Росстат материнская смертность: Недопустимое название — Русский эксперт

Содержание

Уровень жизни

Уровень жизни

 

Управление статистики уровня жизни и обследований домашних хозяйств

 Доходы, расходы и сбережения населения

Костина
Елена Николаевна
Тел.: +7(495) 632-90-76
E-mail: [email protected]

 

Социальное обеспечение и социальная помощь

Бобкова Наталья Александровна
Тел.: +7(495) 607-31-00 
E-mail: [email protected]

 

 

Овод
Светлана Викторовна
Тел.

: +7(495)632-90-23
E-mail: [email protected]

 

 

Григорьева Елена Анатольевна
Тел.: +7(495)632-90-64

E-mail:[email protected]

 

Распределение доходов населения

Перфильева Анна Игоревна
Тел.:  +7(495) 607-48-41
E-mail: [email protected]

 

Прожиточный минимум

Серова Марина Владимировна
Тел.: +7(495) 632-90-64
E-mail: [email protected]

 

Уровень бедности

Перфильева Анна Игоревна
Тел. :  +7(495) 607-48-41
E-mail: [email protected]

 

Доходы, расходы и условия проживания домашних хозяйств

Львова Елена Николаевна
Тел.: +7(495) 607-22-37
E-mail: [email protected]

 

Микроданные обследования бюджетов домашних хозяйств

Львова Елена Николаевна
Тел.: +7(495) 607-22-37
E-mail: [email protected]

 

Потребительские ожидания

Львова Елена Николаевна
Тел.: +7(495) 607-22-37
E-mail: [email protected]

ru

 

Комплексное наблюдение условий жизни населения

Фатьянова
Людмила Николаевна
Тел.: +7(495) 607-45-17 
E-mail: [email protected]

 

Выборочное наблюдение доходов населения и участия в социальных программах

Малиничева
Марина Михайловна
Тел.:  +7 (495) 632-90-47
E-mail: [email protected]

 

Младенческая и материнская смертность достигли исторического минимума | Статьи

В России снизилась материнская и младенческая смертность, зафиксировал Минздрав. Показатели в прошлом году опустились на 27 и 8,3% соответственно по сравнению с 2016 годом.

Уровень материнской и младенческой смертности стал рекордно низким за всё постсоветское время. Это результат реализации проекта «Технологии и комфорт — матерям и детям», в рамках которого внедрена трехуровневая система оказания медицинской помощи и открыты новые перинатальные центры, считают в Минздраве. 

Младенцы и женщины стали реже умирать во время родов. Об этом «Известиям» сообщили в Минздраве. В 2017 году материнская смертность снизилась на 27% по сравнению с годом ранее. Показатель упал до 7,3 случая на 100 тыс. родившихся живыми. В 1990 году он был выше в 6,5 раза — 47,7 случая. Ежегодное снижение наблюдается с 2009 года, тогда показатели были на уровне 22 случаев на 100 тыс., следует из данных Росстата.

В прошлом году также снизилась младенческая смертность — на 8,3% по сравнению с 2016-м. В 2017-м показатель составил 5,5 случая на 1 тыс. родившихся живыми. Снижение, по данным Росстата, зафиксировано с 2012 года. Тогда показатель был на уровне 8,6 случая.

В 2017 году удалось достичь исторического рекорда по минимальным показателям материнской и младенческой смертности, сообщила главный акушер-гинеколог России Лейла Адамян.

Снижение младенческой смертности продолжается и в 2018 году, отмечено в итоговом докладе Минздрава. В январе показатель составил 5,3 случая на 1 тыс. родившихся живыми. При этом в 52 регионах показатель младенческой смертности соответствует среднероссийскому уровню или не превышает его. В четырех регионах младенцы еще не умирали (в Ненецком и Чукотском автономных округах, Магаданской области, Еврейской автономной области).

ПОДРОБНЕЕ ПО ТЕМЕ

Снижение показателей — результат проекта «Технологии и комфорт — матерям и детям», указано в докладе Минздрава. В рамках проекта во всех регионах внедрена трехуровневая система оказания медицинской помощи женщинам в период беременности, родов, в послеродовом периоде и новорожденным. Суть системы в том, чтобы обеспечить взаимодействие перинатальных центров с другими акушерскими стационарами, а также женскими консультациями. С 2015 года в РФ появилось 22 современных перинатальных центра. В 2018 году появится еще десять учреждений.

В России в прошлом году стали уделять повышенное внимание проблемам рождаемости, отметила Лейла Адамян.

— Помимо строительства новых перинатальных центров, для сохранения жизни ребенка и матери в России стали массово проводить качественные скрининговые исследования и плода, и женщины. Если выявлялись нарушения, то беременную сразу же помещали в специализированные высокотехнологичные современные центры, — пояснила она.

В рамках проекта Минздрава «Технологии и комфорт — матерям и детям» улучшилось качество оказания реанимационной помощи младенцам и роженицам, рассказала председатель Национального родительского комитета Ирина Волынец. Также появились методические рекомендации по оказанию помощи недоношенным.

— В значительной степени на снижение младенческой и материнской смертности повлияло и снижение рождаемости. В прошлом году она достигла минимума за последние 10 лет, — добавила она.

По данным Росстата, в прошлом году уровень рождаемости в России снизился сразу почти на 10,9%. Если в 2016 году отмечался прирост населения на 5,4 тыс. человек, то в 2017 году убыль населения составила 134,4 тыс. человек. Глава Минтруда Максим Топилин прежде заявлял, что для обеспечения роста численности населения уровень рождаемости в стране недостаточен. И ситуация будет ухудшаться, так как число женщин детородного возраста сократится на четверть.

В связи с этим демографическая политика становится приоритетом в социальной сфере. В прошлом году программа материнского капитала была продлена до конца 2021 года. С начала этого года россияне начали получать выплаты за рождение первенца.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Непрямые причины материнской смертности » Акушерство и Гинекология

ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздравсоцразвития России, Москва

Цель исследования. Изучение случаев материнской смерти от непрямых причин для разработки мер профилактики материнских потерь.
Материал и методы. Данные статистики Росстата, Минздравсоцразвития России, информация (пояснительные записки главных акушеров-гинекологов субъектов Российской Федерации к отраслевому годовому отчету по форме № 32 «Сведения о медицинской помощи беременным, роженицам и родильницам»), карты донесения о случаях материнской смерти на 101 летальный исход матерей от непрямых причин в 2010 г. Использованы методы ретроспективного клинико-статистического анализа, экспертизы качества медицинской помощи.
Результаты исследования. В структуре причин материнской смерти на первом месте стоят непрямые причины, среди которых ведущие места занимают болезни системы кровообращения (35,6%), органов дыхания (27,7%), органов пищеварения (8,9%). Удельный вес жительниц городских поселений среди умерших матерей от непрямых причин составил 67,3%, жительниц сельских местностей – 32,7%. Доля преждевременных родов (с 28 нед) была более чем у половины (56,3%) изучаемой группы женщин при частоте в популяции 3,7%; процент кесарева сечения соответственно – 66,7 и 21,0. В учреждениях родовспоможения 1-го уровня скончались 19,8%, межмуниципального уровня – 27,7%, регионального уровня – 45,6%, дома – 6,9% женщин.
Заключение. Из непрямых причин смерти 87,1% (88) входили в перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности. Если бы женщинам с тяжелыми экстрагенитальными заболеваниями в женской консультации были своевременно подобраны контрацептивные средства, а при наступлении беременности решен вопрос о ее прерывании, 67,3% (68) летальных исходов были бы предотвращены.

материнская смертность

экстрагенитальные заболевания

непрямые причины смерти

структура причин

1. Безопасное материнство и статус женщины в обществе // UNFPA. Народонаселение мира в 2008 году. Вопросы культуры, гендерного равенства и прав человека: достижение общего понимания. – Нью-Йорк, США, 2008. – С. 56–59.
2. Берер М. Обеспечение безопасности абортов: вопрос разумной политики и практики общественного здравоохранения // Пробл. репрод. здоровья. – 2008. – Декабрь. – С. 5–21.
3. Сакевич В.И. Материнскую смертность снова пересчитали. http:// demoscope.ru/weekly/2010/0437/ reprod 01.php.
4. Снижение смертности – стратегическое направление демографической политики: Сборник материалов ХV11 (80) сессии Общего собрания Российской академии медицинских наук. – М., 2007.

5. Хусейн Д. Прогресс на пути к повышению безопасности беременности – повод для торжества // Пробл. репрод. здоровья. – 2007. – Т. 15, № 30. – С. 71–74.
6. Что кроется за цифрами. Исследование случаев материнской смерти и осложнений в целях обеспечения безопасной беременности. – Женева, ВОЗ, 2004.
7. Berg C.J.,Callaghan W.M., Syverson С., Henderson Z. Pregnancy-related mortality in the United States, 1998 to 2005 // Obstet. and Gynecol. – 2010. – Vol. 116, № 6. – Р. 1302–1309.
8. Сlark S.L., Belfort M.A., Mankins G.D.V. et al. Variations in the rates of operative in the United States // Am. J. Obstet. Gynecol. – 2007. – Vol. 196. – P. 526–527.
9. Clark S.L., Belfort M.A., Dildy G.A. et al. Maternal death in the 21st century: causes, prevention, and relationship to cesarean delivery // Am. J. Obstet. Gynecol. – 2008. – Vol. 199, № 1. – P. 1–36.
10. Horton R. Countdown to 2015: a report card on maternal, newborn, and child survival // Lancet. – 2008. – Vol. 371, № 9620. – P. 1217–1219.
11. Liu S., Liston R.M., Joseph K.S. et al. Maternal mortality and severe morbidity associated with low-risk planned cesarean delivery versus planned vaginal delivery at term // Сan. Med. Assoc. J. – 2007. – Vol. 176, № 4. – P. 455–460.
12. Trends in Maternal Mortality: 1990 to 2008. Estimates developed by WHO, UNICEF, UNFPA and the World Bank. – World Health Organization, 2010.
13. Weiss J., Smith R.S. Неотложные состояния в акушерстве // ДеЧерни А.Х., Натан Л. Акушерство и гинекология: диагностика и лечение: Пер. с англ.; Под ред. А.Н. Стрижакова. – М.: Медпресс-информ, 2008. – Т. 1. – С. 729–759.
14. The World Health Report 2005. Make every mother and child count. – Geneva, 2005.

Баранов Игорь Иванович, доктор медицинских наук, профессор заведующий организационно-методическим отделом Службы научно-организационного обеспечения ФГБУ «НЦ АГиП им. В.И. Кулакова» Минздравсоцразвития России, [email protected], тел. 8(903)742-53-80; 438-94-92

Токова Зоя Зулкарнаевна, доктор медицинских наук, профессор ведущий научный сотрудник организационно-методического отдела Службы научно-организационного обеспечения ФГБУ «НЦ АГиП им. В.И. Кулакова» Минздравсоцразвития России, тел. 438-77-44

МАТЕРИНСКАЯ СМЕРТНОСТЬ И ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ. УРОВНИ И ТЕНДЕНЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Сенатуллова М.Д., Гоголева М.Н.

Email: [email protected]

Сенатуллова Мария Дмитриевна – студент,

лечебный факультет;

Гоголева Марина Николаевна – кандидат медицинских наук, ассистент,

кафедра общественного здоровья, экономики и управления здравоохранением,

Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова,

г. Санкт-Петербург

Аннотация: в статье рассмотрена проблема охраны материнского здоровья, которая является одним из приоритетных направлений государственной социальной и демографической политики. Проведен анализ показателей материнской смертности и заболеваемости в Российской Федерации. Раскрыты данные об уровне и структуре материнской смертности, а также факторах, влияющих на этот показатель. Подробный анализ динамики изменения показателей материнской смертности и заболеваемости, а также анализ структуры материнской смертности необходимы для разработки актуальных лечебно-профилактических мероприятий в целях предотвращения дальнейших смертельных случаев и улучшения качества медицинской помощи.

Ключевые слова: медико-демографические показатели, здоровье населения, материнская смертность, материнская заболеваемость.

MATERNAL MORTALITY AND INCIDENCE. LEVELS AND TRENDS IN THE RUSSIAN FEDERATION

Senatullova M. D., Gogoleva M.N.

Senatullova Maria Dmitrievna - Student,

FACULTY OF GENERAL MEDICINE;

Gogoleva Marina Nikolaevna - Candidate of Medical Sciences, Assistant,

DEPARTMENT OF PUBLIC HEALTH, ECONOMICS AND HEALTHCARE MANAGEMENT,

NORTH-WESTERN STATE MEDICAL UNIVERSITY NAMED AFTER I.I. MECHNIKOV,

ST. PETERSBURG

Abstract: the article deals with the problem of maternal health protection, which is one of the priority directions of the state social and demographic policy. The analysis of indicators of maternal mortality and morbidity in the Russian Federation is carried out. Disclosed data on the level and structure of maternal mortality, as well as the factors affecting this indicator. A detailed analysis of the dynamics of changes in maternal mortality and morbidity rates, as well as an analysis of the structure of maternal mortality, is necessary to develop relevant treatment and prophylactic measures in order to prevent further deaths and improve the quality of medical care.

Keywords: medical and demographic indicators, population health, maternal mortality, maternal morbidity.

Список литературы / References

  • Агеева Л.И., Александрова Г.А., Зайченко Н.М., Кириллова Г.Н., Леонов С.А., Огрызко Е.В., Титова И.А., Харькова Т.Л., Чумарина В.Ж., Пак Ден Нам. Здравоохранение в России, 2019: Стат.сб./Росстат. М. З-46 2017. 170 с. ISBN 978-5-89476-448-1.
  • Стратегия развития здравоохранения Российской Федерации на долгосрочный период 2015 – 2030 гг.
  • Khan K.S. WHO analysis of causes of maternal death: a systematic review / K. S. Khan, D. Wojdyla, L. Say [et al.] // Lancet, 2006. Vol. 367. № 9516.
  • Pattinson R., Say L., Souza J.P., van den Broek N., Rooney C. on behalf of the WHO Working Group on Maternal Mortality and Morbidity Classifications //WHO maternal death and near-miss classifications Bulletin of the World Health Organization, 2009. Т. 87. С. 734-734.
  • Thaddeus S., Maine D. Too far to walk: maternal mortality in context. Soc Sci Med., 1994. Apr; 38(8):1091–110. doi: http://dx.doi.org/10.1016/0277- 9536(94)90226-7 PMID: 8042057.
  • WHO, UNICEF, UNFPA, World Bank Group and the United Nations Population Division/ Maternal mortality: Levels and trends 2000 to 2017, 2019.

Ссылка для цитирования данной статьи
   

Тип лицензии на данную статью – CC BY 4.0. Это значит, что Вы можете свободно цитировать данную статью на любом носителе и в любом формате при указании авторства.

Электронная версия. Сенатуллова М.Д., Гоголева М.Н. МАТЕРИНСКАЯ СМЕРТНОСТЬ И ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ. УРОВНИ И ТЕНДЕНЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Вестник науки и образования № 24(102), 2020 [Электронныйресурс].URL: http://scientificjournal. ru/images/PDF/2020/102/materinskaya-smertnost-i-za.pdf (Дата обращения:ХХ.ХХ.201Х).

Печатная версия. Сенатуллова М.Д., Гоголева М.Н. МАТЕРИНСКАЯ СМЕРТНОСТЬ И ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ. УРОВНИ И ТЕНДЕНЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ // Вестник науки и образования № 24(102), 2020, C. {см. журнал}.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet         

Детская смертность в России снизилась почти на 10% в 2018 году - Общество

МОСКВА, 24 апреля. /ТАСС/. Смертность детей в Российской Федерации в 2018 году снизилась на 9,9% - с 59,8 случая до 53,9 случая на 100 тыс. человек. Об этом говорится в докладе министра здравоохранения Вероники Скворцовой, представленном в среду на итоговой коллегии ведомства.

"Смертность детей в возрасте 0-17 лет в Российской Федерации в 2018 году по сравнению с 2017 годом снизилась на 9,9% (с 59,8 до 53,9 на 100 тыс. человек соответствующего возраста)", - говорится в итоговом докладе Министерства здравоохранения РФ, который имеется в распоряжении ТАСС, со ссылкой на предварительные данные Росстата.

Доклад также констатирует снижение материнской и младенческой смертности.

"В 2018 году в 44 регионах показатель младенческой смертности ниже среднероссийского показателя. Материнская смертность за 12 месяцев 2018 года по сравнению с аналогичным периодом 2017 года снизилась на 8,2% (с 7,3 до 6,7 на 100 тыс.), умерло меньше на 13,7% (на 17 женщин). В 2018 году в 32 регионах страны случаи материнской смертности не отмечались, еще в 13 регионах, показатель был ниже среднероссийского", - говорится в докладе.

Кроме того, в докладе говорится, что уровень смертности лиц трудоспособного возраста снизился в 2018 году на 0,6% по сравнению с 2017 годом.

"Рост продолжительности жизни связан со снижением смертности лиц трудоспособного возраста. По предварительным данным Росстата, смертность лиц трудоспособного возраста в Российской Федерации в 2018 году по сравнению с 2017 годом снизилась на 0,6% (с 484,5 до 481,6 на 100 тыс. человек). Показатель смертности мужчин трудоспособного возраста снизился на 1,0% (с 735,7 до 728,6 на 100 тыс. человек)", - говорится в докладе.

При этом отмечено снижение смертности от болезней системы кровообращения - на 1,9% (с 584,7 до 573,6 на 100 тыс. населения), новообразований - на 0,1% (с 196,9 до 196,7 на 100 тыс. населения), туберкулеза - на 11,3% (с 6,2 до 5,5 на 100 тыс. населения), болезней органов дыхания - на 1,5% (с 41,3 до 40,7 на 100 тыс. населения) и в дорожно-транспортных происшествиях - на 4,0 % (с 10,1 до 9,7 на 100 тыс. населения).

По словам Скворцовой, в 2018 году в результате диспансеризации более 56% злокачественных новообразований выявлены на первой и второй стадиях, что привело к снижению одногодичной летальности до 22% и повышению пятилетней выживаемости почти до 55%.

Она также отметила, что в 2018 году профилактические осмотры и диспансеризацию прошли почти 62 млн граждан, в том числе 26,7 млн детей.

Расширенное заседание Коллегии Министерства здравоохранения Российской Федерации "Об итогах работы Министерства в 2018 году и задачах на 2019 год" состоялось в среду в Доме правительства Российской Федерации.

Смертность по данным Росстат: официальная статистика

Федеральная служба государственной статистики, коротко Росстат, составляет статистику причин смерти россиян. Данные доступны всем и публикуются на сайте Росстата. В статье дан краткий обзор структуры смертности в РФ.

Официальные показатели

Основные показатели опубликованы в статистическом бюллетене «Естественное движение населения».

Для удобства восприятия рассчитывают относительные значения, на 1000 или на 100000 населения. В России в 2019 году родились 10,9 человека и умерли 12,5 на каждую тысячу. В 2017 году показатели составляли 11,5 и 12,4 человека соответственно. Убыль населения за 2018 год была существенно больше, чем за 2017 год ‒ 224,5 тыс. и 135,8 тыс. человек соответственно.

Самая высокая смертность по субъектам РФ, больше 16 человек на тысячу, зафиксирована в Тверской, Тульской, Ивановской, Новгородской, Псковской областях. Статистика по регионам фиксирует наибольший уровень в Центральном федеральном округе ‒ 12,9 человек.

Причины смерти людей тоже являются предметом исследований статистиков. В сводке болезни системы кровообращения находятся на первом месте ‒ 46,8% всех случаев. На втором месте новообразования ‒ 16,3%. Гибель от внешних причин зарегистрирована в 7,9% случаев.

По возрасту

Статистика по возрастам имеет несколько любопытных моментов. В 2018 году умерло 203,7 тысяч человек в возрасте 65-69 лет. Умерших в возрасте 70-74 лет на четверть меньше ‒ 145,3 тыс., а в возрасте 75-79 лет число умерших возросло до 230,7 тыс. Объясняется это просто: 75-летние люди ‒ «дети войны», которых численно меньше, чем участников других возрастных групп.

Дети и подростки до 20 лет чаще всего умирают от рака. Самые распространенные причины смертей людей от 20 до 40 лет зарегистрированы от инфекционных болезней и болезней кровообращения. Люди старше 40 умирают главным образом от болезней системы кровообращения. Больше всего умерло граждан в возрасте 85 и более лет ‒ 359,6 тыс.

Отдельной графой считается смертность трудоспособного населения. Каждый год около 400 тысяч человек умирают, не дожив до пенсии. Больше трех четвертей умерших трудоспособных россиян ‒ мужчины.

Сейчас средняя продолжительность жизни, или средний возраст смерти, составляет 72 года. В России имеет место дифференциальная смертность: мужчины живут в среднем 68,5 лет и 78,5 лет живут женщины. Гендерная разница в продолжительности жизни существовала не всегда, она появилась лишь в ⅩⅠⅩ веке. Сейчас дифференциальная продолжительность жизни характерна для многих стран.

По годам

Анализ демографической статистики дается сравнительно с прошлым годом, чтобы максимально быстро реагировать на глобальные изменения. На момент написания статьи в полном объеме доступна статистика за 2018 год.

Соответственно, сравнения делают с 2018 годом. За год убыль населения выросла со 135,8 тыс. до 224,6 тыс. человек. Общий показатель на 1000 человек вырос с 12,4 до 12,5.

Основные причины

Главная причина смертей россиян ‒ различные болезни. От старости умирают лишь 5 % населения, от внешних причин 7,9 % в частности от несчастных случаев на транспорте 1 %, из них смертей в ДТП 0,8 %.

Естественные

Основными естественными причинами смерти являются болезни кровообращения, органов дыхания, пищеварения, инфекционные болезни, онкологические заболевания и т.д., а также старость. В 2018 году по естественным причинам умерли 89,6% россиян.

В ДТП

Согласно Росстату в дорожно-транспортных происшествиях в 2018 году погибли 14302 человека. Девять тысяч человек погибли в автокатастрофах. Четыре тысячи погибших в ДТП были пешеходами, а остальные 1227 случаев относятся к гибели мотоциклистов и велосипедистов. Погибших мотоциклистов в статистике по ДПТ меньше, чем автомобилистов, однако автомобильный транспорт безопаснее. Статистика смертей на дорогах России это не отражает, поскольку автомобилистов численно больше.

По данным ГИБДД смертность в ДТП в 2018 году снизилась по сравнению с предыдущим годом на 5 %. Кроме того, в течение многих лет снижается общее число происшествий на дорогах. Гибель в ДТП сокращается из-за уменьшения потребления алкоголя, ужесточения наказаний за нарушение ПДД, появления видеорегистраторов, повышения качества автопарка. Однако смертность на дорогах в нашей стране по сравнению с Катаем, США и Европой остается высокой. Очевидно, правительству и дальше следует принимать меры снижению числа ДТП.

От болезней

Чаще всего в 2018 году россияне умирали от болезней кровообращения. Росстат подразделяет статистику по кровообращению на ишемические болезни сердца ‒ 28,4 % и цереброваскулярные болезни (в том числе инсульт) ‒ 14,4 % всех смертей.

Смертность от рака в России находится на втором месте ‒ 16,6 % или 203 человека на 100000 населения. Этот показатель вырос по сравнению с предыдущим годом. В 2016 году от рака умерли 200,6 человек на 100000 населения.

За последние 10 лет заболеваемость россиян раком выросла на 23,7 %. Медики объясняют прирост показателя «старением» населения. В течение жизни до 75 лет риск развития рака у женщин составляет 23,4 %, у мужчин ‒ 30,3%. Женщины чаще всего страдают от рака молочной железы ‒ 20,6 % онкологических заболеваний, а мужчины от рака трахеи, бронхов и легкого ‒ 16,9 %.

Пневмония является распространенной причиной смерти. От пневмонии в 2018 году умерло девятнадцать тысяч человек. Смертность от пневмонии составляет около 1 %.

А вот вероятность умереть от кори ничтожно мала. В 2018 году от кори умер 1 человек. Среди вирусных заболеваний высокой летальностью отличаются гепатиты. От ветрянки у взрослых нельзя умереть, по крайней мере, статистика это не фиксирует.

Высок показатель от туберкулеза ‒ 0,5 %, или 8,6 тысяч человек в 2018 году. Смертность от туберкулеза в России за последние годы регулярно снижается.

Посмотреть диаграмму по причинам можно здесь:

От алкоголя

Статистика смертности от алкоголя ведется Росстатом весьма подробно.

Смерти от алкоголя в России составляют 1,85 % всех случаев. Статистика подразделяет летальные исходы на интоксикацию алкоголем, пагубное употребление, алкогольные психозы. От алкоголя россияне умирают в два раза чаще, чем в ДТП. Примечательно, что гибели от алкоголя одинаково подвержены городские и сельские жители.

Прочее

Статистику смертности от наркотиков в России также ведет Росстат. В 2018 году от наркотиков погибло больше четырех тысяч человек в основном в результате случайных отравлений, а не наркозависимости. Согласно статистике систематическим употреблением вызвана 1/27 часть наркотических смертей.

Учет случаев от домашнего насилия отсутствует, поскольку для этого нет законодательной базы. По неподтвержденным данным от домашнего насилия в России погибает от 10 до 14 тысяч женщин. Статистика по домашнему насилию появится только спустя год после принятия закона о домашнем насилии.

Статистики смертности от курения формально нет, поскольку она ведется по болезням в качестве причин, а непосредственно от курения люди не умирают. Но врачи считают, что до половины курящих людей умирают от болезней, связанных с курением.

В результате самоубийств в России за 2018 год умерли 18,2 тыс. человек и 20,2 тыс. за 2017 год. Суициды составляют 1 %. Статистика смерти от прививок не ведется, так как это единичные случаи. Обычно негативные последствия прививки проявляются лишь в ухудшении здоровья.

Статистику смертности в армии России ведет Министерство обороны, а не Росстат. Минобороны не публикует данные о потерях в армии с 2010 года.

Детская и младенческая

Статистика гибели детей ведется в перинатальном, младенческом и детском периоде. Перинатальная или околородовая смерть включает гибель плодов начиная с 22-й недели беременности и новорожденных в течение первой недели жизни. В 2018 году этот показатель составил 4,9 на 1000 рождений.

Коэффициент младенческой смертности в России вычисляется по формуле Ратса и выражает соотношение рождений и смертей младенцев:

  • М1 – число умерших младенцев до года,
  • М-1 – число умерших младенцев до года из родившихся в предыдущем году,
  • N1 – число рожденных,
  • N-1 – число рожденных в предыдущем году.

Коэффициент младенческой смертности в России в 2018 году составил 5,1. Значение этого показателя больше прочих коэффициентов зависит от состояния медицины. Самый низкий показатель в Европе имеет Исландия ‒ 1,6. Россия занимает 49 место в мировом рейтинге стран.

Статистика детских смертей ведется для малышей возраста 1-4 лет. В России детская смертность в 3,5 раза меньше, чем младенческая. Основными причинами гибели детей являются инфекционные болезни и новообразования.

Материнская смертность в России рассчитывается на 100000 родившихся и составляет 9,1 за 2018 год. В роддомах Москвы показатель выше среднего ‒ 13,6. Молодые матери главным образом умирают от родов и осложнений после них, поэтому статистика смертности при родах совпадает с материнской.

Коэффициент и динамика показателей

Общий коэффициент смертности зависит от благосостояния населения, качества здравоохранения и возрастной структуры населения. Динамика показателей представлена на графике.

Высокой показатель в 90-е годы эксперты объясняют увеличением доли пожилых людей в структуре населения и ухудшением экономической обстановки. Рост наблюдался в первой половине 2018 года на 1,6 %. Причина нового увеличения показателя по оценке экспертов только экономическая.

Прогноз

Демографические прогнозы, как правило, делаются для численности населения. Росстат составляет прогноз в трех вариантах.

В среднем прогнозе численность россиян уменьшится до 143 млн. человек к 2035 году, в пессимистическом варианте сократится до 134 млн.

По оценкам Росстата за 2021 год число умерших сократилось на 113 тысяч человек по сравнению с предыдущим годом.

Заключение

Убыль населения ‒ одна из самых серьезных проблем в современной России. Правительство пытается решить ее двумя путями: сокращением смертей и увеличением рождений. Сокращение смертей достигается методами профилактики болезней системы кровообращения, снижением детских смертей и дорожно-транспортных происшествий. Положительные результаты есть, но какова эффективность мер ‒ спорный вопрос. Российские показатели смертности занимают промежуточное положение между развитыми и развивающимися странами.

Официальный интернет-портал Республики Карелия

All news

 Press secretary of the Head of the Republic of Karelia

 Управление пресс-службы Главы Республики Карелия

    Администрация Главы Республики Карелия

 Пресс-служба Полномочного представителя Президента РФ в СЗФО

    Аппарат Главного федерального инспектора в РК

 Новости органов государственной власти РК

    Министерство здравоохранения Республики Карелия

    Министерство культуры Республики Карелия

    Министерство образования и спорта Республики Карелия

         Карельский филиал РАНХиГС

         Петрозаводский государственный университет

    Министерство природных ресурсов и экологии Республики Карелия

    Министерство сельского и рыбного хозяйства Республики Карелия

    Министерство социальной защиты Республики Карелия

    Министерство финансов Республики Карелия

    Министерство экономического развития и промышленности Республики Карелия

    Министерство национальной и региональной политики Республики Карелия

    Министерство строительства, жилищно-коммунального хозяйства и энергетики Республики Карелия

    Министерство по дорожному хозяйству, транспорту и связи Республики Карелия

    Министерство имущественных и земельных отношений Республики Карелия

    Государственный комитет Республики Карелия по обеспечению жизнедеятельности и безопасности населения

    Государственный комитет Республики Карелия по строительному, жилищному и дорожному надзору

    Государственный комитет Республики Карелия по ценам и тарифам

    Управление по охране объектов культурного наследия Республики Карелия

    Управление Республики Карелия по обеспечению деятельности мировых судей

    Управление записи актов гражданского состояния Республики Карелия

    Управление труда и занятости Республики Карелия

    Управление по туризму Республики Карелия

  Антитеррористическая комиссия в Республике Карелия

  Постоянное представительство Республики Карелия при Президенте РФ в Москве

  Пресс-служба Правительства Республики Карелия

  Пресс-служба Совета Федерации Федерального Собрания РФ

  Пресс-служба УФСБ России по Республике Карелия

 Segezha Group

 Администрация Прионежского муниципального района

 Администрация Пудожского муниципального района

 АНО «Агентство стратегических инициатив»

 АНО «Россия – страна возможностей»

 АО "Корпорация развития Республики Карелия"

 АО «Карельский окатыш»

 АО «Прионежская сетевая компания»

 Аппарат Уполномоченного по правам человека в Республике Карелия

 Военный комиссариат Республики Карелия

 Государственная корпорация развития «ВЭБ. РФ»

 Детский благотворительный фонд «ОТКРЫТЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ»

 Информационный туристский центр РК

 Кадастровая палата по Республике Карелия

 Карелиястат

 Карельская таможня

 Карельский филиал компании «Россети Северо-Запад»

 Карельский филиал ПАО «Ростелеком»

 Карельский филиал РАНХиГС

 Карельский центр развития добровольчества

 Карельское региональное отделение ВОО "Молодая Гвардия Единой России"

 Корпорация развития Республики Карелия

 Макрорегиональный филиал «Северо-Запад» ПАО «Ростелеком»

 Министерство внутренних дел по Республике Карелия

 Министерство экономического развития РФ

 Общественная палата Республики Карелия

 Октябрьская железная дорога – филиал ОАО «РЖД»

 ООО «Автоспецтранс»

 Оперативный штаб Правительства РК по борьбе с коронавирусом

 Организационный комитет конкурса «Лидеры Карелии»

 Оргкомитет Всемирного Фестиваля уличного кино

 Оргкомитет Всероссийского конкурса «Лидеры России»

 Отделение – Национальный банк по Республике Карелия Северо-Западного главного управления Центрального банка РФ

 Пограничное управление ФСБ России по Республике Карелия

 Пресс-служба УФПС Республики Карелия - филиала АО «Почта России»

 Пресс-служба Администрации Кондопожского муниципального района

 Пресс-служба Администрации Петрозаводского городского округа

 Пресс-служба АНО «Россия – страна возможностей»

 Пресс-служба аппарата Совета Безопасности Российской Федерации

 Пресс-служба Главного управления МЧС России по Республике Карелия

 Пресс-служба Молодежного Правительства Республики Карелия

 Пресс-служба Московского подворья Валаамского монастыря

 Пресс-служба музея-заповедника «Кижи»

 Пресс-служба Национального парка «Водлозерский»

 Пресс-служба Общероссийского народного фронта в Карелии

 Пресс-служба Отделения ПФР по Республике Карелия

 Пресс-служба ПетрГУ

 Пресс-служба УФСБ России по Республике Карелия

 Пресс-служба филиала МРСК Северо-Запада «Карелэнерго»

 Пресс-центр Администрации Петрозаводского городского округа

 Пресс-центр администрации Прионежского района

 Пресс-центр Карельского землячества в Москве

 Рабочие органы

    Комиссия по вопросам помилования на территории Республики Карелия

 Региональное отделение ДОСААФ России Республики Карелия

 Региональное отделение Фонда социального страхования РФ по РК

 Редакция журнала "Север"

 Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ)

 Сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера

 Стратегическое партнерство «Северо-Запад»

 Строительная компания «КСМ»

 Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Республике Карелия

 Уполномоченный по правам ребенка в Республике Карелия

 Уполномоченный по правам человека в Республике Карелия

 Управление Минюста России по Республике Карелия

 ​Управление Минюста России по Республике Карелия

 Управление Роскомнадзора по Республике Карелия

 Управление Роспотребнадзора по Республике Карелия

 Управление Росреестра по Республике Карелия

 Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Карелия

 УФНС России по Республике Карелия

 УФПС Республики Карелия - филиала АО «Почта России»

 ФАУ «Главгосэкспертиза России»

 ФГБПОУ «Государственное училище (техникум) олимпийского резерва в г. Кондопоге»

 ФГБУ "ЦЖКУ" Минобороны России

 ФАУ «Главгосэкспертиза России»

 ФГБУК «Музей Победы»

 Филиал АО «АЭМ-технологии» «Петрозаводскмаш» в Петрозаводске

 Филиал РТРС «Радиотелевизионный передающий центр Республики Карелия»

 ФКУ Упрдор «Кола»

 Фонд содействия реформированию ЖКХ

 Центральная избирательная комиссия Республики Карелия

 ЦУР Республики Карелия

Факторы риска перинатальной смертности в Мурманской области, Россия: исследование на основе регистров

Glob Health Action. 2017; 10 (1): 1270536.

, а , б , * , б , c , d , е , а , ж , грамм , а , час , а , б и а

Анна А. Усынина

a Департамент общественной медицины, Факультет медицинских наук , UiT Арктический университет Норвегии , Тромсё, Норвегия

b Международная школа общественного здравоохранения , Северный Государственный медицинский университет , Архангельск, Россия

Андрей М.

Гржибовски

b Международная школа общественного здравоохранения , Северный государственный медицинский университет , Архангельск, Россия

c Кафедра профилактической медицины , Международный казахско-турецкий университет , Туркестан, Казахстан

d Департамент международного общественного здравоохранения , Норвежский институт общественного здравоохранения , Осло, Норвегия

e Департамент общественного здравоохранения, гигиены и биоэтики, Институт медицины , Северо-Восточный федеральный университет , Якутск , Россия

Александра Креттек

a Кафедра общественной медицины, Факультет медицинских наук , UiT Арктический университет Норвегии , Тромсё, Норвегия

f Кафедра биомедицины и общественного здравоохранения, Школа Здравоохранение и образование , University of Skövde , Skövde, Швеция

g Отделение внутренней медицины и клинического питания, Институт медицины , Академия Сальгренска при Гётеборгском университете , Гётеборг, Швеция

Йон Эйвинд Одланд

a Департамент общественной медицины , Факультет медицинских наук , UiT Арктический университет Норвегии , Тромсё, Норвегия

h Департамент общественного здравоохранения, Факультет медицинских наук , Университет Претории , Претория, Южная Африка

Александр V .

Кудрявцев

a Кафедра общественной медицины, Факультет медицинских наук , UiT Арктический университет Норвегии , Тромсе, Норвегия

b Международная школа общественного здравоохранения , Северный государственный медицинский университет , Архангельск, Россия

Эрик Эйк Анда

a Кафедра общественной медицины, факультет медицинских наук , UiT Арктический университет Норвегии , Тромсё, Норвегия

a Кафедра общественной медицины, факультет Науки о здоровье , UiT Арктический университет Норвегии , Тромсё, Норвегия

b Международная школа общественного здравоохранения , Северный государственный медицинский университет , Архангельск, Россия

c Кафедра профилактической медицины , Международный казахско-турецкий университет , Туркестан, Казахстан an

d Департамент международного общественного здравоохранения , Норвежский институт общественного здравоохранения , Осло, Норвегия

e Департамент общественного здравоохранения, гигиены и биоэтики, Институт медицины , Северо-Восточный федеральный Университет , Якутск, Россия

f Кафедра биомедицины и общественного здравоохранения, Школа здравоохранения и образования , University of Skövde , Skövde, Sweden

g Кафедра внутренней медицины и клинического питания, Институт of Medicine , Sahlgrenska Academy at Gothenburg University , Gothenburg, Sweden

h Department of Public Health, Faculty of Health Sciences , University of Pretoria , Pretoria, South Africa

КОНТАКТЫ Анна А. Усынина [email protected], Департамент общественной медицины, Факультет медицинских наук , UiT Арктический университет Норвегии , Тромсё 9037 , Норвегия

Поступила в редакцию 3 июня 2016 г .; Принято 1 декабря 2016 г.

Copyright © 2017 Автор (ы). Опубликовано Informa UK Limited под торговой маркой Taylor & Francis Group. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0 /), который разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы. Эта статья цитируется в других статьях PMC.

РЕФЕРАТ

Справочная информация: Факторы, способствующие перинатальной смертности (ПМ) на Северо-Западе России, остаются неясными. В этом исследовании изучалась возможная связь между отдельными характеристиками матери и плода и ПМ на основе данных популяционного регистра рождаемости Мурманской области.

Цель: В этом исследовании изучались возможные связи между выбранными характеристиками матери и плода и PM на основе данных популяционного регистра рождаемости Мурманской области.

Методы : Исследуемая популяция состояла из всех живорожденных и мертворожденных, зарегистрированных в регистре рождений Мурманской области в 2006–2011 гг. (N = 52 806). Мы исключили многоплодные роды, роды до 22 и после 45 полных недель беременности, младенцев с врожденными пороками развития и рождения с отсутствующей информацией о гестационном возрасте (всего n = 3666) и / или исследуемых характеристиках (n = 2356). Возможные связи между социально-демографическими характеристиками и характеристиками образа жизни матери, характеристиками матери до беременности, характеристиками беременности и PM были изучены с помощью многомерной логистической регрессии.Были рассчитаны грубые и скорректированные отношения шансов с 95% доверительным интервалом.

Результаты : Из 49 140 рождений, подходящих для анализа распространенности, 338 были определены как перинатальные смерти (6,9 на 1000 рождений). После корректировки на другие факторы низкий уровень образования матери, предшествующие преждевременные роды, самопроизвольные или искусственные аборты, дородовое кровотечение, антенатально обнаруженная или подозреваемая задержка роста плода и злоупотребление алкоголем во время беременности - все это значительно увеличивало риск ПМ.Мы наблюдали более высокий риск ПМ у незамужних женщин, а также у матерей с избыточным весом или ожирением. Недостаточный вес матери снижает риск PM.

Выводы : Наши результаты показывают, что как социальные, так и медицинские факторы являются важными коррелятами перинатальной смертности на Северо-Западе России.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Регистр рождений, Северо-Запад России, перинатальная смерть

Общие сведения

Перинатальная смертность (ПМ) является важным показателем состояния здоровья населения.Ежегодно во всем мире происходит 6,3 миллиона перинатальных смертей, причем эти цифры значительно различаются между странами [1]. Международные сравнения затруднены, поскольку страны применяют разные определения PM. В 2000 г. PM варьировался от 111 на 1000 рождений в Мавритании до 4 на 1000 рождений в Чешской Республике и Сингапуре [1]; это различие частично отражает реальные различия в PM, но также зависит от используемых определений [2].

До 2012 г. в России ПМ определялась как смерть от 28 полных недель беременности до 7 полных дней после родов.Согласно этому определению, PM в России постепенно снизился с 17,9 на 1000 рождений в 1990 г. до 7,4 на 1000 рождений в 2010 г. [3]. Исследование регистратуры на базе больниц на Северо-Западе России продемонстрировало снижение PM с 38,2 на 1000 рождений в 1987 году до 5,4 на 1000 рождений в 1996 году [4]. В 2012 году Россия приняла определение ТЧ, данное Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ); то есть количество смертей плодов с массой ≥ 500 г (или рожденных на 22 полных неделях беременности с неизвестной массой при рождении [BW]) и новорожденных в срок до 7 полных дней после родов на 1000 рождений [5]. Таким образом, национальная статистика с 2012 года сообщает обо всех мертворождениях после 22 недель беременности и о ранних неонатальных смертях (живорожденные дети, умершие в течение 7 постнатальных дней). После принятия определения ВОЗ PM в России увеличился с 7,2 на 1000 рождений в 2011 году до 10,0 на 1000 рождений в 2012 году [3]. Имеющиеся данные демонстрируют тенденцию к снижению PM в Мурманской области с 8,8 [6] до 6,3 [7] на 1000 рождений в 2005 и 2011 годах, соответственно.

Социально-демографические факторы, общее состояние здоровья, а также доступность и качество медицинской помощи связаны с исходами беременности, но влияние этих факторов на ПМ варьируется внутри страны и между странами [1].Незамужние женщины, а также женщины с более низким уровнем образования имеют больший риск неблагоприятных исходов беременности [8,9]. Связь между преклонным возрастом матери и риском PM остается неопределенной; некоторые исследования предполагают, что PM увеличивается с возрастом матери [10,11], в то время как другие не сообщают о такой связи [12]. Более того, курение сигарет и чрезмерное употребление алкоголя ассоциируются с мертворождением [13,14]; ожирение, артериальная гипертензия и ранее существовавший сахарный диабет 1 и 2 типа являются установленными факторами риска ПМ [15–17].Дородовое кровотечение неизвестного происхождения увеличивает риск ПМ [18]. Задержка роста плода (FGR) связана с более высоким риском PM [19,20]. Более того, исходы предыдущих беременностей могут повлиять на исход индексной беременности; например, мертворождение в анамнезе увеличивает риск мертворождения [21].

Несмотря на большое количество исследований детерминант PM в странах с высоким, низким и средним уровнем доходов [9,22–28], данные из России ограничены. Кроме того, остается неясным вклад различных факторов риска в ПМ на Северо-Западе России.Таким образом, целью данного исследования было изучить возможные связи между выбранными факторами риска и ПМ с использованием данных из первого российского регистра рождений - Мурманского областного регистра родов (Мурманский областной регистр рождений).

Методы

Дизайн исследования и источник данных

Мы провели исследование на основе реестра с данными популяционного MCBR. Мурманская область расположена на северо-западе России, в 2015 году ее население составляло 766 281 человек [29]. MCBR включает данные обо всех живорожденных и мертворожденных с 22 недели беременности в Мурманской области с момента начала регистрации 1 января 2006 года.Охват 98,9% [30]. Стандартная форма заполняется для каждого рождения и содержит информацию о социально-демографических характеристиках и образе жизни, репродуктивном анамнезе, осложнениях беременности, а также характеристиках родов и раннего неонатального периода [28,30].

Исследуемая популяция

Исследуемая популяция состояла из всех живорожденных и мертворожденных, зарегистрированных в MCBR в период с 1 января 2006 г. по 31 декабря 2011 г. (n = 52 806). Мы исключили многоплодные роды (n = 457) и роды до 22 и после 45 полных недель (<154 и> 315 дней) беременности (n = 1202) (). Чтобы изучить потенциально предотвратимые факторы риска, мы применили подход, который ранее использовался в других исследованиях [19,31–33], и поэтому исключили младенцев с врожденными пороками развития (n = 1471). Гестационный возраст (GA) определялся на основании последней менструации (LMP). Если LMP отсутствовала (n = 1251), мы рассчитали GA на основании первого ультразвукового исследования. Женщины, у которых отсутствовала информация о LMP и первом УЗИ (n = 536), были исключены из исследования. В общей сложности 49 140 рождений соответствовали критериям анализа распространенности.Те рождения, у которых отсутствовала информация об исследуемых характеристиках (n = 2356), были исключены из дальнейшего анализа факторов риска ().

Блок-схема процедуры отбора проб.

Примечания: На рисунке показано количество рождений, зарегистрированных в Мурманском областном регистре рождений в 2006–2011 гг., А также количество рождений, соответствующих критериям данного исследования. ГКБР: Мурманский областной регистр рождений, ГА: гестационный возраст.

Измерение переменных

Мы использовали определение PM для PM, т.е.е. все случаи смерти, произошедшие с 22 недель беременности до 7 полных дней после родов, на 1000 родов [5]. Данные были собраны из MCBR по социально-демографическим характеристикам и характеристикам образа жизни, характеристикам матери до беременности и характеристикам материнской беременности. Социально-демографические характеристики матери включали возраст матери на момент родов (<18, 18–34, ≥ 35 лет), уровень образования матери (начальное / начальное, среднее, профессионально-техническое и университетское), семейное положение (замужем, сожительство и одиночество, в том числе разведенные / разлученные), курение во время беременности и свидетельства злоупотребления алкоголем во время беременности (код F10 по МКБ [Международная классификация болезней] 10).

Характеристики матери до беременности включали в себя паритет, предшествующую перинатальную смерть, предшествующие преждевременные роды (т.е. произошедшие до 37 полных недель гестации), предшествующие самопроизвольные аборты (от 0 до 22 недель), искусственные аборты и наличие преждевременного сахарного диабета. тип 1 или 2. Предыдущие перинатальные смерти, предыдущие преждевременные роды и предыдущие самопроизвольные и искусственные аборты были введены как дихотомические переменные (да, нет). Сахарный диабет 1 и 2 типа до беременности были объединены в одну дихотомическую переменную.

Характеристики материнской беременности включали несколько дихотомических переменных: дородовое кровотечение, преэклампсия / эклампсия, чрезмерная прибавка в весе (код O26.0 по МКБ 10) и антенатально обнаруженная или подозреваемая FGR (код ICD 10 O 36.5). Индекс массы тела на ранних сроках беременности (ИМТ) рассчитывался при первом дородовом посещении как отношение веса в кг к росту в м. 2 (недостаточный вес: <18,5 кг / м 2 , нормальный вес: 18,5–24,9 кг / м). м 2 , избыточный вес и ожирение: ≥ 25.0 кг / м 2 ).

Статистический анализ

Мы использовали бинарную логистическую регрессию для оценки связи между вышеупомянутыми переменными и PM. Мы проанализировали данные как поперечные сечения, так как никаких дополнительных измерений с течением времени не проводилось. Справочные категории были взяты из ранее опубликованных исследований [8,9]. Мы также провели тесты хи-квадрат, чтобы оценить различия в распространенности изучаемых факторов между группой PM и группой без PM. Только переменные, связанные с исходом при p ≤ 0.2 были включены в модель в многопараметрический анализ с вводным методом ввода данных. Мы изучили взаимодействие между материнским курением и антенатально выявленными / предполагаемыми ЛГР, между злоупотреблением алкоголем и антенатально выявленными / предполагаемыми ЛГР, а также между курением и потреблением алкоголя. Между исследуемыми независимыми переменными не было обнаружено значимых взаимодействий. Мы рассчитали грубые и скорректированные отношения шансов (OR) с 95% доверительным интервалом (CI). Учитывая низкую распространенность результата, OR, рассчитанные с помощью логистической регрессии, могут служить косвенными оценками относительных рисков.Все статистические анализы были выполнены с использованием программного обеспечения SPSS v.23.0 (IBM Corp., 2015).

Результаты

Общий PM составил 8,8 на 1000 рождений, что означает, что среди исследуемой популяции произошло 466 смертей (n = 52 806). После применения критериев исключения было зарегистрировано 338 перинатальных смертей среди 49 140 новорожденных, подходящих для анализа распространенности, что дает PM 6,9 на 1000 рождений.

Двумерные ассоциации между выбранными характеристиками матери и плода и PM представлены в -.

Таблица 1.

Двумерный анализ материнских социально-демографических характеристик как факторов риска перинатальной смертности, MCBR, Россия, 2006–2011.

53 53 53 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 3 9034
Характеристики Неслучайные случаи N = 48,802
Случаи перинатальной смертности N = 338
Необработанные OR 95% CI % p -значение *
N %
Возраст на момент доставки, лет 0.001
<18 682 1,4 9 2,7 2,05 1,05–4,00
18–34 43,771 89349 18–34 43,771 89349 18–34 43,771 89349 1,0
≥ 35 4,290 8,8 46 13,6 1,66 1,22–2,28
<0.001
Отсутствует или первичный 1,618 3,4 24 7,2 2,74 1,74–4,32
15,278 1,5 1,19–2,05
Профессиональное 15,312 31,7 93 27,9 1,12 0,84–1,51 87 26,1 1,0
Семейное положение 14,5 1,84 1,35–2,52
В браке 35,770 73,4 201 59.5 1,0
Сожительство 8,227 16,9 88 26,0 1,90 1,48–2,45 9034 9034 9034 9034 <0,001
Нет 39,125 81,6 242 73,8 1,0
86 26,2 1,58 1,23–2,03
Свидетельства злоупотребления алкоголем a 48,441 99,7 330 98,5 1,0
Да 166 0,3 5 1.5 4,42 1,80–10,83

Таблица 3.

Двумерный анализ характеристик материнской беременности как факторов риска перинатальной смертности, MCBR, Россия, 2006–2011 гг.

53 53 53 5) 9 9034 9034 2 9034 доношенных и 5,9% доношенных детей среди 49 140 новорожденных, подходящих для анализа распространенности. Крайне недоношенные (<28 недель), очень недоношенные (28–31 неделя) и умеренно-поздние недоношенные (32–36 недель) дети составляли 1.0, 0,4 и 6,1% соответственно. В нашей исследуемой популяции наибольшая доля младенцев (85,1%) родилась с массой тела 2 500–3 999 г. Младенцы с крайне низким BW (<1000 г), очень низким BW (1000–1 499 г) и низким BW (1500–2499 г) составили 0,4, 0,4 и 3,8%, соответственно. Наблюдаемая распространенность тяжелых детей (4000 г и более) составляла 10,3%. Наибольшая доля ПМ (36,7%) была у младенцев, родившихся на сроке гестации 22–27 недель. Распределение PM у младенцев, родившихся на сроках 28–31, 32–36, 37–41 и 42+ недель, составляло 4.7, 21,6, 33,4 и 3,6% соответственно.

Средний BW и стандартное отклонение (SD) в группе без PM составили 3 383 (513) г. В группе PM средний BW (SD) составил 1958 (1164) г. Медиана ГА с межквартильным размахом для групп с ПМ и без него составила 238 (192–275) и 279 (272–285) дней соответственно.

Социально-демографические характеристики матерей

Матери с самым низким уровнем образования чаще сталкивались с ПМ по сравнению с матерями с высшим образованием ().При двумерном анализе риск PM был на 66% выше у женщин в возрасте ≥ 35 лет по сравнению с женщинами в возрасте 18–34 лет; Одинокие и сожительствующие женщины имеют повышенный риск ПМ по сравнению с замужними женщинами. Курильщики и лица, злоупотребляющие алкоголем во время беременности, также подвергались более высокому риску PM. После учета других характеристик в многофакторном анализе, одинокие матери и матери, проживающие совместно, женщины с признаками злоупотребления алкоголем, а также матери с самым низким уровнем образования продолжали демонстрировать более высокий риск PM ().

Таблица 4.

Многопараметрический анализ факторов риска перинатальной смертности, MCBR, Россия, 2006–2011 гг.

Характеристики Неслучайные случаи N = 48,802
Случаи перинатальной смертности N = 338
Необработанные OR 95% CI % p -значение *
N %
Дородовое кровотечение 0.034
Нет 47,428 97,2 322 95,3 1,0
1,0 1,374 2,8
Преэклампсия / эклампсия 0,469
44,580 91.3 305 90,2 1,0
Да 4,222 8,7 33 9,8 1,14 0,80
0,80 Максимальный вес 0,076
Нет 44,929 92,1 320 94,7 1.0
Да 3,873 7,9 18 5,3 0,65 0,41–1,05
9 кг Ранняя беременность m 0,001
Нормальный вес (18,5–24,9) 31,590 65,8 195 61,7 1,0 3,064 6,4 8 2,5 0,42 0,21–0,86
Избыточный вес и ожирение (≥ 25,0) 13,379 13,379 1.08–1.73
Антенатально обнаруженный / подозреваемый FGR b <0.001 313 92,6 1,0
Да 1,386 2,8 25 7,4 2,8 25 7,4 2,73 9034 7,4 2,73
8 9 Да Доказательства злоупотребления алкоголем

47 Да Предыдущие самопроизвольные аборты (0–22 недели)

33 9, ранняя мес.
Характеристики Скорректированный OR * 95% CI
Социально-демографические характеристики
Возраст на момент поставки, лет
<189348
18–34 1,0
≥ 35 1.22 0,85–1,75
Образование
Нет или начальное 1,98 1,17–3,36
Среднее 1,18 0,8168–1,59 –1,23
Университет 1,0
Семейное положение
Холост 1,54 1,08–2,20
В браке 1 .0
Сожительство 1,72 1,31–2,27
Курение во время беременности
Нет 1,0
Нет 1,0
Да 2,94 1,05–8,27
Характеристики матери до беременности
до беременности 1.0
Да 1,12 0,49–2,54
Предварительные преждевременные роды
Нет 1,0
Нет 1,0
Да 1,41 1,04–1,91
9030
Да 1,35 1,07–1,71
Предгестационный сахарный диабет 1 или 2 типа
Нет 1,0 903 1,0 –13,41
Характеристики материнской беременности
Дородовое кровотечение
Нет 1,0
Да 1.89 1,13–3,14
Чрезмерная прибавка в весе
Нет 1,0
Да 0,72 0,44–1,15
Нормальный вес (18,5–24,9) 1,0
Недостаточный вес (<18,5) 0,44 0,21–0,89
Избыточный вес и ожирение (≥ 25.0) 1,31 1,03–1,67
Антенатально обнаружено / подозревается FGR
Нет 1,0
Да 2,57
до беременности характеристики беременности

Двумерный анализ характеристик матери до беременности показал, что предшествующие преждевременные роды, а также предшествующие самопроизвольные и искусственные аборты связаны с повышенным риском ПМ ().

Таблица 2.

Двумерный анализ характеристик матери до беременности как факторов риска перинатальной смертности, MCBR, Россия, 2006–2011 гг.

53 53 53 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 9034 1,29 8
Характеристики Неслучайные случаи N = 48,802
Случаи перинатальной смертности N = 338
Необработанные OR 95% CI % p -значение *
N %
Четность 0.732
Первородящие женщины 26,858 55,1 183 54,1 1,0
Предыдущая перинатальная смерть 0,058
Нет 48,166 330 97,6 1,0
Да 598 1,2 8 2,4 1,95 0,98–3,9 мес. <0,001
Нет 47,711 97,9 317 94.1 1,0
Да 1037 2,1 20 5,9 2,90 1,84–4,58 спонтанные 0,003
Нет 42,884 88,1 280 11348 82,8 1,0 82,8 1,0 82,8 9 58 17,2 1,53 1,15–2,03
Прежние искусственные аборты
57,7 163 48,2 1,0
Да 20,595 42,3 175 51.8 1,46 1,18–1,81
Предгестационный сахарный диабет 1 или 2 типа 0,0 336 99,4 1,0
Да 93 0,2 2 0,6 3.12 0,77–12,70

Предыдущие преждевременные роды и предшествующие самопроизвольные или искусственные аборты увеличивали риск ПМ после поправки на другие изученные характеристики матери в многофакторном анализе ().

Характеристики материнской беременности

Двумерный анализ показал, что женщины с дородовым кровотечением и женщины с избыточной массой тела / ожирением были подвержены более высокому риску ПМ (). Антенатально обнаруженный / подозреваемый FGR продемонстрировал увеличение риска PM в 2,7 раза.Преэклампсия / эклампсия способствовали незначительному увеличению риска PM. У женщин с недостаточным весом риск развития ПМ был ниже. В многопараметрическом анализе дородовое кровотечение и избыточный вес / ожирение оставались значимо связанными с ПМ после корректировки для всех других социально-демографических характеристик, характеристик до беременности и беременности. У матерей с избыточным весом и ожирением риск ПМ был на 30% выше, чем у женщин с нормальным весом (). В окончательной модели у женщин с недостаточным весом по-прежнему наблюдался пониженный риск PM.Антенатально обнаруженный / подозреваемый FGR был связан с увеличением риска PM в 2,6 раза.

Вес новорожденного при рождении

Сто сорок четыре перинатальных смерти (42,9%) произошли у младенцев с МТ <1 500 г. Наименьшая доля (3,3%) в группе PM была среди младенцев с BW> 4000 г. По данным двумерного анализа, у плодов и новорожденных с массой тела 1500–2499 г риск ТЧ был почти в 17 раз выше, чем у новорожденных с массой тела 2500–4000 г. В нашем исследовании у тяжелых младенцев не было выявлено повышенного риска PM.

Перинатальная смертность при рождении, исключенных из исследования

Среди исключенных одноплодных родов из-за отсутствующего или неприменимого ГА или врожденных пороков развития (всего 3209 родов) () 81 (2,5%) младенец умер в перинатальном периоде по сравнению с 338 младенцы (0,7%) от женщин без пропущенных данных. ПМ у 1471 младенца с врожденными пороками развития составила 21,1 на 1000 рождений (31 случай ПМ). Это было почти в три раза выше по сравнению с PM в нашей выборке исследования. Матери в группе с отсутствующими / неприменимыми данными были, по сравнению с матерями, у которых отсутствовали данные, с большей вероятностью были моложе 18 лет (3.3 против 1,4%, p <0,001) на момент доставки. Более высокая доля женщин, куривших во время текущей беременности (26,3 против 18,4%, p <0,001), имели самый низкий уровень образования (7,0 против 3,4%, p <0,001), злоупотребляли алкоголем (2,7 против 0,3%, p <0,001) и были одиночными (16,7 против 9,7%, p <0,001).

Было зарегистрировано 47 перинатальных смертей среди 918 младенцев, рожденных 457 многоплодными женщинами. В совокупности это составляет 51 PM.2 на 1000 многоплодных рождений. На младенцев от многоплодной беременности приходилось 10,1% всех ПМ. Двадцать семь смертей произошло среди вторых младенцев, 25 младенцев (53,2% ПМ при многоплодных родах) были мертворожденными.

Обсуждение

Мы обнаружили, что PM в Мурманской области составляет 8,8 на 1000 человек. После применения критериев исключения (многоплодные роды, младенцы с врожденными пороками развития и роды с отсутствующими GA и GA до 22 и после 45 полных недель), PM в Мурманской области сократилось до 6,9 на 1000.Оба показателя ниже, чем в среднем по России, равное 9,6 в 2006 г. [34], а также PM в предыдущем исследовании, основанном на данных MCBR (10,7 на 1000) [28]. Наши данные показывают, что PM 6,9 сопоставимы с PM 7,2, как сообщалось в России за 2011 год [7]. Основной причиной более низкого PM в нашем исследовании может быть то, что мы исключили многоплодие, младенцев с врожденными пороками развития и записи с отсутствующей информацией о GA и / или изученных характеристиках.

Социально-демографические характеристики и PM

Мы определили связи между материнскими социально-демографическими характеристиками и PM с аналогичным паттерном, как описано ранее [9–11].Мы обнаружили, что материнское образование было независимым предиктором PM, что согласуется с нашим более ранним исследованием на Северо-Западе России [8]. Низкий уровень образования матери также был статистически значимым предиктором PM даже после учета других характеристик матери до беременности и беременности.

Связь между преклонным возрастом матери и PM была продемонстрирована в двумерном анализе. В нашем исследовании пожилой возраст матери не коррелировал с PM после учета других характеристик матери и плода.Связанные с возрастом смешанные или промежуточные факторы могут влиять на связь между возрастом матери и неблагоприятным исходом беременности [10,11]. Равенство, ИМТ, этническое происхождение и, в основном, социальная депривация - смешанные факторы в связи с материнским возрастом и мертворождением; смешивающий эффект курения ограничен [11]. Гипертония также была указана как промежуточный фактор в соотношении между возрастом матери и неблагоприятными исходами беременности, а низкий уровень образования действует как фактор, мешающий [10]. Осложнения беременности, не включенные в это исследование, могут быть промежуточными факторами в связи между возрастом матери и PM, как описано [10].

Курение матери увеличивало риск PM в двумерном анализе, но потеряло свою статистическую значимость в многомерной модели. Заниженная распространенность курения может способствовать этим результатам. Другие исследования подтверждают связь между курением матери и мертворождением [13] или PM [35]. Наши выводы о том, что младенцы от матерей, злоупотребляющих алкоголем, подвержены более высокому риску PM, согласуются с результатами других исследований, которые демонстрируют пренатальное воздействие алкоголя как фактор, предрасполагающий к мертворождению [14,36].

Характеристики матери до беременности и PM

Описан вклад предшествующих неблагоприятных исходов беременности в PM [37]. В нашем исследовании характеристики матери до беременности повышали риск ПМ, если у женщины в анамнезе были преждевременные роды или самопроизвольные или искусственные аборты. Предыдущие преждевременные роды, а также предшествующие искусственные и самопроизвольные аборты были значительными факторами риска, связанными с ПМ, после поправки на другие социально-демографические характеристики, характеристики до беременности и беременности.Предыдущие преждевременные роды являются сильным предиктором будущих преждевременных родов [38], а преждевременные роды и ПМ связаны [1,39]. Мертворождение во время первой беременности ассоциируется с более высоким риском мертворождения, которое может произойти и во время второй беременности. После поправки на искажающие факторы, матери, у которых в прошлом были мертворождения, демонстрируют почти двукратный риск мертворождения при следующей беременности по сравнению с матерями, родившими живыми [21].

Связь четности и PM непонятна. Некоторые исследования демонстрируют снижение риска PM у параженщин [23,40], другие указывают, что высокий паритет способствует более высокому риску акушерских осложнений, которые затем увеличивают риск PM [41].Однако мы не обнаружили существенной разницы в PM между первородящими и параженщинами. Это можно объяснить молодым возрастом исследуемой популяции и тем фактом, что у этих женщин редко было более двух детей. Предыдущие исследования показывают, что паритет изменяет влияние возраста матери на неблагоприятные исходы беременности [24,42]. Возраст матери сильно влияет на первые роды, но не влияет на последующие роды [24].

Характеристики материнской беременности и PM

Преэклампсия и эклампсия во время беременности являются факторами риска PM [25].В нашем исследовании преэклампсия / эклампсия показала тенденцию к увеличению риска PM, но этот результат не был статистически значимым. Одной из причин может быть другой подход к регистрации таких осложнений беременности в родильных домах Мурманской области. Действительно, квалификация медицинского персонала и диагностические возможности могут создавать проблемы с достоверностью регистров рождений [9].

Мы обнаружили, что дородовое кровотечение в значительной степени связано с ПМ. Другие исследования демонстрируют независимую связь между дородовым кровотечением и мертворождением, а также ранней неонатальной смертью [22,43].Поскольку в нашем исследовании дородовое кровотечение способствовало увеличению риска PM в 1,7 раза, его роль необходимо рассмотреть в будущих исследованиях.

Кроме того, мы обнаружили повышенный риск PM у детей, рожденных женщинами с избыточным весом или ожирением, что ранее было описано в метаанализе, посвященном изучению материнского ожирения и риска мертворождения [16]. На сегодняшний день механизмы связи между материнским ожирением и ПМ все еще не выяснены. Избыточный вес и ожирение могут проявляться через плацентарную недостаточность [44] или другие осложнения беременности, которые связаны с ожирением у беременных [16].

В нашем исследовании младенцы женщин с недостаточным весом имели более низкий риск ПМ по сравнению с матерями с нормальным весом. Неясно, почему это происходит, но может быть связано с более низким возрастом женщин с низким ИМТ по сравнению с матерями с нормальным или избыточным весом / ожирением. Доля женщин с недостаточным весом (9,5%) была самой высокой среди молодых матерей по сравнению с женщинами в возрасте 18–34 лет (1,3%) и старше 35 лет (6,8%). Другие исследования демонстрируют, что низкий ИМТ матери не увеличивает риск внутриутробной смерти [44,45].

В нашем исследовании выявленные антенатально / подозреваемые в ЛГР повышали риск ТЧ как в двумерном, так и в многомерном анализах.Эта патология способствовала увеличению риска PM в 2,6 раза после корректировки всех других переменных в окончательной модели. Эти результаты согласуются с недавно опубликованным исследованием [19], в котором обнаружен в 7,8 раз более высокий риск мертворождения у некурящих женщин, у которых были обнаружены ЛГР антенатально. По сравнению с вышеупомянутым исследованием, наше исследование не предполагает взаимосвязи между курением матери и выявленным или подозреваемым FGR во время текущей беременности.

PM среди новорожденных с низкой массой тела и недоношенных детей

В нашем исследовании как средний BW, так и медиана GA были ниже в группе PM по сравнению с группой без PM.Наше открытие специфичных для BW PM согласуется с более ранними исследованиями в Мурманской области [28] и США [46]. Недоношенные новорожденные имеют более высокий риск смерти в течение первой недели жизни [1], а также неонатальной и младенческой смертности [46]. В 2006 г. ВОЗ сообщила, что недоношенность является причиной 62% случаев ранней неонатальной смерти [26].

Ограничения исследования

Ограничения нашего исследования включают отсутствие данных об УЗИ ГА, которые не были включены в регистр до 1 января 2009 года.Мы попытались объединить данные за 2006–2011 гг. И рассчитали GA для всех рождений в MCBR. Данные LMP и первого ультразвукового исследования использовались для определения GA, поскольку отчет LMP в первом триместре соответствует GA на основе данных ультразвукового исследования первого триместра [47]. Однако наш подход может ограничить точность GA. Более того, частота курения и употребления алкоголя среди матерей может быть занижена из-за того, что они сообщают сами.

Материнские инфекции мочеполовых путей - частая причина PM [27].Информация об инфекциях мочеполовых путей во время беременности заносится в MCBR из акушерских карт. Поскольку единого подхода к регистрации инфекций мочеполовых путей не существовало, мы не включали эту переменную в нашу модель.

Поскольку в MCBR не было зарегистрировано данных об ИМТ до беременности, мы оценили ИМТ, используя информацию, полученную при первом посещении матери в дородовой период. ИМТ до беременности считается предпочтительным, но недавнее исследование показывает ценность использования ИМТ на ранних сроках [48].Рекомендуется рассчитывать ИМТ на основе точных измерений веса и роста на ранних сроках беременности, а не на основании данных, полученных от пациентов или до беременности.

В целом, 5,1% исследуемой популяции были исключены из анализа распространенности, так как у них отсутствовали и неприменимы данные, и у этих женщин уровень PM был намного выше, чем у исследуемой популяции. Как в более раннем исследовании [28], так и в настоящем исследовании, эти женщины были идентифицированы как «внезапно» появившиеся в больнице для родов, не имевшие ранее контакта с системой дородовой помощи.Доля женщин, рожающих на дому, была низкой: 98,9% всех родов в Мурманской области были зарегистрированы в МКБР [30]. Включение женщин с отсутствующими данными в эту исследуемую группу было бы идеальным и помогло бы еще больше укрепить наши результаты.

В нашем исследовании PM у исключенных многоплодных детей была почти в 15 раз выше, чем у одиночных детей, включенных в исследование. Был продемонстрирован вклад многоплодной беременности в повышенный риск ПМ [2]. Осложнения, связанные с родами [49], которые не исследовались в нашем исследовании, а также низкий BW и врожденные аномалии [50], являются важными факторами риска многоплодной ПМ.Действительно, у близнецов риск мертворождения во время родов в три раза выше, чем у детей-одиночек [51]. Исключение множественных родов, а также одиночных детей с врожденными аномалиями, возможно, способствовало занижению данных о PM в нашем анализе распространенности.

Сильные стороны исследования

Основным преимуществом данного исследования является большая популяция исследуемых, обеспечивающая достаточную статистическую мощность для выявления эффектов менее влиятельных факторов по сравнению с предыдущими российскими исследованиями [8].Кроме того, наше исследование основано на проверенных данных реестра [30]; Таким образом, результаты могут быть распространены на беременных женщин-одиночек на сроках гестации 22–45 недель во всем регионе. Мы смогли включить данные о многих потенциальных факторах риска и сопутствующих факторах, связанных с PM, для лучшего статистического контроля.

Выводы

Факторами риска, связанными с ПМ, были низкий уровень образования, незамужний статус, предшествующие неблагоприятные исходы беременности (преждевременные роды и аборты), дородовое кровотечение, избыточный вес или ожирение, антенатально выявленные / предполагаемые FGR и злоупотребление алкоголем.Низкий ИМТ матери, связанный со снижением риска PM.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить сотрудников MCBR за их помощь в сборе данных.

Биография

AAU и ЕАОС разработали, направили и подготовили это исследование. EEA, AMG, AVK, AK и JØO внесли критические изменения в рукопись. Все авторы внесли свой вклад в анализ данных и интерпретацию результатов. Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

Банкноты

ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР

Стиг Уолл, Эпидемиология и глобальное здравоохранение, Университет Умео, Швеция

Заявление о раскрытии информации

Авторы не сообщали о потенциальном конфликте интересов.

Этика и согласие

Этический комитет Северного государственного медицинского университета (Архангельск, Россия) одобрил это исследование (Протокол 04 / 5-13), а также Региональный комитет по этике медицинских и медицинских исследований в Северной Норвегии (2013 / 2300). MCBR не содержит личных идентификаторов. Поэтому личное согласие не требуется.

Контекст статьи

В этом исследовании изучались факторы риска смерти плода и новорожденного на Северо-Западе России. Мы использовали данные из областной книги регистрации рождений.Низкий уровень образования матери, преждевременные роды в анамнезе, аборты, дородовое кровотечение, обнаруженная или предполагаемая задержка роста плода во время текущей беременности и злоупотребление алкоголем увеличивают риск смерти плода и новорожденного. Точно так же незамужние женщины, а также матери с избыточным весом или ожирением подвергались более высокому риску. Недостаточный вес снизил риск.

Ссылки

  • Каллаган В.М., МакДорман М.Ф., Расмуссен С.А. Вклад преждевременных родов в младенческую смертность в США.Педиатрия. 2006. 118: 1566–1573. DOI: 10.1542 / peds.2006-0860. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ричардус Дж. Х., Граафманс В. К., Верлов-Ванхорик СП. Уровень перинатальной смертности как показатель качества медицинской помощи в международных сравнениях. Med Care. 1998. 36: 54–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дианов М., редактор. Демографический ежегодник России: Статистический справочник. Москва: Росстат; 2013. [Google Scholar]
  • Вакцьельд А., Талыкова Л., Чащин В. Кольский регистр рождений и перинатальная смертность в Монцегорске, Россия.Acta Obstet Gynecol Scand. 2004. 83: 58–69. [PubMed] [Google Scholar]
  • Андерсен А.М., Олсен Дж. Датская национальная когорта новорожденных: избранные научные материалы в области перинатальной эпидемиологии и перспективы на будущее. Scand J Public Health. 2011; 39: 115–120. DOI: 10.1177 / 1403494811407674. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Суринов А., редактор. Демографический ежегодник России: статистический справочник. Москва: Росстат; 2006. [Google Scholar]
  • Дианов М., редактор. Демографический ежегодник России: статистический справочник.Москва: Росстат; 2012. [Google Scholar]
  • Гржибовски А., Бигрен Л.О., Свартбо Б. Социально-демографические детерминанты неблагоприятного исхода младенцев на северо-западе России. Педиатр Перинат Эпидемиол. 2002. 16: 255–262. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гайзаускене А., Падаига З., Басис В. Факторы риска перинатальной смертности в Литве, 1997–1998 годы. Scand J Public Health. 2003. 31: 137–142. DOI: 10.1080 / 04034940210164957. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Delbaere I, Verstraelen H, Goetgeluk S.Исход беременности у первородящих пожилого материнского возраста. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2007. 135: 41–46. DOI: 10.1016 / j.ejogrb.2006.10.030. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kenny LC, Lavender T, McNamee R. Пожилой возраст матери и неблагоприятный исход беременности: данные большой современной когорты. Plos One. 2013; 8: e56583. DOI: 10.1371 / journal.pone.0056583. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ziadeh SM. Материнские и перинатальные исходы у первородящих женщин в возрасте 35 лет и старше.Gynecol Obstet Invest. 2002; 54: 6–10. [PubMed] [Google Scholar]
  • Алию М.Х., Салиху Х.М., Уилсон RE. Пренатальное курение и риск мертворождения во время родов. Arch Environ Occup Health. 2007; 62: 87–92. DOI: 10.3200 / AEOH.62.2.87-92. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Алию М.Х., Уилсон Р.Э., Зуроб Р. Употребление алкоголя во время беременности и риск раннего мертворождения среди одиноких детей. Алкоголь. 2008. 42: 369–374. DOI: 10.1016 / j.alcohol.2008.04.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ян Дж., Каммингс Э.А., О’Коннелл К.Плодовые и неонатальные исходы диабетической беременности. Obstet Gynecol. 2006. 108: 644–650. DOI: 10.1097 / 01.AOG.0000231688.08263.47. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чу С.Ю., Ким С.И., Лау Дж. Материнское ожирение и риск мертворождения: метаанализ. Am J Obstet Gynecol. 2007. 197: 223–228. DOI: 10.1016 / j.ajog.2007.03.027. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Xiong X, Buekens P, Pridjian G. Гипертония, вызванная беременностью, и перинатальная смертность. J Reprod Med. 2007. 52: 402–406. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бхандари С., Раджа Э., Шетти А.Материнские и перинатальные последствия дородового кровотечения неизвестного происхождения. BJOG. 2014; 121: 44–52. DOI: 10.1111 / 1471-0528.12464. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gardosi J, Madurasinghe V, Williams M. Факторы риска мертворождения для матери и плода: популяционное исследование. BMJ. 2013; 346: f108. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Мейберг Р., Боос Р., Бабаджан А. Задержка внутриутробного развития - перинатальная смертность и послеродовая заболеваемость в перинатальном центре.Z Geburtshilfe Neonatol. 2000; 204: 218–223. DOI: 10,1055 / с-2000-9581. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бхаттачарья С., Прескотт Дж., Блэк М. Риск рецидива мертворождения при второй беременности. BJOG. 2010; 117: 1243–1247. DOI: 10.1111 / j.1471-0528.2010.02641.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bayou G, Berhan Y. Перинатальная смертность и связанные факторы риска: исследование случай-контроль. Эфиоп J Health Sci. 2012; 22: 153–162. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Evers AC, Brouwers HA, Hukkelhoven CW.Перинатальная смертность и тяжелая заболеваемость при доношенных беременностях с низким и высоким риском в Нидерландах: проспективное когортное исследование. BMJ. 2010; 341: c5639. DOI: 10.1136 / bmj.c5639. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Skjaerven R, Irgens LM, Lie RT. Перинатальная смертность от рожениц. Лонгитюдное исследование, основанное на братских отношениях. Педиатр Перинат Эпидемиол. 1987; 1: 163–183. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ходгинс С. Преэклампсия как основная причина перинатальной смерти: время действовать. Glob Health Sci Pract.2015; 3: 525–527. DOI: 10.9745 / GHSP-D-15-00350. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ngoc NT, Merialdi M, Abdel-Aleem H. Причины мертворождений и ранних неонатальных смертей: данные по 7993 беременностям в шести развивающихся странах. Bull World Health Organ. 2006; 84: 699–705. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Энгманн К., Гарсес А., Джехан И. Причины мертворождений и ранней неонатальной смерти в странах с низким уровнем доходов с использованием вербальной аутопсии: международное многоцентровое исследование.J Perinatol. 2012; 32: 585–592. DOI: 10.1038 / JP.2011.154. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Anda EE, Nieboer E, Wilsgaard T. Перинатальная смертность в зависимости от массы тела при рождении и гестационного возраста: сравнение на основе регистров Северной Норвегии и Мурманской области, Россия. Педиатр Перинат Эпидемиол. 2011; 25: 218–227. DOI: 10.1111 / j.1365-3016.2011.01189.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дианов М., редактор. Демографический ежегодник России: статистический справочник.Москва: Росстат; 2015. [Google Scholar]
  • Anda EE, Nieboer E, Voitov AV. Внедрение, контроль качества и отдельные исходы беременностей Мурманской областной книги регистрации рождений в России. Int J Циркумполярное здоровье. 2008. 67: 318–334. [PubMed] [Google Scholar]
  • Алию М.Х., Салиху Х.М., Уилсон RE. Риск мертворождения в родах у курящих пожилого материнского возраста. Arch Gynecol Obstet. 2008; 278: 39–45. DOI: 10.1007 / s00404-007-0529-8. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Vasak B, Verhagen JJ, Koenen SV.Более низкая перинатальная смертность у недоношенных близнецов, чем у одиночек; общенациональное исследование из Нидерландов. Am J Obstet Gynecol. 2016 г. doi: 10.1016 / j.ajog.2016.10.005. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Демирчи О., Сельчук С., Кумру П. Факторы риска для матери и плода, влияющие на перинатальную смертность при раннем и позднем ограничении роста плода. Тайвань J Obstet Gynecol. 2015; 54: 700–704. DOI: 10.1016 / j.tjog.2015.03.006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Суринов А., редактор. Демографический ежегодник России: статистический справочник.Москва: Росстат; 2007. [Google Scholar]
  • Wilcox AJ. Вес при рождении и перинатальная смертность: влияние курения матери. Am J Epidemiol. 1993; 137: 1098–1104. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бейли Б.А., Сокол Р.Дж. Пренатальное воздействие алкоголя и выкидыш, мертворождение, преждевременные роды и синдром внезапной детской смерти. Алкоголь Res Health. 2011; 34: 86–91. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Getahun D, ​​Lawrence JM, Fassett MJ. Связь между мертворождением при первой беременности и последующими неблагоприятными перинатальными исходами.Am J Obstet Gynecol. 2009; 201 DOI: 10.1016 / j.ajog.2009.06.071. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эсплин М.С., О’Брайен Э., Фрейзер А. Оценка рецидивов спонтанных преждевременных родов. Obstet Gynecol. 2008; 112: 516–523. DOI: 10.1097 / AOG.0b013e318184181a. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Blencowe H, Cousens S, Chou D. Born Too Soon: глобальная эпидемиология 15 миллионов преждевременных родов. Reprod Health. 2013; 10: S2 – S. DOI: 10.1186 / 1742-4755-10-S1-S2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бабинский А., Кереньи Т., Торок О.Перинатальный исход в большой и большой множественности: влияние паритета на акушерские факторы риска. Am J Obstet Gynecol. 1999. 181: 669–674. [PubMed] [Google Scholar]
  • Люк Б., Браун МБ. Повышенный риск осложнений беременности и неблагоприятных исходов с увеличением возраста матери. Hum Reprod. 2007. 22: 1264–1272. DOI: 10.1093 / humrep / del522. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лисонкова С., Янссен П.А., Шепс С.Б. Влияние возраста матери на неблагоприятные исходы родов: имеет ли значение паритет? J Obstet Gynaecol Can.2010. 32: 541–548. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маганн Э. Ф., Каммингс Дж. Э., Нидерхаузер А. Дородовое кровотечение неизвестного происхождения во второй половине беременности: обзор. Obstet Gynecol Surv. 2005; 60: 741–745. DOI: 10.1097 / 01.ogx.0000182881.53139.f7. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кристенсен Дж., Вестергаард М., Висборг К. Вес до беременности и риск мертворождения и неонатальной смерти. BJOG. 2005; 112: 403–408. DOI: 10.1111 / j.1471-0528.2005.00437.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sebire NJ, Jolly M, Harris J.Действительно ли недостаточный вес матери является фактором риска неблагоприятного исхода беременности? Популяционное исследование в Лондоне. BJOG. 2001; 108: 61–66. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лау К., Амбалаванан Н., Чакраборти Х. Чрезвычайно низкий вес при рождении и младенческая смертность в США. Педиатрия. 2013; 131: 855–860. DOI: 10.1542 / peds.2012-2471. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хоффман К.С., Мессер Л.С., Мендола П. Сравнение гестационного возраста при рождении на основе последней менструации и результатов ультразвукового исследования в первом триместре.Педиатр Перинат Эпидемиол. 2008. 22: 587–596. DOI: 10.1111 / j.1365-3016.2008.00965.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fattah C, Farah N, Barry SC. Вес и телосложение матери в первом триместре беременности. Acta Obstet Gynecol Scand. 2010. 89: 952–955. DOI: 10.3109 / 00016341003801706. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Norwitz ER, Edusa V, Park JS. Физиология матери и осложнения многоплодной беременности. Семин Перинатол. 2005. 29: 338–348. DOI: 10.1053 / j.semperi.2005.08.002. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гарне Э., Андерсен Х. Дж. Влияние многоплодной беременности и пороков развития на перинатальную ортальность. J Perinat Med. 2004. 32: 215–219. DOI: 10.1515 / JPM.2004.040. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кили JL. Эпидемиология перинатальной смертности при многоплодных родах. Bull N Y Acad Med. 1990; 66: 618–637. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Рост смертности ставит под сомнение усилия России по ускорению роста населения

По словам представителей органов здравоохранения, в каждом третьем регионе России в 2018 году наблюдался всплеск смертности, что способствовало первому за десятилетие сокращению численности населения в стране и высветило проблемы отражения затяжного демографического кризиса.

В своем выступлении перед парламентом 3 апреля Татьяна Голикова, заместитель премьер-министра, отвечающая за социальную политику и политику здравоохранения, призвала региональные власти помочь противостоять этой тенденции.

«Я бы сказала, что в 2018 году уровень смертности вырос в 32 регионах. Но я должен также отметить, что у регионов есть ресурсы для снижения смертности», - сказала она депутатам в Москве.

Население России сократилось примерно на 87 000 человек в прошлом году до 146,8 миллиона человек, согласно данным государственного статистического агентства, приведенным российским СМИ РБК.Москва считает большинство жителей Крыма, Черноморского полуострова, захваченного Россией у Украины в 2014 году, как сообщают русские в ее статистике, хотя лишь несколько стран признают его частью России.

Алкоголь был традиционной причиной высокой смертности среди мужчин в России, и за последние 10 лет была отмечена самая продолжительная антиалкогольная кампания в истории России, в рамках которой были приняты меры, включая запрет на рекламу крепких алкогольных напитков и планы по сокращению общего потребления вдвое к 2020 году.

Качество свободы?

Согласно отчетам, подготовленным для недавнего круглого стола Совета Федерации по социальной политике, свободные российские мужчины, скорее всего, умрут раньше, чем заключенные.Виновником считается алкоголь.

«Это вызывает вопросы о качестве свободы» в России, Интерфакс процитировал отчеты как заключительные.

Евгений Андреев, руководитель Международной лаборатории народонаселения и здоровья Высшей школы экономики в Москве, сказал RFE / RL, что небольшое снижение потребления алкоголя способствовало долгосрочному снижению показателей смертности по всей стране, что соответствует мировые тенденции.

Он призвал с осторожностью интерпретировать то, что он назвал предварительными цифрами Голиковой.«Думаю, стоит дождаться полного анализа годовой статистики смертности», - написал он в комментариях по электронной почте.

Правительство России уделяет большое внимание демографической проблеме. С середины 1960-х до конца 1980-х годов население России неуклонно росло, но распад Советского Союза привел к демографическому кризису, усугубляемому задолженностью по заработной плате, массовой безработицей и злоупотреблением алкоголем.

Злоупотребление алкоголем по-прежнему является традиционной причиной смертности в России.(файл фото)

С момента своего прихода к власти в 2000 году президент Владимир Путин сделал изменение тенденции и стимулирование роста населения одной из своих визитных карточек.

Начало его третьего президентского срока в 2012 году совпало с первым зарегистрированным естественным приростом населения - за вычетом уровня смертности из коэффициента рождаемости и без учета иммиграции - за более чем два десятилетия.

Хотя он насчитывал всего 2000 человек, он вселил в Россию осторожный оптимизм.В декабре того же года Путин стоял перед залом, полным официальных лиц и религиозных лидеров Большого Кремлевского дворца, и в своем ежегодном послании высоко оценил успех социальной политики своего правительства.

«Демографические программы, принятые за последнее десятилетие, слава богу, работают», сказал он . «Кроме того, впервые в новейшей истории России мы зафиксировали естественный прирост населения в течение пяти месяцев подряд: рождаемость, наконец, стала превышать смертность».

Однако эта тенденция длилась недолго.К 2016 году естественная численность населения снова начала сокращаться, и с тех пор этот показатель не восстановился. Эксперты в области демографии прогнозируют устойчивую общую убыль населения в ближайшие годы. Отчасти причина в том, что иммиграция, которая когда-то рассматривалась как оплот против снижения репродуктивных показателей, больше не находится на уровнях, достаточных для противодействия сокращению численности населения.

Главный приоритет

В мае 2018 года, вскоре после своей инаугурации на четвертый президентский срок, Путин подписал указ , в котором перечисляются основные приоритеты для его правительства до 2024 года и цели, которые оно должно достичь.Первым пунктом в списке было обеспечение стабильного естественного прироста населения.

После своего выступления перед парламентом 3 апреля Голикова появилась в популярном ток-шоу «60 минут» российского телеканала. Она сказала, что привела данные о смертности ранее в тот же день, чтобы довести их до сведения региональных властей, которые, по ее словам, должны делать больше для противодействия негативной тенденции.

Вице-премьер РФ Татьяна Голикова (архивная фотография)

«Потенциал в регионах по снижению смертности есть, и те меры, которые будут применяться в рамках национальных проектов, направлены на преодоление этих негативных тенденций», сказала она .

Нынешний спад отчасти связан с уменьшением числа женщин детородного возраста, сказала Голикова - тех, кто родился во время резкого спада 1990-х годов.

За первые пять месяцев 2018 года было зарегистрировано на 28 процентов меньше рождений, чем за аналогичный период 2017 года, согласно данным Росстата.

Российское правительство стремилось стимулировать воспроизводство, предоставляя женщинам финансовые стимулы в рамках своей так называемой программы материнского капитала, которая в настоящее время предоставляет матерям субсидию в размере около 453 000 рублей (7 000 долларов США) на содержание второго ребенка.

В феврале Путин предложил расширить программу, предоставив ипотечные субсидии женщинам, имеющим троих и более детей. И есть признаки того, что будет сделано еще больше.

В своем выступлении на телевидении Голикова сказала, что ведутся переговоры о том, чтобы также начать оказание такой поддержки первому ребенку в рамках более широкой демографической кампании, направленной на «сохранение русской нации».

Демографический спад в России по мере взросления небольшого поколения 1990-х

МОСКВА - Демографическая турбулентность в России, растянувшаяся на весь прошлый век, продолжается в третьем десятилетии нынешнего.

Государственное статистическое агентство, Росстат, опубликовало данные за декабрь, показывающие естественную убыль населения на 259 600 человек за первые 10 месяцев 2019 года. Прогнозируемая убыль на весь год: более 300 000 человек, убыток в три раза больше, чем годом ранее. .

Это третий год подряд снижения численности населения - Россия потеряла около 19 000 человек в 2017 году и почти 100 000 в 2018 году. Иммиграции было достаточно, чтобы преодолеть естественную убыль населения в 2017 году, но данные за 2019 год означают второй год общей убыли населения подряд. .

Отрезвляющие цифры ознаменовали конец почти десятилетия роста после катастрофических демографических потерь 1990-х годов, нисходящей спирали, которая была обращена вспять только в 2009 году. Но экспертов не удивили цифры, которые, по их словам, являются отголосками демографических тенденций. предыдущих поколений.

«Во-первых, речь идет об относительно большом поколении, которое родилось в период [после Второй мировой войны], когда рождаемость рождалась до старости», - говорит Алла Иванова, руководитель отдела здравоохранения Института социально-политических исследований, часть Российской академии наук.«Конечно, это влияет на рост смертности».

«А рождаемость снижается, в первую очередь, потому, что относительно небольшое поколение женщин, родившихся в 1990-е годы, достигло репродуктивного возраста», - добавляет Иванова. «Хорошо известно, что в этот период рождаемость значительно снизилась».

Другими словами: меньше младенцев тогда, меньше младенцев сейчас.

Иванова сообщает Радио Свобода, что текущая тенденция, вероятно, сохранится в обозримом будущем. «В ближайшие 10 лет мы, скорее всего, будем жить в периоде депопуляции, то есть сокращения численности населения за счет естественной убыли», - объясняет она.«Но общая численность населения может фактически увеличиться, если миграция сможет компенсировать естественную убыль».

«Тонкое поколение»

Президент Владимир Путин, который в начале своего нынешнего срока в 2018 году сделал обеспечение естественного прироста населения своим главным приоритетом, на своей ежегодной пресс-конференции 19 декабря посетовал на это явление, заявив, что Россию "преследует" падение рождаемости в 1990-х годах.

«Каждые 20 лет тонкое поколение рожденных в эти годы вступает во взрослую жизнь, в детородный возраст, но их по определению немного, как мужчин, так и женщин», - сказал Путин.

Затем президент обрисовал "систему мер", которые правительство реализовало для поддержки семей с детьми, включая ипотечный кредит на сумму 450 000 рублей (7350 долларов США) семьям с тремя детьми. «Я знаю, что этого недостаточно», - добавил он. «Нам необходимо в целом повысить уровень жизни, чтобы добиться роста заработной платы и реальных доходов людей. Общее настроение, планирование семьи и более широкие горизонты планирования будут зависеть от экономики».

Бывший премьер-министр Михаил Касьянов, ныне откровенный критик Путина, проживающий в Соединенных Штатах, скептически относится к подобным заявлениям, обвиняя российское правительство в близорукости и ставке политических целей выше демографических проблем.«Главное, что меня разочаровало [в 2019 году], - это самоуспокоенность властей во всем», - сказал Касьянов RFE / RL. «Власти не хотят ничего менять ... Все они признают, что у нас большие проблемы, но никто ничего не может с ними поделать, потому что Путин не может заставить себя изменить ни внутреннюю, ни внешнюю политику».

Касьянов говорит, что он считает, что неизбежный демографический спад, который переживает Россия, усугубляется общим общественным настроением, которое не может не смотреть в будущее.«[Люди] не думают и не планируют свою жизнь на пять или десять лет вперед, как это было в начале 2000-х, когда рождаемость снова начала расти», - говорит он. «Сегодня мы вернулись в 1998 год, когда была кризисная ситуация, и люди могли думать только о своей жизни изо дня в день - что им делать завтра? Их горизонт планирования составляет не более одного года».

Правительство также запустило план по привлечению до 10 миллионов русскоязычных мигрантов к 2025 году в рамках своей программы «Национальные проекты».Но результаты этой инициативы пока неубедительны.

Социолог Иванова говорит, что миграция должна стать важным компонентом ответных мер правительства по мере сокращения кадрового резерва, но она добавляет, что препятствия огромны. «Понятно, что с учетом нашего уровня жизни и развития экономики высококвалифицированные мигранты не спешат сюда в большом количестве», - говорит она. «Но есть и другие методы, которые используются, но недостаточно».

Например, по ее словам, правительство могло бы сделать больше для привлечения молодых людей к учебе в России и создать для них стимулы, чтобы они оставались в стране после окончания учебы.«Такие студенты постепенно интегрируются в национальную, языковую и культурную среду, в которой они учатся», - говорит она, и это облегчает им долгосрочную адаптацию.

«Специалисты активно поощряют политику студенческой миграции, но пока особого отклика нет», - говорит она.

Винить алкоголь, аборты?

Экономист Алексей Ульянов, член правительственной консультативной группы по демографии и семейной политике, говорит Радио Свобода, что Россия «находится на грани исчезновения.«Он говорит, что три основные проблемы, способствующие демографическому кризису, помимо отголоски прошлых демографических событий, - это аборты и употребление алкоголя и табака. Он призывает к прямым или косвенным ограничениям на все три.

Поскольку большая часть страны «превращается в пустыню, правительство выделяет деньги - несмотря на бюджетный кризис - на аборты», - говорит он.

Иванова, однако, предостерегает от поиска магических лекарств. Например, сокращение потребления алкоголя - похвальная цель, но она влечет за собой изменение культуры, а не просто повышение налогов или введение запретов.«Мы уже несколько раз наступали на грабли, и нет смысла делать это снова», - говорит она.

По данным Всемирной организации здравоохранения, потребление алкоголя, хотя и остававшееся проблемой в России, упало на 43% в период с 2003 по 2016 год, что в основном объясняется государственной политикой, принятой после 2000 года.

Точно так же ограничение доступа к абортам приводит к многочисленным негативным последствиям, включая «рост материнской смертности, подпольные аборты, рост преступности и проблемы со здоровьем женщин, включая репродуктивное здоровье и бесплодие», - говорит Иванова.

«Консультации, оказание социальной, психологической и экономической помощи - вот путь к постепенному сокращению количества абортов», - заключает она. «Число абортов в этой стране существенно сокращается. И мы продолжим идти по этому пути».

«Но, повторяю, нам просто не нужны резкие изменения политики и радикальные методы», - говорит Иванова. «Радикальные методы никогда не приносили ничего положительного».

В конце декабря Росстат опубликовал три возможных демографических прогнозов на период до 2036 года.Согласно оптимистическому прогнозу, который предусматривает успехи в повышении рождаемости и ожидаемой продолжительности жизни, а также в увеличении миграции, к 2036 году численность населения увеличится до 150,13 миллиона человек. По самым скромным оценкам, к 2036 году численность населения составит 143 миллиона человек.

Согласно пессимистической версии, прогнозирующей продолжающееся сокращение естественной убыли населения и провал миграционной политики, к 2036 году численность населения составит 134,28 миллиона человек.

ООН прогнозы для России еще немного мрачнее.«Оптимистический» вариант оценивает население России в 147,3 миллиона человек в 2050 году. По консервативным оценкам - 135,8 миллиона человек, в то время как пессимистический прогноз предполагает, что к середине этого столетия население составит 124,6 миллиона человек. ООН спрогнозировала этот пессимистический прогноз еще дальше, заявив, что к 2100 году население России может составить всего 83,7 миллиона человек.

Написано Робертом Колсоном на основе репортажа Лили Палвелевой из Русской службы Радио Свобода. Михаил Соколов и Максим Блант из Русской службы Радио Свобода также внесли свой вклад в этот отчет

Недавний разворот тенденции смертности в России: следуют ли регионы одинаковым темпам?

  • Ахмеджонов, А., Лау, М. К. К., и Изги, Б. Б. (2013). Новое свидетельство дивергенции региональных доходов в пореформенной России. Прикладная экономика, 45 (18), 2675–2682.

    Артикул Google Scholar

  • Андерсон Б. А. и Сильвер Б. Д. (1997). Вопросы качества данных при оценке тенденций и уровней смертности в Новых Независимых Государствах. В J. L. Bobadilla, C. A. Costello, & F. Mitcell (Eds.), Преждевременная смерть в новых независимых государствах (стр. 120–155). Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы.

    Google Scholar

  • Андреев Э. М. (1979). Продолжительность жизни в СССР: дифференциальный анализ. В Е. Андреев и А. Вишневский (ред.), Продолжительность жизни: анализ и моделирование . Москва: Статистика. .

    Google Scholar

  • Андреев, Э.М. (1982). Компонентный метод анализа продолжительности жизни. Вестник статистики, 9, 42–47. .

    Google Scholar

  • Андреев Э. (2012). О достоверности результатов переписи населения России и степени доверия к разным источникам информации. Статистические выпуски, 11, 21–35. .

    Google Scholar

  • Андреев Е., Кваша Е., Харькова Т. (2014). Продолжительность жизни в России: восстановительный рост. Demoscope Weekly , 621–622. http://demoscope.ru/weekly/2014/0621/tema05.php#_ftn10. По состоянию на 1 мая 2016 г. .

  • Андреев Е. М., Школьников В. М., Бегун А. З. (2002). Алгоритм разложения различий между совокупными демографическими показателями и его применение к ожидаемой продолжительности жизни, ожидаемой продолжительности здоровой жизни, отношениям паритета к прогрессированию и общим коэффициентам рождаемости. Демографические исследования, 7 (14), 499–522.

    Артикул Google Scholar

  • Арриага, Э. (1984). Измерение и объяснение изменения продолжительности жизни. Демография, 21 (1), 83–96.

    Артикул Google Scholar

  • Беннет, Дж. Э., Ли, Г., Форман, К., Бест Н., Кониц В., Пирсон К. и др. (2015). Будущее ожидаемой продолжительности жизни и неравенства ожидаемой продолжительности жизни в Англии и Уэльсе: байесовское пространственно-временное прогнозирование. Ланцет, 386 (9989), 163–170.

    Артикул Google Scholar

  • Бессуднов А., Макки М. и Стаклер Д. (2011). Неравенство мужской смертности по профессиональному классу, воспринимаемому статусу и образованию в России, 1994–2006 гг. Европейский журнал общественного здравоохранения . https://doi.org/10.1093/eurpub/ckr130.

    Google Scholar

  • Кларк Р. (2011). Неравенство в отношении здоровья в мире: конвергенция, расхождение и развитие. Социальные науки и медицина, 72, 617–624.

    Артикул Google Scholar

  • Currie, J., & Schwandt, H.(2016). Неравенство в смертности снизилось среди молодежи и увеличилось среди пожилых людей, 1990–2010 гг. Наука . https://doi.org/10.1126/science.aaf1437.

    Google Scholar

  • Данилова И. (2015). Проблемы качества статистики причинной смертности в пожилом возрасте. Успехи геронтологии, 3, 409–414. .

    Google Scholar

  • Эдвардс, Э.Д. (2011). Изменения в мировом неравенстве по продолжительности жизни: 1970–2000 гг. Обзор народонаселения и развития, 37 (3), 499–528.

    Артикул Google Scholar

  • Эдвардс Р. и Тулджапуркар С. (2005). Неравенство в продолжительности жизни и новый взгляд на сближение показателей смертности в промышленно развитых странах. Обзор народонаселения и развития, 31 (4), 645–675.

    Артикул Google Scholar

  • Эзцати, М., Фридман, А. Б., Кулкарни, С., и Мюррей, К. Дж. Л. (2008). Поворот судьбы: тенденции в смертности округов и различия в смертности между округами в Соединенных Штатах. PLoS Медицина . https://doi.org/10.1371/journal.pmed.0050066.

    Google Scholar

  • Федеральная служба государственной статистики (Росстат) (ФСГС).(2012). Всероссийская перепись населения 2010. http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.htm. По состоянию на 30 апреля 2016 г. .

  • Филд, М. Г. (1995). Кризис здравоохранения в бывшем Советском Союзе: репортаж из «послевоенной» зоны. Социальные науки и медицина, 41 (11), 1469–1478.

    Артикул Google Scholar

  • Флоринская, Ю.Ф., Мкртчян Н. В., Малева Т. М., Кириллова М. К. (2015). Миграция и рынок труда . Москва: «Дело» РАНХиГС. .

    Google Scholar

  • Френк, Дж., Бобайла, Дж. Л., Стерн, К., Фрейка, Т., и Лозано, Р. (1991). Элементы теории перехода к здоровью. Обзор перехода к здоровью, 1 (1), 21–38.

    Google Scholar

  • Гехтер, М., & Теурл, Э. (2011). Конвергенция состояния здоровья на местном уровне: эмпирические данные из Австрии. Международный журнал справедливости в области здравоохранения . https://doi.org/10.1186/1475-9276-10-34.

    Google Scholar

  • Гэлбрейт, Дж. К., Крытинская, Л., и Ван, К. (2004). Опыт роста неравенства в России и Китае в переходный период. Европейский журнал сравнительной экономики, 1 (1), 87–106.

    Google Scholar

  • Голи, С., & Арокиасами, П. (2013). Тенденции в отношении здоровья и неравенства в отношении здоровья среди основных штатов Индии: оценка прогресса с помощью моделей конвергенции. Экономика, политика и право здравоохранения, 9, 143–168.

    Артикул Google Scholar

  • Goli, S., & Arokiasamy, P. (2014). Показатели материнской и детской смертности в 187 странах мира: сходятся или расходятся. Глобальное общественное здравоохранение, 9 (3), 342–360.

    Артикул Google Scholar

  • Григорьев П., Месле Ф., Школьников В. М., Андреев Э., Фихель А., Печхольдова М. и др. (2014). Недавнее снижение смертности в России: начало сердечно-сосудистой революции? Обзор народонаселения и развития, 40 (1), 107–129.

    Артикул Google Scholar

  • Григорьев П., Месле, Ф., и Валлин, Дж. (2012). Реконструкция непрерывных временных рядов смертности по причинам смерти в Беларуси, 1965–2010 гг. Рабочий документ MPIDR WP-2012-023. http://www.demogr.mpg.de/en/projects_publications/publications_1904/mpidr_working_papers/reconstruction_of_continuous_time_series_of_mortality_by_cause_of_death_in_belarus_19652010_4655.html. По состоянию на 15 июня 2016 г.

  • База данных по смертности людей. (2016). Калифорнийский университет в Беркли (США) и Институт демографических исследований Макса Планка (Германия).http://www.mortality.org. По состоянию на 25 апреля 2016 г.

  • Иващенко, О. (2005). Закономерности и детерминанты долголетия в регионах России: данные панельных исследований. Журнал сравнительной экономики, 33 (4), 788–813.

    Артикул Google Scholar

  • Ясилионис Д., Школьников В. М., Андреев Е. М., Жданов Д. А., Вогерё Д., Месле Ф. и Валлин Дж.(2014). Прокладывают ли авангардные группы населения путь к увеличению продолжительности жизни для других групп населения? Население, 69 (4), 531–556.

    Артикул Google Scholar

  • Жданов Д. А., Шольц Р. Д., Школьников В. М. (2005). Официальная статистика населения и оценка Базы данных смертности людей среди населения в возрасте 80+ в Германии и девяти других европейских странах. Демографические исследования . https: // doi.org / 10.4054 / DemRes.2005.13.14.

    Google Scholar

  • Кибеле, Э. У. Б. (2012). Региональные различия смертности в Германии . Гейдельберг: Springer.

    Книга Google Scholar

  • Кибеле, Э. У. Б., Ясилионис, Д., и Школьников, В. М. (2013). Расширение социально-экономических различий в смертности мужчин в возрасте 65 лет и старше в Германии. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения, 67 (5), 453–457.

    Артикул Google Scholar

  • Кваша, Е.А., и Харькова, Т.Л. (2011). Ожидаемая продолжительность жизни взрослого населения в регионах России за последнее десятилетие. Статистические выпуски, 8, 26–41. .

    Google Scholar

  • Lehmann, H., & Silvagni, M. G. (2013). Есть ли сближение регионов России? Изучение эмпирических данных: 1995–2010 гг.Quaderni: Рабочий документ DSE no. 901. http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2321098.

  • Маккенбах, Дж. П. (2013). Конвергенция и расхождение ожидаемой продолжительности жизни в Европе: столетний взгляд. Европейский журнал эпидемиологии, 28, 229–240.

    Артикул Google Scholar

  • Махрова А.Г., Кириллов П.Л. (2015). Сезонные колебания в распределении населения в пределах Московской агломерации при переездах на второй дом и на работу на работу: подходы и оценки. Региональные исследования, 1 (47), 117–125. .

    Google Scholar

  • Махрова А., Нефедова Т., Трейвиш А. (2012). Москва: мегаполис, агломерация или мегаполис? Demoscope Weekly, http://demoscope.ru/weekly/2012/0517/tema04.php. По состоянию на 30 июня 2016 г.

  • McMichael, A.J., McKee, M., Школьников В. и Валконен В. (2004). Тенденции и неудачи в отношении смертности: глобальная конвергенция или расхождение? Ланцет, 363, 1155–1159.

    Артикул Google Scholar

  • Месле, Ф. (2004). Смертность в Центральной и Восточной Европе: долгосрочные тенденции и недавние подъемы. Демографические исследования, 2 (3), 45–70.

    Артикул Google Scholar

  • Месле, Ф., Школьников В., Хертрих В. и Валлин Дж. (1996). Tendances récentes de la mortalité par cause en Russie 1965 1994. Серия: Données Statistiques № 2. Париж: INED (на французском языке) .

  • Месле Ф. и Валлин Дж. (2012). Реконструкция серий смертей по причинам с постоянными определениями. В F. Meslé & J. Vallin (Eds.), Смертность и причины смерти в 20-м веке - Украина (стр. 131–152). https://doi.org/10.1007 / 978-94-007-2433-4_9.

  • Мкртчян Н.В. (2012). Проблемы приобретения населения в определенных возрастных группах во время переписи 2010 года: причины отклонений от ожидаемых подсчетов. В Денисенко М. Б. (Ред.), Демографические аспекты социально-экономического развития (стр. 197–214). Москва: МАКС Пресс. .

    Google Scholar

  • Монтеро-Гранадос, Р., Хименес, Х. Д., и Мартин, Х.(2007). Децентрализация и конвергенция здоровья в провинциях Испании (1980–2001 гг.). Социальные науки и медицина, 64 (6), 1253–1264.

    Артикул Google Scholar

  • Мозер К., Школьников В. и Леон Д. А. (2005). Мировая смертность 1950–2000 годов: дивергенция заменяет конвергенцию с конца 1980-х годов. Бюллетень Всемирной организации здравоохранения, 83 (3), 202–209.

    Google Scholar

  • Перлман Ф. и Бобак М. (2008). Детерминанты самооценки здоровья и смертности в России - это одно и то же? International Journal for Equity in Health, 7 (1), 19.

    Статья Google Scholar

  • Поллард, Дж. Х. (1982). Ожидание жизни и ее отношение к смертности. Журнал Института актуариев, 109 (442), 225–240.

    Артикул Google Scholar

  • Попович, Л., Потапчик, Э., Шишкин, С., Ричардсон, Э., Вакру, А., и Мативет, Б. (2011). Обзор системы здравоохранения Российской Федерации. Системы здравоохранения на переходном этапе, 13 (7), 1–190.

    Google Scholar

  • Прессат Р. (1985). Contribution des écarts de mortalité par âge à la différance des vies moyennes. Население, 4 (5), 766–770. (на французском языке) .

    Артикул Google Scholar

  • Сайкия Н., Ясилионис Д., Рам Ф. и Школьников В. (2011). Тенденции и географические различия в смертности в возрасте до 60 лет в Индии. Демографические исследования . https://doi.org/10.1080/00324728.2010.534642.

    Google Scholar

  • Шольц Р.Д. (2007). Verfahren zur Korrektur der Bevölkerungsbestände der amtlichen Statistik im hohen Alter. РАБОЧИЙ ДОКУМЕНТ MPIDR WP 2007-002. http://www.demogr.mpg.de/papers/working/wp-2007-002.pdf.%20Accessed%2030%20June%202016 (на немецком языке) .

  • Школьников В. М. (1987). Географические факторы продолжительности жизни. Известия АН СССР. Географическая серия, 3 (12), 35–44. .

    Google Scholar

  • Школьников В. М., Андреев Е. М. (2000). Различия по образованию и характеру труда. В В. М. Школьников, Е. М. Андреев и Т. Малева (ред.), Неравенство и смертность в России (стр. 34–43). Москва: Сигнал. .

    Google Scholar

  • Школьников В.М., Андреев Е.А., Жданов Д.А., Ясилионис Д., Kravdal, Ø., Vågerö, D., et al. (2011). Увеличение абсолютного неравенства в смертности по образованию в Финляндии, Норвегии и Швеции, 1971–2000 гг. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения . https://doi.org/10.1136/jech.2009.104786.

    Google Scholar

  • Школьников В. М., Андреев Э. М., Леон Д. А., Макки М., Месле Ф. и Валлин Дж. (2004). Изменение смертности в России: история до сих пор. Hygiea Internationalis, 4 (4), 429–480.

    Google Scholar

  • Школьников, В. М., Андреев, Э. М., Макки, М., и Леон, Д. А. (2013). Компоненты и возможные детерминанты снижения смертности в России в 2004–2010 гг. Демографические исследования, 28 (32), 917–950.

    Артикул Google Scholar

  • Школьников В.М., Андреев Э.М., Макки М., И Леон, Д. А. (2014). Рост продолжительности жизни в России 2000-х. Demographic Review, 2 (1), 5–37. .

    Google Scholar

  • Школьников В. М. и Корниа Г. А. (2000). Демографический кризис и рост смертности в переходной России. В Г. А. Корниа и Р. Паничча (ред.), Кризис смертности в странах с переходной экономикой (стр.253–279). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Глава Google Scholar

  • Школьников В. М., Леон Д. А., Адамец С., Андреев Е., Деев А. (1998). Уровень образования и смертность взрослого населения в России: анализ стандартных данных с 1979 по 1994 год. Социальные науки и медицина, 47 (3), 357–369.

    Артикул Google Scholar

  • Школьников, В.М., Макки, М., и Леон, Д. (2001). Изменение продолжительности жизни в России в середине 1990-х гг. Ланцет, 357, 917–921.

    Артикул Google Scholar

  • Школьников В., Месле Ф. и Валлин Дж. (1996). Кризис здравоохранения в России. Население: английская селекция, 8, 123–190.

    Google Scholar

  • Школьников, В.М., Немцов А.В. (1997). Антиалкогольная кампания и вариации в смертности россиян. В J. L. Bobadilla, C. A. Costello, & F. Mitchell (Eds.), Преждевременная смерть в новых независимых государствах (стр. 120–155). Вашингтон: Национальная академия прессы.

    Google Scholar

  • Школьников В., Васин С. (1994). Пространственные различия продолжительности жизни в европейской части России в 1980-е гг. В В. Лутце, С. Щербове и А.Волков (ред.), Демографические тенденции и модели в Советском Союзе до 1991 г. (стр. 379–402). Лондон: Рутледж.

    Google Scholar

  • Тэтчер А. Р., Каннисто В. и Андреев К. (2002). Метод коэффициента выживаемости для оценки численности в старшем возрасте. Демографические исследования, 6 (1), 1–16.

    Артикул Google Scholar

  • Тимонин, С., Школьников, В. М., Ясилионис, Д., Григорьев, П., Жданов, Д. А., и Леон, Д. А. (2016). Различия в продолжительности жизни в развитых странах: измерение и разложение изменений во времени внутри и между группами стран. Показатели здоровья населения, 14, 29.

    Артикул Google Scholar

  • Валлин Дж., Андреев Э., Месле Ф. и Школьников В. (2005). Географическое разнообразие причин и тенденций смерти в России. Демографические исследования, 12 (13), 323–380.

    Артикул Google Scholar

  • Валлин Дж. И Месле Ф. (2004). Конвергенции и расхождения в смертности: новый подход к изменению здоровья. Демографические исследования . https://doi.org/10.4054/DemRes.2004.S2.2.

    Google Scholar

  • Валлин Дж., & Месле, Ф. (2005). Конвергенции и расхождения: аналитическая основа национальных и субнациональных тенденций в области ожидаемой продолжительности жизни. Род, 61 (1), 83–124.

    Google Scholar

  • Vassin, S. A., & Costello, C. A. (1997). Пространственная, возрастная и причинно-следственная структура смертности в России, 1988–1989 гг. В J. L. Bobadilla, C. A. Costello, & F. Mitcell (Eds.), Преждевременная смерть в новых независимых государствах (стр.66–119). Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы.

    Google Scholar

  • Вишневский А., Андреев Е., Тимонин С. (2016). Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и продолжительность жизни в России. Demographic Review, 3 (1), 6–34.

    Google Scholar

  • Ван Х., Шумахер А. Э., Левиц К. Э., Мокдад А.Х. и Мюррей К. Дж. Л. (2013). Осталось позади: увеличивающееся неравенство между мужчинами и женщинами в ожидаемой продолжительности жизни округов США, 1985–2010 годы. Показатели здоровья населения . https://doi.org/10.1186/1478-7954-11-8.

    Google Scholar

  • ВОЗ. (2014). Методы и источники данных ВОЗ по причинам смерти на страновом уровне, 2000–2012 гг. Технический документ по оценкам глобального здравоохранения WHO / HIS / HIS / GHE / 2014.7. http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/GlobalCOD_method_2000_2012.pdf. По состоянию на 9 октября 2017 г.

  • UNFPA EECA | Женщины в России решительно отдают предпочтение половому просвещению в школах, исследование, проведенное при поддержке ЮНФПА, показало, что

    Поддержка включения сексуального просвещения в школьные программы широко распространена среди женщин в Российской Федерации, согласно результатам крупного исследования репродуктивного здоровья, опубликованного Федеральной государственной статистикой. Служба (Росстат) и Минздравсоцразвития в партнерстве с ЮНФПА, американским Центром по контролю и профилактике заболеваний и НПО «Статистика России» в Москве, 28 мая.

    Почти 90 процентов из более чем 10 000 женщин со всей России, принявших участие в опросе, заявили, что хотели бы, чтобы молодые люди узнавали о своей сексуальности в классе.

    Обследование, первое подобное исследование после распада Советского Союза в начале 1990-х годов, подтверждает некоторые тенденции, зафиксированные в официальной статистике, такие как повышение уровня рождаемости и снижение детской смертности и абортов.

    Но, как отметила Светлана Никитина, начальник Управления статистики населения и здравоохранения Росстата на мероприятии, посвященном запуску, исследование также предоставляет множество новых данных, которые впервые в истории России позволяют сделать всеобъемлющий обзор. состояния репродуктивного здоровья в стране.

    Опрос, проведенный в 60 регионах страны, показывает, что большая доля женщин (13 процентов) по-прежнему использует традиционные, малоэффективные методы планирования семьи, а неудовлетворенная потребность в современных противозачаточных средствах остается относительно высокой - 17 процентов. . Кроме того, большинство женщин не имеют доступа к профессиональным консультациям по планированию семьи. В результате каждая третья беременность в России является незапланированной или нежелательной, и большинство из них - около 90 процентов - заканчивается искусственным абортом.

    Молодые женщины подвергаются особому риску нежелательной беременности. Каждый четвертый респондент имел сексуальный опыт к 17 годам, как правило, до свадьбы. Но только 59 процентов молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет заявили, что использовали какой-либо метод контрацепции во время первого полового контакта. Советы по контрацепции гораздо чаще дают друзья (23 процента), чем профессиональные медицинские работники.

    Эти цифры объясняют сильную поддержку сексуального просвещения в школах, выраженную респондентами.Существуют убедительные доказательства того, что половое просвещение помогает подросткам отложить начало половой жизни и принимать ответственные решения в отношении своего сексуального поведения, что приводит к снижению показателей подростковых рождений, абортов и инфицирования ВИЧ.

    Опрос подтвердил распространенность домашнего насилия в России. Каждый пятый респондент подвергался физическому насилию, но только 12 процентов из них обращались за профессиональной помощью. Более трети участников опроса (37 процентов) заявили, что признают право мужа применять физическую силу против своей жены.

    Салия Музарбаева, депутат Государственной Думы РФ, заявила, что решение проблемы домашнего насилия является актуальной проблемой в России: «Именно поэтому парламентская инициативная группа вместе с экспертным сообществом разработала федеральный закон о предотвращении домашнего насилия». Она сообщила, что в ближайшее время законопроект будет вынесен на общественное обсуждение.

    Опрос, проведенный ведущими российскими и международными экспертами, также показал прогресс, достигнутый Россией в обеспечении доступа к услугам репродуктивного здоровья и осведомленности о рисках: 99 процентов беременных женщин пользовались дородовыми услугами, а 90 процентов из них. обратилась к врачу в первом триместре беременности.

    Практически все респонденты были осведомлены о ВИЧ и других инфекциях, передаваемых половым путем, сказал Илья Жуков, сотрудник ЮНФПА по ВИЧ / СПИДу в России. Но он также подчеркнул, что остаются пробелы в знаниях: «Например, 60 процентов респондентов не знали, что существуют лекарства, которые могут снизить риск передачи ВИЧ от матери ребенку». Он добавил, что исследование показало высокий уровень нетерпимости и дискриминации в отношении людей, живущих с ВИЧ / СПИДом.

    Вторя другим ораторам на презентации, Карен Дадурян, координатор региональной группы Регионального отделения ЮНФПА для Восточной Европы и Центральной Азии, сказал, что опрос обеспечивает прекрасную основу для политиков, чтобы развить прогресс, достигнутый в улучшении репродуктивной функции. ситуация со здоровьем в России и восполнить оставшиеся пробелы.

    «Мы рассматриваем наш вклад в это новаторское исследование как кульминацию работы ЮНФПА в России», - сказал Дадурян. Он добавил, что ЮНФПА после закрытия своего офиса в России в конце этого года продолжит работу с российскими учреждениями, используя их опыт и знания в регионе.

    журналов открытого доступа | OMICS International

    • Дом
    • О нас
    • Открытый доступ
    • Журналы
      • Поиск по теме
          • Журнал открытого доступа
          • Acta Rheumatologica Журнал открытого доступа
          • Достижения в профилактике рака Журнал открытого доступа
          • Американский журнал этномедицины
          • Американский журнал фитомедицины и клинической терапии
          • Обезболивание и реанимация: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
          • Анатомия и физиология: текущие исследования Журнал открытого доступа
          • Андрология и гинекология: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
          • Андрология - открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Анестезиологические коммуникации
          • Ангиология: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Летопись инфекций и антибиотиков Журнал открытого доступа
          • Архивы исследований рака Журнал открытого доступа
          • Архив расстройств пищеварения
          • Архивы медицины Журнал открытого доступа
          • Archivos de Medicina Журнал открытого доступа
          • Рак груди: текущие исследования Журнал открытого доступа
          • Британский биомедицинский бюллетень Журнал открытого доступа
          • Отчет о слушаниях в Канаде Журнал открытого доступа
          • Химиотерапия: открытый доступ Официальный журнал Итало-латиноамериканского общества этномедицины
          • Хроническая обструктивная болезнь легких: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Отчеты о клинических и медицинских случаях
          • Журнал клинической гастроэнтерологии Журнал открытого доступа
          • Клиническая детская дерматология Журнал открытого доступа
          • Колоректальный рак: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Косметология и офтальмологическая хирургия Журнал открытого доступа
          • Акушерство и гинекология интенсивной терапии Журнал открытого доступа
          • Текущие исследования: интегративная медицина Журнал открытого доступа
          • Стоматологическое здоровье: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
          • Стоматология Журнал открытого доступа, Официальный журнал Александрийской ассоциации оральной имплантологии, Лондонская школа лицевой ортотропии
          • Дерматология и дерматологические заболевания Журнал открытого доступа
          • Отчеты о случаях дерматологии Журнал открытого доступа
          • Диагностическая патология: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Неотложная медицина: открытый доступ Официальный журнал Всемирной федерации обществ педиатрической интенсивной и интенсивной терапии
          • Эндокринология и диабетические исследования Гибридный журнал открытого доступа
          • Эндокринология и метаболический синдром Официальный журнал Ассоциации осведомленности о СПКЯ
          • Эндокринологические исследования и метаболизм
          • Эпидемиология: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Европейский журнал спорта и науки о физических упражнениях
          • Доказательная медицина и практика Журнал открытого доступа
          • Семейная медицина и медицинские исследования Журнал открытого доступа
          • Лечебное дело: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Гинекология и акушерство Журнал открытого доступа, Официальный журнал Ассоциации осведомленности о СПКЯ
          • Отчет о гинекологии и акушерстве Журнал открытого доступа
          • Лечение волос и трансплантация Журнал открытого доступа
          • Исследования рака головы и шеи Журнал открытого доступа
          • Гепатология и панкреатология
          • Фитотерапия: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Анализ артериального давления Журнал открытого доступа
          • Информация о заболеваниях грудной клетки Журнал открытого доступа
          • Информация о гинекологической онкологии Журнал открытого доступа
          • Внутренняя медицина: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Международный журнал болезней органов пищеварения Журнал открытого доступа
          • Международный журнал микроскопии
          • Международный журнал физической медицины и реабилитации Журнал открытого доступа
          • JOP.Журнал поджелудочной железы Журнал открытого доступа
          • Журнал аденокарциномы Журнал открытого доступа
          • Журнал эстетической и реконструктивной хирургии Журнал открытого доступа
          • Журнал старения и гериатрической психиатрии
          • Журнал артрита Журнал открытого доступа
          • Журнал спортивного совершенствования Гибридный журнал открытого доступа
          • Журнал автакоидов и гормонов
          • Журнал крови и лимфы Журнал открытого доступа
          • Журнал болезней крови и переливания Журнал открытого доступа, Официальный журнал Международной федерации талассемии
          • Журнал исследований крови и гематологических заболеваний Журнал открытого доступа
          • Журнал отчетов и рекомендаций по костям Журнал открытого доступа
          • Журнал костных исследований Журнал открытого доступа
          • Журнал исследований мозга
          • Журнал клинических испытаний рака Журнал открытого доступа
          • Журнал диагностики рака Журнал открытого доступа
          • Журнал исследований рака и иммуноонкологии Журнал открытого доступа
          • Журнал онкологической науки и исследований Журнал открытого доступа
          • Журнал канцерогенеза и мутагенеза Журнал открытого доступа
          • Журнал кардиологической и легочной реабилитации
          • Журнал клеточной науки и апоптоза
          • Журнал детства и нарушений развития Журнал открытого доступа
          • Журнал детского ожирения Журнал открытого доступа
          • Журнал клинических и медицинских тематических исследований
          • Журнал клинической и молекулярной эндокринологии Журнал открытого доступа
          • Журнал клинической анестезиологии: открытый доступ
          • Журнал клинической иммунологии и аллергии Журнал открытого доступа
          • Журнал клинической микробиологии и противомикробных препаратов
          • Журнал клинических респираторных заболеваний и ухода Журнал открытого доступа
          • Журнал коммуникативных расстройств, глухих исследований и слуховых аппаратов Журнал открытого доступа
          • Журнал врожденных заболеваний
          • Журнал контрацептивных исследований Журнал открытого доступа
          • Журнал стоматологической патологии и медицины
          • Журнал диабета и метаболизма Официальный журнал Европейской ассоциации тематической сети по биотехнологиям
          • Журнал диабетических осложнений и медицины Журнал открытого доступа
          • Журнал экологии и токсикологии Журнал открытого доступа
          • Журнал судебной медицины Журнал открытого доступа
          • Журнал желудочно-кишечной и пищеварительной системы Журнал открытого доступа
          • Журнал рака желудочно-кишечного тракта и стромальных опухолей Журнал открытого доступа
          • Журнал генитальной системы и заболеваний Гибридный журнал открытого доступа
          • Журнал геронтологии и гериатрических исследований Журнал открытого доступа
          • Журнал токсичности и болезней тяжелых металлов Журнал открытого доступа
          • Журнал гематологии и тромбоэмболических заболеваний Журнал открытого доступа
          • Журнал гепатита Журнал открытого доступа
          • Журнал гепатологии и желудочно-кишечных расстройств Журнал открытого доступа
          • Журнал ВПЧ и рака шейки матки Журнал открытого доступа
          • Журнал гипертонии: открытый доступ Журнал открытого доступа, Официальный журнал Словацкой лиги против гипертонии
          • Журнал визуализации и интервенционной радиологии Журнал открытого доступа
          • Журнал интегративной онкологии Журнал открытого доступа
          • Журнал почек Журнал открытого доступа
          • Журнал лейкемии Журнал открытого доступа
          • Журнал печени Журнал открытого доступа
          • Журнал печени: болезни и трансплантация Гибридный журнал открытого доступа
          • Журнал медицинской и хирургической патологии Журнал открытого доступа
          • Журнал медицинских диагностических методов Журнал открытого доступа
          • Журнал медицинских имплантатов и хирургии Журнал открытого доступа
          • Журнал медицинской онкологии и терапии
          • Журнал медицинской физики и прикладных наук Журнал открытого доступа
          • Журнал медицинской физиологии и терапии
          • Журнал медицинских исследований и санитарного просвещения
          • Журнал медицинской токсикологии и клинической судебной медицины Журнал открытого доступа
          • Журнал метаболического синдрома Журнал открытого доступа
          • Журнал микробиологии и патологии
          • Журнал молекулярной гистологии и медицинской физиологии Журнал открытого доступа
          • Журнал молекулярной патологии и биохимии
          • Журнал морфологии и анатомии
          • Журнал молекулярно-патологической эпидемиологии MPE Журнал открытого доступа
          • Журнал неонатальной биологии Журнал открытого доступа
          • Журнал новообразований Журнал открытого доступа
          • Журнал нефрологии и почечных заболеваний Журнал открытого доступа
          • Журнал нефрологии и терапии Журнал открытого доступа
          • Журнал исследований нейроэндокринологии
          • Журнал новых физиотерапевтических методов Журнал открытого доступа
          • Журнал расстройств питания и терапии Журнал открытого доступа
          • Журнал ожирения и расстройств пищевого поведения Журнал открытого доступа
          • Журнал ожирения и терапии Журнал открытого доступа
          • Журнал терапии ожирения и похудания Журнал открытого доступа
          • Журнал ожирения и метаболизма
          • Журнал одонтологии
          • Журнал онкологической медицины и практики Журнал открытого доступа
          • Журнал онкологических исследований и лечения Журнал открытого доступа
          • Журнал трансляционных исследований онкологии Журнал открытого доступа
          • Журнал гигиены полости рта и здоровья Журнал открытого доступа, Официальный журнал Александрийской ассоциации оральной имплантологии, Лондонская школа лицевой ортотропии
          • Журнал ортодонтии и эндодонтии Журнал открытого доступа
          • Журнал ортопедической онкологии Журнал открытого доступа
          • Журнал остеоартрита Журнал открытого доступа
          • Журнал остеопороза и физической активности Журнал открытого доступа
          • Журнал отологии и ринологии Гибридный журнал открытого доступа
          • Журнал детской медицины и хирургии
          • Журнал по лечению боли и медицине Журнал открытого доступа
          • Журнал паллиативной помощи и медицины Журнал открытого доступа
          • Журнал периоперационной медицины
          • Журнал физиотерапии и физической реабилитации Журнал открытого доступа
          • Журнал исследований и лечения гипофиза
          • Журнал беременности и здоровья ребенка Журнал открытого доступа
          • Журнал профилактической медицины Журнал открытого доступа
          • Журнал рака простаты Журнал открытого доступа
          • Журнал легочной медицины Журнал открытого доступа
          • Журнал пульмонологии и респираторных заболеваний
          • Журнал редких заболеваний: диагностика и терапия
          • Журнал регенеративной медицины Гибридный журнал открытого доступа
          • Журнал репродуктивной биомедицины
          • Журнал сексуальной и репродуктивной медицины подписка
          • Журнал спортивной медицины и допинговых исследований Журнал открытого доступа
          • Журнал стероидов и гормонологии Журнал открытого доступа
          • Журнал хирургии и неотложной медицины Журнал открытого доступа
          • Журнал хирургии Jurnalul de Chirurgie Журнал открытого доступа
          • Журнал тромбоза и кровообращения: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Журнал заболеваний щитовидной железы и терапии Журнал открытого доступа
          • Журнал традиционной медицины и клинической натуропатии Журнал открытого доступа
          • Журнал травм и лечения Журнал открытого доступа
          • Журнал травм и интенсивной терапии
          • Журнал исследований опухолей Журнал открытого доступа
          • Журнал исследований и отчетов по опухолям Журнал открытого доступа
          • Журнал сосудистой и эндоваскулярной терапии Журнал открытого доступа
          • Журнал сосудистой медицины и хирургии Журнал открытого доступа
          • Журнал женского здоровья, проблем и ухода Гибридный журнал открытого доступа
          • Журнал йоги и физиотерапии Журнал открытого доступа, Официальный журнал Федерации йоги России и Гонконгской ассоциации йоги
          • La Prensa Medica
          • Контроль и ликвидация малярии Журнал открытого доступа
          • Материнское и детское питание Журнал открытого доступа
          • Медицинские и клинические обзоры Журнал открытого доступа
          • Медицинская и хирургическая урология Журнал открытого доступа
          • Отчеты о медицинских случаях Журнал открытого доступа
          • Медицинские отчеты и примеры из практики в открытом доступе
          • Нейроонкология: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Медицина труда и здоровье Журнал открытого доступа
          • Радиологический журнал OMICS Журнал открытого доступа
          • Отчеты о онкологии и раковых заболеваниях Журнал открытого доступа
          • Здоровье полости рта и лечение зубов Журнал открытого доступа Официальный журнал Лондонской школы лицевой ортотропии
          • Отчеты о заболеваниях полости рта Журнал открытого доступа
          • Ортопедическая и мышечная система: текущие исследования Журнал открытого доступа
          • Отоларингология: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Заболевания поджелудочной железы и терапия Журнал открытого доступа
          • Педиатрическая помощь Журнал открытого доступа
          • Скорая педиатрическая помощь и медицина: открытый доступ Журнал открытого доступа
          • Педиатрия и медицинские исследования
          • Педиатрия и терапия Журнал открытого доступа
          • Пародонтология и протезирование Журнал открытого доступа
          • Психология и психиатрия: открытый доступ
          • Реконструктивная хирургия и анапластология Журнал открытого доступа
          • Отчеты о раке и лечении
          • Отчеты в маркерах заболеваний
          • Отчеты в исследованиях щитовидной железы
          • Репродуктивная система и сексуальные расстройства: текущие исследования Журнал открытого доступа
          • Исследования и обзоры: Journal of Dental Sciences Журнал открытого доступа
          • Исследования и обзоры: медицинская и клиническая онкология
          • Исследования и отчеты в гастроэнтерологии Журнал открытого доступа
          • Исследования и отчеты в области гинекологии и акушерства
          • Кожные заболевания и уход за кожей Журнал открытого доступа
          • Хирургия: Текущие исследования Официальный журнал Европейского общества эстетической хирургии
          • Трансляционная медицина Журнал открытого доступа
          • Травмы и неотложная помощь Журнал открытого доступа
          • Тропическая медицина и хирургия Журнал открытого доступа
          • Универсальная хирургия Журнал открытого доступа
          • Всемирный журнал фармакологии и токсикологии

    Путин хочет повысить рождаемость в России, но демографические тенденции мрачны

    КЛЮЧЕВЫЕ МОМЕНТЫ

    • Путин хочет поднять уровень рождаемости в России с 1.48 рождений на женщину до 1,7 за четыре года
    • Государственные стимулы для стимулирования большего числа рождений будут стоить не менее 6,5 миллиардов долларов в этом году
    • Население России сейчас составляет 147 миллионов, что составляет менее половины от цифры в США

    В то время как его правительство ушел в отставку в результате серьезной перестройки, у президента России Владимира Путина в повестке дня кое-что еще - он хочет обратить вспять падение рождаемости в огромной стране.

    Путин стремится увеличить среднее количество детей, рождаемых россиянками, ниже единицы.От 48 на женщину до 1,7 в течение четырех лет (текущий средний показатель по ЕС составляет 1,59 рождений на женщину).

    Для достижения этой цели Путин пообещал предоставить государственное финансирование для молодых матерей, социальные пособия для детей в возрасте от трех до семи лет из малообеспеченных семей и бесплатное питание в течение первых четырех лет, когда дети ходят в школу. Матерям, у которых четверо детей, уже предоставляются налоговые льготы в России.

    Ожидается, что эти и другие меры будут стоить не менее 6,5 миллиардов долларов только в этом году, по оценке министерства финансов, при этом в ближайшие годы такие расходы будут расти.

    «Наш исторический долг - ответить на этот вызов», - сказал Путин парламенту. «Судьба России и ее историческое мировоззрение зависит от того, сколько нас есть. Это зависит от того, сколько детей родится в российских семьях за один год, пять, 10 лет, от того, какими они вырастут».

    Население России резко сократилось в течение первого десятилетия после распада Советского Союза - коэффициент рождаемости составил всего 1,16 ребенка на женщину в 1999 году. В настоящее время население России составляет 147 миллионов человек, что составляет менее половины от показателя в США.С.

    «С 2017 года снова стала падать рождаемость. В семьях перестали рожать даже первенцев. Боялись финансовой неопределенности», - сказал демографический эксперт, профессор Евгений Яковлев.

    Другой российский демограф по имени Анатолий Вишневский сказал, что, по его мнению, предоставление финансовых стимулов не приведет к увеличению рождаемости, поскольку почти в любой другой промышленно развитой стране наблюдается та же картина, когда семьи имеют меньше детей или не имеют детей.

    «Вся идея Путина о том, что рождаемость можно исправить только деньгами, неверна», - сказал он.

    Российский журналист Александр Желенин объяснил демографический коллапс страны плохими экономическими условиями.

    «В течение последних шести лет уровень жизни в Российской Федерации продолжал снижаться, включая снижение доходов граждан и ухудшение медицинских услуг из-за закрытия и слияния больниц и поликлиник, увольнения врачей, фельдшеров и медсестер; а уровень смертности, напротив, вырос », - написал он.

    Желенин отметил, что в начале 1990-х годов экономический спад в России совпал с резким падением рождаемости.В 1992 году он отметил, что в России родилось 1,587 миллиона младенцев - на 912 000 меньше, чем родилось всего пятью годами ранее. В 1993 году родилось всего 1,378 миллиона детей, а затем постепенно снизилось до 1999 года, когда родилось всего 1,214 миллиона детей.

    Уровень рождаемости в России медленно восстанавливался, пока в 2014 году не родилось почти 2 миллиона детей. Но к 2016 году уровень рождаемости снова начал падать.

    «Примечательно то, что этот [недавний] коллапс [рождаемости], как и в Начало девяностых совпало с падением уровня жизни и доходов россиян », - написал Желенин.

    Сам Путин признал, что слабая экономика сказывается на рождаемости. «Нам необходимо в целом повысить уровень жизни, чтобы добиться роста заработной платы и реальных доходов людей, - сказал он. - Общие настроения, планирование семьи и более широкие горизонты планирования будут зависеть от экономики».

    По оценкам государственного статистического агентства, Росстата, общая численность населения России в прошлом году сократилась примерно на 300 000 человек, что в три раза превышает потери, понесенные в 2018 году.

    «Уровень рождаемости снижается в первую очередь из-за относительно небольшого поколения женщин, родившихся в 1990-х годах. достигла репродуктивного возраста », - сказала Алла Иванова, заведующая отделом здравоохранения Института социально-политических исследований Российской академии наук.«Хорошо известно, что в тот период [1990-е годы] произошло очень значительное снижение рождаемости».

    Иванова ожидает, что эта тенденция сохранится. «В ближайшие 10 лет мы, скорее всего, будем жить в периоде депопуляции, то есть сокращения численности населения за счет естественной убыли», - сказала она. «Но общая численность населения может фактически увеличиться, если миграция сможет компенсировать естественную убыль».

    Действительно, Москва вынашивает план по привлечению до 10 миллионов русскоязычных мигрантов к 2025 году.Но Иванова скептически относится к этой программе.

    «Учитывая наш уровень жизни и развитие экономики, высококвалифицированные мигранты не спешат сюда в больших количествах, - сказала она.»

    Бывший премьер-министр Михаил Касьянов сказал, что, по его мнению, россияне рожают меньше детей из-за их мрачных перспектив. «[Люди] не думают и не планируют свою жизнь на пять или десять лет вперед, как это было в начале 2000-х, когда рождаемость снова начала расти», - сказал он.«Сегодня мы вернулись в 1998 год, когда была кризисная ситуация, и люди могли думать только о своей жизни изо дня в день - что им делать завтра? Их горизонт планирования [сейчас] составляет не более одного года».

    Экономист Алексей Ульянов, член правительственной консультативной группы по демографии и семейной политике, использует еще более резкие выражения. Он считает, что Россия «находится на грани исчезновения». Ульянов ссылается на другие факторы падения рождаемости: аборты и употребление алкоголя и табака.Он призвал к ограничению этой деятельности.

    И снова Иванова настроена скептически. Во-первых, потребление алкоголя в России фактически снизилось на 43% в период с 2003 по 2016 год. Более того, по ее словам, запрет на аборты создаст другие проблемы, такие как «рост материнской смертности, подпольные аборты, рост преступности и проблемы со здоровьем женщин». , включая репродуктивное здоровье и бесплодие ».

    «Консультации, оказание социальной, психологической и экономической помощи - вот путь к постепенному сокращению количества абортов», - заявила Иванова.«Количество абортов в стране существенно сокращается. И мы продолжим идти по этому пути. Но повторяю - нам просто не нужны резкие изменения политики и радикальные методы. Радикальные методы никогда не приносили ничего положительного».

    Росстат прогнозировал, что даже если все меры правительства будут успешными, население страны к 2036 году достигнет лишь 150,13 миллиона человек. В худшем случае, с учетом неудачной налогово-бюджетной и миграционной политики, население сократится до 134 человек.28 миллионов к 2036 году.

    У ООН есть еще более мрачные прогнозы для России - агентство прогнозировало, что к середине этого века население, вероятно, сократится до 124,6 миллиона; и еще больше упадет до 83,7 миллиона к 2100 году.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *