так узнал, что кумир Ильи — капитан московского «Спартака» Денис Глушаков. Потом мы с другими учителями собрались и поняли, что парня надо возвратить в уверенное состояние, и этот толчок должен быть через сферу его основного интереса — через спорт.

Приезжала его команда, и, конечно, мы хотели найти Глушакова. И эта встреча состоялась накануне Нового года. Я попросил Глушакова обязательно сказать, что Илье нужно окончить школу. И вот они сидят, разговаривают, а я прямо жду, чтобы он не забыл смотивировать его и к завершению учебы в школе. Конечно, для Ильи эта встреча была как яркая вспышка, очень нужная ему в тот момент. И да, мы его подготовили, он писал итоговое сочинение, сдавал выпускные экзамены — у нас в школе всегда открывается пункт сдачи экзаменов, получил аттестат. Сейчас вошел в ремиссию и вернулся в команду. Присылает счастливые фотографии.

И здесь ответ на вопрос: наша школа — это что, для чего? Да, мы стараемся не отставать с ребятами от школьной программы, но гораздо важнее другое — мотивирующая миссия, постановка целей, к которым ребенок идет и тем самым помогает себе выздоравливать наряду с лечением.

Что учитель может ответить на вопрос о смерти

— То есть ваша школа — больше не про учебу и знания?

— Мы же не можем быть отстраненными от тех жизненных процессов, которые происходят с ребенком. И наш учитель, работающий с тяжелобольными детьми, — это прежде всего учитель, который четко осознает свою миссию, зачем он здесь. Не для того, чтобы скорбеть и кого-то жалеть, а для того, чтобы помогать ребенку преодолеть этот этап. И это понимание помогает стабильно работать здесь, иначе быстро выгоришь.

Не каждый учитель сможет работать в нашей школе, некоторые уходили, но это не беда. Просто сюда к ребенку должен приходить учитель, настроенный на позитив. И наверное, отчасти поэтому у нас много молодых педагогов. У них не так много опыта жизненного, но они более легкие и жизнерадостные. Хотя, конечно, никто не застрахован от переживаний.

Однажды захожу в учительскую и вижу: две девчонки-учительницы плачут. Приходил папа девочки, которая ушла, мы с ней были до конца. Принес конфет, сказал спасибо. Хороший учитель всегда имеет с учениками эмоциональную связь, и полностью регулировать чувство эмпатии трудно.

Да, мы знаем, что в ходе лечения у ребенка происходят изменения когнитивных и других функций — степени реакции, зрения, моторики, памяти, и должны понимать его состояние. Но лечит врач, а мы просто должны быть рядом и иногда, когда сам ребенок и родитель делятся с тобой переживаниями, лучше всего — понимающее молчание, хотя внутри все может переворачиваться.

Наши учителя имеют квалификацию тьютора, работающего с детьми на длительном лечении, то есть они владеют всеми психолого-педагогическими навыками общения с больными детьми и их родителями, в этом особенность работы учителя госпитальной школы. Это очень важно.

— То есть это не обычный учитель, который параллельно работает в соседней обычной школе?

— В нашей школе 110 учителей, и они работают только здесь, это не совместители, так как одномоментно у нас учатся более 300 детей по индивидуальным программам и порядка трех с половиной тысяч детей в год со всей России. Хотя в региональных детских больницах количество ребят может быть меньше, поэтому и педагоги в госпитальных школах там совмещают работу в обычной школе. Но без специальных знаний обычный учитель не сможет работать в детской больнице. Среда детской больницы — не естественная среда работы учителя, к ней нужно подготовить.

Потому что часто подросток задает серьезные вопросы именно учителю. Когда-то может спросить и врача, если с ним доверительные отношения. Когда-то медицинского психолога, если такой есть. Спросят ли они родителей? Это все индивидуально, но чаще всего нет, так как видят, что мама или папа переживают, и считают, что это из-за них.

Поэтому здесь мы должны научить учителей правильно реагировать на такие вопросы, не отводить глаза, не говорить формальные фразы — дети чувствуют фальшь.

Они могут и не спросить, но учитель должен быть морально готовым, что это может случиться.

— А что нужно или можно отвечать на такие вопросы, например, о смерти?

— Никакой специальный разговорник мы не создаем — это было бы абсурдом. Здесь надо быть максимально честным и откровенным с ребенком. Не говорить, что смерти нет и «не думай вообще об этом». Мне кажется, можно сказать, что смерть имеет место в жизни всех людей, жизнь человеческая так устроена. Привести в пример какую-то свою потерю — близких людей, может быть, домашних питомцев. Но вывести на мысль, что нельзя об этом постоянно думать, можно сказать: «Давай сосредоточимся на том, что с нами происходит сегодня — вот этот день, твое самочувствие, я, который пришел к тебе». Вот как-то так.

Невозможно сразу точно сформулировать, ведь каждый ребенок и спросит по-разному. Не уходить от этого разговора, если ребенок нуждается в нем, но поговорить как педагог, используя свои знания.

У нас учителю всегда есть дело до чувств, до переживаний детей. И мы должны учитывать их в содержании материала, особенно это относится к учителям литературы. Очевидно, что если перед тобой сидят лысенькие девочки, которые потеряли волосы от химиотерапии и для них это серьезное переживание, то, наверное, не стоит брать произведение, где персонаж будет хвалиться своими шикарными волосами.

Нам приходится ставить отметки, но оцениваем мы прогресс

— Как и где вы находите таких учителей? Они легко идут работать в больницу?

— Большинство учителей сегодня находят нас сами. У проекта «УчимЗнаем» уже есть известность, и люди, молодые выпускники педвузов, пишут нам о своем желании работать, а потом мы приглашаем их на собеседование.

Есть те, кто пришел из волонтерского движения, например, работали с фондом «Подари жизнь», другими фондами, а по образованию оказались педагогами. Есть и частные случаи: мама ребенка, который сейчас на лечении, подошла ко мне с просьбой поговорить с ее старшей дочерью. Она выпускница педвуза, брата подтягивала по учебе, но так как лечение долгое, то решила переехать к семье в Москву и с радостью узнала, что есть такая школа, хотела бы попробовать. То есть каналы самые разные.

Но мне важно, чтобы человек осмысленно шел в эту сферу. И если я вижу, что передо мной сидит уже выгоревший человек, то не смогу взять его на работу, потому что и для него это будет плохо, и самое главное — плохо для наших детей. Были случаи, когда человек писал, что никуда не может устроиться, «может, к вам?» Нет, к нам приходят люди, которые понимают, куда идут и зачем.

— Чем вы их мотивируете?

— Прежде всего, это точки профессионального роста. Работа с детьми на длительном лечении — это интереснейшая исследовательская тема с точки зрения педагогической профессии. Мы разработали программы профессиональной подготовки учителей, работающих с тяжело и длительно больными детьми в медицинских стационарах.

Открыли совместную магистратуру и аспирантуру с Московским государственным педагогическим университетом. И что самое важное — педагогические технологии, которые разрабатываются здесь, нужны и здоровым детям. Итальянский педагог Монтессори создавала свою методику для больных детей, а сейчас ей только ленивый не пользуется.

Индивидуация и персонализация, которой мы придерживаемся здесь, — это современный тренд в образовании, от которого не уйти. Обучение по классно-урочной системе будет уменьшаться, если мы хотим в каждом ребенке увидеть что-то свое, его индивидуальность.

Еще один фактор мотивации — это внутрикорпоративное обучение. Наши педагоги школы в Центре имени Дмитрия Рогачева и Российской детской клинической больнице проводят вебинары для педагогов региональных площадок проекта. Ежегодно мы проводим Всероссийскую конференцию специалистов госпитальных школ с участием зарубежных экспертов. Вот как раз сейчас во время нашего разговора идет трансляция с учителями из Республики Коми. Ну, и сам город Москва создает много мотиваций в работе учителей, включая достойный уровень заработной платы.

— Есть ли в вашей школе место оценкам, заданиям — атрибутам обычной школы?

— У нас очень гибкая система обучения, нет такого, что надо бежать по программе. Как я уже сказал, и время и нагрузка зависят от состояния ребенка и рекомендаций врачей. Иногда ребенку становится плохо, и урок переносится.

Наша задача — через образование и научить новым навыкам, и восполнить эмоциональный дефицит. Но так или иначе у всех занятий есть педагогическая цель. Например, радиостудия — это не совсем развлечение. Во время химиотерапии часто нарушаются речевые навыки у детей, а радиостудия помогает над ними работать. У театральной студии другие задачи — помочь ребенку с навыками самопрезентации.

— Учитель может поставить двойку?

— Вообще в госпитальных школах не принято ставить отметку, но мы вынуждены это делать, чтобы ребенок мог накопить академические результаты и вернуться с ними в родную школу. Но у нас есть свои подходы к оцениванию, критерии, которые мы ребенку объясняем.

Задача — не поставить 5, 4, 3, а объяснить, за что мы оцениваем, какой прогресс в обучении. И если ребенок это знает, он правильно воспринимает результаты учебы. Мы объясняем, что сама оценка — это не самоцель, давай вместе с тобой рассмотрим выполненную работу, с чем мы справились и как нам улучшить результат.

Мы — это очень важно. Ведь учит учитель, и если ребенок не смог, значит, «мы». Это наше общее дело — работать над этим.

Сотрудничество учителя и ребенка очень помогает в адекватности восприятия текущих результатов.

Другой вопрос, что детям, которые возвращаются в школы, учителя начинают ставить одни пятерки, как бы жалея их. Это неправильно, и нужно оценивать прогресс и обсуждать его с ребенком, а не зацикливаться на оценке как таковой. Всем детям мы выдаем не только ведомость с оценками, но и подробный разбор, какие темы изучены, потому что у каждого учителя свое понимание оценки.

Но, повторю, не в оценке дело. Если вы измените понимание, что есть оценка в образовании, не будет вот такого навязанного школой и родителями: «Что ты сегодня получил?» Не это важно. «Что ты узнал сегодня, какой прогресс у тебя есть?» — вот это основа.

— Учитель и родитель в госпитальной школе — это какие отношения?

— Родителей мы видим каждый день, и здесь они соучастники многих процессов, мы посвящаем их в программу обучения, объясняем, почему так, а не иначе. Стараемся вовлекать во все внеурочные дела, у нас есть совместные уроки. Более того — на базе Московского городского педуниверситета мы открыли программу дополнительного профессионального образования, где родителю-слушателю присваивается квалификация «тьютор больного ребенка». Это очень важный фактор социализации таких родителей, даже если они не будут работать по этому направлению дальше. Хотя, например, 70% от состава педагогов коррекционных школ — родители таких детей, и мы пошли по такому пути. В любом случае родителей надо вовлекать.

Дети выздоравливают и просятся обратно в нашу школу — но это же абсурд

— А вы не боитесь, что ваша школа может отбить у ребенка желание учиться в родной школе, в которой наверняка не такие условия?

— Да, есть проблема — мы сделали ребенку такую интересную и яркую вспышку, показали, какой школа может быть в его жизни и какие могут быть учителя, но рано или поздно он возвращается назад. И это общемировая проблема — реинтеграция детей в ту среду, из которой они сюда пришли, так как эта среда часто начинает отталкивать, и ребенок пишет нам с просьбой учиться дальше с нами, хотя бы дистанционно. То есть возникает совершенно неправильная трансформация желаний. Вернуться куда? В школу. Но это школа в больнице. Что, вернуться в больницу?

Конечно, у меня был внутренний диссонанс: мы сделали школу, в которой хотят учиться и здоровые дети — но это же абсурд. Но какой у нас выбор? Поставить ветхие парты, не использовать новые технологии и приблизить ребенка к той жизни, которая у него там была далеко с не самыми лучшими школами, либо показать, какой она может быть, зажечь его и зародить в каком-то смысле это противоречие — я вернулся, тут не так, но я знаю, какой школа может быть.

— Что он будет делать с этим знанием дальше?

— Не он, а вся семья должна искать такие среды. И чаще всего они возникают в секторе неформального дополнительного образования, которое учитывает интересы ребенка. И там работают люди, которые умеют вовлекать детей. Я прекрасно понимаю, что страна большая, но и в маленьком селе может быть интересный педагог. А жизнь показала, что главную роль в судьбе многих людей сыграло то, что они получили в каком-то детском кружке или объединении.

Сегодня в жизни определенности нет нигде, и одна из задач современного образования — дать ребенку направления, по которым он сможет пойти дальше, научить коммуницировать. Может быть, и наша школа должна стать образцом, к которому так или иначе надо стремиться. Нам нужно подготовить детей к тем реалиям жизни, с которыми они могут столкнуться, а не создавать иллюзии, что везде будет так. И мы говорим: ты должен понимать, что не все будут правильно реагировать на твое состояние, и за спиной могут сказать что-то обидное, но надо уметь держать удар. Жизнь многоликая.

— Как сейчас обычно происходит реабилитация детей после лечения? Вот ребенку сказали: «Вы в ремиссии» — что дальше?

— Считается, что если врач сказал: «Вы вышли в ремиссию, вы здоровы», то вы можете начать жить той жизнью, которой жили раньше. Но это иллюзия, что вот так, хлопнув в ладоши, человек завтра восстановит жизнь, как до болезни. Я сам в прошлом онкопациент, поэтому понимаю, что так не получится.

Быстро влиться детям очень трудно, и практика показывает, что это дано единицам. Все равно нужен период академической реабилитации. За время болезни накапливается определенное отставание от ритма повседневной школьной жизни. Кто-то что-то изучил, кому-то от чего-то пришлось отказаться. Плюс нельзя не учитывать реальные последствия лечения для когнитивной функции. К тому же в период ремиссии большинство проходит поддерживающее лечение — от разовых процедур до систематического приема препаратов.

И это большой дискуссионный вопрос в медицинском сообществе — что вообще такое реабилитация после основной фазы лечения. И если мы возьмем нашу маленькую и далеко не самую главную, но тем не менее важную для ребенка и его восстановления образовательную часть, то вот что есть академическая реабилитация? Это ведь не только социализация, но и восстановление функций, необходимых для познавательного процесса. И пока нет глубоких исследований, как это делать. И в ремиссионный период есть ограничения по посещению школы.

А сегодня такой ребенок приходит в школу, его сажают за парту и все работают по наитию. Где-то есть человечность, а где-то этот ребенок становится проблемой.

Многие школы вообще говорят: а мы не хотим его брать для его же пользы, вдруг мы что-то сделаем, что может повредить его здоровью, например, стресс от оценки. Где-то такие страхи объективны, где-то это всего лишь прикрытие нежелания помогать. И различить трудно, пока напрямую не поговоришь с директором. Но часто это не вина школы и учителей, просто педагогов никто этому не учил.

— Какое решение вы предлагаете?

— В реабилитации, как медицинской, так и социальной, сегодня утвердилось понятие «поддержка». И, во-первых, мы предлагаем поддержку детей, то есть продолжаем учить дистанционно или очно.

Во-вторых, мы продумали схему, как вовлечь родную школу в процесс реабилитации ребенка. Что это значит? Дать педагогам понимание, чем мы занимались у нас и как с ребенком работать дальше, как оценивать — тот самый подробный разбор компетенций, о котором я рассказывал выше.

Также мы предлагаем смешанные формы обучения. Какие-то занятия будут частично проходить дома, а какие-то в школе. К сожалению, хоть такие модели и предусмотрены законодательством, наша система образования плохо их знает или не хочет по самым разным причинам использовать.

И самое важное, что мы хотим развивать — это появление в школах специалистов-тьюторов, которые будут выступать таким переводчиком между учителями, родителями и ребенком и будут его сопровождать в школе. Как я уже сказал, проблема в том, что учителей никто не учил работать с детьми с такими особыми образовательными потребностями. И это касается не только ребят с онкологией, но и с ДЦП и расстройством аутического спектра, например. Этому учат дефектологов. Поэтому такой специалист, учитель-тьютор, педагог-психолог, который будет проводником ребенка в школе, на наш взгляд, очень нужен.

Без пробивания стен ничего бы не получилось

— Ваш проект стал возможен благодаря чему?

— Прежде всего, благодаря авторитету тех людей, кто его создавал — академика Александра Григорьевича Румянцева, который всю жизнь создает систему помощи онкобольным детям, для него это дело жизни, педагога Евгения Александровича Ямбурга, который создал модель адаптивной школы для всех, где каждый ребенок должен найти свое место. И в какой-то степени вашего покорного слуги. Необходимость академической реабилитации больных ребят обсуждалась Румянцевым и Ямбургом еще с 70-х годов.

Сначала школа открылась в центре им. Дмитрия Рогачева, а уже два года мы распространяем эту модель в регионах, открыли двадцать площадок по всей стране, но пока это те, у кого было желание. Потом дойдем до тех, у кого его нет. Параллельно разрабатываем стандарт госпитальной школы «Заботливая школа» — какими должны быть среда, технологии и учитель. И хотим объединить педагогов в общероссийскую ассоциацию специалистов госпитальных школ.

Все это не так легко: и Румянцев, и Ямбург эксплуатируют свой авторитет по полной программе, но без пробивания стен ничего бы не получилось. И сегодня нам помогают очень много людей.

Евгений Ямбург и Александр Румянев

— Каковы основные препятствия для развития госпитальных школ в российских больницах?

— Как ни банально, но это нормативно-правовая преграда. С одной стороны, законодательство говорит о том, что надо сделать все возможное для реализации конституционного права ребенка на получение образования, в том числе если он попал в сложную жизненную ситуацию.

С другой стороны, есть реальные препятствия законодательных актов для организации обучения детей в стационаре. При создании полноценной образовательной среды встанут вопросы о лицензировании деятельности, все правила заточены под обычную школу, но очевидно, что не все можно реализовать в условиях медицинского стационара. Мы работаем над этим вместе с федеральными органами власти и скоро предложим блок изменений.

Существуют вопросы и с порядком работы людей на территории медицинского учреждения, и выстраивания юридических взаимоотношений между больницей и школой — что это должно быть, аренда помещения? И что, школа тогда должна платить?

Есть такая русская пословица: «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним — ходить». У нас в законодательстве все гладко и вроде бы ничто не мешает, но если заняться конкретным делом, то все забывают, что есть превалирующее конституционное право и органы должны выполнять эти нормы, а все остальные должны быть ничтожны.

Но уровень правовой грамотности — увы и ах, да и за всем стоит желание или его отсутствие. Мы видим, что люди, которые хотят, всегда находят какие-то лазейки, чтобы сделать. В конечном итоге только человек — мерило желаний и возможностей.

Большой вопрос — мы учим этих ребят или они нас

— Когда шла к вам в кабинет, проходила мимо комнаты, где педагог занималась с совсем маленькими ребятами. Как вы работаете с дошкольниками?

— Практически 50% детей в стационаре — это дошкольники. Но программы дошкольного образования никогда не были предусмотрены в условиях школы в детской больнице. И хотя в штате могли быть воспитатели, но они организовывали, скорее, деятельность игровой комнаты, то есть присмотр и уход. А ребенок не должен потерять этот период развития, потому что некоторые упущенные вещи могут сказаться на последующих этапах.

Мы пока ищем путь, готовых рецептов нет. Начали с игровой комнаты и методик, наработанных в семейных детских садах. Здесь надо учитывать, что дошкольное образование — это всегда воспитание в группе сверстников по различным направлениям развития, например, художественному или интеллектуальному. А как дойти до ребенка, который не может посещать группу, но и дистанционно с ним заниматься невозможно в силу возраста? И не на уровне «давай поиграем в игровой» — это лучше, чем ничего, но все-таки не дошкольное образование. Там должны тоже работать подготовленные специалисты.

— Большие у вас планы.

— За пять лет работы по созданию полноценных школ для тяжело и длительно болеющих детей нам удалось вытащить тематику обучения в детской больнице с задворок системы образования, поставить как значимую тему. В конкурсе «Учитель года России» мы сделали свою номинацию для учителей госпитальных школ за творческую работу с детьми, находящимися на длительном лечении. Юрий Норштейн нарисовал эскиз статуэтки.

Сейчас думаем, как вовлекать в работу здоровых братьев и сестер наших ребят, они аутсайдеры в семье, в которой тяжело болеет их брат или сестра, поэтому часто начинают проявлять протестное, девиантное поведение, чтобы на них обратили внимание.

И я понимаю прекрасно, объем работы такой, что хочется от него спрятаться, но в то же время он позволяет не зацикливаться, что не всех можно вылечить, а все-таки видеть ресурс для развития и, может, чуть-чуть помогать — врачам делать свою работу, а детям выздоравливать.

— А у вас есть выпускники, которые любят возвращаться в школу, навещают учителей? Или все-таки это история не про госпитальную школу?

— Вообще это такая сложная тема… Мы заметили, что есть дети и их родители, которые, преодолев тяжелую болезнь, хотят об этом периоде скорее забыть, хотя, конечно, из биографии это не вычеркнешь. Но есть семьи, которые, наоборот, общаются, особенно с любимыми учителями.

Кто-то из выпускников всегда приходит на последний звонок и 1 сентября — например, в этом году к нам приходила Женя Суздальцева, настоящий боец. Она в период болезни потеряла ногу, но сдала экзамены, а сейчас успешная студентка вуза. Конечно, все эти связи учеников со школой у нас тоже есть, но только они немного другие. С нами было много пережито и нами было много понято.

А вообще это еще очень большой вопрос — мы учим этих ребят или они нас учат выстаиванию и преображению.

Беседовала Надежда Прохорова

Фото: uchimznaem.ru

www.pravmir.ru

10 талантливых детей, чьи изобретения могут спасти человечество

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Луи Брайлю было 15 лет, когда он изобрел шрифт для слепых. Бенджамину Франклину было 12, когда он придумал ласты. Чтобы стать гениальным изобретателем, нужны лишь вдохновение, сила воли и уверенность в себе. И юные герои нашей подборки тому доказательство.

Мы в AdMe.ru настолько восхищаемся ребятами, что не можем не поделиться с вами их открытиями.

1. Джек Андрака, США, 16 лет: тест для диагностики рака

После смерти близкого человека Джек заинтересовался ранней диагностикой онкологии. Он ознакомился с научными публикациями и поставил цель создать способ диагностики рака поджелудочной железы. Эта болезнь протекает практически бессимптомно, а обнаружить ее можно лишь на поздних стадиях.

На протяжении 7 месяцев после школьных занятий юноша работал в лаборатории. Результатом долгих экспериментов стал небольшой прибор, который обнаруживает в крови мезотелин. Избыточное количество этого белка свидетельствует о наличии злокачественных опухолей.

2. Валентин Фречка, Украина, 18 лет: бумага из опавших листьев

Одиннадцатиклассник Валентин Фречка придумал технологию изготовления бумаги из опавших листьев. Это изобретение поможет остановить вырубку лесов и сделать производство бумаги экологически чистым.

Из полутора тонн сырья можно получить 20 тыс. листов бумаги формата А4. Для производства подойдут любые листья, но лучше всего дубовые. А из отходов можно получить вещество лигин, которое является отличным топливом. За столь необычное использование опавшей листвы Валентин награжден золотой медалью международной олимпиады Genius Olympiad 2018, проходившей в США.

3. Сергей Халявин, Россия, 17 лет: мышка для людей без рук

www.adme.ru

20 удивительных технологий будущего, которые изменят мир в ближайшие 30 лет :: Инфониак

20 удивительных технологий будущего, которые изменят мир в ближайшие 30 летТехнологии

Мир совершенствуется каждый день, изобретая и открывая что-то новое, и без этих достижений мы бы не продвинулись так далеко.

Ученые, исследователи, разработчики и дизайнеры со всего мира пытаются воплотить то, что упростит нашу жизнь и сделает ее интереснее.

Вот, несколько технологий будущего, которые поднимают нашу жизнь на совершенно другой уровень.

Новые технологии будущего

1. Биохолодильники

tehnologii-1.jpg

Российский дизайнер предложил концепцию холодильника, названного "Bio Robot Refrigerator", который охлаждает еду с помощью биополимерного геля. В нем нет полок, отделений и дверей – вы просто вставляете еду в гель.

Идея была предложена Юрием Дмитриевым для конкурса Electrolux Design Lab. Холодильник использует всего 8 процентов энергии дома для контрольной панели и не нуждается в энергии для фактического охлаждения.

Биополимерный гель холодильника использует свет, генерируемый при холодной температуре, чтобы сохранять продукты. Сам гель не имеет запаха и не липкий, а холодильник можно установить на стене или на потолке.

2. Сверхбыстрый 5G Интернет от беспилотников с солнечными панелями

tehnologii-2.jpg

Компания Google работает над дронами на солнечных панелях, раздающими сверхскоростной Интернет в проекте, названном Project Skybender. Теоретически беспилотники будут предоставлять Интернет услуги в 40 раз быстрее, чем в сетях 4G, позволяя передавать гигабайт данных в секунду.

Проект предусматривает использование миллиметровых волн для предоставления сервиса, так как существующий спектр для передачи мобильной связи слишком заполнен. 

Однако эти волны имеют более короткий диапазон, чем мобильный сигнал 4G. Компания Google работает над этой проблемой, и если удастся решить все технические проблемы, вскоре может появится Интернет небывалой скорости.

3. 5D диски для вечного хранения терабайтов данных

tehnologii-3.jpg

Исследователи создали 5D диск, который записывает данные в 5 измерениях, сохраняющиеся миллиарды лет. Он может хранить 360 терабайт данных и выдержать температуру до 1000 градусов.

Файлы на диске сделаны из трех слоев наноточек. Пять измерений диска относятся к размеру и ориентации точек, а также их положению в пределах трех измерений. Когда свет проходит через диск, точки меняют поляризацию света, которая считывается микроскопом и поляризатором.

Команда из Саутгемптона, которая разрабатывает диск, смогла записать на диск Всеобщую декларацию прав человека, Оптику Ньютона, Магна Карту и Библию. Через несколько лет такой диск уже не будет экспериментом, а станет нормой хранения данных.

4. Инъекции частиц кислорода

tehnologii-4.jpg

Ученые из Бостонской детской больницы разработали микрочастицы, наполненные кислородом, которые можно вводить в кровоток, позволяя вам жить, даже если вы не сможете дышать.

Микрочастицы состоят из одного слоя капсул липидов, которые окружают небольшой пузырь кислорода. Капсулы размером 2-4 микрометра подвешены в жидкости, которая контролирует их размер, так как пузыри большего размера могут быть опасны. 

При введении, капсулы, сталкиваясь с красными кровяными клетками, передают кислород. Благодаря этому методу удалось ввести в кровь 70 процентов кислорода.

5. Подводные транспортные туннели

tehnologii-5.jpg

В Норвегии планируют построить первые в мире подводные плавающие мосты на глубине 30 метров под водой с помощью больших труб, достаточно широких для двух полос.

Учитывая сложности перемещения по местности, в Норвегии решили работать над созданием подводных мостов. Ожидается, что проект, на который уже затрачено 25 миллиардов долларов, будет закончен в 2035 году. 

Предстоит еще учесть и другие факторы, например, влияние ветра, волн и сильных течений на мост.

6. Биолюминесцентные деревья

tehnologii-6.jpg

Группа разработчиков решила создать биолюминесцентные деревья с помощью фермента, встречающегося у некоторых медуз и светлячков.

Такие деревья смогут освещать улицы и помогут прохожим лучше видеть ночью. Была уже разработана небольшая версия проекта в форме растения, светящегося в темноте. Следующим шагом станут деревья, освещающие улицы.

7. Сворачивающиеся в рулон телевизоры

tehnologii-7.jpg

Компания LG разработала прототип телевизора, который можно свернуть как рулон бумаги.

Телевизор использует технологию светодиодов на основе полимерной органики, чтобы уменьшить толщину экрана.

Кроме LG, другие крупные производители электроники, такие как Samsung, Sony и Mitsubishi работают над тем, чтобы сделать экраны более гибкими и портативными.

Развитие технологий в будущем

8. Бионическая линза для сверхчеловеческого зрения

tehnologii-8.jpg

Канадский врач собирается проводить клинические тестирования "бионических линз", которые в 3 раза улучшают стопроцентное зрение с помощью 8-минутной безболезненной операции.

Новая линза будет доступна уже к 2017 году, улучшая естественный хрусталик глаза. Во время операции шприц внедряет линзу с физиологическим раствором в глаз, и через 10 секунд сложенная линза распрямляется и располагается над естественным хрусталиком, полностью корректируя зрение.

9. Спрей-одежда

tehnologii-9.jpg

Испанский дизайнер Манел Торрес (Manel Torres) изобрел первую в мире спрей-одежду. Вы можете нанести спрей на любую часть тела, а затем снять его, смыть и снова носить.

Спрей сделан из специальных волокон, смешанных с полимерами, которые придают ткани эластичность и долговечность. Эта технология позволит дизайнерам создавать уникальные предметы одежды с оригинальным дизайном.

10. Портреты, полученные из ДНК

tehnologii-10.jpg

Студентка Хизер Дюи-Хагборг создает 3D портреты из ДНК, найденных на сигаретных окурках и жевательных резинках на улице.

Последовательности ДНК она вводит в компьютерную программу, которая создает облик человека с образца. Обычно в ходе этого процесса выдают 25-летнюю версию человека. Затем модель распечатывают в 3D портреты в натуральную величину.

11. Покупки в виртуальной реальности

tehnologii-11.jpg

Один из таких магазинов был открыт на железнодорожной станции в Южной Корее, где вы можете сделать заказ, сфотографировав штрих-код, и ваши покупки доставят домой.

Сеть магазинов Homeplus установила шесть дверей-экранов с изображениями полок в натуральную величину c товарами, которые вы приобрели бы в супермаркете. Под каждым товаром есть штрих-код, который можно отсканировать и отправить с помощью приложения. 

Читайте также: В Корее открылся первый в мире виртуальный магазин

Вы можете сделать заказ на станции по дороге на работу, и товары доставят к вам домой вечером.

12. Беспилотные автомобили

tehnologii-12.jpg

Ожидается, что к 2020 году появится около 10 миллионов беспилотных автомобилей, что снизит количество смертей на 2500 между 2014 и 2030 годом.

Многие производители автомобилей уже начали внедрять некоторые функции автоматического вождения в производимых автомобилях.

Также есть множество компаний, пытающихся разработать технологии для самоуправляемых автомобилей, как например, Google, объявивший о прототипе беспилотного автомобиля. Полностью автономный автомобиль ожидается к 2019 году.

13. Город под куполом

tehnologii-13.jpg

В Дубае идет строительство торгового центра, называемого "Mall of the World", накрытого выдвижным куполом, который контролирует климат внутри, и снабжает кондиционированием воздуха.

Комплекс займет площадь 4,46 км2 и и будет включать крупный центр красоты и здоровья, культурно-развлекательный район, отели на 20 тысяч номеров и многое друге. Это будет самый крупный торговый центр с закрытым тематическим парком.

14. Искусственные листья, преобразующие углекислый газ и солнечный свет в топливо

tehnologii-14.jpg

Ученые разработали новые солнечные элементы, преобразующие углекислый газ в атмосфере в топливо с помощью Солнца.

Хотя предпринималось немало попыток преобразования углекислого газа во что-то полезное, впервые был разработан реальный метод. В отличие от других технологий, для которых нужны благородные металлы, такие как серебро, этот метод использует материал на основе вольфрама, который в 20 раз дешевле и действует в 1000 раз быстрее.

Эти солнечные элементы используют углекислый газ из атмосферы, чтобы произвести синтетический газ – смесь газообразного водорода и окиси углерода, который можно напрямую сжигать или преобразовывать в углеводородное топливо.

Технологии ближайшего будущего

15. Плазменное силовое поле, защищающее автомобили от несчастных случаев и столкновений

tehnologii-15.jpg

Компания Boeing запатентовали метод создания плазменного поля, быстро нагревая воздух, чтобы быстро поглощать ударные волны.

Силовое поле можно будет генерировать с помощью лазеров или микроволнового излучения. Созданная плазма представляет собой воздух, нагретый до более высокой температуры, чем окружающий воздух, с другой плотностью и составом. Компания считает, что оно сможет отражать и поглощать энергию, генерируемую взрывом, защищая тех, кто находится внутри поля.

Если технологию удастся воплотить в жизнь, это станет революционным развитием в военной области.

16. Плавучие города

tehnologii-16.jpg

Плавающий экополоис, названный Lilypad, был предложен архитектором Винсентом Каллеба (Vincent Callebaut) для будущих климатических беженцев в качестве долговременного решения проблемы повышения уровня моря. Город может вместить 50 000 людей, используя возобновляемые источники энергии.

Читайте также: 10 невероятных проектов городов будущего

Плавающая структура состоит из трех "лепестков" и трех гор, которые окружают искусственную лагуну в центре, собирающую и очищающую воду.

Она использует энергию ветра, Солнца, приливных сил и других альтернативных источников энергии и даже собирает дождевую воду.

17. 3D печать органов для операций по пересадке

tehnologii-17.jpg

Ученые работают над технологией распечатывания жизнеспособных органов, которые можно будет использовать в качестве донорских при операциях.

Технология 3D печати уже претерпела большие изменения. Она использует картриджи, заполненные суспензией из живых клеток, и умным гелем, который придает структуру и создает биологическую ткань. При распечатывании гель охлаждают и вымывают, оставляя только клетки.

Ученые работают над решением сложностей, связанных с созданием органов, которые могли бы имитировать функции нормально выращенных органов в теле человека. Как только эти трудности будут преодолены, людям уже не придется беспокоиться об ожидании доноров.

18. Бионические насекомые

tehnologii-18.jpg

Ученые разрабатывают бионические средства для насекомых, благодаря которым ими можно будет управлять и направлять в труднодоступные места, чтобы найти людей, ставших жертвами землетрясений и других стихийных бедствий.

Например, усики тараканов присоединяют к небольшим радиоприемникам, прикрепленным на спине. Насекомые используют усики, как слепые люди используют трость, чтобы нащупать, что находится перед ними.

Исследователи контролируют движения насекомых, отправляя небольшие электрические импульсы к усикам и направляя их.

19. Вы сможете записывать свои сны

tehnologii-19.jpg

Ученым удалось преобразовать видеоролики YouTube, сканируя визуальные центры мозга человека, который их смотрит. В будущем технология будет достаточно продвинутой, чтобы записывать сны.

Мозг трех членов команды, участвовавших в проекте, сканировали с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии, когда они смотрели видеоклипы на YouTube. Затем исследователи интерпретировали данные с помощью математической модели, которая служила своего рода словарем мозга. Словарь позже воссоздавал то, что видели участники, сканируя случайные клипы и подбирая те, которые соответствовали активизации мозговой активности.

Хотя результат оказался не таким четким, в будущем ученые надеются улучшить технологию.

20. Поиск внеземной жизни в космосе

tehnologii-20.jpg

В Китае завершается строительство самого крупного в мире радиотелескопа "FAST" с рефлектором площадью в 30 футбольных полей, состоящим из 4450 панелей для наблюдения за внеземной жизнью.

Специалисты собирают гигантский телескоп в провинции Гуйчжоу в Китае, который превосходит обсерваторию Аресибо Пуэрто-Рико диаметром 300 метров. У китайского телескопа диаметр - 500 метров и периметр - 1,6 километров, и требуется 40 минут, чтобы обойти его.

Согласно исследователям такой телескоп улучшит наши возможности наблюдения за космосом.

Бонус: Жизнь до 1000 лет

tehnologii-21.jpg

Кембриджский геронтолог Обри де Грей (Aubrey de Grey) считает, что если технологии продолжат развиваться с такой же скоростью, вполне возможно, что уже появился человек, который доживет до 1000 лет.

Исследователь работает над терапией, которая будет убивать клетки, потерявшие способность делиться, позволяя здоровым клеткам размножаться и восстанавливаться. Терапия позволит 60-летним оставаться такими еще 30 лет, пока им не исполнится 90 лет. Процесс будут повторять до 120 или 150 лет и так далее.

Согласно М-ру Грею этот метод может стать жизнеспособным уже в течение 6-8 лет. Так что вполне возможно, что в будущем человек все-таки найдет эликсир вечной молодости.

www.infoniac.ru

«Бросил тряпку в экзаменатора и ушёл». Придумать высшую алгебру и умереть в 20 лет

Удивительная история Эвариста Галуа

Двадцатилетний француз Эварист Галуа конкурировал с самыми прогрессивными мыслителями XIX века. Он решил задачу, над которой три века подряд ломали головы лучшие учёные мира. Тем не менее Галуа не смог окончить школу и получить высшее образование. Он не успел завоевать авторитет коллег и умер в том возрасте, когда только начинают серьёзно заниматься наукой. «Мел» рассказывает историю французского учёного, который за четыре года изучения математики основал современную высшую алгебру.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Эварист Галуа, сын мэра небольшого французского города Бур-ля-Рен, считался одним из самых талантливых и успешных учеников колледжа Луи-ле-Гран — знаменитого учебного заведения, где воспитывались Мольер, Гюго и Делакруа. Юноша поступил в колледж в 1823 году. За всё время обучения он регулярно получал награды за переводы с греческого и похвальные листы по основным предметам, пока не стал заметно утомляться и проявлять меньше интереса к гуманитарным наукам. Преподавателям Эварист объяснил, что давно мечтает поступить в Политехническую школу и всерьёз заняться изучением математики. К тому же именно в этой школе можно было проводить время с республиканцами и обсуждать идеи нового политического строя, который поддерживал юноша.

Эварист Галуа в 15-летнем возрасте (карандашный портрет с натуры)

Галуа два года подряд сдавал вступительные экзамены — обе попытки закончились полным провалом: за практические задания он получал низкие оценки. Учёные из комиссии не могли проследить логику его решений и считали молодого человека слишком непоследовательным. На устном экзамене в Политехническую школу ответ Галуа, по словам самого юноши, сопровождался «сумасшедшим хохотом экзаменаторов». Раздражённый тем, что комиссия не в состоянии понять пропущенные (а для Галуа — очевидные) шаги решения задачи, юноша решил самостоятельно прервать вступительные испытания. Он бросил тряпку в одного из экзаменаторов и ушёл.

На следующий год Галуа удалось поступить в Приготовительную школу, которая готовила будущих учителей и государственных чиновников. Там он смог сконцентрироваться на математике и большую часть времени уделять только этой науке.

«Математика превратила его из послушного ученика в выдающегося», — говорили о Галуа учителя

За четыре года он смог не только пройти всю программу школы, но и самостоятельно изучить те математические области, в которых было гораздо больше ещё не исследованных тем, чем подтверждённых тезисов. Галуа поставил перед собой задачу найти решение алгебраических уравнений в радикалах. И нашёл, несмотря на то, что уже три века подряд лучшие учёные-математики думали над этой проблемой и сошлись во мнении, что задача невыполнима.

Только в 16 лет Галуа впервые стал читать труды по математике, а уже в 20 сделал открытия, которые в будущем позволили ему считаться основателем современной высшей алгебры. «Страсть к математике владеет им. Было бы лучше, если бы его родители согласились, чтобы он занимался только этой наукой. В классе риторики он теряет время и только изводит своих учителей и нарекает на себя наказание», — писали преподаватели Галуа.

Как пресса разрушила жизнь главного вундеркинда XX века

Уже в 1829 году, в 18 лет, он написал работу, которую отправил на рассмотрение комиссии Парижской академии. Однако ответа от учёных Галуа не получил и выбыл из конкурса. Позже выяснилось, что работу не смогли оценить потому, что французский математик Огюстен Луи Коши её где-то затерял. В школе под руководством своего наставника Ришара Галуа подготовил ещё три работы, которые собирался снова представить перед Парижской академией. Рукописи Галуа отправили секретарю Академии Фурье, а тот незадолго до собрания комиссии умер. Труды Галуа и на этот раз таинственно исчезли: нигде среди вещей Фурье не смогли найти ни одной страницы исследования юноши.

Математик Огюстен Луи Коши, потерявший работу Эвариста Галуа

Тем временем Эвариста Галуа исключили из Приготовительной школы за активную поддержку республиканцев и публичные выступления против роялистов, в том числе и против директора школы. На эмоциональное состояние Галуа повлияла и внезапная смерть отца, который покончил с собой из-за конфликтов с местным кюре. Юноша увидел в своих несчастьях результат плохой политической и социальной ориентации в стране. Он стал ещё больше времени проводить с республиканцами и вступил в борьбу за переустройство французских законов. Галуа попадает в национальную гвардию, которую вскоре распустили, поэтому единственным способом добыть деньги на существование остаются частные уроки математики.

Почему математика и приготовление пищи очень похожи

Весной 1832 года Париж готовился к революции и пытался противостоять эпидемии холеры. О смерти двадцатилетнего юноши 30 мая написали короткие заметки некоторые парижские газеты. Он погиб на дуэли, точной причины конфликта никто не знает до сих пор.

«Дорогие друзья, меня вызвали. Я не могу отказаться, не забывайте меня. Ведь судьба не дала мне прожить столько, чтобы моё имя узнала моя родина», — писал Галуа другу накануне дуэли. Выпускника колледжа Луи-ле-Гран, который в то время был больше известен своими политическими выступлениями, а не гениальными математическими открытиями, похоронили на кладбище Монпарнас в общей могиле.

Только через 15 лет после смерти Галуа его труды заинтересовали французских математиков. Его первую работу опубликовали в 1846 году, но она не впечатлила учёных, так как была непонята до конца. Чтобы идеи двадцатилетнего юноши были окончательно приняты как новшество в математической науке, понадобилось ещё сорок лет. Большинство его мыслей вошли в книгу Камиля Жордана «Алгебраические уравнения и теория постановок» в 70-х годах. В работах Галуа и до сих пор остаются гипотезы, которые никто, кроме него, так и не смог доказать.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 интересных фильмов о математике и математиках

Как математика спасла мир (и чуть не уничтожила)

Математика в школе: 9 вещей, которые бесят

mel.fm

6 историй великих учёных, в которых никто не верил

Если ребёнок не такой как все — это не значит, что он неправильный. Возможно, его просто пока никто не понимает. «Мел» собрал шесть историй, из которых ясно, что ребёнок, которого в школе считали необучаемым, может стать великим изобретателем. А признанный вундеркинд — отказаться от науки и пойти работать офисным клерком за 23 доллара в неделю.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Эварист Галуа: как придумать высшую алгебру и умереть в 20 лет

Двадцатилетний француз Эварист Галуа решил задачу, над которой три века подряд ломали головы лучшие учёные мира. Всего за четыре года изучения математики он основал современную высшую алгебру. Тем не менее Галуа не смог окончить школу и получить высшее образование. Он не успел завоевать авторитет коллег и умер в том возрасте, когда только начинают серьёзно заниматься наукой.

Галуа два года подряд сдавал вступительные экзамены — обе попытки закончились полным провалом: за практические задания он получал низкие оценки. Учёные из комиссии не могли проследить логику его решений и считали молодого человека слишком непоследовательным. На устном экзамене в Политехническую школу ответ Галуа, по словам самого юноши, сопровождался «сумасшедшим хохотом экзаменаторов». Раздражённый тем, что комиссия не в состоянии понять пропущенные шаги решения задачи, которые казались ему очевидными, Галуа бросил тряпку в одного из экзаменаторов и ушёл.

Труды Галуа заинтересовали французских математиков только через 15 лет после его смерти. Его первую работу опубликовали в 1846 году, но она не впечатлила учёных, так как была непонята до конца. Чтобы идеи двадцатилетнего юноши были окончательно приняты как новшество в математической науке, понадобилось ещё сорок лет.

Читать дальше


2. Уильям Сайдис: как в 11 лет стать самым молодым студентом в истории Гарварда и всю жизнь прятаться от журналистов

Уильям Джеймс Сайдис был самым известным вундеркиндом начала XX века. Его отец интересовался психопатологией, и, едва научившись говорить, Уильям стал объектом отцовских экспериментов. С раннего возраста Борис учил сына писать и читать, и в 1,5 года малыш уже мог прочитать газету The New York Times. К двум с половиной годам Уильям умел печатать на машинке по-английски и по-французски. В пять лет мальчик мог по памяти воспроизвести все часы отправления поездов по направлениям в сложном железнодорожном расписании.

Он стал самым молодым студентом в истории Гарварда: его приняли в университет в возрасте всего 11 лет. С тех пор он ни шагу не мог ступить без внимания назойливых репортёров. Про него говорили, что уже в 6 лет он знал восемь языков, а его IQ достигал фантастических 250-300 баллов. Но мир так и не дождался от Сайдиса великих открытий: в поисках уединения юноша был вынужден скрываться от прессы, работая на низкооплачиваемых должностях.

Читать дальше


3. Софья Ковалевская: как получить мировое признание и оказаться ненужной в родной стране

Софья Ковалевская получила Борденскую премию Французской Академии наук, через год стала лауреатом премии Стокгольмской академии наук. В 1889 году она стала первой женщиной среди членов-корреспондентов Петербургской Академии наук. Благодаря ей устав Академии наук был пересмотрен, и женщины получили возможность избрания членами-корреспондентами. Но этот жест признания оказался номинальным: в Академии не собирались пускать женщин в науку.

По действовавшим в то время правилам звание академика можно было получить только после смерти кого-либо из действительных членов. Когда скончался вице-президент академии наук, математик Виктор Буняковский, Ковалевская отправилась в Россию в надежде, что её изберут на его место. и она наконец сможет заниматься наукой в собственной стране. Президент академии, великий князь Константин Константинович, радушно принял Ковалевскую, но когда она попросила позволения присутствовать на заседании, сказал, что присутствие женщин не предусмотрено правилами.

Читать дальше


4. Уильям Джонс: как быть математиком-самоучкой, изобрести символ Пи и познакомиться с Ньютоном

Широко распространён миф, что символ Пи ввёл во всеобщее употребление математик Леонард Эйлер. На самом деле этот символ был впервые использован в печати в современном смысле ещё за год до рождения Эйлера. Постоянство отношения длины любой окружности к её диаметру открыли очень давно, во времена, когда у человека только появилось желание измерять. Но обозначение этого отношения, известное сегодня как «Пи», впервые появилось в конспектах математика-самоучки Уильяма Джонса.

Около 1706 года на Джонса впервые обратил внимание Исаак Ньютон, когда Джонс объяснил его методы, применявшиеся в анализе, а также другие математические инновации. В том же 1706 году Джонс впервые использовал символ Пи.

Читать дальше


5. Томас Эдисон: как неспособный к обучению мальчик стал великим изобретателем

Американский изобретатель и бизнесмен Томас Эдисон запатентовал первое своё изобретение, когда ему был всего 21 год. Это был автоматический счётчик голосов. К концу жизни ему принадлежали больше тысячи патентов в США, Великобритании, Германии и Франции. Знай это школьный учитель Эдисона, он бы очень удивился: когда-то он признал маленького Томаса неспособным к обучению ребёнком.

Преподобный Джордж Ингл был очень строгим учителем. Его методика преподавания сводилась к требованию зазубривать уроки и декламировать их перед классом. Если ребёнок делал ошибку, разговаривал или плохо себя вёл, его били плетью или кожаным ремнём.

Томасу часто доставалось, потому что он просто не мог сидеть на одном месте и твердить заученный текст. Он привык самостоятельно все исследовать и считал, что испытание чего-либо на собственном опыте намного лучше, чем изучение того, чего он никогда не видел. Он постоянно отвлекался на занятиях и задавал слишком много вопросов. Учитель не раз осмеивал его непоседливость перед всем классом и как-то раз назвал его трудным ребёнком. После уроков мальчик в слезах бежал домой и умолял маму забрать его из ненавистной школы.

В конце концов Томаса перевели на домашнее обучение. По большому счёту мать его ничему не учила — она лишь искала книги по предметам, которые были интересны ее сыну, и не заставляла его слишком много времени уделять дисциплинам, которые ему не нравились, например, правописанию и арифметике.

Читать дальше


6. Арнольд Зоммерфельд: как номинироваться на Нобелевку 81 раз, но так и не выиграть

Немецкого учёного Арнольда Зоммерфельда номинировали на Нобелевскую премию более 80 раз. Но каждый год комитет находил причину, чтобы отдать награду кому-то другому. Несмотря на собственное невезение, учёному удалось воспитать больше всех нобелевских лауреатов.

Сфера его научных интересов была настолько широкой, что он спокойно мог преподавать и математику, и физику, причём имел право читать лекции не по одному физическому разделу, а сразу по оптике, электродинамике и механике. Однако постоянное балансирование между математикой и физикой понимали не все. В 1902 году Зоммерфельд не смог занять должность профессора теоретической физики Лейпцигского университета, потому что учёные посчитали его более сильным специалистом в точных, а не естественных науках.

Читать дальше​​​​​​

mel.fm

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *